Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Гой, Купала!


Гой, Купала!

Сообщений 1 страница 20 из 100

1

Время действия:
Ночь с 21 на 22 июня.
Место действия:
Смородинские леса.
Действующие лица:
Смородинцы.
Синопсис:
Один из важнейших славянских праздников - день Летнего солнцестояния, Великая Купала! Как пропустить такое событие? Никак, разумеется. Людь и нелюдь, человек и нечисть - все празднуют!

Иллюстрации

http://cs408821.vk.me/v408821340/218d/4CLZ2L0Mdyw.jpg

0

2

Великдень Купала! Все праздники хороши, а четыре - главные. Коляда, Масленица, Таусень да Купала. Яркое солнышко улыбается с ослепительно-голубого неба, звенят вдали женские голоса, выпевающие плавную мелодию - должно быть, наряжают берёзку, старинный обычай. На эту берёзку ленты вяжут, желания да надежды в ленты те вкладывают. И плывёт берёзонька в дали дальние, к светлым богам чаяния людские относя.
Береза береза ,березынька
Ой люли люли, да березынька,
Стоишь ты береза средь долинушки
На тебе береза листья шелковы.
Вкруг тебя березка березынька,
Красны девицы в хоровод вядуть.
Под тобой береза березынька,
Красны девицы венки плетуть.

Вот в лесу красны девицы в праздничных рубахах, расшитых с любовью и терпением, собирают цветы на веночки да на украшение Ярилы красна молодца, на ворота, через которые к капищу пойдут, выпевая сильными женскими голосами старинную песнь:
Сыпь, сыпь пшеницу в новое корытцо,
Кормите коней в велику дорогу.
Бо на той дороге трое ворот новых.
Первые ворота - где Сонийко всходит,
Другие ворота - где Месячек светит.
Третие ворота - где Ярила едет.
Где Сонийко всходит – тепленько будет,
Где Месячек светит – светленько будет,
Где Ярила едет – веселенько будет.

Прекрасен праздник, готовятся к нему загодя, стараются. На поляне, заботливо очищенной от сухостоя, установлено бревно, которое натирают верёвками мужи, добывая чистый огонь - не зажигалкой извлечённый, не спичками. А натёртый по старинному обряду. Дымится бревно, поддаваясь силе мужеской, скоро загорится огонёк, от которого родятся и костры на капище, и крада, и Купалец - костёр праздничный, выше дома высокого, в несколько человеческих ростов. А вдалеке слышны удары топора и хруст веток - то заготавливают дрова для костров. Батюшка яр-Огонь - главный участник празднества!
А вон там, у реки, плетут венки девы, запевая "Ты заря моя, ты зоренька". Не то русалки, не то человеческие девушки - а так ли важно? И те, и другие празднуют Купалу, бросают в реку венки в надежде на хорошую долю, на милость Лады и Лели, на жениха хорошего и доброй свадьбы празднество.
Скоро, скоро. Уже готовятся, пекутся хлебы на требу, украшается капище, берёзка оплетается лентами. Скоро начнутся игры-хороводы, прыжки через костры да обрядиво, как предки заповедали. Гой, Купала!

0

3

Кира очень любила праздники. Ей нравилась шумная, праздничная атмосфера, улыбчивые лица вокруг, возможность вдоволь натанцеваться и напеться. Русалке нравились все события, она всегда обводила заветные даты на календаре, рисуя вокруг цифр звездочки, цветочки и прочие узоры, но Купала едва ли не наиболее приходился Кире по душе.
В этот день можно было загадывать самые заветные желания, а еще увидеться с подругами - русалками, вволю наговориться и спеть самые любимые песни.
Кира уже сговорилась с двумя подругами отправиться искать цветок папоротника, а еще хотела искупаться в утренней росе. Лучше бы конечно, вместе с мужем праздник встречать, еще раз клятвами друг другу обменяться, через костер, за руки взявшись, прыгнуть. Жаль, Егор задерживался. Обещал прийти, но просил, если вдруг не получится, не переживать и веселиться вволю.
Русалка и не расстраивалась. Оглянется раз-другой, не появилось ли среди лиц знакомое, что пуще всех милее и дороже, и опять петь продолжает. Голос у нее красивый, бархатный, далеко разлетается.
Допев, девушка опять оглянулась. Егора так и не увидела, зато заметила, что столы с угощениями уже почти готовы. К празднику все хозяйки самые лучшие кушанья спешили приготовить, даже те, кто в обычные дни плиту стороной обходил, теперь фартук надевал и рукава закатывал, доставая книги с рецептами. Кира тоже в стороне осталась. Ватрушек и сырников румяных целое блюдо напекла. С самого утра старалась, фрукты, изюм добавляла, все переживала, чтобы всем по вкусу пришлось.
Встав, Кира одернула рубашку, заново перевязала пояс. Сегодня на ней была белая просторная рубашка, рукава красные узоры украшали, русалка всю прошлую неделю вышивала и показывала Егору, спрашивала, хорошо ли вышло. Распущенные волосы венок украшал, на руках любимые браслеты звенели.
Среди людей на Купалу было принято гадать, но сама русалка еще не решила, стоит судьбу лишний раз дразнить или лучше на случай положиться. В ее то жизни все ладилась, работа хорошая, друзья приветливые, муж любимый, а что неурядицы случаются, так они у всех есть.
Сейчас же Кире не хотелось думать ни о чем грустном или плохом. Все - таки, когда люди вокруг улыбаются и сам, даже если на душе тоскливо, волей - неволей начнешь улыбаться. Сначала губы робко в улыбке растянуться, а потом глаза заблестят и на сердце легко - легко станет.
Русалка звонко рассмеялась, услышав шутку подруги. Несмотря на недавнее отмеченное двадцатишестилетие, Кира чувствовала себя совсем юной девушкой, с детским восторгом ожидая чудес и волшебства.

+2

4

Влад чувствовал себя довольно вялым и передвигался с некоторым трудом. Всё время хотелось лечь или сесть. Окружающий мир казался еще более призрачным, чем обычно. Одновременно с этим своё собственное сознание казалось необычайно ясным и почти всепроницающим, как у князя Мышкина перед приступом эпилепсии. Такое состояние у Влада бывало, когда он в очередной раз выменивал собственную кровь на силу. С точки зрения непосвящённого – шаг абсурдный: в крови сила и есть, ослабленный колдун много не наколдует. Но, по факту, некоторые духи, напившись крови, умудрялись закачать в кормящего гораздо больше силы, чем обычно вмещал его организм.
“WinRAR-ом архивируют, наверное”,– думал об этом Влад.
Предыдущей ночью он кормил интересную женщину с четырьмя крыльями и головой нетопыря – обмылок мелкого дошумерского божества, кое-как перебивавшийся такими вот подкормками да появлением в детских кошмарах. Бедняжка, видимо, каких-то восемь-девять тысяч лет назад встала не на ту сторону в конфликте Тиамат с Мардуком. Или, скорее, просто отсиделась в стороне, за что потом и получила по шее. 
Разумеется, в дом нечто столь вырвиглазное он к себе не пустил бы. Да у гостьи и не было белкового тельца. Приходилось общаться в нижних ярусах мира снов. И даже там неплохо владевший собой во сне Влад на всякий случай чертил воображаемые круги и жёг воображаемые благовония. Чтобы знакомая, не дай Дагон, сама не присосалась к связи между телом и сознанием и не выхлебала больше положенного. Только из чаши. Разумеется, воображаемой.
Вся отданная во сне кровь при пробуждении вышла из носа, рта, глаз и пор кожи. Но, к счастью, испарилась. Драить комнату не пришлось.
Сейчас Влад, вероятно, смахивал на плохо оживлённый труп с отрешённо-безмятежным взглядом будды.
“Или на героинщика под кайфом, что уж там”.
При всей симпатии к Булгакову, Кроули, Берроузу, Уэлшу и даже Никки Сикксу с Лёхой Никоновым, сам Влад опиаты обходил стороной. Пока хватало других демонов.
На нем была распахнутая куртка под камуфляж, молочно-белая футболка с принтом Верещагинского «Апофеоза войны», камуфляжные же штаны и берцы. В кармане куртки спрятался пневматический пистолет с заговоренными на потерю сознания пульками. Шея была увешана оберегами в количестве "больше, чем у шамана".
В общем, вид он имел столь вырвиглазный, что навряд ли пустил бы себя в дом. К счастью, домов в лесу не было. Было капище.
На поляне некие мужчины дружно терли верёвкой бревно, что вызвало-таки у Влада фрейдистские ассоциации. Из-за знакомства – не личного, слава Великой Пустоте, - с доктором Фрейдом, Влад, кстати, совершенно не мог смотреть футбол. Потому что когда куча мужиков бегают по полюшку с одним намереньем забить мяч между штангами, а сделав это, начинают обниматься… Общаться с женщинами с головами нетопырей – оно всё как-то гетеросексуальней.
Женщины на поляне тоже были. С вполне традиционными, человечьими головами. И это, безусловно, радовало.
Часть из них оплетали берёзу лентами.
“У меня Россия. У меня агрессия.
Сделайте мне обрезание берёз”
.
Процитировав сам себе Витухновскую, отрешённо-малокровный Влад продолжил осматриваться. Все кругом были пугающе улыбчивы и жизнерадостны, и Грач прикинул, что останется от свежекупленных запасов силы до утра.
"Такими темпами останется немного. Цветок папоротника надо найти. Может, тогда окупится".
В состоянии опьянения силой эта задача выглядела бытовой, вроде как найти тапочки под диваном. Влад продолжил осматриваться, примечая, кого бы можно было приспособить для поисков.

Отредактировано Владилен Грач (26-04-2014 00:21:22)

+2

5

«Соврал же, собака! Дорога прямая, объезженная, не заблудишься – прямо езжай, не сворачивая!» - мысленно ругнулся Змей, открывая дверцу хаммера и неловко высовываясь наружу, поглядеть на колеса, утопшие в грязи по самое днище. Болото, самое настоящее, по-другому и не скажешь. Все-таки надо было ехать на уазике: те, говорят, вывозят на себе завязший трактор, что уж говорить о проселочных дорогах…
Змей неохотно вылез из уютного салона, почти повиснув на открытой дверце, приподнялся на подножке, не рискуя лезть в самую грязь в щегольских классических туфлях – и присвистнул: «Никак, заморочил меня… Болотник… Пришибу падлу, играть он со мной вздумал!» - хохотнул змей, но тут же заткнулся. Хаммер ощутимо накренился, продолжая утопать все сильнее, а вокруг словно бы и не было никогда никакой дороги, только камыш, да квакали толстые лягушки с широких зеленых листов, да пузырилась мутная топь.
«Был у меня конь, да коня я потерял… Был у меня Меч-кладенец, да заржавел весь без дела… Была у меня ненаглядная, да к другому ушла…»
На ботинок плеснуло болотной жижей, хотя пару минут назад казалось, что глубже увязнуть хаммер уже не может. Ругнувшись, Змей полез на крышу и уже оттуда захлопнул дверцу, обозревая окрестности с нового ракурса.
Дела-а-а… По всему выходило, что увяз он тут надолго, если не сказать – насовсем. Знаменитое Смородинское гостеприимство выглядело пока весьма странно, а ведь Змей еще хотел успеть на празднование Купалы. Ах, какие там, должно быть, русалки собрались… Мечтательно зажмурившись, треглавый отщелкнул недокуренный бычок в сторону и неуверенно поднялся на обе ноги, балансируя на покачивающейся машине.
«Что, не ждали, суки? А вот кукиш вам… с маслом… Все русалки сегодня мои будут!»
Под весом Горыныча машина моментально ушла вглубь почти полностью – Змей подхватил ее за крышу и потянул вверх, натужно хлопая крыльями. Хаммер засел крепко, но кидать его здесь душила жаба, а потому трехглавый продолжал тащить тачку из болота, пока над растревоженной мутной поверхностью не показался капот, в следом – бампер, и тогда уже перехватил удобнее и увереннее, поднимая джип в воздух.

Сборище на просторной поляне было видно издалека. На неё трехглавый и взял курс, заходя на посадку. Таиться не стал, тяжело уронил джип на бок там, где было посвободнее, перевернул на четыре колеса, и следом приземлился сам, скидывая с себя личину чудовища почти сразу. В изгвазданный салон, куда успела просочиться грязь, полетела ненужная сейчас одежда: удавка-галстук и легкий плащ. Сам змей, оставшись в брюках и белой рубашке, закатывал рукава и хищно тянул ноздрями воздух, выглядывая в толпе празднующих русалок.
Совсем рядом оказался странного вида паренек, бритый наполовину, худосочный и какой-то весь хлипкий на вид. Нехороший какой-то паренек, если приглядеться… Но Змею приглядываться было некогда:
-  За машиной пригляди, - вручил Змей бритоголовому ключи и гоготнул, хлопнув парнишку по плечу, - Можешь отогнать пока, чтобы не мешала. Если получится. А я пока… пока…
Взгляд зацепился за светловолосую русалку. Русалка пела. Тянула слова нежно и звонко, как будто сплетала незримую нить… И глаза – глаза у нее были колдовские, завораживающие, правильные, в общем, глаза, какие и должны быть, да и сама она была – ладная, пригожая.
«Русалка, - просмаковал слово Змей, двигаясь к стайке девчонок, - Губы сладкие, сочные, как ягоды, слизать бы эту сладость, смять в жарком поцелуе, обнять-закружить-заморочить баловницу, чтобы задышала-раскраснелась, имя свое позабыла… А я имя-то украду, и не отдам обратно: пусть только для меня поет, а не для всех, кому послушать любо.»
В девичий круг Змей просочился как-то легко, словно здесь и был: сорвал тонкую травинку с нежной, небесного цвета, каплей нераскрытого цветка и заправил приглянувшейся русалке за ухо, обведя пальцами по виску. Цветок послушно распустился - хотя может, то был морок? - а Змей оскалился нагло и желтозубо:
- Спой еще, красавица, слушать тебя – слаще меда хмельного...
[AVA]http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/1/0/9/kinopoisk.ru-Adrien-Brody-1096327.jpg[/AVA]

Отредактировано Евгений Горский (03-05-2014 20:09:16)

+3

6

Купала для Алены ничем не отличался от других праздников. Это на работе в клинике она может брать отгулы, а в приюте и дома – отгулов просто не бывает. Нет, конечно, помощники по мере сил помогать старались, но ведь и для них это был праздник. Вот все мысли вокруг этого праздника и крутились, и приходилось возвращать помощничков с небес на землю. Энтузиазмом, как, впрочем и всегда, лучилась только Ярка, которой и приготовления дома в радость были, и ночные празднества, на которые девочка должна была попасть впервые.  Хоть ее мама и была против, но Аленке все же удалось переубедить старшую сестру. Ведьмы взрослеют рано, а в эту ночь к тому же усиливались магические свойства не только воды, но и трав. Молодой ведьме грех было упускать такую возможность, а ее племяннице надо было учиться, пока охота есть, и знания сами в голову лезут. Так что счастливая Ярка отправлялась с тетей и вовсю старалась ей помочь закончить с делами побыстрее, чтобы быстрее начать праздновать. Впрочем, Алена с этим не спешила. Пускать венки по воде в поисках жениха (не дай боги же найдется!) или прыгать через купальский костер ей совершенно не улыбалось. Нет, раньше-то, как и все молодые девчонки, Аленка этим тоже занималась. Но с появлением Ярки искать жениха как-то расхотелось, печальный пример старшей сестры не вдохновлял, а позже, где девочка попала под ее опеку, расхотелось и прыгать. Так что сейчас девушку праздник интересовал как источник ингредиентов для зелий, да как возможность лишний раз встретиться с друзьями. А те за опоздание простят.
- Ты опять опаздываешь, - за косу весьма ощутимо дернули, заставляя запрокинуть голову.
- Я тебя тоже очень рада видеть, Галка, только косу отпусти, оторвешь. – Фыркнула Алена, расплываясь в радостной улыбке.
- Крепче привязывать надо было, тогда бы не боялась, что оторву, - не менее радостно улыбнулась в ответ Галя. – Вон, мою разве что вместе с головой оторвут.
- И уже даже пытались, - косу-то отпустили, но взамен этого на плечах повисла вторая закадычная подружка еще со школьных времен. – Но – безуспешно. Ой, а кого ты привела! – Янка тут же отцепилась от девушки и потянула руки к Яринке. – Ярушка! Малявочка!
- Я не удивлена, - улыбнулась Алена, заработав укоризненный взгляд от Гали. – Девочки, вы за Яркой присмотрите, а я к речке быстро…
- Венки запускать?! – хором, с нездоровым блеском в глазах, вскинулись обе подружки.
- Ага, щаз, - мрачно зыркнула на них Аленка, - воды набрать на будущее.
Русалка и ведьмочка мигом скисли, скривив недовольные мордашки, развеселившие не только Алену, но и подошедшего к теплой компании Святослава. Еще один друг детства и без двух месяцев муж Янки.
- Да ладно вам, Ракита - она Ракита и есть, - мужчина снисходительно потрепал Алену по волосам, за что заработал возмущенный взгляд, безмятежно улыбнулся в ответ и подхватил на руки Ярославу. – Иди, не бойся, мы за твоим сокровищем присмотрим, сейчас и Глаша с Севкой подтянутся, мы там будем. Как поют и отсюда слышно, а там хоть толпы такой не будет. – Оборотень махнул рукой в сторону березы, где видно и собиралась устроиться веселая компания, а потом с улыбкой обратился к Ярке. – Что, уговорила тетю с собой взять? Большой стала уже совсем… А большие девочки по-прежнему любят медовые пряники?
- Смотрите, не закормите мне ее сладостями, няньки, - добродушно фыркнула Аленка и направилась к реке. За Ярку теперь можно было не тревожиться, с ее друзьями племянница была как за каменной стеной. Ну а сама молодая ведьма спокойно могла набрать воды, не тревожась, что девочка сунется за ней или во что-нибудь влезет.
[AVA]http://www.kino-teatr.ru/acter/album/18344/348783.jpg[/AVA]

+3

7

Не успел Влад как следует оглядеться, рядом с ним на землю плюхнулась машина. Над машиной зависла огромная туша с аж тремя головами, двумя крыльями и хвостом. Переставив машину колесами вниз, туша приземлилась и мгновенно стала мужиком, смутно смахивающим на актёра из «Пианиста». Смутно смахивающий мужик впарил Владу ключи от машины, хлопанул по плечу и рванулся к русалкам.
"Горыныч, надо же…", - отметил Влад, побыл секунду в состоянье радостного изумления и решительно двинулся следом за мужиком.
Такой удачи Влад не ожидал. Он приехал в Смородин, чтобы правдами и неправдами как-то выйти на Древних. И вот зверёк, который, может быть, древнее русской государственности, буквально с неба падает к нему с ключами от машины. Разумеется, Горыныч – не Кощей или Яга, и секреты бессмертия у него вряд ли выведаешь. Ну, посоветует жрать девственниц. Но где их возьмешь? Тем не менее, он мог быть знаком с Древними. Или знать что-то ценное. И даже если нет – в Москве Горынычи Владу не попадались.
Протиснувшись сквозь мельтешащие девичьи тушки, маг обнаружил нового почти-знакомого активно распускающим цветок. Цветок фиксировала ухом барышня с густыми золотыми волосами.   
"Кстати да. Ещё цветок".
Когда Горыныч закончил восхищаться голосом красавицы, Владилен выдержал небольшую паузу, чтобы дать той ответить и подал уже свой голос.
- Уважаемый ящер летающий, я скоро отчаливаю цветок папоротника искать, - говорил колдун ровным тоном, не выражающим ничего, кроме оттенка доброжелательной иронии, -  Ключи свои возьми обратно, пока я здесь, либо потом меня сам ищи. Кстати, можешь составить мне компанию.
И, обращаясь к золотоволосой, продолжил:
- И вы тоже можете. Меня, кстати, зовут Влад. 
Согласится ли кто-то из них плестись в чащу за папоротником, было дело второе, хотя от таких спутников Грач бы не отказался. Первым делом было начать разговор.

Отредактировано Владилен Грач (03-05-2014 18:43:30)

+4

8

Капище

http://sc.uploads.ru/t/p2kir.jpg

Веселятся русалки, хороводы водя, песни распевая. Вот уж и вечерняя зорька показалась, солнце не такое яркое стало. А у реки стоит берёзынька, лентами щедро украшенная, песнями обвитая, хороводами окрученная. Все надежды-чаяния девичьи на неё повязаны, лентами яркими поведаны-рассказаны.
- Привет, Кира! - звонко смеясь, подлетела к русалке подружка по озеру, ныне Вероникой именуемая, в салоне красоты за массаж да маски-обёртывания отвечающая. - Как ты? Как Артём?
Вероника знает, что в семье подруги сложности, сочувствует, понимая, что помочь тут ничем нельзя. Артём сам должен пережить, участь свою принять, новую жизнь начать. Парень, говорят, учится, пытается. Но пока что успехов у него мало, не принял до конца.
- Ты красивая, Кира, - восхищённо щебечет Соловушка, как прозвали Веронику друзья-подруги. - Идём в хоровод!
На Горыныча, молодцем обернувшегося да к Кире подкатившего, Соловушка покосилась настороженно - видит же, что замужем барышня, чего кокетничает? Цветок распустил знатный, да только оному фокусу любая ведьма обучена. Ой, а не пора ли цветок папоротника, тайну заветную, искать? Нет, не пора покуда, солнце не село ещё, а цветок тот в темноте виден, горит, аки свечка восковая. - Что ж ты хоровод нарушаешь, - укоризненно покачала головой Вероника. - А ну уходи отсюда!
И девицы, повинуясь обычаю, принялись с хохотом целовать-обнимать-щекотать гостя незваного, прогоняя его от своих секретов-тайн.
***
- Здравствуй, Алёнушка, - раздалось от реки. - За водой пришла, девица? Для зелий-снадобий требуется? Поди сюда, тут, под калиною, набери, ключ свежий пробился, ясный да свежий, водица ключевая. А скажи, Алёнушка, никто не смутил сердца девичьего, а?
В голосе невидимого собеседника звучит явственное лукавство, точно он знает что-то, никому не известное. Кто бы это мог быть? Леший, может? А то лесная берегиня, допустим, не та, что кикимора, а та, что в заморских сказках дриадой зовётся, а у нас просто - берегинюшка. Та, которой путник, ночующий в лесу, оставляет хлебца да молочка из запасов.
А может, это лисица-сестрица, обернувшаяся девицей? Кто ты, невидимая собеседница? Только сверкнул взгляд синих, как васильки, глаз - и всё, что видно от лукавой гулёны.
***
А на Змея Горыныча свалился с неба воробушек. Шевелюру переворошил, разорался, будто скармливают лисице, да улетел, шалун, весь пафос сбит, а до кучи девицы щекотушками добавили. Русалки смеются, ведьмы хихикают.
Обычные люди дальше, на соседней полянке. Два капища в Смородине - открытое, всем ведомое, да тайное, куда без дара магического и не пройти. На обоих работа кипит, бурлит, к празднику готовятся.
Цветок папоротника искать собираются, готовятся. Где-то в чаще уже загораются огоньки, означающие заветное цветение. А говорят, будто легенда это, а не правда, что не бывает цветущего папоротника. Ну, нам ли не знать, чего в нашем городе бывает, а чего нет, правда? Распускается уже где-то цветочек заветный, готовится неслышимо позвать жаждущих его найти, да не всякому в руки дастся, не всякому позволит разыскать полянку тайную, от глаз чужих скрытую.
Может, и найдёте.
Ведьмаки уже к обряду готовятся, капище украшенное, нарядное, готово принять богов да потворников их, волю людям передающих. Стали они кругом, колдуя, куполом от посторонних капище накрывая, от взглядов ненужных защищая. Волшбу творят, праздник призывая. Тучку на небо вешают - немного дождя не повредит, но ливня не надо, негоже праздник портить, гуляющих студёной водой поливать.
Смеркается. Уже слышится вдали репетируемая заветная песня:
Сыпь, сыпь пшеницу в новое корытце,
Кормите коней в велику дорогу.
Бо на той дороге трое ворот новых.
Первые ворота - где Сонийко всходит,
Другие ворота - где Месячек светит.
Третие ворота - где Ярила едет.
Где Сонийко всходит – тепленько будет,
Где Месячек светит – светленько будет,
Где Ярила едет – веселенько будет.

Скоро настанет пора идти, через ворота, ветками увитые, цветами да лентами украшенные, сквозь ряд девиц красных, голосами очищающими от иншего да дурного, лишнего да чужого, песней смывающих страхи да болезни, узоры да притороки, на капище, как в другой мир, пропускающие.
Но ещё рано. Готова к будущему штурму берёзка, наряжен Ярила, гордо вздымающий... сами знаете что, символ божский, плодородие воплощённое. Ждут люди праздника.

+3

9

Под таким напором пришлось отступить: растрепанный, но почему-то довольный, Горыныч смахнул с макушки разыгравшегося воробья, и уставился на хоровод как волк на овечье стадо без пастуха. Облизнулся. Глаза темнели и в этой темноте разгоралось тяжелое пламя. Разгоралось-разгоралось, да потухло как-то махом – Змей оскалился, приглаживая пятерней шевелюру, заозирался, выискивая паренька с ключами.
«Папоротник искать… Скучно. Из года в год одно и тоже! В глушь самую лезть в одиночку. Не, стоп, не в одиночку. И в самую глушь лесную…»
Паренек обнаружился неподалеку; трехглавый не дошел до него чуть, пока высматривал приглянувшуюся русалку («Украду! – осклабился Змей, - Сегодня же ночью украду!»), приметил в хороводе двух веснушчатых хохотушек («Сестры что ли?»), что посверкивали на него задорными глазами. Недолго думая выхватил обеих из общего веселья, приобнял, располагая по обе стороны от себя, защекотал щетиной по нежным ушкам и потащил обеих к бритоголовому, держа мягко, но крепко, и подгоняя обеих то шлепком по округлой попе, то оглаживая по бокам и ненароком лапая по груди, отчего девки предсказуемо и вроде как возмущенно повизгивали, то прижимая к себе так, чтоб только ахали беспомощно.
- Эгей, парковка! Себе оставь ключи, все равно потеряю. На то и прилетел сюда – что там ключи?  - себя бы сегодня потерять! Да, как там тебя, Влад?..
Парниша был таким тощим и бледным, что Змей даже запереживал, как в такой немощи душа вообще держится.
- На вот тебе, Вилену! – расщедрился Змей, решительно передавая одну из хохотушек новому знакомому. Пусть бледный тоже погуляет, а то праздник – а бритый весь такой угрюмый да серьезный, как будто несчастье у него случилось или поминки по любимой бабке. Внимательно разглядывая Влада, словно прикидывая, что сделает с ним, если вздумает отказаться от подарка, Горыныч продолжил говорить:
- Хорошая девка! Ну и что, что ведьма? Вишь, как заливается-хохочет?.. Не какая-то там русалка!
...и косо, зло глянул туда, где видел светловолосую последний раз.
Ласково потрепав по щеке свою зазнобу на сегодняшнюю ночь, Змей зацеловал покрасневшую кожу, и двинулся в сторону леса, не отпуская от себя ведьму. Махнул рукой бритому, мол, не отставай, да вторую девку не теряй:
- Тут под каждым деревом цветок, один дивнее другого…
Папоротник Змею был малоинтересен, а вот возня и смущенное хихиканье за особо развесистыми кустами – весьма.
[AVA]http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/1/0/9/kinopoisk.ru-Adrien-Brody-1096327.jpg[/AVA]

Отредактировано Евгений Горский (04-05-2014 12:47:51)

+2

10

Кира полностью в музыке растворилась. Голос пел и душа ее пела. На душе светло, радостно, одно веселье на уме. Незнакомого мужчину русалка заметила, лишь когда он перед ней неожиданно появился.
- Ой, вы словно из воздуха по волшебству появились, - улыбнувшись, наивно сообщила она.
Мужчину она рассматривала с детским любопытством, без капли кокетства. Высокий, красивый, на волка чем-то похож, вид хищный. Рубашка белая, вроде и праздничная, а узоров нету никаких.
От руки Кира как от огня вздрогнула. Не привыкла русалка, чтобы ее чужие да по лицу гладили. Встряхнула головой, повернулась, сама прикоснулась к уху.
- Красиво, но не нужно, - вытащив цветок, Кира повертела его в пальцах.
Ей нравились цветы, особенно по душе луговые были, ромашки, фиалки, одуванчики. По весне всегда, стоило снегу стаять, спешила букеты нарвать, венок сплести себе и Артёму.
- Мед хорош и сладок, если меру знать. Все поют сегодня, вы сядьте да слушайте, - стараясь не обращать внимания на то, как пылают щеки, проговорила Кира.
Взгляд змея смущал ее, заставляя опускать глаза и теребить поясок на рубашке.
- Добрый день, - заметив, что к ним подошел Влад, русалка приветливо кивнула ему. - А меня Кирой зовут.
- А вы правда летать умеете? И где же ваши крылья? - повернулась Кира к мужчине.
О Змеях Горынычах русалка была наслышана, но свидеться не получалось, не заглядывали они на озера обычно, а увидеть собственными глазами страсть как интересно было.
- Вы верите, что цветок папоротника укажет на спрятанные сокровища? - этот вопрос предназначался уже обоим спутникам.
Сама Кира верила, но отправиться на поиски предпочла бы в компании подруг. С ними и поговорить, и посмеяться можно. Вот если их компания большая соберется, можно и пойти.
- Привет! - Веронике русалка ужасно обрадовалась.
Обнялась с подругой, защебетала, новости пересказывая. Об Артёме едва обмолвилась, негоже дела мужа при посторонних обсуждать, зато уж впечатления о празднике сполна высказала.
- Идем! Идем танцевать, - с радостью откликнулась Кира.
От былого смущения не осталось и следа. Теперь русалку переполняло веселье,  все же здесь она была в своей стихии, где все и всё знакомо.
От щекотки Змея воробей на голову упавший, спас. Кира, углядев безобразие, засмеялась звонко-звонко, словно колокольчика звон по поляне разнесся.
С волосами растрепанными Змей ей больше нравился, забавнее выглядел, не смущал, веселил скорее.
- Пойдем ветку искать? - когда мужчины ушли, обернулась Кира к Веронике.
Оглянулась, думая, кого б еще в компанию позвать. Одна светловолосая макушка знакомее других показалась, а как обернулась девушка, русалка вовсе лицом просветлела.
- Алена, хочешь с нами ветку папоротника искать? - помахав ей, воскликнула Кира.

Отредактировано Кира Калинина (04-05-2014 16:04:04)

+3

11

Вздрогнуть Алена не вздрогнула, но присмотреться к говорившему попыталась. Знакомых у нее было много и среди обычных людей, и среди нечисти, с которой ведьма старалась поддерживать хорошие отношения. Это себя оправдывало в полной мере. А потому и неизвестному и так и не увиденному говорившему девушка ответила так же вежливо и доброжелательно:
- И тебе здоровым быть, - молодая ведьма чуть улыбнулась, - за ней самой, в такую ночь и не набрать купальской воды – глупость большая. – А дурой себя Аленка никогда не считала, может даже и наоборот с умом перебор был. Ведьма опустилась на колени, доставая из сумки стеклянную флягу. Не шибко большую, но ее вполне должно хватить, если с умом тратить набранную воду, а не лить куда в голову взбредет.
"Надо будет и Яруську сюда привести, напиться." - Подумалось Алене, пока она сама, наполнив флягу, делала глоток. И хорошо, что один, купальская водица и так не в то горло пошла после следующего вопроса невидимого собеседника. А еще очень сильно захотелось снести лбом ту же самую калину. Ибо…
- Кхе… - с трудом откашлялась молодая ведьма, гася в себе вспыхнувшее раздражение. Друзья и родные с их извечным "когда же тебя наконец сбагрим замуж" еще куда ни шло, но безымянная и неизвестная личность с тем же вопросом, пусть и немного по иному заданным, - уже ни в какие ворота не лезет! – Нет, никто, и не смутит. – Короткий ответ вышел все же несколько холодноватым и резким. Девушка про себя вздохнула, несколько мгновений боролась с собственным раздражением, которое все никак не желало гаситься. Потом вынула из сумки несколько творожных ватрушек, сырников и пару пресных лепешек и оставила около родника на белом полотенце, в котором и принесла их.
- Благодарю за водицу, - на этот раз голос прозвучал вежливо и даже уже почти тепло, - не побрезгуй и моим ответным угощением. – Алена легко поднялась, поклонилась в ту сторону, откуда шел голос и поспешила прочь.
"По сердцу… То же мне…" - мысленно бухтела девушка, просто кипя от возмущения. Вот делать ей больше нечего! Настроение начало портиться. Вот тебе и ночь на Купалу. Окрик заставил остановиться и невольно улыбнуться, помахав в ответ Кире.
- Кира! – девушка сменила направление и подошла к подружкам-русалкам, вторую она знала куда хуже, но улыбнулась и ей. – Привет. Ветку папоротника? То есть, сразу неприятности? – молодая ведьма фыркнула. Бабушка такие поиски не слишком одобряла, ибо раз на раз не приходилось, и иной раз погоня за цветущим папоротником накликала только беду, а уж никак не богатство. – Как, ммм, позапрошлым праздником, когда вместо папоротника мы наткнулись на каких-то подозрительных типов, которые сюда деньги прятать приехали? – Алена тихо рассмеялась, - хотя по сути да – папоротник нас к богатству и привел, и даже обещанных бесов предоставил, с оружием. – Не самая приятная история, зато какая богатая на события выдалась та ночь.
[AVA]http://www.kino-teatr.ru/acter/album/18344/348783.jpg[/AVA]

+3

12

Золотоволосую, как выяснилось, звали Кирой. Дружелюбно представившись, она осведомилась, верят ли Влад с Горынычем, что цветок папоротника указывает на спрятанные сокровища.
- Не проверишь - не узнаешь, - Влад повел плечом и отрешенно усмехнулся, - Мне интересней, можно ли им будущее предсказывать.
Тем временем на Горыныча налетела стайка девушек и с успехом вытеснила его из хоровода. Заодно выпихнули и Влада.
Ну и хрен с вами. Женщины…” - мысленно проворчал Влад.
Горыныч, впрочем, не остался в накладе и вскоре объявился возле Влада с двумя повизгивающими и ахающими веснушчатыми особями наперевес. Причем тут же обозвал Влада парковкой, отказался от ключей и вручил магу одну из девушек.
- Ведьма – это хорошо, - констатировал Влад, непринужденно забрасывая руку ведьме на талию и с вялым любопытством заглядывая ей в глаза.
Доступ открытый, не запаролена. Можно пользоваться, но… не тянет”.
Состояние слабости и магической эйфории не очень-то располагало к развлечениям полового характера.
“Если что, так и скажу ей: не сегодня, дорогая, голова болит…”.
Наклонив голову, колдун медленно, аккуратно, но цепко присосался губами к шее девушки чуть-чуть ниже челюсти. Девушка взвизгнула, расхохоталась и принялась лупить Влада ладошками по плечам и спине. В общем, выразила одобрение.
Ладно, посмотрим, что из этого выйдет”, - смягчился Влад, снял предплечье со спины ведьмочки, взял её за руку и потащил следом за Змеем.
”Мне в осеннюю гарь уходить вслед за змеями”, лол”.
Пока всё складывалось как нельзя удачно. Как Влад и надеялся, ящер летающий оценил перспективу ночной прогулки по лесу в частично женской компании.
- Да, цветов тут бери - не хочу, - согласился колдун и свободной рукой сорвал один, пригодный для изготовления сыворотки правды, - У меня к тебе, кстати, есть дело. Как воротимся, надо бы поговорить без вот этих вот длинных ушек.
Скорее для логической законченности фразы, чем для наглядности, Влад легонько щелкнул по уху Вилену. Та издала ворчащий звук вроде того, что издает потревоженная во сне кошка.
"А интересно вот, она умеет говорить?"

Отредактировано Владилен Грач (05-05-2014 21:06:11)

+6

13

К началу празднеств Варя и её бабушка, само собой, успели. Варя, правда, идти не хотела. Настроения нет, говорит. Но попробуй поспорь со старой ведуньей! "Экзамен" на ведьмовство осенью, кто спорит. Но Великдень пропускать не след. Поэтому, обрядившись в белую рубаху с красной вышивкой, сарафан красный и очелье с поясом, явилась Варвара на поляну. Мария Григорьевна тут же ушла к ведьмакам - на обряде требовалось не только мужское участие. Зерном осыпать, хлебом обнести - то обязанности испокон веку женские.
Навязывать на берёзку ленту Варя не стала, ушла капище украшать лентами и ветками деревьев. Задумчиво улыбаясь, она проходила через поляну, кивая знакомым и друзьям. В корзинке лежал завёрнутый в рушник хлеб для требы - на общий обряд испекла - и несколько маленьких пирогов для частных треб - обращений к богам и предкам. Несколько катушек ярких лент заботливо уложены поверх хлебов.
Нарезав веток, Варя вместе с незнакомыми девушками принялась украшать ограду капища, привязывая ветки, обвивая входные столбы особо широкими лентами, а в прутья ограды вплетая ленты поуже. Вскоре святое место стало похоже на праздничное, яркое и заботливо украшенное, оно засияло особыми красками. Девы нетерпеливо переговаривались, ожидая не столько обряда, сколько игр-хороводов и штурма парнями берёзки. Особо любопытные, краснея, оглядывались на Ярилу, подготовленного к "похоронам". Праздник потихоньку захватывал народ. Варя уселась у реки, покосившись на сплетённое из пакли колесо-коло, и принялась выставлять на широкую доску деревянные "лодочки" со свечами-таблетками. Их, как стемнеет, по реке запустят, о доле гадая, о желаниях прося.

+3

14

Погода над лесом - на диво хороша. Тепло, мягкие сумерки потихоньку начинают приглушать яркие, красочные оттенки летнего пейзажа. Вот уже загорелись костры, ведьмаки вышли из чащи, где растворились час назад, чтобы обновить купол над городом. Тот самый, который делает Смородин скрытым от сторонних глаз городом. Пятеро опытных ведьмаков - Сева, Пётр, Балу да Василий встали в круг. Молодые - Дюха, Слава и Артём - позади, не участвуя пока в обряде, но помогая его вести. Это их первый праздник - ещё зелёные, рано. Теперь могут поддерживать магический поток, столп силы держать, благословлять участников да батюшку яр-огонь разжигать без слов.
Внезапно небо потемнело, а холодный ветер словно ниоткуда налетел на поляну, срывая листья с веток и платки с женщин. С неба закапали ледяные капли дождя. Это продолжалось недолго, уже через пару минут вернулось тепло и солнце. Но понимающие - а таких здесь присутствовало большинство - переглянулись, качая головой. Не самый хороший знак. Дождь на Купалу - явление привычное, он нередко является без приглашения. Но так то дождь, летний да тёплый, признак расположения богов и предвестник хорошего урожая. А такой, ледяной-безжалостный - не к добру. Чем-то аукнется купальская ночь? Кто что найдёт в этот раз, какие сокровища али приключения на то место, которым сидят (а некоторые и думают)? Неизвестно. Боги не раскрывают своих замыслов прежде времени. Когда придёт пора, тогда каждый и получит свою долю испытаний. А уж как преодолеет их, как справится - то от экзаменуемого зависит. И неважно, нечисть ты или человек, маг или обычный, получил задачку - решай. Нет в обычаях русских грехов да их искупления. Все по определению взрослые, способные отвечать за свои поступки и мысли, принимать решения и исполнять их.
Народ начал собираться в круг на капище. Просторная плетёная ограда вмещает в себя до тысячи человек. Всем места хватит. Входят, проводя ладонями по огню, горящему в ячейке входных столбов, на одно колено опускаются перед богами (никогда славяне на двух коленях не стояли, как рабы, токмо на одном перед богами и старшими), имя своё называют и проходят посолонь, становясь в круг. Пошла по кругу молодая девица с мешочком зерна, благословляя присутствующих:
- Здравы будьте, люди добрые, примите милость божью, примите благословение божское, от кола до кола, от века до века, - и посыпает горстями головы людей, передавая им благословение родных богов и пращуров.
Трещат костры вокруг капища, но главный, на краде, сложенной из берёзовых полешек, ещё не горит. Рано. Улыбаются люди, вскидывая руки, крича "Гой!" и "Слава" богам. Начался праздник. Волхвы заговорили, выкрикивая-выпевая слова обрядные, славления да благословения. Где-то неподалёку уже накрыты столы, осталось лишь медовухи поставить да свежего мяса поджарить, как то любят на природе делать. Но к столам доберутся не скоро. Ещё только началось празднество. Сейчас обряд, потом штурм берёзки, когда девы стеной стоят, не желая отдавать подруженьку, увитую лентами, а парни-молодцы пытаются оную берёзку отнять да в реке схоронить. Визг, писк, вопли, крики - весело идёт штурм берёзки, на руках относят дев в сторону, мягко отталкивают, прорываясь к дереву. А потом хороводы будут, поцелуйные да игровые, парные да групповые. Ох, весело! Ну а после уже Ярилу похоронят, свечи да венки запустят. Дальше - Купалец возжигать, вокруг - костры поменьше, для прыжков. Десятиметровый купальский костёр попробуй перепрыгни! И вот уже после всех этих веселий кто-то останется у догорающего костра песни петь и играть, кто пойдёт к столу, проголодавшись, а кто и цветок папоротника отправится искать. И что уж найдёт - то лишь богам известно.
Идёт обряд, продолжается. Вот уж с хлебом пошла дева, собирая чаяния людские да надежды. "Добрые речи - до богов течи, а худые речи - рекшим на плечи", - сурово предупреждает волхв, напоминая, что треба общая не для зла в адрес недругов, это словно общее письмо до богов, с просьбами да пожеланиями. Левую руку, шуйцу, воскладаешь - себе просишь. Правую, десницу, - сородичам. Обе - и себе, и сородичам.
Воскладает требу - хлеб, руками кого-то из участников выпеченный, на краду горящую. А покуда восходит треба, готовятся требы частные, кому что личное, тайное богам сообщить надобно. Многие с частными требами выходят, лишь одна дева стоит в стороне, не спеша подходить к огню Сварожьему, мысли да чаяния ему передавать. Ну, может, и нечего ей сказать, всё и так есть, кто знает... А глаза у неё невесёлые.
Идёт праздник. Улыбаются люди и не очень люди, радуются празднеству Купалы. Все нарядные, красивые, в народной одежде. Девы в венках, мужи, кому повезло иметь жену-сестру-подругу, тоже. Скоро игрища, самые любимые забавы, долгожданная часть обряда. Сегодня сам обряд короткий, а вот его продолжение - долгое, радостное. Немного осталось, боги уже незримо присутствуют где-то рядом. Кто о чём думает, стоя на капище - неведомо. Однако лица радостные у всех, счастливые. Молодёжи не терпится играть-хороводить, тем, кто постарше - у костра попеть... все празднику рады.

+2

15

- Почему же неприятности? Наоборот, будем искать несметные сокровища, - широко улыбнувшись, весело воскликнула Кира.
Сейчас ею полностью завладел азарт, энергия буквально кипела в груди, требуя выхода. Все - таки праздники, настоящие праздники, поистине удивительные события. Вроде бы день ничем не отличается от вчерашнего, и небо такое же голубое, и солнце такое же бело-желтое, а на груди светлее. Звучит музыка, все вокруг улыбаются и внутри рождается желание стать частью шумного веселья, словно присутствующие на поляне всего лишь часть чего-то целого.
- Но ведь цель - то была достигнута, а условия никто не обсуждал, - русалка поддержала смех Алены и теперь на поляне звучали сразу два колокольчика. Смех Вероники оказался более низким, бархатным.
"Оказывается, смеяться - это тоже искусство. Можно даже записать песню смеха - как смеются по - настоящему веселые люди и слушать, когда на душе тоскливо", - невольно подумала русалка, заслушавшись.
- Давайте после праздника, после возложения требы? - предложила Кира.
Сменившаяся непогода заставила угаснуть улыбку русалки. Холодный ветер забрался под рубашку, разворошил волосы, на светлой рубашки растеклись неровные капли- кляксы.
"К худу", - словно шепнуло что-то невидимое на ухо, заставив вздрогнуть-закрутить головой по сторонам.
"Глупости! Дождь иногда идет, в этом нет ничего такого", - Кира резко, будто стряхивая с себя наваждение, тряхнула головой.
Ей, как русалке, привыкшей к озеру, всякая вода была в радость. И прозрачная, прогретая солнечными лучами и пахнущая травой, и вобравшая в себя последние закатные лучи, и очищенная лунным сиянием, плавающими в отражении звездами. Случалось Кире и танцевать под дождем. Чуть летом дождик закапает, или рассердится стихия, горстями начнет воду кидать с неба, как русалка тут как тут. Скинет обувь и плещется в лужах, кружится, позволяя водному потоку омывать-очищать себя. Муж, правда, когда впервые о такой привычке узнал, пришел в ужас, все боялся, как бы Кира не простудилась. Только где русалке, все детство и часть юности в озере прожившей, воды бояться.
Может, Кира бы еще стояла да о приметах раздумывала, да подружки - русалки налетели, позвали за собой, хороводы водить да Купалу славить.
Вот уже подходит очередь Киры требу возлагать. Только в одной руке подношение русалка держит, для себя ей ничего не надо, лишь за мужа сердце болит, за него девушка богов просит, удачи - везения вымаливая.
Незаметно время летит. Темнеет небо, начинают ярче гореть костры, сыпя вокруг звездами - искрами.
- Ну что, пошли богатство искать? - подскочив к Алене, спросила Кира.
Схватились за руки, девушки поспешили в лес. Русалка знай головой по сторонам крутит. То назад, не идет ли кто следом, с ними решив счастья попытать, то вперед, хочется же первой ветку увидеть.

Отредактировано Кира Калинина (09-05-2014 18:41:41)

+2

16

Алена улыбнулась, качая головой. Несметные сокровища та еще морока, богатства эти шалые, опасные – легко приходят и так же легко утекают, зачастую принося случайному владельцу беды. Была в их семейных архивах история, записанная кем-то из предков, об одной такой кубышке с золотом, которая в могилу чуть ли не полсела свела, пока предок Алены не вмешался и проклятие не снял. Тоже несметное богатство, а вон сколько горя принесло.
- Ну-ну, - русалке, впрочем, сейчас явно все равно было на эти мрачные пророчества, а ведьма портить праздник ей совсем не хотела. – Ну да ладно, в конце концов, если эти несметные сокровища достанутся нам как в прошлый раз, мы благое дело сделаем. – Девушка продолжала смеяться, хотя в тот раз ей было совсем не до смеха, да и Кире, помнится, тоже. Все же, несмотря на всю магию, когда тебе угрожают настоящим оружием, это изрядно нервирует.
- Хорошо, после требы тогда пойдем, - кивнула девушка, прикидывая, стоит ли брать племянницу с собой или нет. Травы, она, конечно, если останется, не увидит, но с другой стороны с тетиными друзьями водить хороводы ей точно веселее будет, чем бродить по лесу. – Заодно я кое-что из своих травяных запасов подновлю… В общем, как все сделаем, я тебя найду. – С этими словами Алена махнула рукой и поспешила к остальным друзьям, забирать Ярку, чтобы вместе с ней пройти весь положенный обряд.
Холодный дождь заставил и вовсе припустить бегом, дурной знак и в прямом, и в переносном смысле заставил мороз пробежаться по коже. И когда встревоженная Алена подбежала к друзьям, разве что Ярка, с огромным лопухом над головой, выглядела довольной жизнью. Еще бы, ей наколдовали такой замечательный зонтик!
- Вот напасть… С чего бы? – пробормотала Галя, когда Аленка подхватила на руки племянницу.
- Понятия не имею, - в ответ качнула головой молодая ведьма, улыбаясь Яринке. – Но не к добру, это точно.
Остальные лишь молча и согласно покивали. Дураков среди них не было, и в приметы верили все, хотя бы потому, что народной мудрости доверять стоило. Хотя вот именно сейчас меньше всего это хотелось делать, чтобы не портить праздник. Но стоило только начаться обряду, как неприятное ощущение смазалось, не исчезло окончательно, но осталось где-то на периферии сознания, заслоненное более приятным.
Из года в год Алена проходила этот обряд, благодарила за здоровье и благополучие родных и друзей, и снова просила того же у богов. Для себя – никогда и ничего, просто не представляла, что можно попросить для себя. А вот для других – для других куда проще…
Когда же начались гулянья, девушку чуть не утянули защищать увитую лентами березу, но выручила Кира, подлетевшая к веселящейся компании, напоминая про обещание.
- Ян, Свят, Ярку к себе сегодня возьмете переночевать? – сейчас дурное предчувствие накинулось вновь, требуя не оставлять девочку одну, пусть даже и под надежной защитой друзей. – Или лучше остаться мне…
- Иди уже, - оборотень «легонько» подтолкнул подругу в спину, так что она чудом удержалась на ногах. – За Яринкой мы присмотрим и в обиду не дадим. Да и кто ее тут обидит? – он с улыбкой глянул на злосчастную березу, где Ярослава, кажется, была единственным надежным стражем, ибо взрослые парни изрядно трусили подходить к маленькой светловолосой девчушке. А вдруг ненароком больно сделают, ребенок же. – Вон у нее нянек сколько, а ты в последний раз когда веселилась?
Алена поспела, все еще сомневаясь, но тут уже Кира сцапала ее за руку и они втроем, с той самой русалкой, которая была с Кирой, помчались в лес. Молодая ведьма только в последний раз оглянулась, отыскала глазами веселящуюся Ярку, и три девушки нырнули под сень леса.
- Кир, да брось ты оглядываться, - усмехнулась Алена, - сейчас избавимся от возможных шпионов. – Девушка чуть притормозила, выудила из сумки небольшой пучок травы, перетянутый красной шерстяной ниткой, что-то прошептала над ним и кинула под куст. – Вот, если кто по следу и шел, сходу в трех соснах заплутает, и даст нам пару минут форы, да с глаз скрыться. – Заговор был простенький и слабенький, всерьез вредить Алена никому не собиралась.
Конечно, совсем беспокойство за племянницу не ушло, но девушка утешала себя тем, что она под надежной защитой, да и на поляне ведьмаки, тот же Артём, который прекрасно знает и саму Алену, и ее племянницу.
«А может, зря я так и все обойдется?» - мысленно вздохнула молодая ведьма, ускоряя шаг вслед за русалками.
[AVA]http://www.kino-teatr.ru/acter/album/18344/348783.jpg[/AVA]

+1

17

Пропускать Купалу в планы Антона не входило никак. Он помнил как еще в детстве ходил с приятелями искать цветок папоротника. В то время это было одно из самых увлекательных приключений. Про то, что на Купалу в Смородине в лесу устраивают гулянья, Старовойтов узнал от пары местных знакомых, а домовой Трифон, большой любитель поболтать, рассказал про капище, где собирались уже не совсем обычные люди или даже не люди.
К началу праздника Антон чуть было не опоздал. Такое бывало с ним иногда, когда он вдруг решал выпить чашку кофе перед выходом и этот процесс затягивался. Но все же парень собрался и  вышел из дома.  По случаю лесной прогулки колдун отказался от любимых костюмов и оделся попроще. После относительно недолгой (для него) пешей прогулки молодой человек вошел в лес. Обнаружить капище было легко. Оно выделялось голосами и мелькавшими среди деревьев огнями. Но это было капище людей. Антон остановился, слегка покрутил головой, прислушался и даже принюхался.
"Ага! Колдовская братия собирается по соседству. Туда-то мне и надо", -удовлетворённо подумал Старовойтов, определив направление.
Вскоре он вышел к нарядному капищу. Веселье на нем было в самом разгаре. Слышался смех, звенели голоса. Антон слегка смущенно, не зная пока как себя вести, прошелся через поляну, дошел до реки, устроился там и принялся наблюдать за происходящим. Неподалеку он заметил синеглазую девушку в красном сарафане. Молодой человек приветливо улыбнулся ей и продолжил изучать окружающую его реальность. В стайке девиц Старовойтов углядел свою коллегу Алену, о чем-то болтавшую с подругами. Были здесь и не совсем приятные гости.  Пара мужчин, ненадолго подошедшая к девушкам, производила слегка гнетущее впечатление. Хотя прямой опасности от них не ощущалось. К счастью, эти два подозрительных типа быстро удалились и перестали мозолить глаза. А праздник тем временем набирал обороты. Антон пока стеснялся принимать активное участие, ограничиваясь наблюдением.
Неожиданный порыв холодного ветра  заставил поежиться. Резкая перемена погоды насторожила интуицию. "Не к добру это. Ох не к добру!-подумал Антон. - Хотя что тут может произойти, не понимаю." Но предчувствие не отпускало, и молодой колдун на всякий случай принялся проверять готовность своих средств защиты.

Отредактировано Антон Старовойтов (10-05-2014 19:01:58)

+2

18

Тихий шорох крыльев раздался неподалеку от капища. Чёрная ворона, крупнее обычной, мягко приземлилась на ветку и повернула в обе стороны голову с тяжёлым клювом, оглядывая окружающую обстановку. В тёмном зрачке отразились лишь листья соседних деревьев, но острый слух улавливал шум и гам, положенный празднику, к которому, впрочем, птица не проявила ровным счётом никакого интереса. То, что она искала нельзя было уловить при помощи простых органов чувств. По крайней мере здесь. Ощущения небывалой силы подсказало пернатой гостье, что искомое уже близко. Ворона спорхнула с ветки и спланировала вниз, оставляя угольные перья позади себя, которые, растворяясь, образовывали тёмный густой туман.
Стрига с пунктиком на эстетичности всего происходящего не могла допустить того, чтобы одна из обыденных вещей из её жизни - перекидывание - выглядело отвращающе. Сложно представить, сколько времени она потратила на то, чтобы превратить обычно нелицеприятное зрелище в настоящее шоу, в духе пафосных популярных ныне бурятских порномультиков (попросту говоря, аниме).
Трава запружинила под грубыми берцами. Приземление произошло почти бесшумно. Кристина потянулась, с удовлетворением почувствовав, как прохрустелись уже человеческие прочные и тяжёлые кости. Сорвав длинную травинку, девушка закусила её, став похожей на ковбоя из старых вестернов. Пожевав немного кислый побег, она с досадой его выплюнула и твёрдой походкой направилась в сторону настоящего капища, а не того балагана, что устроили для скучающих праздношатающихся.
Преодоление барьера напоминало проход сквозь шифоновую вуаль. Лёгкая прохлада коснулась кожи, вызвав мурашки. Глаза пришлось зажмурить, так как обилие красок и неожиданная перемена обстановки ослепляла и оглушала. Тишина густого непроходимого леса сменилась шумом и светом бурного празднества. Не успев появиться, стрига уже почувствовала себя лишней. Она была тоже ребёнком старых богов, порождением безгранично богатой на фантазию природы, однако же контраст между ней и остальными созданиями, закружившимися в бурном вихре, как на картине Маковского, был просто разителен. Одетая во всё чёрное, длинная бледная девушка казалась призраком, отблеском кошмарного сна, миражом от соринки, попавшей в глаз. Стриг редко можно было встретить на праздниках и гуляниях. Разве что на шабашах они гостили довольно часто. Но на шабашах тёмных, страшных и душегубительных, на которые не всякая ведьма решится заявиться. И, тем не менее, Кристина была здесь, и вряд ли кто-нибудь мог бы её прогнать. Всякий, кого пропустил барьер - гость праздника, с чем спорить бесполезно.
Она не любила привлекать к себе внимание. А в нынешнем облике это было неизбежно. Слиться с толпой - вот что нужно было сейчас больше всего. Лёгкий морок на внешность. Ну кто в этом вихре шаловливого колдовства почувствует немного магии вокруг девушки? И вот она уже одета в расшитую рубаху, пышная босая девушка в веснушках с искристыми зелёными глазами, которая тут же была утянута в хоровод, чему особо не сопротивлялась. Ей не нравилась происходящая суета, от быстрого мелькания ведьм, колдуний и русалок перед глазами становилось дурно, однако улыбка не сходила с розовых уст, а румянец разгорался всё жарче. Вот она уже и вытянута из хоровода расшалившимся Змеем (вот это удача!), а потом передана в качестве подарка его спутнику.
За время буйства стрига не раз успела убедиться, что недаром очутилась здесь. Она успела учуять такое сокровище, которое найти и не рассчитывала. Да пусть бы этот папоротник цветущий катился ко всем чертям! (и привет передавал, родственники всё-таки) Ведьмино дитя. Живое весёлое, кипящее жизнью, бурлящее не прожитым временем, нереализованными планами, не открытым колдовством. Если бы Кристина контролировала себя чуть хуже, то у неё наверняка бы потекли слюни, как у оголодавшего пса. Боги мира!
Если только мне это удастся... Если только я смогу...
Она могла бы забыть о голоде до конца времён. Та невероятная сила, что таилась в юной ведьме, стала бы источником невероятно долгой сытой и, может даже, наконец-таки, счастливой жизни. В городах не так-то просто найти ведьм. А уж детей своих они прятали от посторонних глаз так далеко, что увидеть, а уж тем более прикоснуться было абсолютно невозможно. Но тут они расслабились. Гуляли, веселились, как ни в чём не бывало. Поугас инстинкт самосохранения в раздольном крае. Да и кого им бояться? Кто сможет причинить здесь вред ребёнку, за которого вся природа колдовская встанет горой? Вокруг было полно "нянек", но добыча была слишком сладка и слишком желанна, чтобы от неё отказываться. От неё пахло свежестью и несбыточной мечтой.
Но нельзя было отвлекаться на витания в облаках. Обозванная Виленой стрига исправно играла свою роль, задорно хихикая и деланно сопротивляясь ласкам, исходившим от колдуна, такого же бледного, как и она сама в реальном облике. Контраст её голоса с внешностью мог бы довольно быстро натолкнуть на ненужные сомнения, а потому девушка издавала не слишком определённые, но вполне достаточные для не слишком духовно наполненного общения. Она чутко ощущала ауры обоих спутников (аура ведьмы, чей облик она невольно частично скопировала её мало волновала). Горыныч был грозным существом, его внимание было лучше не привлекать. Да и вообще обходить за несколько километров. Кристина была не лишена здорового страха перед теми, кто во много раз сильнее, древнее и прочие превосходные степени. А вот к колдуну стоило присмотреться ближе, благо, весьма маленькое расстояние между их телами позволяло без труда это сделать. Она чувствовала острый недостаток в жизненных силах в нём при переполняющей силе магической. Кровь за магию. Не лучший расклад, губительный. Однако, действенный и часто применяемый. Подпитаться этим мрачным типом вряд ли могло получиться - то же самое, что высасывать остатки сока из пакетика вместе с воздухом, сжимая картон, а вот договориться... Постепенно в её голове начинал выстраиваться стройный план действий. Но ей нужна была темнота. А пока... Что же, роль доступной шальной девушки было играть ей не впервой.
[AVA]http://cs613530.vk.me/v613530520/14b26/7U7DPEzhxbM.jpg[/AVA]

+5

19

К праздникам Андрей всегда относился философски, считая, что радоваться надо уж точно не по календарю, но Купалу в Смородине явно ждали и, Савельев, далёкий, правда, от древних славянских традиций, решил-таки посмотреть да причаститься. На работе, правда, подзадержался, но подумал, что от его опоздания ничего страшного не случится.
Накануне вечером Дюха даже хотел было почитате о празднике в Интернете, но передумал, решив, во-первых, не забивать голову гипотетически левой информацией (в жизни всё не так, как на самом деле, ага), а во-вторых, не портить себе грядущее ощущение чуда, таинства и неизвестности. На том и порешил, рассудив, что наверняка найдёт на празднике кого-нибудь, кто введёт его в курс дела.
До городской окраины добравшись на автобусе, дальше Андрей двинулся пешком. Ноги несли легко и непринуждённо в том направлении, где собирались уже и люди, и нелюди. Перейдя на быстрый шаг, а вскоре на бег, Савельев и сам не заметил, как добрался до нужной опушки, даже не запыхавшись. Быть ведьмаком оказалось весьма удобно и интересно. Дюха, пожалуй, изрядно выделялся в своих джинсах и зелёной футболке на фоне одетых в традиционные народные одежды людей, но его это не волновало. Оглядываясь по сторонам, Андрей искал знакомые лица.

игрокам

с удовольствием поиграю с кем угодно, познакомлюсь, поддержу любую движуху. если есть желание попасть в знакомыши задним числом - милости прошу.

+1

20

«Прочухал бледный фишку! - не без удовольствия отметил Змей, наблюдая за Владом. – Вон как – расслабился, гуляет, цветочки нюхает, хорошо ему!..»
- А?.. Да поболтаем, че не поболтать-то. Что у вас тут: бани-сауны есть?.. Или погоди, было у меня тут одно казино в собственности, там наверное и отвиснем.
Гораздо больше перспективой встречи Горыныча волновали классические ботинки, которые никак не годились для походов в лес. Устроившись на очередном пенечке, Горский стащил обувь вместе с носками, оставшись босиком, да и оставил где-то в траве. Пружинисто поднялся,  удовольствием похрустывая шеей и поясницей. Стало легче.
Только проклятая русалка все не шла из головы. Ведь что-то говорила там, на поляне, что-то спрашивала, а Змей стоял, как дурак, краснея ушами, и не мог ответить – словно онемел.
- Ну-ка ку-у-уда пошла?! – заграбастав в охапку повизгивающую девку, Горыныч смачно облизал ей шею, ухватив зубами для затравки за задорно торчащий через ткань сосок, и двинулся дальше в лес, перекинув фифу через плечо.

Жарко, да не жарко… Душно. Вздохнуть бы полной грудью… но мешал зачарованный осколок, сидящий в сердце. Ничего не радовало: ни приевшийся за долгую жизнь праздник, ни румяная ведьма. «А у бледного-то девка баще! Оттого ему и весело, а мне – постыло!» - подумал Змей и насупился, резко остановившись.
- А знаешь что? Давай меняться! – и вручив буквально в руки Владу девку со своего плеча, бесцеремонно захапал вторую, прощупывая пышны формы. Девка была смешливой, но не болтала – оно и хорошо, на разговоры Горыныч сейчас настроен не был, уставился немигающим змеиным взглядом в распахнутые глазища красавишны и потащил с руки золотой «Роллекс», расщедрился, значица, опять…
- На тебе… украшение! – часы на тонкой девичей руке болтались. Наверняка потеряет, но сейчас браслет отблескивал золотом дорого и презентабельно – ни хухры-мыхры, веночек из цветочков! – а значит девке должно понравиться. «Морок еще накинуть, для пущего эффекту…» - вязь привычного, как умение дышать, заклятья, все никак не ложилась, что-то мешало, и Горыныч раздраженно махнул рукой, грубо сминая чужое заклинание и обнажая истинную личину стоящей рядом.
- Опа! Влад, ты глянь! - захохотал трехглавый. - Свою-то проверь, вдруг у тебя мужик под мороком!
Брови поползли вверх, но толком удивиться Змей не успел - хлынул дождь. Пронизывающий, холодный, мерзкий.
- Туда вон, переждем! – гаркнул Змей  через нарастающий шум крупных капель, бьющихся о потревоженную листву. Глаза слепило, через сплошную завесу дождя едва угадывался вход в небольшой каменный грот. Горыныч чувствовал его – помогала земля, а может, просто повезло заметить удачное место немного ранее.
Крепче сжав руку девчонки, трехглавый потянул ее за собой, в убежище, пережидать дождь. За Влада и отданную ему смешливую ведьму Змей не переживал – не отстал этот клещ ранее, не отстанет и сейчас.
[AVA]http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/1/0/9/kinopoisk.ru-Adrien-Brody-1096327.jpg[/AVA]

Отредактировано Евгений Горский (14-05-2014 16:36:43)

+2


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Гой, Купала!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC