Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Тёмные крылья... тёмная душа


Тёмные крылья... тёмная душа

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Время действия:
25 мая 2012 года
Место действия:
Всё начинается в не слишком глубокой смородинской чаще, а после дислокация меняется по обстоятельствам, перебираясь в городскую среду.
Действующие лица:
Глеб Ростовцев, Драгомира Финивть
Синопсис:
Обычно люди обходят стороной захворавших птиц (мало ли, какую заразу переносят, птичий грипп - ещё меньшая из бед), но вот к раненым относятся с парадоксальной жалостью. Только вот не всегда "мечта орнитолога" является тем, чем кажется на первый взгляд.

[AVA]http://cs613530.vk.me/v613530520/14b26/7U7DPEzhxbM.jpg[/AVA]

Отредактировано Драгомира Финивть (16-05-2014 10:54:56)

0

2

Осторожность, пожалуй, самое важное качество, которым должен обладать любой представитель нечистой силы. Слишком уж много "добреньких" развелось, которые так и стремятся выставить себя героями, приобретя себе в коллекцию глаз лиха болотного, поставить банку с ним на полку из отравленного кикиморой дерева, обтянутого кожей оборотня-людоеда.
Чёрная тень неровно и грузно скользила между деревьями. Она надрывно тонула в воздушных потоках, которые уже не являлись надёжной подушкой под крылья, тем более, что одно из них пропускало воздух в количествах куда больших, чем было положено по "ГОСТу". Стихия, обычно дружелюбная, ещё больше трепала изорванные крылья. Холодный ветер неприятно обжигал те места, где наружу выходила тёмно-вишнёвая вязкая жидкость.
То, что должно было представлять собой планирование было куда больше похоже на банальное падение, слегка замедленное абсолютно бесполезными трепыханиями, которые приводили только к ещё большей кровопотере. В какой-то момент измученная птица просто совершила незапланированное торможение об сосну, по стволу которой, и съехала на мокрую и вязкую после майской грозы землю.
Звериное дикое состояние было куда ближе природе стриги. В тушке, распластавшейся на земле, не осталось ни капли магической силы (да и физической тоже), а потому, целительное преображение в человека было невозможно, а значит, надежда на "спасите-помогите" была абсолютно напрасной.
Какой бесславный конец - промелькнуло в, что удивительно, ясном сознании. Боль пробивалась как сквозь туман. То ли это было связано с полным истощением, то ли с враждебным зельем, отравлявшем кровь. Не оставалось даже сил на досаду. Будь она сейчас человеком, то могла бы хотя бы закурить последнюю сигарету и выпустить из себя жизнь вместе с дымом. Но судьбы решила отказать ей в последней милости.
Хоть бы лиса какая-нибудь пришла поживиться - и то было бы интереснее и романтичнее. Но нет. Кто-то ждёт свой автобус, а стрига была вынуждена таким же манером выглядывать статную даму с косой.

***

В какой-то момент жизненные силы взрослых людей перестают давать необходимые для жизни стриги объёмы энергии. Это как пить только фруктовые соки, при этом отказывая себе в воде. Вроде как жажда утоляется, но потом фруктовые кислоты заставляют хотеть пить ещё больше, чем прежде, и жажда растёт экспоненциально, пока не доводит до состояния безумия. Конечно, здесь слегка утрируется биологический эффект несчастной крови фруктов, но сделано это для более яркого примера, который помогает понять, что довело стригу до необходимости отправиться на поиски ребёнка-жертвы в не слишком большом городе, где это может стать целым событием. Наверное, нет цензурного слова, чтобы сказать, каковы были риски попасться. Поэтому тут стоит без особого стеснения отметить, что были они... большими.
Но пока что обезумевшей стриге везло. Недавно она заметила в одном из домов крошечную девочку. Может, и не стоило её трогать... Но убийственная жажда подкралась незаметно. Видимо, тот байкер, который послужил прошлой её пищей, слишком сильно ударил по её "магической печени". Поэтому ради самосохранения медлить было нельзя. Дождавшись удобного момента, противное этому миру порождение зла отправилось на свой богомерзкий промысел.
К сожалению, охота не удалась. Кто-то влепил стриге пару стрел, заряженных практически единственным ядом, способным лишить стригу всех сил - кровью мёртвой ведьмы, смешанной в равной пропорции с кровью не родившегося младенца. Такое не у всякого хранится в домашней аптечке. Охотница стала жертвой.
[AVA]http://cs613530.vk.me/v613530520/14b26/7U7DPEzhxbM.jpg[/AVA]

Отредактировано Драгомира Финивть (16-05-2014 10:54:29)

+3

3

Медовуха удавалась Налиму просто на диво.  Похоже, Стерхов домовой был не просто мастером по ее изготовлению, а самым настоящим асом медовуховарения. В этом Глеб только что имел удовольствие  убедиться, отведав несколько разных сортов  действительно божественного напитка. Ведьмак сегодня сам позвал Гэсэра в гости: сдержал-таки обещание, познакомил со своим домовым. Налим понравился подполу: обстоятельный такой мужичок, хитрющий, с юмором. Он охотно рассказывал о себе и своих сородичах, назидательно высказывал какие-то суждения, отчасти наивные, отчасти по-житейски мудрые, забавно ворчал на Севу и заодно на его гостя. Медовуху пили за знакомство, и на прощание медовар наделил Глеба литром особенно понравившейся ему разновидности своей "продукции". Настоянный на пряных травах, душистый напиток сейчас соблазнительно побулькивал в пластиковой бутылке, засунутой в карман куртки. Эти звуки отвлекали  подпола от вполне философских размышлений  о том, есть ли у домового душа, и вкладывал ли тот ее частицы в приготовление своего фирменного "зелья". При этом он то и дело поглядывал по сторонам, прислушивался к сонной тишине, разлившейся над Старым Заречьем после недавно отбушевавшей грозы. Здешние ночи были намного светлее кавказских, к чему Глеб до сих пор никак не мог привыкнуть. Даже сейчас, когда небо было затянуто тучами, скрывавшими луну и звезды, все вокруг было видно гораздо яснее, чем в горах.
Ростовцев даже сам не понял, что раньше привлекло его внимание: своеобразный звук - тяжелое хлопанье крыльев - или же мелькнувшая между сосновых стволов крупная птица, летевшая в сторону леса явно из последних сил, неумолимо сближаясь с землей. Шлепок - и летунья свалилась в пыль под чьим-то забором. 
-  Не дотянула до аэродрома, - сочувственно пробормотал мужчина, останавливаясь рядом с птичьей тушкой. 
Довольно солидной, между прочим.
- Ворона, что ли? - так же тихо спросил он сам себя, присаживаясь на корточки и рассматривая птицу. - И кто же тебя так...
Крылья вороны были растерзаны - удивительно, как она еще умудрялась махать ими. Похоже, что и на теле страдалицы тоже были какие-то ранки.
- Может, забрать тебя домой... Повезет - выживешь, нет - не судьба, стало быть.
Птица оказалась довольно тяжелой. Она тревожно затрепыхалась, когда Глеб поднял ее с земли и переложил  на снятую с себя армейскую куртку. Бутылку с медовухой он предусмотрительно вытащил из ее кармана.
- Не дергайся, - предупредил  Гэсэр ворону, прикрывая ее полами куртки и не обращая внимания на кровь, пачкающую камуфляж. Зажал под  подмышкой бутылку, подхватил на руки неаккуратный кулек с птицей и торопливо зашагал к дому.

+2

4

Она не теряла сознания как кисейные барышни (другой вопрос, насколько правомерно применять это выражение к птице), и старалась не тратить сил зря в абсолютно бесполезной борьбе. Ей хотелось встретить скоропостижную и несколько карикатурную гибель с максимально возможным достоинством.
- И встретил он смерть, как старого друга... Лол.
Недостатком природного любопытства (а также скромности и много ещё чего) Мира никогда не страдала, однако сейчас ей абсолютно не хотелось представлять, что же ждёт её ТАМ. Да и обстановка не сильно располагала к подобного рода философствованиям. Если бы её спросили, как бы она хотела умереть, то собеседники определённо услышали бы в ответ что-то похожее на фразу известного героя романа Песнь Льда и Пламени. Разве что пункт "со ртом шлюхи на моей шишке" заменить на что-то чуть менее завязанное на половых связях. Например, было бы интересно умирать, поедая жизненные силы пышущего весной младенца, соревнуясь со смертью, кто быстрее - стрига жизнь пищей продлевает или костлявая косу над ней заносит.
Теперь попыталась добраться домой, проклиная зоркого охранника соплюшки.
В глазах темнело. Тяжёлая голова неуклонно падала на землю, под весом массивного клюва, который сейчас казался почти неподъёмным. Мысли становились похожи на несвежую засыхающую жвачку: сначала тянулись и липли, а потом начали рассыпаться, исчезая в небытии. Кровь мёртвой ведьмы впитывала в себя силу ещё живой, возвращая её земле. Наверное, более жестокий яд придумать сложно. В какой-то момент зрение полностью покинуло стригу, оставив лишь слух. Пожалуй теперь она начала испытывать что-то похожее на страх. Потеряв зрение, стрига лишилась чувства времени и реальности происходящего.
Шорох! Ещё один, только уже ближе! Хруст ветки (боже, какой нестерпимо громкий звук!)
Неужели смерть действительно имеет материальное тело? Неужели она пришла за ней?
У смерти оказался довольно приятный бархатистый мужской голос.
- Предпочтения учитывают? Как мило со стороны небесной канцелярии.
Ей почему-то от ощущения чего-то реального стало намного спокойнее. Ничего нового. Всё это мы уже проходили. Небеса не разверзлись (хотя, кто знает, она же не видит), геенна огненная вроде пока не поглощает. Стриге искренне хотелось в красках расписать, кто и за что её так, оценить шутку про аэродром. Но вышло только нечто очень похожее на кряхтение. Даже "кар" приличного не прозвучало.
Стоило бы понять, что что-то тут не так, когда прозвучали совершенно земные фразы. Окончательно в нахождении в мире подлунном можно было убедиться после слова "выживешь". Да и боль никуда и не уходила, хотя и значительно стихла. Оказавшись поднятой на воздух, птица инстинктивно затрепыхалась, что вышло плоховато, но, видимо, побеспокоило "господина Смерть". В плотно упакованном виде стригу несли куда-то, с чем она смирилась, почти что нежась в плотной ткани.
- Служба доставки. Полумёртвую стригу заказывали? Скидочная карта есть?
Помимо ткани её плотным коконом окружала эмоция, которую непонятно кто и почему так бескорыстно дарил ей. Забота. Не совсем то, что нужно, но Мира принялась жадно впитывать её, ощущая характерное покалывание в конечностях, свидетельствующее о том, что организм принялся лечить сам себя. Глаза она сознательно не открывала. Сейчас самым важным было нейтрализовать яд. Как же всё-таки полезно быть универсальным преобразователем энергии.
Перепады высот при движении (наверное, ступеньки) свидетельствовали о приближении предполагаемого места назначения. Подпитаться и бежать. Вот на чём были сосредоточены все её планы.
Но что-то явно шло не так. Тело постепенно тяжелело.
- Да вы издеваетесь...
[AVA]http://cs613530.vk.me/v613530520/14b26/7U7DPEzhxbM.jpg[/AVA]

+2

5

Бегемот по обыкновению появился из ниоткуда. Как  раз в то момент, когда Ростовцев со своей ношей уже  оказался на крыльце дома. Задыхаясь, с трудом преодолел несчастные три ступеньки, по которым обычно поднимался без проблем.
- Устал, как собака, - сообщил он коту, тершемуся об ноги.
И правда, усталость навалилась совершенно неожиданно. Так, будто кто-то сверху сбросил на плечи мешок с песком. Или с картошкой - неважно, все равно Гэсэр еле дотащил до дому подаренную бутылку медовухи и сверток с птицей. Вдруг резко потяжелевшей.
Чтобы открыть дверь, нужно было  вытащить из кармана ключ. А чтобы достать ключ, пришлось поставить на ступеньку бутылку и пристроить рядом ворону. Бегемот прекратил "обряд приветствия хозяина", замер на месте, расширившимися глазами вглядываясь в окровавленный куль.
- Ворона там,  - пояснил Глеб, вставляя ключ в замочную скважину.  - Кто-то ее сильно потрепал... уж не твои ли собратья?
Кот повел ушами и потянулся к птице, принюхиваясь.  Потом неожиданно выгнул спину дугой и зашипел.
- Ты чего это?  - искренне удивился Ростовцев.
Он присел на корточки, попытался пригладить вздыбленную шерсть на кошачьем загривке. Но Бегемот недовольно дернул башкой и поскреб лапой дверь.
- Ааа, да. Что это я... Заходи. 
Кот стрелой влетел в открытую ему дверь. Глеб поднял ворону, прихватил бутылку.
- Блин, какая ты тяжелая... Не сдохла случайно?
На кухонном столе он развернул куртку, и обнаружил, что птица дышит. Глаза ее были по-прежнему закрыты, зато клюв чуть приоткрыт, будто несчастная пыталась пожаловаться на боль.
- Сейчас....
Гэсэр сходил  за носовым платком. Намочил его под краном, приподнял птичью голову и выжал в приоткрытый клюв немного воды из мокрой ткани. Потом обтер кровь с крыльев и с тушки, то и дело споласкивая платок.
- Интересно, тебя йодом обработать можно? Или это во вред будет? Надо Стерху позвонить, спросить.
Но только Глеб полез в рубашечный карман за телефоном, как Бегемот коршуном взлетел на стол, с явным намерением  сбросить с него птицу.
- А ну, брэк! - прикрикнул мужчина, подхватывая кота на руки. - Это не твоя добыча.
Он отнес кота в комнату, посадил на диван и вернулся в кухню. Бегемот возмущенно выругался ему в спину. Явно самым гнусным котячьим матом.

+1

6

- Пора, красавица, проснись, открой сомкнуты негой взоры...
Разведать обстановку уже явно не было лишним. В конце концов, нельзя вечно прятаться от тех условий, в которые поневоле  закинуло. Их надо изучать и приспосабливать под свои нужды.
Веки налились густым свинцовым грузом, но, всё-таки поддались титаническому раскрывательно-поднимательному усилию. Иногда стрига жалела о своей птичьей натуре. Ибо сейчас то богатство и разнообразие красок (включая ближний ультрафиолет), в котором видят пернатые, вызывало только головную боль. Занятый выживанием мозг просто не был готов к обилию нахлынувшей информации. Но с этим ещё можно было справиться. Хуже всего было то, что первым предстало перед зрением вороны. Морда кота. Людям она казалось угольно-чёрной, но ворона успела рассмотреть все спектры и переливы этого, казалось бы, простого цвета. Слышали что-нибудь про пошлость под названием 50 оттенков серого? Так вот, оттенков чёрного намного больше. Зрелище, безусловно, красивое. Но не в данном месте и не в данное время. Нет, ворона легко может навалять коту, так, что тот будет удирать, лишь несколько подободранный хвост мелькнёт за поворотом... Но непростой то был кот. Колдовской. Булгаковский. И он-то, в отличие от хозяина, сразу просёк суть внезапно свалившегося на их дом "подарочка". И громкое шипение явственно свидетельствовало, что ещё одному магическому субъекту на данной территории были, мягко говоря, не рады.
Но снова "Господин Смерть", как уже успела условно прозвать неожиданного незнакомца стрига, пришёл на помощь, подняв птицу в воздух - в её естественную среду (не так высоко, как хотелось бы, но пронзительные зеленющие глаза остались внизу, что уже было неплохо). Оказавшись снова на твёрдой поверхности, ворона ощутила одновременно и облегчение (всё-таки властвовать над гравитацией было привычнее самостоятельно), и беспокойство, поскольку она снова стала лёгкой добычей для узкозрачкового монстра. И он не заставил её долго ждать (ишь ты, какой любезный). Вскочив на поверхность, оказавшуюся кухонным столом, кот предпринял попытку напасть. Птица неуклюже и тяжело поднялась на лапы, попятившись назад, переваливаясь то на один бок, то на другой. Она попыталась угрожающе раскрыть крылья, чтобы казаться больше и закаркать. И если второе ей уже удалось, то резкая боль, пронзившая конечности заставила оставить подобные попытки. Она уже видела сверкнувшую в глазах кота кровавую ненависть к тёмной чужой нечисти, которая была готова вылиться в удар увесистой когтистой лапой...
Но этот человек снова прогнал своего верного и куда более сообразительного, чем он сам, защитника. Напоил неосознаваемого врага. Обработал его раны. Откуда у человека столько сострадания? Мира уже давно потеряла веру в этих чёрствых, с отсутствием всякой морали созданий. Интересно, помог бы он, зная, как именно пострадала эта "несчастная"?
-Вот сейчас и выясним. - устало-насмешливая мысль проскочила в светлевшей голове.
Первыми, как обычно, потяжелели кости, теряя пористую лёгкость. Что же. Эстетика прежде всего. Вокруг слегка подлатанной вороны начинал клубиться чёрный дым. Невероятным усилием она протянула вперёд чёрные крылья, которые на ходу удлинялись и теряли оперение, растворявшееся вместе с дымом в воздухе. Стрига скидывала с себя облик птицы, как густую дымчатую вуаль. Протянутые крылья стали руками, которые обняли за шею "Господина Смерть", клюв растворился, как детская новогодняя маска, открыв за собой человеческое и безумно бледное лицо. Уже девушка, сидящая на столе, уронила голову на тонкой шее на плечо хозяину приютившего её дома, не в силах даже поднять глаза, чтобы рассмотреть его получше.
[AVA]http://cs613530.vk.me/v613530520/14b26/7U7DPEzhxbM.jpg[/AVA]

+2

7

Переход до кухни отнял много сил, сбил дыхание.  Тому, что оно стало таким, как после финиша в забеге метров эдак на триста, Глеб удивиться не успел. Потому что увидел нечто, от чего вообще перестал дышать.
На кухонном столе  на его куртке сидела  ворона... Нет, не ворона, и вообще не птица. Гарпия? Черт его там помнит, как называлось то существо, которое одновременно было и птицей, и девушкой. Да нет же, птицей оно уже не было. Девушка?
Наверное, если бы не было в жизни Ростовцева  глаз Стерха и того, что  ведьмак проделал с ним, он сейчас бежал бы без оглядки куда подальше  от потянувшихся к нему крыльев... Нет, уже рук, тонких и изящных, абсолютно человеческих. Гэсэр шагнул к столу, словно загипнотизированный. Женские руки обвили его шею, клюв в это время будто ссыпался с уже человеческого лица. Очень бледного и очень красивого. Глеб еще успел рассмотреть, как круглые птичьи глаза начали менять форму, становясь обычными. А девушка уже положила голову ему на плечо, горячо и щекотно дыша в шею. Он присел на край стола рядом с ней, потому что иначе мог не удержаться на ногах, ставших совсем ватными. Не от страха перед увиденным, а от все той же не ко времени привязавшейся слабости. Сердце бешено колотилось - кажется, в унисон с таким же несущимся галопом  вскачь сердцем незнакомки.
- Так ты цела? Кто ты?
Вопросов было множество, но Глеб не смог больше задать ни одного. Закончился воздух, зато появился мучительный кашель,  пытавшийся разорвать ему грудь. Он чуть отстранился от незнакомки, зажимая рот ладонью, пытаясь дышать, борясь с приступом. Огляделся по сторонам, припоминая, что где-то на полке должна была валяться  коробка с таблетками. Вон она, совсем рядом. Шагнуть да руку протянуть.
- Сейчас, - с трудом выдавил себя Ростовцев, освобождаясь из кольца рук девушки.
Запил таблетку водой  из-под крана и прислонился к стене, ожидая, когда подействует лекарство. Обычно этот происходило быстро. Вот и сейчас кашель начал утихать, но сил при этом не осталось совсем. Гэсэр осел на пол, ни в состоянии даже сделать шаг к столу,  на котором сидела его необычная находка, похоже, напуганная и нуждавшаяся в помощи.
- Извини, - едва слышно выговорил Глеб. - Напугал тебя...
И закрыл глаза, потому что веки стали свинцово-тяжелыми, и удерживать их в поднятом состоянии было уже невозможно.

+1

8

Всклокоченный, черный кот сидел на диване и злобно косился на дверь, ворча себе под нос. Его зеленые глаза светились, точно два изумруда, а шерсть стояла дыбом. Хвост, словно маятник старинных часов, дергался из стороны в сторону, откровенно демонстрируя всю степень кошачьего недовольства.
То, что Глеб не обратил не малейшего внимания на все его предупреждения, было хотя и обидно, но вполне себе предсказуемо. Люди вообще не склонны прислушиваться к животным. Хорошо еще, что сам отнес в комнату, а не пинком выпроводил, защищая птаху. Бегемот фыркнул. «И как они вообще выжили? Ведь ничего не чувствуют, ни в чем не разбираются…» Он все так же сидел на диване, глядя на дверь в кухню. «А вот не пойду… притащил в дом эту пакость и ладно. А Стерх…» Мысль о ведьмаке слегка поубавила пыл праведного гнева. Шесть улеглась, от чего черный хвост перестал напоминать ершик для чистки бутылок. Чуткие, остроконечные уши дергались, прислушиваясь к тому, что происходило на кухне.
«Если она его досуха не выпьет, получит он у меня… все руки разукрашу, что бы всякую дрянь ими на улице не подбирал!»
Из кухни доносился только голос Глеба. Но, судя по его вопросам, стрига уже приняла свой человеческий образ или же была на полпути к тому. Голос Гэсэра звучал все тише, что отозвалось в коте тревогой. Все же этот конкретный человек, не смотря на всю его наивность в вопросах жизни в таком месте, как Смородин, Елисею нравился. С ним было приятно и спокойно, а иногда, даже весело. Когда коту хотелось «порезвиться», Глеб не гнал разошедшегося Бегемота за дверь. Да и само это имя «Бегемот» было ему приятно, и решаться возможности общения не хотелось.
«Стерх…ты мне должен!» фыркнул кот и, спрыгнув с дивана, направился к двери на кухню, плавно перетекая из кошачьей ипостаси в человеческую. Как и ожидалось, Глеб полусидел-полулежал на полу, а рядом с ним сидела стрига. Назвать это существо девушкой, у кота язык не поворачивался.
- Пташка, - промурлыкал Ольховский, привалившись плечом к дверному косяку. – Ты ошиблась домом… Этот человек – мой. И если не хочешь решиться еще горстки перьев, лучше просто уйди.
Его образ вновь стал размытым, перетекая в кота и обратно, словно призывая девчонку узнать, с кем она столкнулась, и убраться подобру-поздорову. Изумрудные глаза пристально следили за каждым движением стриги. И хотя со стороны Лес мог показаться расслабленным, каждый его мускул был готов к броску.
[AVA]http://savepic.org/5769990.jpg[/AVA]

Отредактировано Елисей Ольховский (19-07-2014 16:50:40)

+2

9

Похоже, таблетки были несовместимы с медовухой. Или же совместимы, но...в определённом, несколько специфичном смысле слова. Ничем другим Глеб не мог объяснить то, что происходило с ним. Скорее всего, это были галлюцинации, вызванные сочетанием лекарства и фирменного Налимова напитка. Ну ладно, пусть принесённая им ворона, в отличие от царевны-лягушки даже без ритуального поцелуя превратившаяся в девушку,  была реальной. Но появление кого-то третьего, остановившегося в дверном проеме кухни и заговорившего с ней, не могло быть ничем, кроме глюка. Гэсэр попытался получше рассмотреть этот самый глюк, больше всего напоминавший высокого мужика с приятным голосом. Он даже повернул голову и постарался пошире распахнуть едва приоткрытые глаза, но спустившаяся со стола девушка присела рядом с ним на пол, неожиданно цепко охватила руками его  плечи, разворачивая к себе. Ее лицо оказалось совсем рядом с лицом Ростовцева, мягкие женские губы приникли к его губам. Поцелуй был какой-то горький на вкус, почему-то сразу лишил его возможности нормально дышать и будто бы отнял остаток сил.  Однако сознание при этом работало предельно четко. Глеб понимал, что надо как можно скорее освободиться от этих губ, явно что-то отбиравших у него поцелуем. Что-то жизненное необходимое, причём, не только ему, но и этой странной вороне. Лишая его этого "чего-то", она при этом сама обретала силы. Об этом говорило то, что её объятия становились все более крепкими, а поцелуй - все более требовательным и жестким. Гэсэр застонал, задыхаясь, слабо дернулся, пытаясь вырваться из сжимавшего его кольца с виду таких тонких и нежных, а на деле абсолютно не по-женски сильных рук.

+2

10

Пернатая нечисть не только не вняла предупреждению Ольховского, но и предприняла возмутительную попытку завершить начатое, не взирая на присутствие свидетелей. Вздохнув, Баюн покачал головой.
- Ох, и что ж мы такие упрямые?… - голос мужчины все еще хранил бархатистые нотки, как их хранят ножны, обнимая сталь. - С другой стороны, была бы честь предложена. Не говорите потом, что я не предупреждал.
Объятия стриги становились все крепче. Ее губы впились в губы Глеба, от чего тот еще больше побледнел. Хотя, нет… правильнее было бы сказать, что Гэсер посерел. Силы утекали из него, вытягиваемые темным поцелуем. «Вот погоди, выпровожу барышню, устрою тебе концерт по заявкам, дамский угодник». Сердито фыркнув, Елисей в один прыжок оказался рядом с «хозяином». Этого вполне хватило, чтобы обернуться обратно в котофея и выпустить когти, которые незамедлительно были всажены в изящную женскую руку чуть ниже плеча. Нежная кожа послушно поддалась. Ранки набухли алыми капельками.
Ввязываться в драку Бегемот не любил, тем более, если его противником оказывалась барышня. Но тут ему просто не оставили не выбора, не времени, что бы уболтать стригу.
Громкое, пронзительное «мяу!» разорвало тишину в доме. Как видно, не ожидая нападения, девчонка вскрикнула, отпуская свою добычу и стараясь стряхнуть, повисшего на руке, кота. Но не тут-то было. Передние крючки-когти лишь сильнее вонзались в девичью плоть, в то время как задние лапы отчаянно лупили по всему, до чего удавалось дотянуться.
Стрига кричала, отпуская в адрес Бегемота столь цветастые выражения, что чувствительный слух кота, при других обстоятельствах, непременно был бы высшей степени возмущен таким пренебрежением к русскому языку. Но, когда висишь на чьей-то руке, рискуя в любой момент быть сброшенным и хорошо, если не впечатанным в стену, о тонких чувствах как-то не вспоминается. Дабы крепче держаться, в ход пошли и кошачьи клыки. Резкое движение головы и челюсти Бегемота сомкнулись на плече девчонки.
- Отвали от меня, комок шерсти!
Очередной взмах рукой, и кот почувствовал, что когти, вспоров кожу девицы и оставив на ней тончайшие борозды, выскальзывают. Понимая, что на одних зубах ему долго не удержаться, Елисей ослабил хватку и, стараясь расслабить тело, был отброшен в сторону. Шмякнувшись о стену, кот упал на пол и затих.
[AVA]http://savepic.org/5769990.jpg[/AVA]

Отредактировано Елисей Ольховский (25-07-2014 16:58:27)

+2

11

Галлюцинации продолжались. Причем, стали еще более отчетливыми. Правда, мужской голос  доносился до Глеба, словно сквозь толщу воды. Надо, ох как надо было открыть глаза и посмотреть на говорившего. Встать, подойти к  призрачной или нет мужской фигуре,  прикоснуться к ней, чтобы убедиться в ее реальности... Однако даже просто открыть глаза Глеб был не в состоянии. Он был лишен возможности дышать, говорить, не мог пошевилиться. Он умирал и понимал это. Но гостья оторвалась от его губ, и он снова получил возможность вздохнуть. Надо было пользоваться этим, и Гэсэр принялся часто хватать ртом воздух. Он плохо попадал  в легкое, из-за этого судорожно вздымавшуюся грудь жгло изнутри. При этом Гэсэр не слышал ничего, кроме частого неровного стука собственного сердца, своего же громкого хриплого дыхания и гула крови в ушах.

В эту ночь стриге не повезло дважды. Мало того, что получила ранение, потратила много сил на регенерацию, так еще и подпитаться толком не смогла. Мужик, что принес ее домой, оказался  бракованным. Полуживым, больным, то есть. Потому-то и  таблетки глотал. В любое другое время стрига подумала  бы, стоит ли связываться с таким. Но сейчас ситуация была из  разряда "не до жиру- быть бы живу". И она пила из "благодетеля" жизнь своим темным поцелуем, и ей было абсолютно наплевать, умрет он у нее на руках, или же после ее ухода. Тем более, что его смерть вряд ли удивила бы кого-либо: болел, бедолага - вот и преставился. Однако стрига недооценила еще одного обитателя этого дома. Черного котяру, которого мужик унес с кухни и запер в комнате, чтобы тот не обидел "бедную птичку". Будь этот кот самым обычным, сидел бы он сейчас у закрытой двери и горестно выл, отпевая медленно покидающую тело душу хозяина. Но этот черный зверь оказался  далеко не прост. Стрига поняла это, когда рослый зеленоглазый парень с вальяжной кошачьей грацией вошел в кухню. Поняла, приготовилась к худшему... но не прервала своего занятия. И только  бросок на нее и острые  когти того, кто тут же изменил свой человеческий облик на кошачий, заставили ее оторваться от неподвижного хозяина дома, в котором  едва теплились остатки жизни.
Драка с котом была короткой. Черная тушка отлетела в сторону и замерла на полу.
- Закончу с ним - займусь тобой, - пообещала она обидчику, слизывая кровь с расцарапанных рук.
И присела на корточки возле  мужчины, с хрипом глотавшего воздух, чтобы допить остатки того, что пока еще слабо мерцало в нем.

И снова женские губы запечатали ему рот поцелуем. Гэсэра накрыл предсмертный мрак, лишил его сознания, тем самым избавляя от новых мук удушья.

+2

12

Он все-таки успел расслабить тело, и встреча со стеной не принесла фатальных повреждений. Лишь оглушила на время. Время, которого у кота не было.
В голове нещадно гудело, как от сильнейшего похмелья. Стоило ему подняться, как захотелось тут же улечься обратно. А еще лучше свернуться клубком где ни будь в темноте и прохладе. «Стерх, с тебя бутыль абсента… уф… нет, две!» Покачиваясь, он встал на четыре лапы. Взгляд зеленых, точно упомянутый котом напиток, глаз обшарил кухню. Все на месте. И стрига тоже. «Вот же упрямая баба», - фыркнул Бегемот, вновь выпуская когти.
На это раз боевого «мяу!» не последовало. Хватит. Просил, не поняла. Предупредил, и вновь глухо. Прыжок и кошачьи когти вонзились в открытую для удара спину стриги. Нечисть так увлеклась, что, похоже, и думать забыла об осторожности. И вновь по дому разнесся полный боли женский крик. Столь пронзительный, что у кота заложило уши. Он заворчал, но хватки не ослабил. Напротив, кошачьи клыки вошли в загривок девчонки, разрывая тонкую кожу. Рот тут же наполнился кровью, что лишь подзадорило хищное начало зверя. Голова прояснилась. Послышалось глухое рычание.
Стрига крутилась на месте, стараясь ухватить котяру и сбросить со спины. Ее крики слились для Бегемота в один протяжный вой, наполненный болью и мукой. Но его это уже не трогало. Девчонка упустила момент, когда еще могла уйти. Теперь все кошачье существо желало смертельной схватки.
Он не мог видеть Глеба. Не знал, в каком тот состоянии. Все внимание кота было сконцентрировано на том, чтобы нанести новый удар лапой, глубже всадить когти. Отомстить или покарать. Называйте, как хотите. Казалось, что от вкуса крови он опьянел, утратил все то человеческое, что в нем было.
Почувствовав, что тело под ним сдает позиции, Бегемот сам разжал хватку и спрыгнул на пол, становясь между стригой и человеком. Он тяжело дышал. Морда в крови стриги. Зелень глаз увяла, поглощенная чернотой расширившихся зрачков. Хвост рассекал воздух подобно хлысту, а шесть стояла дыбом.
Глядя на стригу исподлобья, Бегемот угрожающе зарычал. Все перепачканная в собственной крови, девчонка покосилась на дверь, как, видно, решив все же отступить. Кот прижал уши, вставая на ее пути и готовясь к новому прыжку. На этот раз под удары лап могло пойти уже лицо мерзавки. Понимая, что через дверь спастись не удастся, стрига пятилась к окну. Кот не шевелился, все так же глухо рыча и припадая на лапы, готовясь к прыжку.
«Ну, что птичка… ныряй в форточку».
Словно прочтя его мысли, девчонка вновь обернулась вороной. И тут же мягкие кошачьи лапы отпружинили гибкое тело в прыжок. Удар в крылья, так и не дав им раскрыться, зубы вспороли загривок, одним мощным движением ломая хрупкие позвонки. Поджарое тело придавило птичью тушку к полу. Еще какое-то время Бегемот не шевелился, лишь сильнее сжимая челюсти на шее черной вороны. Гул в голове возобновился и кот потерял сознание.
[AVA]http://savepic.org/5769990.jpg[/AVA]

Отредактировано Елисей Ольховский (28-07-2014 17:36:30)

+1

13

Похоже, что стрига решила помучить напоследок свою жертву. Она прервала поцелуй, и Гэсэр практически инстинктивно сделал глубокий вдох. Слишком глубокий, сразу вызвавший новый приступ кашля. Опираясь на слабые, будто ватные руки, Глеб приподнялся, собрал остатки сил, снова оттолкнулся от пола и сел, придерживаясь рукой за стену.  Кашель  рвал грудь, он старался сдерживать его, ничего не слыша, крепко зажмурившись и пытаясь дышать  на счет, равномерно и размеренно - насколько было возможно. Похоже, что это сработало.  Приступ закончился довольно быстро, Гэсэр снова обрел возможность слышать происходящее, и открыл глаза. Как раз в тот момент, когда  Бегемот мощным прыжком настиг  ворону. Ту, что еще недавно была девушкой, чьи мягкие губы неумолимо выпивали из него жизнь.
Кот прыгнул на птицу, когтистая лапа припечатала ее к полу, зубы вонзились в оперенную шею. Он не дал вороне вылететь в форточку - распластался на ней  неподвижной черной тушкой.
- Эй, - еле слышно окликнул Глеб кота, - Бегемотище... ты живой?
Все так же придерживаясь рукой за стену, он с огромным трудом встал на ноги и шагнул к коту. Взял его на руки, подул на испачканную кровью морду.
- Ты это... смотри мне тут не помри.
Аккуратно положил кота на стол, сполоснул под краном тот самый носовой платок, которым отмывал от  крови птицу. Отер им кровь с Бегемотовой шкурки. Посидел несколько минут, отдыхая перед марш-броском в комнату, и перенес кота на диван. Прислушался - тот, вроде, дышал ровно, хотя зеленые глазищи были по-прежнему закрыты.
- Я сейчас, - пообещал Глеб коту.
Вернулся  в кухню, брезгливо завернул дохлую ворону все в тот же многострадальный платок, и вышел из дома.  В дальнем углу двора до сих пор красовался старый дощатый туалет типа сортир, которым не пользовались уже даже тогда, когда Глеб жил здесь ребенком. Он выбросил сверток в заросшую бурьяном бывшую отхожую яму, мысленно пообещав себе  с утра заняться разборкой это ненужного сооружения, по ходу захоронив там птицу.
Ему еще хватило сил добрести до комнаты и плюхнуться на диван рядом с Бегемотом. Он обнял кота, прижал к себе, прислушиваясь к его сопению, и практически сразу уснул. И естественно, ни он, ни его четвероногий боевой товарищ, не могли видеть, как вскоре из перекошенной будки сортира на задворках  кособоко вылетела помятая, еле живая ворона, и исчезла в густом ночном мраке.

+1

14

Елисей пришел в себя от дикой боли, что обожгла грудь. Тихонько застонав, кот попытался пошевелиться, но вышло плохо. Отчасти из-за все той же боли. Но в основном от тяжести обхвативших его рук Глеба. Человек лежал рядом с ним на диване, крепко сжимал в объятиях, тревожа, по всей видимости, сломанные ребра. Завозившись, Бегемот зашипел от боли. Гул в голове так и не прекратился. Видимо, в пылу схватки он не смог оценить всю силу, с которой стрига приложила его о стену.
Затихнув, кот прислушался к своим ощущениям. Мысли в голове путались, а любое усилие вызывало приступ тошноты. «Если я что нибудь понимаю в медицине, то это называется сотрясением… плюс одно… нет… два сломанных ребра. И один едва живой человек… если попытаюсь его вылечить, не ровен час сам помру…» Встреча я костяной леди Елисею не улыбалась. Да и отдавать ей Ростовцева тоже. «Хватит с тебя и вороны…»
Завозившись, кот попытался выбраться из под лежащих на нем рук Глеба. Не сразу, но получилось. Встав на четыре лапы, Бегемот пошатнулся и едва вновь не упал. Диван под ним предательски штормило. Однажды, во время Второй мировой, Елисей попал под артиллерийский обстрел. Не думал мужчина, что вновь испытает это чувство полной дезориентации. «Вот только контузии мне и не хватает… ну, Стерх, зараза… а кстати, о птичках…»
Спрыгнув, хотя к сему «грациозному» спуску более всего подошло бы «свалившись», с дивана, Лес принял свой человеческий облик. И тут же почувствовав на губах солоновато-сладких привкус крови. Приложив пальцы к лицу, мужчина понял, что не ошибся. Носом шла кровь. Он оглянулся, в поисках тушки виновницы своего плачевного состояния, но во всей видимости Глеб уже успел от нее избавиться. В том, что ворона была мертва, кот не сомневался. «Туда и дорога… дрянь…» Не смотря на слабость, изумрудные глаза вспыхнули злорадным торжеством победы.
Намереваясь вызвать помощь, не столько себе, сколько Глебу, Лес сунул руку в нагрудный карман шелковой рубашки и сдавленно застонал. Движение причинило боль. Достав телефон и найдя в списке номер Стерха, Ольховский нажал кнопку вызова.
- Да, я… - говорить он мог разве что после продолжительных пауз, потому как каждый вдох причинял боль. – Ему нужна помощь… Стрига… - как, видно поняв, что его «агент» едва способен к общению, Журавль задавал вопросы лаконично и по существу. – Нет… мертва… без сознания…
Придерживаясь рукой за все, что могло так или иначе послужить порой, Ольховский поднялся на ноги и смог доковылять до лежащего на диване Ростовцева. Нащупав пульс, отсчитал удары.
- Есть… слабый… нет, сам не справлюсь… «самому бы кто помог». Да.. в доме…
На этом разговор был окончен. Прислонившись к стене, Елисей по ней же сполз на пол. Ну вот, теперь о Глебе позаботятся. А значит, можно подумать о себе.
Найдя в записной книжке телефона нужный номер, он улыбнулся.
- Привет, царевна… Ты дома? Я соскучился…
Когда Стерх вошел в дом Ростовцева, то обнаружил там лишь самого хозяина, лежащего на диване. Кота же нигде не было.
[AVA]http://savepic.org/5769990.jpg[/AVA]

Отредактировано Елисей Ольховский (07-08-2014 15:38:54)

+2


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Тёмные крылья... тёмная душа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC