Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Не буди лихо, пока оно ти... а, пся крев, поздно.


Не буди лихо, пока оно ти... а, пся крев, поздно.

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Время действия:
5 июля 2012 г.
Место действия:
Смородинский лес, дальняя и глухая его часть.
Действующие лица:
Елисей Ольховский; Глеб Ростовцев; Егор Потапов; Квета Ясницкая; Катерина Климова; непись - Лихо Одноглазое, 1 шт.
Синопсис:
Скитающийся по лесу в кошачьем облике Ольховский случайно будит Одноглазое Лихо.
Лихо хочет есть, Баюн хочет жить. Глеб огребает фулл воспоминаний о войне. Катерина такая же вкусная, как Баюн, только лучше - чувства вины больше. И у всего этого неожиданный финал. Всё как в сказке.

0

2

Звуки вечернего леса успокаивали. Они были родными и знакомыми. Они рассказывали о жизни его обитателей и были свидетелями того, что эта самая жизнь идет своим чередом. Вот в траве прошуршал уж, спеша на охоту. Испугавшись змеи, из зарослей кустарника, метнулись крохотные славки. Где-то прокричала сова и мягкой поступью прошла рысь. Елисей слышал эти звуки каждую ночь и, когда все внезапно стихло, понял что что-то не так. Кошачье чутье забило тревогу, заставляя шерсть на спине встать дыбом. Припав к земле, Бегемот вслушивался в окружающий его мир, но все что он смог услышать, была тишина. Глухая и вязкая, точно патока. Словно бы по велению колдовства все звуки в лесу внезапно смолкли. Даже ветер больше не играл в листве, не ласкал травы, точно волосы возлюбленной. Да и травы не было. Под лапами кот чувствовал голую землю, а когда поднял взгляд на деревья, понял, что лес вокруг него мертв. Впрочем, нет. Что-то было не так, что-то еще жило в лесу. Понимание пришло из воспоминаний детства, из тех старых семейных приданий, что маленькому Лесу вечерами рассказывал дед, Платон Матвеевич. Старый Баюн знал много сказок и души не чаял во внуках, особенно в младшем, что унаследовал семейный дар и обещал стать продолжением династии. Лес любил слушать дедовы сказки, но никак не ожидал, что может угодить в одну из них всеми четырьмя лапами.

- Было это давно, - рассказывал Платон Матвеевич. – Когда еще мой прадед мальчишкой босоногим по двору бегал. Город наш в тут пору жил тихо да привольно. Каждый был занят своим делом, на чужое не засматривался, а если и случались какие неприятности, так ведьмаки их быстро решали и снова мир да покой в городе. Но вот однажды пожаловало в город из леса Лихо. Тощее, кривое и одноглазое. И все в городе вкривь да вкось пошло. Куда Лихо не заявится, везде одни беды. На дороге встретится, так обязательно или колесо у телеги отлетит, или лошадь захромает, во двор войдет, так все скотина во дворе заболеет, в дом – и там ссоры да скандалы начинаются. И ничего Лихо не берет, не наговоры, не обереги. Ведьмаки и те бессильны оказались. Вот один из них и придумал, что нужно Лихо усыпить и обратно в лес унести, а вокруг его дома барьер поставить, что бы ничего живого туда пройти не могло, дабы сон Лиха не потревожить. Но сонным зельем эту нечисть не взять было. У нее в руках даже кружки вдребезги разлетались. Тогда ведьмак этот обратился к прапрадеду моему, Арсению Игнатичу. Баюн он был сильный, нечета теперешним. Заговоры сонные накладывал – не разбудишь. Пришел мой прапрадед к Лихо и стал ему сказки сказывать, а сам мурлычет, сон нагоняет. Не выдержало Лихо, уснуло. Погрузили его на телегу, да в лес и свезли. Оставили спать среди чащобы, а вкруг того места ведьмак возвел барьер, что только Баюн преодолеть сможет, ведь прапрадед мой, пока ведьмак заклинания творил, лес убаюкивал, да за барьер всю живность, какую мог, выпроваживал. Да так бы и остался там, кабы ведьмак лазейки для него не оставил.

Вот что с этим лесом не так. Вот что Елисей почувствовал. Лес спал. Мертвецким сном спал, заговоренным. И не дело было его тревожить.
Прижавшись к земле, черный кот прислушался. Ничего. Все та же густая тишина. Оглянулся. Мертвый лес, насколько взгляда хватает. Изумрудные глаза с тонкой щелкой-зрачком закрылись, давая своему хозяину видеть все иначе, чувствовать то, что есть, а не то, что кажется. И опять ничего. Спит лес. Давно спит. Вздохнув, кот уже было успокоился, когда его тонкого слуха достиг едва уловимый шорох. Остроконечное ухо дернулось, ища источник беспокойства и тут за спиной Баюна что-то хрустнуло, словно стекло под ногой. Резко обернувшись, Елисей успел заметить мерцание. Тронуть его лапой было не самой блестящей идеей, но уж так мы устроены, и если нас что-то удивляет, стремимся это потрогать, ощутить. Мягкие подушечки кошачьей лапы коснулись мерцающего, точно паутинка после дождя, пространства и оно стало осыпаться. В ужасе отдернув лапу, Лес отпрыгнул в сторону. Магический барьер рушился, потревоженный его невольным вторжением и звуки ночного леса врывались за его пределы, наполняя все вокруг звуками.
- Во имя Велеса, что я натворил… - пробормотал Баюн, в панике прижимаясь к земле.

[AVA]https://pp.vk.me/c406722/v406722169/8e05/DqO5N_Wz-UE.jpg[/AVA]

0

3

Чудо-юдо проснулось не сразу.
Сперва что-то беззвучно зазвенело, загудело, точно прилипшая к шкуре паутинка с живой мухой… потом лес кругом логова ожил, наполнился звуками и дыханием лета, переливами света и тени… потом сознания коснулось чье-то присутствие, совсем рядом…
А потом заурчало в животе. И в телесном – высохшее за время сна тело требовало даже не еды, а ЖРАТВЫ, немедленно и побольше,  и оболоковом – хотелось чужого тепла и чужой боли.
Кто-то был рядом. Вожделенно-теплый и вкусно-расстроенный.
И приглашающе-напуганный.

Чудище потянулось, со скрипом расправляя конечности, используя магию, чтобы вернуть гибкость застывшему телу. Нет, в этот раз они полосой неудач не отделаются. И еще можно будет найти того ведьмака… и отдельно – того баюна… или его потомков… сколько же времени прошло?
Совсем рядом был… кто-то.
Способный колдовать, имеющий силу и волю, снабженный материальным телом…
Мяяяяясо… Само пришло.
Вот с него и начнем.
Чем это он так расстроен?
Лихо бесцеремонно залезло в память незваного, но такого долгожданного гостя.
Ммм… вкусно. Изысканнейшее яство – музыкант, сказитель… баюн?! Тот самый?! Сам пришел?!!!
И, достойным украшением стола – скорбь, венчающая талант. Недавняя потеря, незажившая рана…

Из глубины чащи окликнет Леса девчоночий голос, звонкий, чистый.
Знакомый.

- Папа! Папочка, ты где? Почему ты ко мне не пришел? Я так скучаю…

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC][STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA][SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

4

На несколько мгновений Елисею показалось, что, как говорится, пронесло. Лес наполнился звуками, но они были привычными, родными и успокаивающими. Лес был прежним. Он вбирал, вдыхал в себя давно покинувшую, воле магии, жизнь, что после обрушения барьера хлынула в него, подобно потоку освобожденного от камней ручья. Вот в траве пробежала мышь, с ветки, ухнув, взлетела сова. Чуть в стороне возились в траве два ужа. Лес ничего не боялся.
Баюн поднял голову, не только прислушиваясь, но вглядываясь в освещенную тусклым светом умирающей луны, чащу. Хрупкая надежда на то, что его вторжение не повлечет за собой серьезных последствий, осторожно расправила крылышки, точно только что оперившийся птенец. Но летать этой птичке не пришлось. Родной до боли, не в сердце, в душе, голос разорвал собой ночную тишину. Нежный, звонкий и такой далекий. Голос, который он уже никогда не услышит. Он звал его. «Маришка…»

…Он не разрешал ей ехать, словно чувствуя, что ничего хорошего из этой поездки не получится. Николай был не плохим водителем, но в тот день что-то не давало Елисею покоя. Чувства Баюна или же родительское предчувствие, но его котенок не должна была садиться в эту машину. Но разве возможно что-то запретить ему самому? А Маришка его копия. Всегда ею была. Она просила, настаивала, упрекала его в том, что он ревнует к тому, что она выросла и больше не держится за его руку. Дуреха… Разве мог он ревновать, видя какой красавицей она становится. С каждым днем она все больше походила на него. Порода Ольховских. Он гордился ей, своим котенком, своей девочкой. А она уехала, крикнув ему на прощение что-то резкое. А потом был только хлопок закрывающийся двери авто, и урчание мотора. Он выбежал на крыльцо, но лишь за тем, что бы глотнуть дорожной пыли.
Нужно было сразу ехать за ними. Ведь кошачье чутью было тревогу, буквально сводя все прочие чувства с ума. Но Елисей остановил себя, понимая, что если бросится в погоню и вернет дочь силой, Маришка его возненавидит. Он испугался… Теперь то баюн корил себя. Ему нужно было поехать. Нужно было поверить инстинктам, как он делал это всегда. Пусть бы она ненавидела, но жила… Нет более неблагодарного занятия, чем предаваться запоздалым размышлениям и раскаянию…

[AVA]https://pp.vk.me/c406722/v406722169/8e05/DqO5N_Wz-UE.jpg[/AVA]

+1

5

Вот, значит, как все было…
Поток эмоций – ярких, болезненных, таких сладких – окатил чудище волной, согревая.
Что может быть слаще горя родителя, который не смог уберечь от гибели единственного ребенка?
Какую добычу проще получить, чем человека, который винит себя так, что готов сдохнуть, лишь бы не чувствовать боли?...
А больно этому человеку еще как будет. Ему уже сейчас впилась в сердце игла, первая из многих, знакомый голос, который навсегда впечатан в его память…
Лихо вытянуло длинные лапы, пошевелило гибкими пальцами. Ночь будет долгой… и сытной.

- Ты должен был меня остановить! Я была такая глупая… Я рассердилась на тебя… а ты, вместо того, чтобы вмешаться – просто отпустил меня… почему?  - Голосок звенел, зовя и упрекая, несправедливая обида мешалась в нем со злостью, совсем как тогда.

Вспоминай, баюн. Смотри, что у тебя было и теперь никогда не будет. Слушай. Чувствуй. Я знаю, что ты знаешь, что это всего лишь морок… ты умный. А я сильный. И голодный. И я знаю твое слабое место…
Ты – чувствуй, а я поем… даже если сбежишь, найдешь в себе силы собраться, доказать себе, что жить стоит – я все равно за тобой приду… чтобы доесть. Благодаря твоей памяти, твоей боли, я уже восстанавливаюсь, мне уже проще управлять собой, я не выпущу добычу…
Поиграем в кошки-мышки, котик? Только вкусной мышкой будешь ты…

- Ты меня бросил, да? Почему тебя никогда не было рядом со мной, когда ты был мне нужен?!

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC][STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA][SGN] Поймаю и съем![/SGN]

Отредактировано Некто (02-11-2015 21:52:57)

0

6

Зачем она явилась в лес этим вечером, Катерина не могла припомнить. Просто вдруг выключила компьютер, вышла из дома и отправилась на ближайшую поляну. Или не ближайшую. Или не поляну... Вокруг какой-то бурелом или чаща. И тишина. Страшная, оглушающая, тревожная.
Катерина брела куда глаза глядят, не понимая, куда идёт и зачем. И что она вообще делает в этих местах, где никогда раньше не бывала. Ноги сами собой несли вперёд без цели. А сердце заполняла тоска - бесконечная, бескрайняя, безбрежная, перемешанная с чернильной примесью вины.
Перед глазами одна за другой вставали картинки прошлого, наполненные странной тревогой и болью, которыми пропитан был воздух вокруг. Сегодня лес не был добрым и ласковым, как обычно, и уюта в нём не наблюдалось. Страшный, чёрный, густой лес окружал молодую женщину с блуждающим взглядом.

+1

7

Беда с ними, сказителями этими... их же собственная сила - это сильнейшая их слабость, воткни этого кота в заживающую рану носом, и он ее разлижет до мяса.
Сам.
А Лихо - поможет, запутает, подтолкнет.
Больно, да? Вкуууусно... А так? А вот так?
Котик сам подарил Лиху картинку - уезжающая машина, визг покрышек на дороге, детский крик...
И Лихо вернуло ее обратно, усиленную баюньими эмоциями - болью, ужасом, гулкой тоской одиночества.
Снова прочел ее - и снова вернул, так ребенок на качелях раскачивается все сильнее и сильнее…
Отцовское сердце не выдержало достаточно быстро – и получаса не прошло.
Оглушенный, ослепший от горя кот сделал несколько неуверенных шагов по сухой нездоровой траве, ткнулся мордой в лапы и затих.
Лихо сыто облизнулось, потрогало маленькое тельце лапой и есть не стало. Зачем? Поймаю еще кого-нибудь…
Лес вокруг казался пустым, это была запретная, заповедная территория слишком долго. Ни зверь, ни крупная птица сюда не придут еще долго, в отличие от разумных. Зверя убережет инстинкт, а люди… люди сюда сами потянутся, вкусные глупые люди, которые так любят лелеять свои горести, которые не хотят забывать свою боль.
Лихо прижмурилось и потянулось через свой лес во все стороны сразу, в поисках съестного. Ну же, вкусные человечки, приходите… Баюн был бы прекрасным обедом, но мой сон длился так долго, мой голод так силен, что его не хватило даже червячка заморить…
Ну-ка, ну-ка, то тут у нас?...
Женщина. Молодая – уже вкусно. Колдунья? Ууууу, сегодня праздник. Баюн, колдунья… А что она думает-чувствует? Иди сюда, милая, нам есть о чем поговорить, правда? Например о… о… о твоей семье?! Как удачно, как раз нужная нота.
Ребенок, муж… магический дар… что, красавица, променяла семью на силу?
Ах, случайно… ах, не знала… Ведьма – и чего-то не знала? Наверняка что-то где-то было такое сказано, подумано…
[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC]
[STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA]
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA]
[SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

8

Тихий голос, идущий, казалось, из травы, деревьев, воздуха бил по больному, озвучивая самые ужасные страхи молодой женщины. Те, что всплыли в первое занятие магией. Те, которые долго и аккуратно смягчал Антон, убеждая ученицу, что она не виновата в смерти родных и ничего не могла сделать. И у него почти получилось, Катерина перестала корить себя за гибель семьи... А теперь страшный голос напоминал, упрекал, жёг сердце.
- Я не знала! - с болью в голосе закричала Катерина, услышав вкрадчивый мерзкий голос. - Меня заблокировали!!! Я не знала, что ведьма! Я бы не позволила им умереть!
Опустившись на колени, она зарыдала. Глаза Машеньки и Олега калёным железом отпечатались в памяти с того страшного дня. Как корила себя несчастная мать, что поменялась сменами с подругой, а не пошла с семьёй в парк! Они бы... или выжили, или погибли все вместе.
Почему оно говорит, что променяла? Никогда, за всю жизнь ни разу Катерина не знала, не слышала и не ощущала, что может колдовать. Травы - да, знала, но это можно было бы списать на знание флоры и медицины. И родственники - те, что поставили блок, в доме которых сейчас она живёт... Катя так и не узнала, зачем они это сделали. Почему лишили её магии, вынудив обрести её вновь таким страшным путём. Да не нужна ей никакая магия, если бы были живы муж и дочь!
- Я не хотела... - рыдала Катерина, стоя на коленях посреди страшной, чёрной поляны. - Не хотела никакой магии! Если бы они вернулись... я отдала бы всю магию! Всю!!! Но я ничего не могла сделать!

Отредактировано Катерина Климова (14-05-2016 22:51:29)

+1

9

- Ничто не происходит просто так. Ничто не дается просто так. Каждый получает то, чего жаждет сильнее всего на свете… даже если не задумывается об этом.
Эта женщина – просто подарок. Такая чистая, такие яркие чувства, такая вкусная боль… Даже не надо перебрасываться с ней мячиком образов, достаточно давить, давить и давить в слабое  место, не отпускать… И магические способности – что надо, взрослая, созревшая, как спелое яблоко, сила, и даже хорошо, что девчонка не умеет ей пользоваться как следует… ей нечего противопоставить вековому голоду и жажде…
Но Лихо слишком любило кошки-мышки, игру в охотника и жертву, чтобы просто сожрать. Сначала еду нужно было приготовить. Вымочить в раскаянии, полить виной, обернуть отчаянием, а сверху, напоследок капнуть пониманием, приоткрыть карты, и сожрать под вопли ужаса.
- А может быть, что-то человеческое в тебе все-таки сохранилось, а, ведьма? Что-то… ну, хоть что-то. Скажи мне, ты отдашь свою силу за то, чтобы увидеть их еще раз? Всю свою силу… За маленькую дочку, за любимого мужа… чтобы они пришли к тебе, обняли тебя… А, ведьма?

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC]
[STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA]
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA]
[SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

10

Отдать... за право увидеть... Катя подняла залитое слезами лицо. Увидеть? Прижать к себе дочку? Любимое солнце, ангела родного, Машеньку? Обнять Олега... Ещё раз обнять... пожаловаться мужу, как ей не хватает их обоих... как тяжело жить без них. Тяжело и неинтересно. И незачем.
Мама, мамочка...- Катерине показалось, что дочка зовёт. Увидеть. Ещё раз увидеть и обнять их... Обоих. Любимых. Родных. Сказать всё, что не успела... Рассказать, как любит их. Как скучает... И... может быть, попроситься к ним? Если она отдаст силу, то её смерть не станет для людей опасной. Сомнений не осталось. Зачем ей сила, которая не спасла любимых? Зачем жить без них?
- Я согласна, - севшим голосом прошептала она, всхлипнув. Сердце болело так, что темнело перед глазами.

+1

11

За все прожитые годы, дурная ведьма так и не поняла одну простую истину. Не выходит ничего хорошего из ее прогулок по лесу. То пожар случится, то кошка, которая вовсе и не кошка, встретится…но Квета упорно совершала прогулки ради «здоровья» и «развлечения». Раньше во время таких прогулок прекрасно мечталось, теперь же – просто думалось. Коль скоро очищать сознание и наслаждаться блаженным покоем она не умела никогда, за неимением своих проблем (когда такое только было?) прекрасно удавалось размышлять о «судьбах мира». Тут впору подумать, а не пора бы тебе лечиться? Поднять самооценку, избавиться от сомнений, войти в новую жизнь новым человеком…впрочем, и об том она обязательно подумает. Когда-нибудь.
В этот же замечательный день прогулка была порождением скорее привычки, чем какой-то определённой цели. Ноги успешно шагали по привычному маршруту, сознание было где-то далеко… Быть может именно поэтому Квета даже не сразу ужаснулась, осознав себя уже дома, на собственной многострадальной кухне. Как сюда попала – совершенно не ясно. Только что вокруг был лес. В наличии трава, деревья, полная идиллия. Где-то в этот момент ужас всё-таки появился, право же, только провалов в памяти недоставало ей для полного счастья.
Пришлось срочно себя успокаивать. Подбирать возможные причины, после незабываемого дождика она готова была поверить во многое. С трудом, но получилось прийти в себя настолько, что удалось обнаружить решение. Полька ведь мог показать, что собственно, с ней было?
И Полька показал.
***
Ведьма бесцельно прогуливалась по лесу сравнительно недолго. В определённый момент что-то в ней изменилось…стали чётче и экономнее движения, ярче полыхнули янтарём глаза. Лицо словно бы совсем лишилось эмоций, стало совершенно в своей кукольной красоте. И Квета никогда не была такой бессмысленно-прекрасной, как в этот момент…или это была уже совсем не Квета?
Через какое-то время стало ясно, что идёт она теперь совсем не бесцельно, а к одной вполне конкретной полянке. Идёт тайной тропой, которую по определению знать не может. Да Квета и не знала, а вот она…Она знала.
На полянке же творился сущий кошмар. Недавняя знакомая, Екатерина, сходила с ума не менее успешно. Крики её разносились довольно далеко, услышать удалось куда быстрее, чем увидеть.
***
На том момент, когда неКвета добралась до поляны, оригинальная версия дрожащим голосом попросила Польку на время остановить «кино».

+2

12

Еще и силу добровольно отдает… Если бы Лихо умело сомневаться, оно не поверило бы своим глазам.
- Да, девочка, да, - зашептало оно тихо, смягчая голос, обещая покой. – Отдай ее мне… и тебе уже никогда не будет больно, ты будешь с ними, они – с тобой… так, как должно быть.
Женщина была прекрасна. Ее следовало есть медленно, по кусочку, отщипывая от силы, от эмоций, а потом и от тела… сила была вкусная, она наполняла чудовище жизнью.
Немного нескладное, похожее на поросшую шерстью корягу c длинными лапами-ветками, существо выползло на середину прогалины. Оно не спешило принимать чей-то облик, зачем, если вокруг кроме него и его жертвы никого нет? А жертва и так видит только то, что хочет сейчас видеть – прошлую свою боль, своих погибших родных.
- Мамочка, мне так плохо без тебя… - Тихо плакала маленькая девочка.
- Любимая, иди к нам, мы ждем тебя. – Шептал молодой мужчина, держащий ребенка за руку.
- Иди, внученька, иди к нам… - вторила благообразная старушка-бабушка… но с интонацией было то-то не то.
Чудовище допустило ошибку, зацепившись за неправильный образ.

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC]
[STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA]
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA]
[SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

13

- Маша... Олег...- заплаканные глаза Кати засияли при виде любимых. Она встала и неуверенно шагнула к ним... но внезапно перед ней возникла незнакомая старушка и тоже позвала. Катя расширенными от удивления глазами уставилась на бабушку...
И в глазах потемнело от узнавания...

...Рязанская квартира. Молодая мать, держа на руках ребёнка, открывает дверь.
- Мама? Что ты здесь делаешь?
- Я не могу навестить дочь? - высокомерно заявляет холёная дама, стильно одетая, но с ледяной брезгливостью на лице. Дочь неуверенно отступает, пропуская гостью, и идёт на кухню. Посадив малышку в стульчик, она ставит чайник.
- Значит, тут ты и живёшь, - презрительно оглядывает небогатый интерьер дама. - Мда... После наших апартаментов - в такой барак... А ведь могла бы выйти замуж по моему выбору. И сейчас не медные копейки считала бы.
- Мама! - возмутилась дочь. - Я сама выбрала себе мужа! И счастлива! А денег нам хватает. И без бриллиантов обходимся!
- Да, ты выбрала, - смерила взглядом бунтарку женщина. - С пузом выскочить замуж - аплодисменты.
В её голосе неожиданно мелькнула зависть, сменившаяся тут же льдом. Ещё не хватало этой идиотке завидовать! Склонив голову, она якобы пьёт чай, а на самом деле шепчет что-то.
- Принеси мне таблетку, голова болит! - приказывает дочери. Та пожимает плечами и уходит в комнату. Неожиданно молодая женщина сползает по стене и мягко оседает на пол. Она спит. Её мать садится напротив детского стульчика.
- Мелкая тварь! - шипит она. - Ненавижу и тебя, и твоего папашу. Если б не вы, эта дура вышла бы замуж за кого я сказала! Да и тебя можно было бы в детдом сдать, не выскочи она сразу замуж. Идиотка. Ты за всё ответишь, байстрючка проклятая! Проживи-ка жизнь без магии, тварь!
Глаза женщины полыхнули огнём, и малышку на миг окутало чёрное сияние. Ребёнок закричал.
- Что? Что такое? - заполошно влетела в комнату мать. Дама встала:
- Откуда я знаю? Разоралась, - холодно удивилась она. - Я ухожу. Провожать не надо.

- Ты... - прошипела Катя. Тоска и боль внезапно отступили, а лицо любимой, чтоб её, бабушки вызвало волну чёрного негодования. - Тварь! Из-за тебя я... без магии. Я могла спасти их!!
Ненависть заволокла свет перед глазами. Катя, не помня себя, сделала шаг, не замечая, что в руке формируется неслабый файербол.
- Сука, - звенящим от ярости голосом выпалила женщина и размахнулась, швыряя сгусток пламени в ненавистную старуху.

+1

14

Убитый горем Баюн сдался легко, но в этой девчонке явно оставались силы не только на страдания. Звенящий яростью стержень вспыхнул внутри нее так, что чудищу резануло глаза, не светом – силой. А следом, подобно ядру из пушки, прошелестел по воздуху и расплескался по его морде огненный шар.
Лихо взвыло и покатилось по влажной траве, молотя длинными лапами-корягами, как придавленный паук-сенокосец. Было больно и… обидно? Добыча кусалась, швырялась огнем, не желала приманиваться на приманку, и вообще вела себя неправильно.
Но это не значило, что ее не стоило есть. Наоборот, сопротивляющаяся еда – это вкусно, полезно, азартно и интересно.
Сбив пламя, чудовище длинным движением вытерло морду о траву и землю, развернулось, и прыгнуло вперед, чтобы сбить жертву с ног, придавить сверху, и сожрать. Целиком и сразу, не деля на вкусные кусочки из силы, страхов, эмоций и плоти.
Целиком.

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC]
[STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA]
[AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA]
[SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

15

На четвертый день пребывания в новой должности Егор чуть не остался без ноги, едва не вступив в медвежий капкан.
Самое забавное, что капкан был относительно свежий, и насторожен в таком месте, что охотники исключались. Кто-то пытался напакостить леснику… или другому мирному жителю, использующему для своих дел эту тропу. Потапыч впечатлился чужим коварством, изъял капкан, почистил тулку, снарядил два патрона солью поваренной «помол №2», и отправился в лес, примерно в том направлении, откуда пришел и куда ушел предполагаемый злодей.
«Нанесение телесных повреждений легкой степени тяжести из хулиганских побуждений» - мысленно прокомментировал Егор свое намерение. - «Ничего, я же и починю. Может быть.» Особой надежды на то, что встреча с нехорошим человеком произойдет именно сегодня, не было, но, как известно, береженого Перун бережет, а небереженого конвой стережет. Опасался Потапов не за себя: заряд соли в нижнюю часть туловища исторически имел отличный воспитательный эффект, а вот встречу с обозленным медведем владелец капкана мог и не пережить. Внутренний мишка был куда более резв на расправу, чем его человек, так что лучше мерзавца встречать с ружьем.
След терялся в лесу – злодей аж дважды перешел ручей, будто специально след путал.
«Ну, я твой запах запомнил. Встречу – узнаю.»
Немного сбившись с дороги – место было еще незнакомым – Егор полез в планшет за картой, и, подсвечивая себе фонариком, зашуршал бумагой.
Выходило странное.
Пригорок, с которого он только что спустился, на топографической карте был. Ручей под пригорком – был. Но за ним должна была лежать непроходимая болотина, а стояла роща. Темная, какая-то нездоровая, и пахло от нее чем-то странным – то ли чужой болью, то ли тревогой, то ли, наоборот, могильным покоем. Лезть в нее с благими исследовательскими целями не хотелось совершенно, да еще и по сумеркам…
Но тут впереди, где-то за перекошенными стволами, что-то полыхнуло, и, вроде бы, закричала женщина.
Потапыч бы заподозрил подставу того же авторства, что и капкан, да давно уже шел в другую сторону, бросив остывший след…
Он выругался, бросил планшет вместе с картой на какой-то пень, и рванул вперед, сдергивая с плеча ружье.
На открывшейся его взгляду поляне творилась какая-то бесова медвежуть.

+2

16

Так уж вышло, что по возвращении в родительский дом  Гэсэр стал периодически общаться с матерью. Инициатива в этом деле исходила не от него, а от соседки Валентины Ивановны. Женщины сдружились очень давно, вероятно,  как только семейство Ростовцевых перебралось в Смородин. Этот момент в памяти не сохранился, хотя  соседку - тогда еще молодую эффектную даму - Глеб смутно помнил. Она угощала его - мелкого - какими-то невероятно вкусными сырниками с вареньем, и это блюдо казалось ему тогда  пищей богов. Уезжая в Германию в к новому мужу, мать все документы на дом оставила именно ей с просьбой присматривать за "фамильной усадьбой", о чем написала сыну. Так что пришлось Гэсэру почти сразу по приезду зайти к соседке, терпеливо выслушать все ее сетования относительно превратностей жизней, своей и чужих, и забрать бумаги. О чем Валентина Ивановна тут же сообщила "фрау Нойманн", как теперь звалась бывшая мадам Ростовцева, и та настояла, чтобы Глеб сдал ей свои координаты в скайпе. Следовало отдать матери должное: она не докучала сыну  звонками, не причитала по поводу его не самым лучшим образом сложившейся судьбы. Они просто изредка немного болтали на отвлеченные темы. Даже не столько по-родственному, сколько будто старые знакомые.
Сегодняшний звонок матери существенно отличался от обычных. Она впервые обратилась к подполу с просьбой.
- Глеб, - голос ее был грустным и виноватым, -  У Сережи, у отца твоего, сегодня день рождения. Пятьдесят пять лет ему исполнилось бы. А я совсем забыла... вот только сейчас вспомнила. Если бы раньше сообразила, можно было  венок заказать через интернет-доставку. Хотя куда там венок... Там на могиле, наверное, сорняки в рост человека вымахали.
Гэсэр  хорошо знал, что мать, несмотря ни на что, всегда очень любила его отца. Потому-то ничуть не удивился ее просьбе сходить на кладбище. И сразу же согласился сделать это. 
Откладывать  поход  на завтра он не стал. Дел на следующий день было намечено столько, что вписать  в получившийся жесткий график такую прогулку было просто невозможно. Поэтому сразу после объяснений матери как найти нужное место, Ростовцев  сунул в карман джинсов фляжку с коньяком  и отправился на кладбище. Несмотря на то, что день уже клонился к вечеру.
Могила отца действительно  дико заросла бурьяном. Глеб довольно долго провозился, выдирая неподатливые стебли из земли. Покончил он с этим уже в глубоких сумерках, однако сразу же после уборки домой не пошел. Еще какое-то время он сидел в ограде прямо на земле, курил, пил коньяк, бездумно глядя на появляющиеся на небе звезды и чернеющий невдалеке лес.  Потом спохватился, взглянул на часы - и понял, что маршрутки уже не ходят. Вызвать такси не получилось: телефон оказался разряженным в ноль.  Ничего не оставалось, как отправиться домой пешком. Что подпол и сделал. Вот только спустя некоторое время он неожиданно понял, что шел не по асфальтовой дороге в сторону Старого Заречья, а топал по лесной тропинке, петлявшей по ельнику. Причем, так уверенно, как будто точно знал, куда именно в этом лесу ему надо непременно попасть. Ночью, ага.

+3

17

Сегодня у Лиха Смородинского был праздник. Сегодня ночью все тропинки в этой части леса вели именно сюда, на выцветшую от гнили поляну.
Оно и само не сказало бы, в какой момент так случилось, это было таким же естественным процессом, как для людей – дышать, а для рыб – плавать.
Идите ко мне, идите…
Мне есть что вам показать. Каждому из вас.
Чудовище задумчиво придавило лежащую без памяти колдунью лапой. Пусть пока полежит, скучно есть добычу, которая не пищит и не вырывается. Все равно ей отсюда деться некуда.

Первым на расстояние удара вышел парень, в чьем прошлом особых трагедий не было, только общечеловеческие, зато горькой совестью он был наделен щедро.
Скольких ты не спас, а, доблестный страж? Сколько раз ты сожалел о собственной никчемности, когда на твоих глазах творилась несправедливость, а ты ничего не мог с этим сделать? И как ты живешь с таким? Думал, в лесу спрячешься от всего этого?
Да ты же берендей, медведь… ушел в лес от людей, да? Семья от тебя отказалась, за душой ничего, на что ты рассчитывал? Скрыться от мира? От людей и мира укрыться легко, усилий не стоит… от себя – не спрячешься. Ты же знаешь, верно?... ты сам все знаешь, бесполезная ты тварь. Иди сюда, иди поближе, я покажу тебе кое-что.

Второй мужчина находился дальше, но и его ноги неумолимо несли сюда, приближали момент неизбежной встречи. А ты кто таков будешь? Человек… и только. Что ж, человек, быть тебе десертом. А может и нет, а может и основным блюдом – ты воин. А воин это почти так же вкусно, как колдун. Это ярость, сила, воля того, кто стоит насмерть за благо своей земли, своих людей… хорошо ли ты стоял за них, воевода? Скольких потерял, скольких не сберег? Писал ли ты письма матерям, сестрам, женам, дочкам тех, кто шел под твоей рукой, а пришел в могилу? Каждого ли из твоих людей ты похоронил как должно? Снятся ли они тебе, ничтожному калеке? Зачем ты жив, а они нет? Не лучше ли они тебя во всем? Достоин ли ты жизни, а, бывший командир?

[NIC]Лихо Одноглазое[/NIC][STA]Чудо-Юдо смородинское, раритетное[/STA][AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/83491649.jpg[/AVA][SGN] Поймаю и съем![/SGN]

+1

18

То, что на самом деле происходило на поляне, показалось Егору лишь на секунду. Женщина на земле, странное – неестественное, неприродное – существо над ней… а потом картинка смазалась и рассыпалась.
Ощущение было – как на ребро открытой двери впотьмах налетел. Где я? Что я здесь делаю? Почему накатила такая тяжесть, что складывает аж пополам и хочется выть?...
Как в тот раз, когда отец сказал – живи, как умеешь.
Как тогда, когда начальство приказывало – закрой дело, потеряй показания, подмени справки, а слышалось взамен «закрой глаза, потеряй совесть, подмени себя»…
Как с Мариной, когда… впрочем, нет. С Мариной все было не так едко, как можно подумать, наоборот… все было хотя бы честно.
Из глубин памяти неконтролируемым потоком поволокло наружу образы. И той девчонки, которая, не дождавшись правосудия, сама разобралась со своим обидчиком, и теперь отбывает срок. И матери, потерявшей сына, который отправился на нары за то, чего не делал. И несчастной псины, застреленной за то, что ее хозяин был мудаком.
Образы всех тех, кому он, Егор Потапов, не смог помочь. Их было много… оказывается, он их всех помнил, четко и ясно, словно только что разговаривал. Кто-то благодарил и за малое, и было невыносимо стыдно за свое бессилие, а кто-то обвинял его в бездействии, обобщая, и было так же стыдно.
Он ухватился рукой за ветхий, прогнивший ствол дерева, чудом стоящий вертикально, и, согнувшись, задышал, как учили на курсах МЧС, словно снимая паническую атаку… как он сам не раз учил потерпевших. В голове прояснилось. Недостаточно, чтобы оторваться от деревца, но хоть получилось подумать о чем-то еще, кроме сжирающей душу по кускам ответственности. Точнее, об ответственности тоже: теперь это был его лес. Его территория. И на ней творилась фигня, с которой следовало разобраться, пока в нее не вступил кто-то еще – а этот кто-то еще уже был неподалеку. Мишка заворочался, оттесняя человека. «Мой лес!»

+2

19

Совместное творчество

Катерина застонала и открыла глаза. Что происходит, она не понимала. Олег... Дочка... Ей предлагали отдать силу в обмен на встречу... Она согласилась. "Я больше не колдунья? - спросила она неизвестно кого. - Я хочу к ним... К семье."
С трудом приподнявшись на руках, Катя огляделась. Омерзительного вида поляна. А где это... страшное? Которое предлагало встречу с родными... Где?

За разворачивающимся на поляне представлением со стороны наблюдала Квета. И сразу возникала масса вопросов. Как вообще можно было наблюдать за подобным, не вмешиваясь? Не меняясь в лице ни на секунду, спокойно и неподвижно. Казалось бы, чужое горе должно неотвратимо вызывать хоть какие-то эмоции, но нет. Спокойное созерцание, в котором даже любопытства не было.
Через несколько минут ведьма вышла на поляну. Никаких особых предпосылок к этому в ней увидеть было невозможно,  лицо оставалось спокойным и теперь. На мужчину Квета и вовсе не обернулась, словно бы не считая происходящее с ним хоть сколько-то интересным.  Она целенаправленно и очень уверенно шла к Катерине, которую, не сказав ни слова, подхватила под локоть, поднимая. Как такое вообще возможно, понять было сложно, поскольку Квета имела более хрупкое сложение. Сейчас же она подняла ведьму без видимых усилий.

Внезапно происходящее на лесной сцене изменилось. Из-за деревьев вышла... Квета. Но сейчас она совсем не похожа была на ту Квету, которая вместе с Елисеем выручила неопытную ведьму, случайно превратившуюся в кошку. Эта, новая Квета, шла ровным шагом, не меняя выражения лица. Впрочем, Кате сейчас было не до размышлений. Она послушно поднялась, мимолётно удивившись необычайной силе ведьмы. 
- Спасибо... - выдохнула сорванным горлом. - Я... не знаю, что тут было... Оно... хотело меня убить. И силу забрало... кажется... И... ты откуда здесь?

А ведьма словно и не слышала Катерину. Во всяком случае, и слова не произнесла. Только покрепче ухватила неожиданно сильной рукой за плечо и потащила к кустам, через которые и потащила женщину без малейшего промедления, не замечай никаких возражений.

Да что такое происходит, поразилась измученная и безумно удивлённая Катя. Что с Кветой? Почему она... такая? Откуда в хрупкой девушке такая силища? Олег, десантник, так тащить мог. Но то двухметровый мужик весом за сотню, гора тренированных мышц и навыков. А тут библиотекарь! Тонкая и звонкая девица. А волочёт, будто робот.
Ладно. Все вопросы потом... Главное сейчас уйти отсюда... О том, что на поляне появились мужчины, Катя не знала - сначала была в обмороке, а теперь и вовсе не до разглядываний окружающей обстановки. Тем более что пока они не сказали ни слова.

За кустами неожиданно обнаружилась полузаросшая тропинка. Казалось бы, она совершенно не должна была здесь находиться, но всё-таки была. Квета сразу же отпустила руку Катерины и легонько ударила по ближайшему дереву. Внешне легонько, но листва посыпалась.
- Леший… - ровным, тихим голосом позвала ведьма, постояла с минуту, словно прислушиваясь к чему-то, и, не оборачиваясь, пошла вперёд по тропинке.

***
Квета потёрла виски руками, стараясь осознать новый отрывок этой странной истории. Осознать трудно, понять почти невозможно. Что это было, кто бы объяснил… похоже на дурной сон, да только разве поспоришь с Полькой? Ошарашенная ведьма поднялась с твёрдым намерением звонить Стаху…

+1

20

Живые всегда виноваты перед мертвыми. В особенности перед теми, кто погиб во время боевых действий, выполняя приказ.
Гэсэр остановился посреди тропинки, вытащил сигареты, закурил. Пальцы немного дрожали,  на душе было тяжело и гадко. Так, как не бывало даже после самых мучительных часто повторявшихся  военных снов. Голова была абсолютно  трезвая и ясная, вот только лезло в нее черт те что. Почему-то вспоминалось то, что хотелось бы забыть раз и навсегда. Как учил необстрелянных мальчишек коптить резиной оптику, чтобы не бликовала; как внушал им, что выглядывать из-за угла и вести огонь оттуда же лучше лежа, чем стоя; как объяснял, что стреляя ночью по вспышкам выстрелов, целиться нужно не в саму вспышку, а чуть правее - так пуля точно придет в башку стрелку, если только он не левша. И как потом писал бесполезные слова соболезнования родителям тех, кто не усвоил эти простые уроки, скрипя зубами от бессилия что-то изменить, от невозможности прокрутить события вспять, чтобы сохранить жизни этих мальчишек хотя бы ценой собственной.
Воспоминания были слишком яркими и чуть ли не осязаемыми. Отчетливо встал перед глазами  момент, когда под обстрелом пришлось вытаскивать из пруда парня, видимо, от испуга прыгнувшего туда вопреки всему тому, что буквально накануне Ростовцев в очередной раз проговаривал новичкам, и получившего тяжелую контузию как следствие гидроудара от довольно далеко  от него разорвавшегося в воде снаряда. На какой-то миг Глебу даже почудилось, будто он вот прямо сейчас шлепал к берегу по мелководью,  волок отключившегося и только чудом не захлебнувшегося бойца, а не брел в одиночестве по суше, по лесной тропе.
- Черт, - громко проговорил подпол, продолжая шагать куда-то... куда?
- Черт, черт...
Он сам не понимал, куда несли его ноги.  И ничего не мог поделать с этим - просто шел наугад по темноте, не разбирая дороги, не всегда успевая увернуться от норовивших хлестнуть по лицу веток.
Не понижая голоса, Гэсэр выдал целую тираду, суть которой  сводилась к тому, что, он похоже, окончательно и бесповоротно спятил - потому и прет, как танк, в лесную чащу, вместо того, чтобы идти домой. Приличными в этом монологе только предлоги, но его это не смущало: аудитории слушателей здесь все равно не было.

+2


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Не буди лихо, пока оно ти... а, пся крев, поздно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC