Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Плюс один


Плюс один

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: 25 июня 2012 года, незадолго до ужина

Место действия: Смородин, дома у Евгения и Ангелины Верейченко

Действующие лица: чета Верейченко, собственно

Синопсис: Евгений занят переездом - его постоянно нет дома. Ангелина занята школой и устройством нового дома. А вопрос, в буквальном смысле, растёт не по дням, а по часам...
А заодно можно и рассказать о житье-бытье в том городке, куда молодых людей жизнь занесла. Вот, скажем, говорят, что среди населения есть даже суеверия...

0

2

Июньский вечер двадцать пятого числа выдался в Смородине потрясающе тёплым и тихим. Открытое окно московской квартиры в семь тридцать вечера сулило целый океан столичных оттенков жизни - шум дороги, соседские телевизоры с ток-шоу, базарную ругань любителей выгулять собак в неположенном месте. Близ Садового кольца жилось прекрасно - хочешь, в Парк Культуры (направо, полчаса на троллейбусе), хочешь - на Цветной (налево, можно и пешком). А здесь - тишина. Иногда слышно, что соседи всё-таки в наличии: где калитка скрипнет, где мотор автомобиля заурчит. И вот, наконец-то, в их собственном дворе скрипнули ворота, и по гравию подъездной дорожки зашуршали шины Жениного внедорожника. Время ужина неумолимо приближалось, и Ангелину, которая наконец-то была свободна от школьных дел, начало подташнивать не столько от особенностей женской физиологии первого триместра беременности, сколько от нервов... Пытаясь занять руки, она даже начала перебирать вещи в гардеробе, завалив спальню на втором этаже платьями, юбками, джинсами и коробками с обувью.

Отношений Ангелина с Женей не выясняла никогда. Вообще. За почти два года брака они совершили одну неудачную попытку поругаться, которая, скорее всего, даже таковой не была воспринята сильной половиной. А сейчас попахивало жареным - к концу мая Анечка узнала, что скоро их всё-таки станет трое, и она вполне себе готова дать новую жизнь предположительно мальчику. Новость-то хорошая, и сама женщина очень обрадовалась, купив огромную пиццу по дороге домой и залив её вареньем, за которым был отправлен один из оставленных мужем "секьюрити". "Ангелина Станиславовна, вам нужно сдать анализы и нельзя волноваться..." - да эта Ангелина Станиславовна с детства врачей боялась, как огня, какая кровь из вены?
А ещё больше она боялась мужа. Не говорить ничего в тот же день было её глупостью, и ночь она прорыдала в подушку, сомневаясь и колеблясь. У Жени много проблем, у Жени переезд, и именно благодаря ему она сидит дома и спокойно смотрит по Интернету очередной мюзикл, а не возвращается с работы выжатая и выпитая. Ну, куда ему думать ещё и о пополнении? С другой стороны, Ангелина проявила чистейшей воды эгоизм. Кто, как не отец ребёнка имел право знать первым об этом факте? Впрочем, она вообще никому не сообщила факта, а у врача оказалась, потому что в учительской сознание потеряла - жара, всё жара и выпускные экзамены, переутомилась птица-синица. Но мужу всё равно нужно как-то сказать, найти способ ещё и оправдать почти месяц задержки...

А ведь Женя наверняка недоумевал, почему Гела мгновенно засыпает после отбоя, почему при нём почти не ест, говоря, что уже отобедала. Она совершала и отчаянные поступки - несколько раз со странным списком продуктов в местные магазины отправлялись "ребятки", оставленные супругом. Наверняка эти лбы рассказали, и теперь, когда школой она прикрываться больше не может, а Женя окончательно приехал домой, предстояло объясниться. Что он мог подумать? Жена сошла с ума? Она на него обижена? Её можно уличить в неверности? Увольте, до супруга-то Ангелина никогда не видела даже полуобнажённого мужчины... Да и невозможно это, с охраной, что ли, адюльтер совершать? От таких мыслей мадам Верейченко стало тошно - тошнило, вестимо, от самой себя. И от нервов. И от того, что она вышла на балкон и помахала мужу, который заходил домой, а ей неумолимо хотелось майонеза с голубикой. Ну пожа-а-а-алуйста!

До того, как Женя зайдёт в спальню, похожую на разбомбленные запасники музея моды им. Луи Вюиттона в Париже (Елисейские Поля, пять, пять этажей истории того самого кожаного чемодана!), Ангелину всё-таки успело вытошнить. Благо, ванная комната теперь была в шаговой доступности. Приготовившись обороняться, женщина выдохнула, встав на четвереньки и наполовину упаковавшись в шкаф. Вид самый чудной - слегка располневшая missis Ve-Rey-Che-N-Ko головой в шкафу, филейной частью снаружи, в сапогах на каблучищах (чтоб не потерять их и убрать на видное место, после родов настанет весна, и их надо будет носить!), в слегка уже маленьких ей шортах, что-то ищет на нижних полках огромного гардероба.

На самом деле, пытается спрятаться. Как маленькая. Она не заметила, как в комнате несколько раз мигнул свет, и не знала, что этажом ниже, аккурат под тем местом, где у неё были руки, упиравшиеся в пол, её супруг мог свидетельствовать глухой хлопок от взорвавшейся в изящном светильнике в прихожей лампочки.

Отредактировано Ангелина Верейченко (18-03-2016 00:12:13)

+2

3

Ну, здравствуй, милая деревня…
Теперь уж действительно можно было поздороваться окончательно, ибо все то, что считалось неотложным и требовало личного присутствия, Евгений успешно завершил в рекордные сроки, словно ударник первых коммунистических пятилеток, а прочие менее важные дела с чистой совестью спихнул на разленившихся от летней жары, особо допекавшей в московских каменных джунглях, заместителей, клятвенно пообещав внезапно сваливаться аки камень с кручи на их головы, докучая ревизиями и требованиями отчетности.

Наврал, конечно. Двадцать первый век на дворе, и страху вполне можно было нагнать на утративших ретивость сотрудников дистанционно, не загрязняя лишний раз окружающую среду парами бензина. Так или иначе, но столица осталась где-то там, а впереди расцветали перспективы проживания в исконно русском городке с дивным названием Смородин. При воспоминаниях об этом уголке Верейченко разве что не облизывался всякий раз как кот на оставленный хозяйкой без пригляда кусок мяса, однако когтить это лакомство придется аккуратно и вдумчиво, без гусарства и вызывающе-барских замашек.

В свою собственную цитадель, находившуюся все это время на попечении любимой супруги и под охраной двух наиболее интеллигентных с виду крепышей, колдун въехал на светло-сером внедорожнике, осторожно прокладывавшим себе до этого путь по пустынным в сравнении с московскими улицам города. Спешить было некогда, а ориентироваться на местности требовалось и без навигатора, который полнее мог и отказать в этих краях, поэтому Стратег с некой долей хозяйственности посматривал по сторонам ровно до тех пор, пока впереди не показались уже хорошо знакомые ворота. Выбравшись из машины и поприветствовав жестом Черчилля показавшуюся на балконе Аню, Евгений с наслаждением потянулся и, бросив ключи от машины охраннику, поспешил в дом, где было все-таки прохладнее.

Странно, но на первом этаже его никто торжественно не встретил, соблюдая, очевидно, некий церемониал. Зато над головой хлопнула и осыпалась осколками лампочка, что заставило мужчину тихо хмыкнуть и проследовать прямиком к холодильнику, откуда немедленно был извлечен пластиковый пакет освежающего и холодного вишневого сока. Опустошив до середины стакан, наполненный дарами некоего краснодарского комбината, колдун меланхолично вздохнул и скупым жестом поднял стекляшки в воздух. Те некоторое время послушно покачались, пока Евгений окончательно не убедил себя в том, что восстанавливать лампочку – это уже, простите, пижонство, и не отправил останки прямиком в мусорное ведро.

- А вот вам здрав… Ого… - прервав себя на полуслове и с порога обозрев масштабы бедствия, царившего в спальне, Женя перевел взгляд и проследил на безуспешными попытками Гелы спрятаться в шкафу. Видимо, так здесь спасались от жары.
- Что за погром? Если что-то не находится, то оно могло остаться в московской квартире… - осторожно ступая меж предметов, составляющих женскую радость, мужчина приблизился к кровати и, освободив себе местечко, скромно пристроился на ней.

+2

4

Анечка вздрогнула от шагов и голоса Жени за спиной, зажмурившись. Она ничем и никак не могла объяснить страха, который испытывала каждый раз, когда ей приходилось что-нибудь скрывать от мужа. Ну, так, на минуточку - скрывать от любимого мужчины, от человека, за которого Анечке и жизни было не жалко. Иррациональность этих эмоций она объяснить не могла. Ей бы броситься на шею Женьке, громко чмокнуть в ухо так, чтоб оглох, обрадовать - почему она этого ещё не сделала? Откуда взялся страх перед собственным мужем? Почему она абсолютно некультурно стояла к нему попой, ещё и на четвереньках, прячась в шкафу? Больше всего на свете хотелось скатиться по перилам вниз, встретить мужа, рассказать ему, в какое забавное место они приехали, что тут суеверные все, чудненькие, а потом добавить, что мол у нас-то тут астрологи провозгласили увеличение населения, мы реализуем федеральную программу повышения демографии. Набравшись храбрости, Анечка всё-таки подала голос.

- Это не погром. Это ревизия. У меня тут идеальный порядок! - "и я пытаюсь понять, что из моих вещей на мне сойдётся, пока я буду медленно, но верно превращаться в утку с огромным пузом...", чуть не ляпнула Ангелина, вовремя прикусив язык.
Скрипнула кровать. В комнате мигнул свет, но женщина всё ещё пребывала головой в шкафу, не заметив этого. Она сделала несколько шагов "задним ходом", встала в полный рост, держась за полки шкафа. До последнего момента нужно было как-то скрыть появившийся живот - и найти способ вылезти из сапог, потому что она их уже точно не потеряет в этом бедламе. Живот ещё не должен был так явно расти, всего-то десять недель, но шорты мало того, что малы стали, так ещё и не сошлись. А прошлым летом сваливались!... Женька пошутил, что в них двоих можно засунуть, откармливая супругу второй порцией торта. Дошутился. Придерживаясь за полки, женщина решила сразу две проблемы - вылезла из сапог, резко потеряв в росте, и наткнулась на одну из мужниных футболок, из тех, которые вечно свободно болтаются и скрывают все особенности фигуры, включая несошедшиеся шорты. Три секунды - и её собственная майка была заменена на, как оказалось, футбольную форму московского "Спартака". Петербургские друзья бы растерзали, отобрав читательский в библиотеку и абонемент в Мариинку. Ангелина заметно повеселела - момент обнаружения Женей физиологических следов беременности отодвинулся ещё ненадолго, - и наконец-то, почти беззаботно улыбаясь, явила мужу счастливое лицо.

- Ура, вернулся! - она рассмеялась. Настроение сменилось очень быстро, почти по щелчку пальцев, и с каждым шагом в сторону приютившегося среди вешалок с бесконечными платьями Жени, Ангелине всё больше хотелось есть, обнимать вернувшегося мужа, радоваться жизни и, почему-то, ревностно относиться к Смородину. Пока она жила тут без мужа, Смородин ей казался, откровенно говоря, забытым Богом местом, с которым ей приходилось мириться. Она родилась в большом городе, где количество станций метро нужно множить на три, чтобы узнать время в пути без перехода и подъёма, где мосты были такими огромными, что сам Чкалов пролетал под пролётом Троицкого на самолёте, где на Ваське можно было спокойно пить пиво около Коллегий, зная, что профессура чапает к метро через параллельные линии...

А сейчас, присаживаясь рядом с Женей и вытягивая слегка располневшие ноги на его колени, Ангелина отчаянно хотела жить в Смородине, даже озвучив свою мысль:
- Представляешь, как круто было бы, если бы у нас тут был свой замок? Конюшня, выезды, турниры! Что-то подобное описывал Томас Мэлори в "Легендах о Короле Артуре", и жители бы радостно выбегали навстречу. "Слава Королю!" Хотя, наш дом - наш замок, можно и так... - Мэлори, Чосера, а также легенды о Камелоте Ангелина ценила, любила, читала. Но к Средневековью иногда относилась чуть более скептически, чем Женька - в конце концов, в Лувре (Ангелина нахмурилась. Да, Версаль потому и построили, что в Лувре не розами пахло...) вместо санитарных комнат публика использовала подлестничные помещения, а мало-мальски красивых девчонок сжигали на кострах. Вот что значит сидеть без российского газа и мёрзнуть зимой!

- Ты теперь не уедешь надолго? - Анечка поболтала ногами, подняв глаза на мужа. Она сильно недооценивала Средневековье до этого момента, подумав, что ошибалась, и что быть принцессой в замке - это круто, а ещё она очень, очень хотела есть. Бедлам из одежды можно было убрать за пять минут, она знала, где и что лежит, а вот бессонница её мучила. - Если уедешь, я буду немношко протестофать! - каждый раз, когда требовалось заявить какое-нибудь несогласие, лучше всего это удавалось с псевдонемецким акцентом. А тут тему требовалось увести от пополневших ног, от незастёгнутых шорт, которые всё-таки выдавались рельефом из-под футболки, от банки с витаминами, которую она, по тупости своей, забыла убрать от самого настоящего туалетного столика с огромным зеркалом - мечты детства и юношества (ведь если у тебя в детстве не было велосипедика, а с первой премии ты купил "Бентли", то в детстве-то у тебя всё равно не было велосипедика).
- А вообще, ужин готов. Мясо, овощи, тирольский пирог с черникой, паста al dente, есть вчерашнее печенье, его не предлагаю, я уважающая себя хозяйка, вчерашнее - это ешь сам... Морс брусничный, - рассеянно завершила список Ангелина, осознавая, что ей уже не хочется майонеза с голубикой. Она этим майонезом сейчас бы залила огромный кусок тирольского пирога.

Отредактировано Ангелина Верейченко (22-03-2016 00:17:06)

+3

5

- Богато, богато… - сильно налегая на первое «о» в духе волжских купцов отметил улыбающийся мужчина расширяющееся раз от раза меню. Голодная смерть ему в ближайшем будущем явно не грозила, хотя в данный момент он скорее испытывал голод иного рода. Впрочем, все после…
Вначале неплохо бы разъяснить некоторые странности.

- Отвечаю на вопросы присутствующих… - с таким серьезным видом обычно проводят пресс-конференции, а не шаловливо поглаживают молоденькую супругу по бедру. – Нет, я больше не уеду в ближайшее время, поэтому можно смело оформлять местную прописку, - хотелось бы верить, что очереди в смородинском ФМС уступают московским как минимум раза в три.
- Замок – это действительно круто, но вначале надо изучить местное население. Вдруг у них при виде крепостного рва и стен просыпаются древние инстинкты, призывающие немедля взять твердыню штурмом, - ну, или ж измором, что сути не меняет. Обострение конфликта с аборигенами в ближайшие планы Верейченко не входило, порой можно поиграть и в куницу, наметившую для прокорма курятник. И вообще, куда более уместным здесь выглядело бы городище на холме.

- И, наконец, самое важное… Это… - пальцы колдуна дотронулись до края футболки с эмблемой любимого клуба. – Мне в честь приезда или у нас что-то случилось? Сознавайся, жена, я выехал из Москвы, не угодив ни в одну пробку, а посему прощу сегодня все кроме измены, - Евгений поиграл грозно сдвинутыми бровями.

+1

6

- Ну, тогда с утра сходим в паспортный стол, - автоматически продолжила мысль Жени Аня. Да кто б её оформил, дом-то по бумагам на супруга... Нет, не так. Вопрос состоял в том, что в паспортный стол, который находился в том же здании, что и местное ОВД, женщина идти боялась: она слишком много времени провела в компании не слишком обходительных мужчин, работая переводчицей, и если уж была возможность пойти туда со своим мужчиной, то не стоило ей пренебрегать. В это время муж зачем-то переключился с рыцарских фантазий суженой на футболку "Спартака".

Ангелина не была виновата в том, что именно эта вещь попалась ей пять минут назад, когда она на ощупь искала что-нибудь, что прикрыло бы едва наметившийся, но живот. Живот, которого у неё никогда не было. Живот, который у Анечки прилипал к спине в студенческие годы и так и не появился, когда она весело хрумкала салатом, откармливая Женьку котлетками да борщом. А тут... У формы московского "Спартака", кстати, подаренной мужу на первую годовщину свадьбы, появилось благородное предназначение. Ей нужно было как можно более эффективно защищать влезшую в неё девицу. Но защита "Спартака" в сезоне демонстрировала не сильно заметные успехи, и, кажется, футболка не спасёт. Тем более, что Жене было достаточно просто приподнять край оной, за который он держался, чтобы наткнуться на легендарные не сошедшиеся на Анечке шорты и тот самый живот.

Девица Синицына бы выложила всё, как есть, ожидая кары.
Мадам Верейченко хотелось и мужа сохранить, и психику им обоим. В этом, наверное, состояло кардинальное отличие наивной девочки, думавшей, что всё всегда будет хорошо, от замужней женщины, которая столкнулась с проблемами, пусть больше и надуманными, чем настоящими.

Женщина улыбнулась так, как обычно улыбаются испуганные школьники при виде "доброй, хорошей собаки", которая "не бойтесь, не укусит".
- Э... Да нет, ничего не случилось, с чего ты взял, что что-то случилось? - Аня перевернулась на живот и сделала попытку преодолеть расстояние до другого конца кровати по-пластунски, как заправский боец израильского женского пехотного батальона. - А я не изменяла, я хорошая девочка, я вообще фольклорный элемент, я по большой любви замуж шла за тебя, - пропыхтела Ангелина, нечаянно смахнув томик "Анны Карениной" с тумбочки из-под небольшого светильника. - Хочу новые туфли на платформе, вот, поесть предлагаю, а ты отказываешься. Давно, кстати, хочу решить проблему со светом, у нас тут постоянно какие-то перебои, свет мигает... Соседка сказала, что это потому, что неподалёку колдун живёт. Вечно пьяный электрик, как же, колдун...

Ангелина и сама не понимала, почему не может сказать мужу, что ждёт ребёнка. Она в эмоциях-то разобраться не могла, а тут сказать, что "дорогой, ты станешь папой".

Отредактировано Ангелина Верейченко (22-03-2016 22:50:31)

+1

7

- Колдун, говоришь? – Евгений приподнял брови, заинтересовавшись подобной информацией, поступившей от неведомой соседки. Учитывая особенности местности, отмахиваться даже от таких крупиц было неблагоразумно. Для супруги же все через мгновение было обращено в шутку. – Могущественный, наверное. Этакий повелитель лампочек Ильича и чекушек «Столичной». Этот феномен мы еще разъясним.

Непременно разъясним, хотя причина проблем со светом, лампочками и розетками была не в электрике, каким бы колдуном он не был. Просто дражайшая Аня без мужниного присмотра подобралась к опасному пику, за которым ее мог ожидать новый дивный мир прямо как сказочный. Или средневековый, тут уж кому кем больше нравится себя воображать.
Ну, да это горе – не беда, излишки силы не грех и себе аккуратно прибрать, заодно развеивая часть сомнений и тревог, которые постоянно посещают головы молоденьких и доверчивых женщин, связавших судьбу с темными личностями. Так оно всем спокойней будет, и лампочки целее будут.

- И проблему со светом решим. Завтра и займусь, если в ФМС нас не заставят до вечера созерцать образцы заявлений в коридоре, - с этим проблем возникнуть не должно было. Излишне демаскироваться и выпендриваться Евгений не собирался, но и в простого смертного играть было глупо. Тайну можно было делать из своих намерений, но его сущность местные очень и очень скоро распознают.
- Пойдем, пожалуй, ужинать. Расскажешь мне заодно про местные достопримечательности и о жизни замечательных людей нашего Городка, - колдун мягко отпружинил от качественного матраца и легко встал на ноги, протягивая руку завершившей перемещения по пересеченной кровати любимой.
- Я надеюсь, тут есть персонажи более уникальные, чем пьющие колдуны-электрики на деле являющиеся еще и философами?

+2

8

- Они тут все суеверные. Мои коллеги в школе вообще говорят, что в городе есть русалки и ведьмы, просто их никто не видит, а они, ясное дело, не показываются в базарный день под солнцем, - Анечка рассмеялась. Ей не давала покоя коллега-математичка, верившая в привороты, от ворот повороты, ясно видящих деньги в карманах гадалок и прочих существ. Ангелину этот иррациональный факт, услышанный от интегрально-производной коллеги с логарифмической линейкой наперевес, веселил. Впрочем, Исаак Ньютон, скажем, был глубоко религиозным человеком... Что не помешало его последователю, академику Синицыну, снисходительно хмыкать от цитат из Писания.

- Колдун-то да, наверное, ещё и Хогвартс закончил, раз способен свет гасить... Жень, мне кажется, что со мной что-то не так.
Женщина доползла до своей тумбочки, свесилась с кровати и подняла томик Толстого, вернув его на место и достав из недр изящной мебели небольшую упаковку витаминов, положенных ей в силу деликатного положения. Вторая такая стояла на туалетном столике, маскируясь под очередную баночку с сильно косметическими средствами, назначение которой её супруг никогдашечки не поймёт. Да и вообще, ни один нормальный мужик на свете не отличи аргановое масло от репейного, тоник от лосьона и термальную воду от дезодоранта-спрея, если на баллончике ВОТ ТАКИМИ БУКВАМИ не будет написано, для чего нужно содержимое и как его использовать. Муж её опередил - она приняла его руку, сначала встав на кровати, а потом шагнув на пол. В глазах потемнело, и Анечка качнулась, но быстро взяла себя в руки, засунув баночку с витаминками в карманчик шорт и став ещё более "рельефной".
- Куда бы я ни пошла, везде гаснет и мерцает свет, у меня сгорел ноутбук, а я по нему даже не била туфлёй. Я даже передачу по Интернету посмотрела, про ауру, способности и экстрасенсов! Но взглядом согнуть ложку не получилось... Бездарь, ага, - женщина не удержалась от нахлынувших эмоций. Её собственные чувства к мужу, помноженные на то, что чувствовал сам Женя, оказались сильнее - пока Анечка самозабвенно полезла к мужу обниматься и целоваться, беззаботно списывая всё на гормоны, её мобильник с разряженной батарейкой "ожил", а перегоревшая утром лампочка в торшере снова нашла силы заработать. Но да, какая ведьма, какой дар, какое светлое отделение Тибидохса, какой доцент Горгонова...

На кухне её снова затошнило, и по мере того, как расстояние между Аней и Женей увеличивалось, есть хотелось всё меньше, да и хорошее настроение куда-то исчезало, меняясь привычным чувством страха. Муж к плите и кухонным столам подпущен не был, и по мере того, как перед ним появлялись тарелки с мясом, пастой, овощами и прочей едой, женщина трижды ловила себя на мысли о том, что ей хочется разрыдаться и пойти покричать на сантехнику. Себе она отхватила кусочек пирога, а перед тем, как сесть за стол, выпила витаминку. Банка с ними была спрятана в шкафчик с приправами, между "Карри" (не верьте, корица, банка врёт) и "Орегано" (верьте, пахнет вкусно).

- Я в библиотеку записалась. Со всеми этими суевериями на сказки потянуло. Тамошнюю библиотекаршу зовут Кветана! Я никогда не слышала, чтобы так называли детей, а ведь она младше меня выглядит... Вот через пару улиц ещё живёт занимательная чета, он - ювелир, она - стоматолог... - Анечка тарахтела весело, стараясь не выдать, что ещё кусочек пирожка - и она побежит наверх под каким-нибудь выдуманным предлогом. - Вроде бы у них даже, я так поняла, есть вроде какой-то старший ребёнок, но Асе вряд ли больше сорока лет, сильно вряд ли, я бы дала года тридцать три, а какие старшие дети в этом возрасте?... Я, наверное, не так поняла их. А так-то два близнеца по дому носятся, неугомо-о-о-онные!

На глаза навернулись слёзы, пока она рассказывала о людях, с которыми довелось познакомиться. Она не так много знала о том, кем Женька был "в прошлой жизни", но то, что он рос в детдоме, было известно Анечке. Он заслужил свою семью, любящую, которая будет встречать его по вечерам и с которой можно будет пойти на целый день в зоопарк, в кино или в Парк Культуры. А пока что семья сидела рядом, семью тошнило, семья кушала пирог с черникой и молчала, как рыба об лёд, вытирая слёзы, а вторая часть семьи активно обозначала территорию под футболкой.

Отредактировано Ангелина Верейченко (26-03-2016 15:46:10)

+2

9

Воспитанный детдомовскими педагогами, Женя старался придерживаться «золотого» правила хотя бы на половину, а потому во время трапезы был нем, но не глух, кивая или выражая иными способами свое отношение к словам жены, у которой отчего-то настроение сегодня менялось как при расшалившихся гормонах. Впору было себе попенять за то, что не слишком аккуратно влез в чужой эмоциональный фон, но чужой-то как раз Аня не была, и в своих действиях Евгений был абсолютно уверен. Можно сказать, что эмоциями своей супруги он подпитывался с виртуозностью опытного хирурга.

- В провинциальных городках каких только имен не встретишь, - отложив вилку, Стратег внимательно всмотрелся в лицо своей женщины. Проблемы с электричеством и электроприборами, суеверия, библиотека… Нет, пожалуй, долго так продолжаться не может и когда-нибудь Гела осознает себя как некую фигуру, способную на куда большие свершения, нежели обычный человек. И очень кстати, что Верейченко теперь нет нужды отлучаться в столицу, ибо бесконтрольное познание ведьмой своих способностей чревато многими потрясениями для спокойной жизни городка.

- Может, пригласим кого-нибудь на обед или ужин? Не жить же затворниками. С кого бы ты начала? – переведя взгляд поверх макушки Ани, мужчина, получивший за эти несколько секунд немало информации об изменениях, произошедших с женщиной за время его отсутствия, приступил к анализу некоторых фактов. Для этого требовалось чуть больше времени, а тема о гостях показалась ему неплохим отвлекающим маневром.
- С соседями стоит собачиться, только если это приносит сторонам обоюдное удовлетворение. Иначе все грозит перекинуться в перманентный обмен жалобами участковому, - усмехнулся Женя, для себя решивший, что за дело придется приниматься уже завтра. Сегодня, так уж и быть, можно было позволить себе отдых. Жаль, что на Чемпионате Европы по футболу именно сегодняшний вечер был днем перерыва между четвертьфиналами и полуфиналами.

+1

10

Анечка поймала взгляд мужа, отложившего вилку в сторону, и слёзы остановились сами собой. Последний раз на неё как-то так смотрела матушка, когда прикидывала, насколько её дочь профнепригодна как родственница - предполагалось, что будущий муж дочери испросит руки и благословения, а не приедет знакомиться с тёщей уже в статусе мужа, потому что всегда послушная и очень правильная Ангелина поступила "неблагоразумно". Стало снова страшно, одновременно - очень спокойно, как будто весь лишний груз эмоций сняла невидимая рука. Впрочем, Женя всегда умел одним своим присутствием разрядить обстановку. Лишние чувства, которые Анечка испытывала как будто в двойном количестве, оказались где-то в стороне, и женщина решилась... Ну, почти решилась. Сначала гости, конечно, какой токсикоз первого триместра, когда муж предлагает открыть двери дома?

- Не знаю, - честно и очень спокойно ответила Ангелина. В Москве она не закрывала двери квартиры, однако, никогда не любила приёмы in house. Вот собраться и сопроводить мужчину своей мечты - это пожалуйста. - Я подумаю.

Какого чёрта сегодня нет футбола, а? Почему нельзя дождаться, пока кто-нибудь забьёт круглый мяч в прямоугольные ворота, и на волне радости сказать, что "муж, я беременна, ой ура он забил гол про него я знаю он шампунь рекламировал"? Почему нужно признаваться сейчас, когда Женя то пристально разглядывает лицо, то ухмыляется, то про соседей вспоминает?

- Я больше не могу, - Аня отодвинула тарелку с пирогом, плюхнула на стол локти, рискуя услышать мамин голос "Убери локти со стола, Аня" в мозгу и ткнулась лицом в собственные ладони, глухо продолжив:
- У нас будет ребёнок.

Отредактировано Ангелина Верейченко (31-03-2016 19:10:09)

+2

11

В представлении Верейченко, новость о надвигающемся прибавлении в семействе не относилась к разряду тех новостей, которые передаются с траурным выражением на лице. Озадаченное, удивленное, заискивающее, радостное – эти и еще добрых два десятка вариантов эмоций, выбранных в зависимости от отношений в семье, могли иметь место, однако далеко не все из них Евгений готов был принять от супруги. Ему-то казалось, что у них сложилась вполне себе благополучная ячейка общества, насколько это вообще возможно, учитывая стартовые позиции. Он старался, этого уж точно не оспоришь.

- Ребенок – это хорошо, - под потолок мужчина взмывать не стал, ибо характер не тот, но постарался, чтобы интонация его была убедительной, пусть новость и для него была откровением, с которым еще предстоит свыкнуться. Даже если отключить логику и аналитические способности, полностью доверяясь инстинктам, на что Стратег тоже был способен, то никакого отторжения не чувствовалось, а вот потребность усилить защиту женщины и потомства ощущалась. Конечно, теперь придется иначе решать и проблемы с местными, да и сама «командировка» в Смородин принимала иной окрас.

- Гюльчатай, открой личико, - потянувшись через стол, Женя дотронулся ладонью до рук Ани. – Видишь, я спокоен и доволен, поэтому твой пасмурный вид решительно не принимаю. И вообще, хочу деталей, - и не солгал же. Чтобы быстрее свыкнуться с новым раскладом сил, требовались подробности. А то: «Будет ребенок…». Хорошо, конечно, но кто будет? Когда будет? Вес, рост, маркировка? Шутка, конечно. Но все равно любопытно. Пожалуй, и не вспомнить сразу, когда в последний раз кто-то так кардинально вмешивался в его схемы.

+1

12

Анечка тыкалась носом в ладони до тех пор, пока не почувствовала тёплую руку мужа. Пасмурный вид не с ребёнком связан, хотела было сказать женщина... И сказала.
- Жень, я... Я не поэтому... Да ты бы знал, как я рада-то была, когда узнала!
Почувствовав, что её любимый не злится, Анечка передислоцировалась на соседний стул, всё так же вытянув ноги на колени мужа и выложив на них ещё и руки. Ну, чтобы, если что, сложиться пополам и дать супругу возможность почесать себя за ухом. Деталей? Это вы по адресу, Евгений Борисович, детальки женщины любят. Настолько любят, что иногда покупают себе микроскопы, а чаще просто надевают очки и записывают происходящее на видеорегистратор.
- Я не знала, как тебе сказать, - честно начала повествование успокоившаяся Аня. "Ан-дё-труа, кальм-туа, кальм-туа..." - на ум пришла дурацкая французская считалочка. - Всё началось само. Да когда, когда же уже эта фигня кончится? - на взмах обеими руками вверх электричество в доме тупо отключилось. Зато Анька почувствовала прилив энергии. - Не включится - устроим вечер при свечах. Но да, как свет начал вырубаться - так и это, само...
Женщина приподняла футболку, продемонстрировав несошедшиеся шорты и наметившийся живот.
- В конце мая в школе плохо стало, пришлось обратиться ко врачу. Да в этой школе кому угодно плохо станет, сейчас проще отсидеть пять лет, чем педсовет... Но я не про это, - поправилась мадам Верейченко, возвращая футболку на законное место. Она тут не гол на поле отмечает, чтобы её задирать. - Так вот, я, конечно, подозревала, что мы в апреле очень удачно... Гм... Отдохнули, - ура, филологу удалось выбрать из своего внушительного словарного запаса ту лексическую единицу, которая более (или всё-таки менее?) отражала определённый вид досуга, через девять месяцев после которого обычно и случаются дети. - Но, знаешь, женщины - народ сомневающийся, мы ещё хуже, чем мужчины намёки понимаем. Но ведь и потомство в этом возрасте не умеет говорить "мама, я тут это, появился, ты б бананчик заточила!"
Из Жениного стакана был сделан целый большой глоток. Коммунизм. Всё моё - наше, всё твоё наше, но вот это платье - моё.
- Срок - десять недель. Я и расстроилась, что проворонила момент, чтоб тебе сказать... Прости, пожалуйста. Я знала, что ты обрадуешься, как и я, но сглупила. Что с нас взять, с женщин, мы такие чувствительные. Кстати, говорят, что учителя и врачи - эмпаты, ну, это когда чужие эмоции как свои понимаешь. У меня, кстати, есть кое-что для тебя. Посиди тут. Никуда не уходи! - голос Аньки велел сидеть на месте уже с лестницы. Женщины, женщины...
- Вот, - она сунула в руки мужу бархатный мешочек с теми-самыми-запонками, белое золото, оникс, ромбовидные. - Я решила, что это символично. Ну, манжет, соединить, и так далее...
Последовал громкий хлюп.
- И я не со зла молчала. Я просто так тебя люблю, что сама себя перехитрила!

Отредактировано Ангелина Верейченко (07-04-2016 21:56:07)

+1

13

Кратковременного отсутствия супруги оказалось достаточно не только для того, чтобы наладить бесперебойную работу освещения (пришлось вспоминать крайне редко используемые магические формулы, ладонь же заныла от показавшейся бы непростой даже пианисту комбинации из всех пяти пальцев), но и прийти к выводу, что устраненные проблемы и впрямь должны быть связаны с зарождением новой жизни. Беременность – процесс до сих пор до конца неизученный, во время которого даже с обычными женщинами случаются странности. Что уж говорить о ведьме, чьи способности до сих пор старательно подавлялись? Тут уж не сработают ни прежние барьеры, ни гуманное паразитирование – придется, выражаясь фигурально, возводить новые стены, а до окончания строительных работ стараться не оставлять Гелу надолго в одиночестве. Тем более в Смородине.

- Успокойся. Я и не думал сердиться или обижаться.
«Возможно, все вышло как надо», - рассуждал Евгений, привлекая к себе любимую женщину, распереживавшуюся и явно готовящуюся ступить на тот путь, в конце которого обычно ставят на самой себе клеймо врага народа и семейного очага. Узнай Верейченко подобные новости дней на десять раньше, пришлось бы решать столичные проблемы в спешке или. Что много хуже, поручать их решение заместителям, а самому срочно и внепланово отбывать сюда, в глушь. И это был бы как раз тот редкий случай, когда пришлось бы оправдывать полностью нелогичное решение.
- Ты все сделала правильно, - легко коснувшись губами влажного и чуть соленого носа Ани, колдун улыбнулся и принялся развязывать врученный мешочек. – Скажи, есть ли здесь хорошие врачи или стоит подарить Смородину в честь такого события бригаду опытных акушеров-гинекологов?

+1

14

Свет снова загорелся. Аня только обхватила Женю за шею, воссоздав сюжет известной картины про Ивана-царевича. Только вместо волка - стулья, выбранные с не меньшей тщательностью, чем сказочное животное. Хотя, с другой стороны, что в этом доме делалось без неё?

"...как надо", - подумала Аня, впервые осознав, что "слышит" мысли своего ребёнка. Десять недель. Что там говорят медики по поводу появления у плода осознанного мышления в этом возрасте? В одном известном сериале, правда, двухмесячный (с момента зачатия и из пуза мамочки) малыш захавал подземный мир, использовав способность папочки к уничтожению слуг плевком и магической кровью легендарной мамочки, но он, кажется, не общался с родительницей мыслями. Да и там речь шла о магии, а они с Женей обычные люди, время взмахом рук не останавливают, по мирам не скачут, руками не лечат... Но по телу поползло тепло, приятное и ни с чем не сравнимое, как будто ты падаешь в глубокую пропасть, но совершенно не тёмную; вокруг тебя тысячи звёзд, и они подхватывают тело - и падение превращается в полёт, а потом - парение. Пропасть оказывается новым миром, в котором можно ходить по облакам: под ногами они на несколько секунд размеренного шага становятся твёрдыми, вновь тая, как только ступня уходит на новый шаг, и чуть вздумается забраться повыше - вот и лестница в Эдем, ведущая на самый-самый верх с самой обычной детской площадки в одном из самых обычных дворов самого обычного провинциального городка. Время останавливается.

Аня осознала, что по-прежнему обнимает мужа, но уже не плачет от стыда. Она не знала, откуда в ней могла взяться злость на саму себя, неприятие Смородина и его странностей, боязнь Жени и последствий от женской глупости. Наверное, деликатное положение в некоторой степени всё-таки влияло на эмоции; под контролем оставалось только их проявление. На ум пришла одна из немногочисленных подруг - благополучная Лиза, удачно замужняя с уже двумя детьми. Пока Лизка носила первенца, который оказался девчонкой, да с каким характером!, её муж, такой же благополучный "Лиза", только мужик, отчаялся находить в Петербурге "посудомоечное средство с запахом, как в рекламе, но не со жвачкой, не Фэйри и чтоб фиолетовенькое", "сок гуавы, но в закрытой упаковке и без запаха гуавы", "йогурт с кусочками свинины" и прочие капризы, включая выкидывание Лизой на пол всех украшений (пять шкатулок и огромный ящик) с криком "перебери-и-и-и-и-и!", случившееся при Ане. Зато Лиза-младшая родилась здоровая, улыбчивая и совсем (почти!) не рыдала. Аня её лично крестила в Лавре.

- Будет мальчик, врач сказала. Но это неточно, - поправилась женщина, вспоминая слова суровой, но справедливой служительницы системы здравоохранения. - Э... Я не знаю. Я... Ну... Наверное есть? А мы не поедем к сроку в Москву?... - ответ был известен наперёд, конечно. Женины дела, Женины заботы. Она знала, на что шла - британские (да и местами российские, чего уж там, кому на Родине до фильтров дело есть) интернеты связали с Жениной деятельностью кое-какие странные вещи, и если они уехали в Смоленскую область, то на то были причины. Вопрос вопросом не звучал, да и заикнуться о том, чтобы к сроку рожать позвать хотя бы маму, Ангелина не смела. Воспоминания о том, как её родительница восприняла мужа, были слишком свежими.

- Оно и хорошо, - отметила Ангелон. - В тишине, в спокойствии... Не думать, как по пробкам в роддом добраться, да и рассказывать детям о том, что они родились на заднем сидении пусть и БМВ, нехорошо... Пробка на встречной не причина не явиться в срок...

Мысли сбились.
- Я волшебницей быть хочу, - не к месту, но правда. - Это бы решило кучу проблем. Например, ту, что мне хочется... - Анечка краснеет, что испанский помидорчик, - ...штруделя. Венского. Яблочного. Не вишнёвого. Вишнёвый - фигня. Со сливками, сливочным мороженым, с корицей, гвоздикой и изюмом.
Живот согласительно потеплел.

+1

15

Москва… Признаться, в столицу Евгения, видевшего кремлевские звезды сегодня утром, совсем не тянуло, тем более, что от названия города качество оказываемых медицинских услуг совершенно не зависит и при должном финансировании даже в глухой деревне можно обустроить лечебницу сродни той, в которой поддерживают здоровье вождя Острова Свободы.
- Мальчик или девочка – это не так важно, - согласно стереотипам, мужчине полагалось хотеть мальчика, однако для колдуна пол будущего ребенка и впрямь не имел критического значения. Все-таки он не был венценосной особой и ему не нужен был обязательный наследник «мужеского пола». Да и на одном ребенке они с Ангелиной, если все продолжит складываться в тех же рамках неприличия по ночам, не остановятся.

Пристроив правую руку на растущем животике супруги, Верейченко почти на физическом уровне ощутил некоторые изменения, произошедшие в тех ручейках пока сокрытой силы, из которых он не раз уже черпал для себя энергию. Воспользоваться этой привилегией сейчас, когда Аня была беззащитна и могла списать любую странность на симптомы беременности, было настолько заманчивой идеей, что пришлось даже впопыхах изобретать способ отвлечься от нее, дабы не сорваться. По счастью, Гела вновь помогла мужу, произнеся фразу, от которой Стратег едва не вздрогнул.

- Волшебницей? – Евгений тихо рассмеялся, ловя себя на мысли, что подобные проходы по краю пропасти начинают доставлять ему не меньше удовольствия, чем попадания в гущу разборок в «эти ваши лихие 90-е». Проблема была в одном – падение было неизбежно, рано или поздно Ангелина все узнает. Может быть, втайне он сам этого хочет? Поэтому и привез ее в этот город, где есть возможности сгладить те углы, которые обязательно возникнут между ними?
- Думаю, существуй волшебницы в нашем мире, пришлось бы им решать проблемы поглобальнее. Хотя… ну как себя не побаловать, имея возможность, верно? Может быть, притащим заодно в городок и приличного кондитера?

+1

16

В момент, когда муж коснулся живота (основательно, всей ладонью), Аня почувствовала себя лучше в несколько раз. Конечно, все эти романтические мелодрамы по ящику, в которых мужчины чуть ли не разговаривали с пузом, целуя его и превращаясь в слюнявых малышей, говорили неправду - редкий представитель сильного пола терял разум буквально от новости о грядущем пополнении в семействе. Британские учёные подтверждают - хотя уровень тестостерона мужа во время беременности жены значительно снижается, мужчина не становится от этого более романтичным или более розовооким. А тут странное ощущение завершённости, как будто Ангелина не просто молодая женщина, а огромный паззл, пятитысячная "Венера" из серии великих мастеров, которую только что "собрали" поледней деталью.

Кровь побежала быстрее, пульс участился - но ничего общего с обычным влечением к супругу, которое её особенно-то и не покидало, эти изменения не имели. Будь Ангелина чуточку менее скептична по отношению к потустороннему - сказала бы, что магия. Никто не посвящал её в секреты ночи в "Раю", когда выяснилось, что у них тут настоящая любовь, а не плей-офф чемпионата мира по семейной жизни. Никто не говорил ей, что мать - потомственная "тёмная", решившая устраниться от силы и магии, но не скрывшая сущности перед мужем. Никто не говорил ей, что то, что температура тела повысилась на градус и биоритмы участились - это не "хочу мужа, но 10 недель беременности", а первый почти осознанный магический контакт ребёнка внутри неё и его отца, объединённая магическая сила которых была способна вот в этот самый момент времени разрушить как минимум их дом до основания - или создать что-то беспрецедентно сильное. Если бы Ангелина знала.

Женя не отпускал живот, и Аня улыбалась - всё шире и шире. О том, что муж её любит, она слышала один раз. Ну, может два - но уж точно никак не больше. А тут до филолога, которая умела не хуже лорда Генри Уоттона играть словами, дошло - вот оно, вот! Она же точно слышит, что они все - семья, и что здесь нечто глобальнее, чем простое "выходи за меня по любви".
- Врач и сама не уверена, я на ультразвуке была только позавчера. Говорит, что аппаратура барахлит, помехи какие-то... Короче, видимо, у нашего киндер-сюрприза, ха-ха, закрытый аккаунт в Инстаграме, - Анька смеялась вместе с мужем.
- Ты, наверное, совсем хочешь меня развратить. Врачи, кондитеры, баловать... Жень, не в этом счастье, а в том, что теперь мы - настоящая семья. Я не хотела говорить, в конце концов, теперь всё иначе, но судьба возвращает долги, и вот у тебя есть мы, семья, я и... Э... Миниюджен, - нарекла живот Ангелина. Муж оставил развязывание мешочка с запонками, и завершила распаковывание сама Аня, добавив:
- Запонки сделаны на заказ. Ювелир такой смешной, сказал, что они в пламени Горыныча обжигались. Ну как не заказать такую вещичку, а? Пусть они тебя охраняют от сглаза, дурных пожеланий и от недобрых слов, - женщина держала подарок в ладошках, не заметив, как только что впервые околоосознанно создала мощный защитный амулет, вложив в него кусочек себя, силу супруга, ребёнка и собственную.

+1


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Плюс один


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC