Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Раз ведьмак, два ведьмак


Раз ведьмак, два ведьмак

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Время действия:
3 сентября 2012 года
Место действия:
Улицы Смородина, затем глухие леса.
Действующие лица:  Коллективное творчество с участием Андрея Савельева, ведьмака-непися, и игроков: Стаха Ясницкого, Лешего, и еще кое-кого.
Синопсис: Получив вторую душу, будь готов к тому, что она попытается стать первой.

0

2

Андрей с точностью до пары минут обозначить несколько событий, сломавших ему жизнь.
Смерть Тараса – армейского приятеля, почти друга – прямо так, на его руках, в нескольких метрах от санчасти. Чуть-чуть не хватило, раненому – времени, Дюхе – банального везения… И та минута - прикосновение чего-то странного напрямую к душе в тот момент, когда Тарас Пилипенко вздрогнул и перестал дышать.
Ведьмачий дар, объяснили ему в Смородине.
Двоедушие.
Сила.
Ответственность.
Уезжать после всех этих объяснений стало некуда – не сбежишь от самого себя, от того, что внутри. Он остался. Учиться, изучать новый для себя мир, врастать в новое место в мире. Когда прошла оторопь – появился интерес, нешуточный, затягивающий. Смородинские ведьмаки помогали ему в этом, да еще как помогали. Петр Иваныч, отец Тараса, принял его как… не сына, нет, но как родного племянника, близкую кровь. Радовался, когда ученик делал успехи, но нет-нет да и взглядывал непроизвольно-косо, может, сходство с погибшим сыном искал и не находил. С Балу, Сергеем Решетовым, Серёгой, было проще – было общее. Его Дюха мысленно называл не столько наставником, сколько другом, несмотря на значительную разницу в возрасте. Тот тоже терял близких, и так же получил ведьмачий дар из руки такой потери, от ушедшего друга. Он косо не смотрел – учил. И втыкал башкой в ошибку, не задумываясь. И по татами в своей качалке валял, как сенбернар пуделя. Зато и прийти к нему можно было с любым вопросом и за любой помощью. И, когда случился второй косяк, Андрей пришел именно к нему.
«Серёга, я человека убил.»
«В общих чертах уже знаю. Давай детали.»
История с бесславной кончиной отца Вари Березкиной, Игоря, была трагикомична и полна совпадений. Проклятье партнера по бизнесу, подсказка Лешего, собственная тупость и – вишенкой на торте – неопытный ведьмак на лесной дороге, посчитавший бизнесмена упырем. То, что в какой-то степени он упырем и был, а на тот момент натуральным упырем еще и выглядел, вины с Дюхи не снимало, по крайней мере, так казалось самому Дюхе.
«Несчастный случай на производстве.» - Резюмировал Балу. – «Вел себя как мудак, мудаком и помер. Запомни, что и такое бывает, а остальное – забудь.» Вечер в спортзале, щедрая россыпь синяков на тушке после долгого контактного спарринга – и, казалось, яд из раны вытек, а сама она начала потихоньку затягиваться, но нет-нет, да и саднило на душе. Что-то было не так. Что-то росло изнутри, оплетая, меняя, подстраивая… и неиссякающая вина только давала пищу этому ощущению.
Третий косяк не был даже косяком. Просто его предупреждали, что такое может быть – еще в самом начале, когда начались уроки ведьмачьего мастерства. Лично Стерх предупреждал.
«Ведьмак всегда помнит, кто он, что он и где он. Если ты не помнишь, как что-то сделал или сказал – значит, твой исподник с тобой шутки шутит, на прочность проверяет.»
Савельев обнаружил себя на другом конце города, в месте силы, с мертвой птицей в руках. Ему было хреново настолько, что Серёге он позвонил. Тот приехал, распугивая собак и прохожих, отвез домой, осмотрел, как доктор худого пациента, и выдал диагноз: «Навь твоя куролесит. Сиди дома, не высовывайся. Ключ от входной двери положи под заговор, пожрать привезу. Ворожить – думать забудь, и чтоб шнурки сам завязывал, а не щелчком пальцев, знаю я тебя. В городе какая-то бня происходит, не подставься.»
Дюха честно отсидел дома неделю, благо компьютер с интернетом в наличии имелся. Пересмотрел все фильмы, вышедшие за время обучения, раздолбал грушу, привезенную Решетовым, полчаса смотрел в переносицу Стерха, пришедшего на консилиум. Вроде, ведьмаки что-то придумали, еще немного, и будет готов какой-то хитрый оберег, позволяющий сохранять ясность сознания и совладать с коварным соседом по тушке, который теперь сидел тихо и никак себя не проявлял…
Ровно до тех пор – и эта минута тоже четко отложилась в дюхиной памяти – пока мимо его дома не прошел человек. Какой-то очень определенный человек, знакомый до мелкой трясучки в кончиках пальцев – и совершенно неизвестный. Впервые вижу, а ты? А я вот не впервые…
Вот так с ума и сходят.
Мужик на улице лениво мазнул взглядом по окну – почувствовал на себе чужие глаза, но с шага не сбился. Свет фонаря стоп-кадром отрисовал силуэт, легкую куртку, собранные в хвост волосы, штаны армейского кроя, высокие, плотно шнурованные ботинки. Чужое воспоминание легко набросило сверху слабую утреннюю дымку, свисающий с плеча плащ, прикрывающий левую руку с зажатым в обратном хвате охотничьим ножом, саблю (карабелу*, мурлыкнуло на краю сознания, во дурак-то – нож и карабела…) в свободно опущенной правой, и снесло лет 15 внешнего возраста. Тогда (когда, черт возьми?), перед ним (перед кем, мать твою?) стоял почти мальчишка, так же обернувшийся на хруст ветки, как сейчас – на чужой взгляд.
- Зачем ты пришел?
- Убить тебя.
И язык был другой…
Ведьмак всегда помнит, кто он, что он и где он.
Дюха помнил.
Видел.
Ощущал.
Прекрасно осознавал происходящее.
Но ни чёрта лысого не мог сделать.
Его тело само махнуло через подоконник, и потащилось за прохожим в ночную сентябрьскую темень.

*сабля, за счет формы и конструкции рукояти пригодная к пешему фехтованию, отличается клювообразным навершием. Имела хождение в польской шляхте в XVII веке и позднее.

[NIC]Андрей Савельев[/NIC]
[STA]Молодой ведьмак[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c630226/v630226520/2ce38/brTRHoxaT5o.jpg[/AVA]

+2

3

Смородин нравился Стаху все сильнее. Словно замкнулся круг, и он пришел туда, откуда начинал, хоть и без полного совпадения места. Странно, вроде, и бывал здесь уже, и не так давно, по ведьмачьим-то меркам – ста лет не минуло. Но в тот раз все было слишком остро – много смерти, много опасности, много простых людей, умирающих на глазах, или от руки… Сейчас было иначе – наполненный жизнью город, летний, солнечный, гудящий от силы – и одновременно разморенный по жаре…
Его самоназначенная миссия оказалась не такой уж и сложной. К сентябрю осталось всего несколько отдаленных участков, куда он еще не сунул нос в поисках возможного привета из прошлого. Здорово помог Леший – не тот, которого он помнил, а новый, молодой по лешачьим меркам, чуть моложе самого Стаха. Заповедный лес он содержал в порядке и сам прекрасно соблюдал лесное благо, регулярно на пинках вынося из своих владений неаккуратных туристов, жадных до дармовой силы пиявок-приезжих, или вправляя «вывих крыши», по его собственному определению, загулявшим оборотням или прочим распоясавшимся не-совсем-людям. Но в Смородинских лесах были места, куда даже Лешему был вход заказан – заговоренные ведьмаками урочища с ключ-камнями, несколько капищ, настолько древних, что на их территории и самим Древним было бы не слишком уютно, несколько захоронений могучих колдунов или воинов, что сами прекрасно сторожили не только свои усыпальницы, но и места рядом с ними. Эти точки на карте требовали проверки, и Стах добросовестно лазал по болотам и буеракам в специально купленных для этой радости сапогах и «таежной» экипировке. Силу на отвод случайных веток или злокусачих клещей он старался не тратить – вдруг, все же, где-то там, его ждет привет из сороковых годов, и хорошо, если это всего лишь неразорвавшийся снаряд… одну «росянку» он-таки вычислил и прибил, еще до того, как она выползла из захоронения и перешла в своем рационе с зайцев на кабанчиков. Не зря съездил.
Следующий после удачной охоты день он посвятил заслуженному отдыху и подкупу Лешего, который обиделся, что эту редкую тварь извели без его участия и ему для хозяйства не оставили ни кусочка. А вдруг бы вышло воспитать и приручить?... Поэтому к ночи ведьмак был все еще немного хмелен, в четырех стенах не сиделось, и, прихватив только куртку, он отправился проветрить голову и, может, искупаться в одном из озер, что были щедро рассыпаны по пригороду и окрестностям. Тем более, что его любовь к пешим прогулкам прекрасно описывалась расхожей поговоркой про семь верст и нездоровую на голову собаку.
Чей-то взгляд на улице неприятно царапнул шкуру, заставил поискать его источник. Не нашел. Взгляд сперва «прилип», потом «отлип», а потом, несколькими минутами позже, у Ясницкого появилось отчетливое ощущение, что за ним кто-то идет. Не следит, а именно идет следом, шаг-в-шаг, даже выравнивает свое дыхание по его, стахову, как делал бы он сам, вздумай преследовать по пятам ведьмака. Только многолетний инстинкт бойца и охотника, привыкшего распознавать малейшие признаки неправильности окружающего мира, позволил ему почувствовать это присутствие. В добровольную жертву он превращаться не собирался, а выяснять, что за хищник решил им перекусить на ночь глядя, лучше подальше от жилых домов. Мало ли, что там крадется… так что он пошел вперед, куда и собирался – к небольшому озеру, рассчитывая по дороге высмотреть полянку посветлее, и встретить преследователя на ней, если тот не объявит о своих намерениях раньше. Ну, мало ли – вдруг это поклонник его ведьмачьего таланта с букетом?...

+2

4

Дюха когда-то читал в книжках, что такое бывает: когда не владеешь своим телом, когда всё видишь и понимаешь, но ничего не можешь сделать. Над такими сценами он всегда смеялся - мол, как так, не владеть собой? Бред. А вот теперь понимал и ощущал... Но поздно.
Ставшее чужим тело кралось по тёмной улице, а затем по лесу так, как никогда раньше Дюхе двигаться не доводилось. Он просто не умел плавно, словно ручей, перетекать с шага на шаг, с грацией дикого зверя наступая на камни и веточки, так что те не хрустнули, не пошевелились, не выдали. И дышал он совсем не так, как раньше: иной ритм, иная частота дыхания. Ненависть клубилась внутри, туманя глаза, застилая всё вокруг. Дюха... Нет, не Дюха - тот, с кем он делил тело, отодвинул Савельева внутрь, захватив управление организмом. Захлёбываясь от клокочущей ярости, с трудом сдерживая рычание, исподник вёл захваченное тело вслед за тем, кто дал ему силы выйти из тени. Кто разбудил его от многовекового сна. Кто когда-то убил его - мальчишка, не имевший права на победу, на само существование! Щенок, поднявший оружие на старшего!
Выпусти меня. Что ты делаешь, ты не можешь! - мягкая попытка договориться сквозь густой, вязкий туман беспомощности. Так бывает во сне: падаешь, не в силах схватиться за что-то... Но сейчас не сон, горькая реальность.
Заткнись, щенок. Я ждал этого момента несколько веков.
Это моё тело! Я не звал тебя сюда, но раз уж ты здесь, соблюдай паритет!
- возмущение беспомощности. Саркастическая усмешка кривит собственные губы, внутрь льётся разъедающая волна насмешливой злости. Ты, сопляк, не удержал управления исподней душой - кто тебе виноват? Тарас не зря отказался учиться на ведьмака - правильно сделал, тварёныш. Без навыков ведьмачьих, зато с блокировкой способностей навий выкормыш, деливший с ним тело, не мог взять власти над парнем. А этот щенок послушно кинулся учиться и спасать мир. И тем самым напитал магической влагой иссохшую пустыню былого могущества.
Ты же не был таким раньше! - очередная попытка усовестить, успокоить.
Я просто забыл. Я не помнил, что этот панский выродок со мной сделал! - мысленное шипение-рычание, искрящееся от ненависти и ярости. Едва не сбившись, с трудом выравнивает шаг, продолжая красться по лесу такт в такт ведьмаку, которого собирался убить.
Кровь за кровь.
Жизнь за жизнь.
Забвение за забвение.
Ты, пся крев, выключил из жизни меня. Теперь моя очередь. Зря ты сюда приехал и разбудил меня.
Ненавижжжжу...

Поляну, подходящую для боя, выбрал проклятый щенок. Злая усмешка искривила губы. Ну что ж, сам напросился. Здесь и сдохнешь, тварь. Как когда-то твой папаша, захлебнёшься кровью, выродок.
Дюха рванулся в очередной раз сквозь вязкую беспомощность, пытаясь вырвать управление телом. Его убивала мысль о том, что происходит сейчас. И очень не хотелось убивать своими руками - а тем более собрата-ведьмака.
На какой-то момент ему показалось, что получилось, что он преодолел сковывающее оцепенение, вернул себе управление телом.
Увы. Это был краткий миг свободы. А затем исподник нанёс первый удар.
[NIC]Андрей Савельев[/NIC]
[STA]Молодой ведьмак[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c630226/v630226520/2ce38/brTRHoxaT5o.jpg[/AVA]

+1

5

Полянка была, что надо – в стороне от тропы, вдалеке от дороги, озеро отбрасывало лунные блики сквозь неплотный подлесок, луна в конце второй четверти обеспечивала достаточное освещение… и места хватало для разминки. При желании – хоть на алебардах.
Рука Стаха привычно скользнула к поясу и… ухватила пустоту: заговоренный против нечисти обереговый нож остался лежать на прикроватной тумбочке в гостинице, там же, где и большая половина привычных амулетов. Да чтоб тебя кверху нижним концом….
Тот, сзади, шел хорошо: беззвучно, мягко, быстро, настигал, не оставляя ни времени на подготовку, ни сомнений в намерениях. Шел убивать.
… и прекрасно знал, что Ясницкий это чувствует. Такая игра – «Я знаю, что ты знаешь, что я…» - и так до бесконечности. Поэтому удар его врасплох не застал – ведьмак знал. Этот удар был сродни хлопку по плечу: «обернись, я тут.»
Он качнул головой и верхней частью корпуса в сторону, и в полторы пяди, на глаз, когти, свистнули мимо уха, загребли воздух, разжались.
Ого.
Стах еще подался вбок, разрывая дистанцию, развернулся навстречу и посмотрел, наконец, на своего противника.
Ого-го.
Диагноз был ясен и редок, как оспа в 21 веке. Исподник вывернул своего носителя наизнанку и теперь жаждал сделать это с кем-нибудь еще.
- А ты подумал? – Тихо спросил Стах, адресуясь куда-то в залитые багровым огнем глаза, и оттуда в ответ плеснуло ядовитой горькой ненавистью. Оно, несомненно, подумало, прежде чем нападать. Это было настолько болезненно-личное, адресное, не кого-то искали на темной улице, а именно его, Стаха Ясницкого, сына воеводы-ведьмака Жигимонта Ясницкого, что по лопаткам видавшего и не такие виды Станислава поползли ознобные мурашки.
- Ты кто? – Он ушел еще от одного удара, очевидно-прямого, на этот раз перекатом, намотал свалившуюся с плеч куртку на левую руку, защищая предплечье, и увернулся от обманного движения ногой. – Кто – ты – дьябел-че-порве* – такой?
Ситуация складывалась забавная. Ведьмак, временно отказавшийся от помощи своего «исподника», против «исподника», задвинувшего в дальний ящик своего ведьмака. Оба были в невыгодном статусе, считай – безоружны.
Тоже радость – хоть защиту городу не обвалим…
В голове защелкало перебором: нового в городе ведьмака он почувствовал бы сам, местные сливаются с системой защиты, значит этот – местный. Молодой парень, наученный, – кто?  Кого из молодняка называл Стерх на посиделках? Калинин или Савельев...
Калинин или Савельев?
Артём отпадает – его сила была бы слепящей, переданная от светлого, родича, да еще и погибшего в бою за правое дело. Такие двоедушники вдруг не срываются, нужен не один десяток лет, чтобы контроль так разъело…
Простенький щит – сила воздуха, перевитая волей и намерением – отразил следующий удар.
Савельев.
- Анджей! Тьху. Андрей!
Существо нарастило еще примерно пядь длины когтей и снова долбануло в щит, на этот раз вкладывая не только физическую силу. В воздухе заискрило, словно на рваную железную сетку дали напряжение. Выглядело, будто упоминание имени заставило запертого в собственном теле ведьмака задергаться сильнее, а его пленителя – взбеситься.

Нанесенный удар совпал со странным ощущением - словно по всему телу дыбом встали мелкие волоски и заискрили.
Купол, курва мач, купол же!
Первая струна, натянутая над городом, первая из четырнадцати, образующих замкнутую в круг септаграмму, лопнула, и защитный купол над городом стал расползаться.
Дерьмовое совпадение. Из тех, в которые потом никто не поверит...

* Черт тебя дери

Отредактировано Станислав Ясницкий (10-11-2016 18:02:24)

+1

6

Дюха ощущал себя, как герой мультфильма... Кажется, про черепашек-ниндзя. Там был робот, внутри которого сидел мозг злодея. Он и управлял здоровенной железной тушей.
Ясность ума, и так сниженная ударом исподника, когда тот захватывал власть, повышаться и не думала. Так бывает, когда не спал несколько суток или хватанул снотворного: разум пытается сопротивляться, но тело и мозг медленно уплывают в мягкую дымку сна. Дюха изо всех сил пытался не заснуть, не поддаться дурманящему туману. Повторял сложные формулы, теоремы, уравнения решал в уме... Не помогало. Он с ужасом смотрел, как на руке выросли когти, полоснув... слава Перуну, только воздух у лица ведьмака.
Дюха не хотел убивать этого пришлого. Исподник - хотел. До скрежета зубовного и грохота душевного, до ненависти и кровавого тумана в глазах. Убить, уничтожить, стереть с лица земли и памяти человеческой эту тварь...
- Ненавижу, - прорычало-проскрежетало чудовище, полыхнув багровым заревом в глазах. Как огнём не дыхнуло - неизвестно, корёжило его здорово. Пытаясь прощупать защиту ведьмака, исподник наносил удары то когтями, то лапами, в которые превратились вполне человеческие ладони с музыкальными пальцами. Но проклятый выродок уворачивался, не скованный бешенством и ненавистью, отдохнувший и даже хмелем не остановленный. Жаль, исподник не помнил заклинание, усиливающее даже квас до состояния литра спирта на голодный желудок и запитого водичкой. Ссссука! Вот бы он сейчас повертелся пьяный в дробадан, в хлам, в лоскуты. Легко было бы убивать.
- Ссссдоххнешшшшшшшь! - уверенно предсказал налившийся новой яростью исподник и взорвался новым сгустком чёрной, смертельной ненависти, вложив в удар магическое электричество - Дюха по привычке именовал и мерил все новые штучки физическими терминами.
И тут противник внезапно назвал Дюху по имени, вычислив, видать, кто на него напал, захваченный навьим выкормышем. Это неожиданно прояснило сознание. Андрей понял, что временно свободен, и пока сосед по палате... то есть по телу, разъярённый до предела догадливостью врага, не просёк сию досадную промашку, медленно пополз к центру управления полётами, справедливо полагая, что тот где-то в башке. Это было странное путешествие: снаружи он дрался, размахивал руками и когтями, рычал и швырялся огнём. Внутри словно по космическому кораблю крался: коридоры, отсеки и двери. В одной такой двери Дюха почуял недавнего соратника, а ныне врага. И замер, не открывая. Предстояло как-то сконцентрироваться, чтобы нанести один удар и не дать исподнику снова перехватить управление.
Это походило на бред сумасшедшего. Но за последние два года Дюха привык к тому, что у любого обычного человека вызвало бы разрыв шаблона и ужас.

[NIC]Андрей Савельев[/NIC]
[STA]Молодой ведьмак[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c630226/v630226520/2ce38/brTRHoxaT5o.jpg[/AVA]

0

7

*Откорректировано и одобрено Лешим.

Он бы и не вспомнил, если бы не запах. Специфический запах озона, как от электрического разряда, с примесью горелой паутины. Столкновение двух сил – щита и атаки; двух сущностей.

- Да я ж тебя знаю…

«…Ночь, просека, рвущий душу соловей где-то в кронах, и два ведьмака. Один – опытный и уверенный в своих силах, второй – удачливый юнец, талантливый, но зеленый.
- Витовт, если я попрошу поля при свидетелях – ты откажешь, потому что меня можно объявить самозванцем, ведь меня нашли мертвым на пепелище, верно? Кто это был – твой ученик? Неважно. Я не буду просить у тебя поля – я дам его тебе. Здесь. Сейчас.
- Щенок лает из-под куста… Сдохнешь, как весь твой род.
Бой был долгий.
Но поле на то и поле, чтобы ушел оттуда тот, кто был в своем праве…»

Звать по имени исподника было бесполезно – он сливался до неразличения с личностью ведьмака, и если помнил свое имя, то его никто не знал, кроме самого ведьмака. Окликать это существо Витовтом смысла не было, тот был мертв давно и наверняка…
Какой редкий случай, - Стах отшатнулся, увеличивая дистанцию и проводя нападающего через центр полянки, его интересовали кусты на противоположной стороне, что-то в них такое было…. – Когда исподник помнит то, что не знает его ведьмак. Жаль, не задокументировать. – Нападающий прыгнул с резвостью, достойной хищника, и достал-таки свою цель когтями. Скверно достал – вдоль ремня, обломив пару когтей и глубоко вскрыв плоть под ним. Обломанные когти мгновенно отросли обратно.
Ведьмак ответил, компенсировав открытый живот боковым ударом, и на пару секунд лишил противника равновесия… потом запоздало понял – бесполезно, нокаутом не взять. Человек бы вырубился, этот же нет, у него уже своя логика управления телом. Альтернативная.
Ладно, попробуем иначе… Позлись еще, войди в раж, может и ошибешься.
Ясницкий пинком отшвырнул страховидло подальше от себя, моргнул от боли и быстро засунул скомканную куртку под ремень в штаны. Собирать свой внутренний мир по травке – то еще удовольствие, лучше это упражнение не повторять. Исцеление было замедленным, он стремительно расходовал собственную силу на усиление ударов и защиты.

- Мой отец был сам себе кат – что посеял, то и взошло. А вот мать я тебе не прощу…
На краю поляны он вслепую повел рукой назад и не удивился, когда ладонь встретила сопротивление. Из кустов позади приглашающе торчала дубинка, рукоятью вперед.
Леший.
Лезть в разборки промеж двух ведьмаков для него было верной гибелью, а вот исподволь помочь тому, кого счел «своим», ничем таким не грозило. Стах порадовался, что «своим» сочли именно его, а не местного парня, но потом глянул в затянутые темным бешенством почти нечеловеческие глаза противника, и понял простую и мудрую логику Лешего: это своим не было ни для кого.
Дубинка оказалась рябиновой, плотной и крепкой. Ведьмак едва успел выдернуть ее из-за спины – в кусте тихо щелкнуло – и поставить блок, как перед глазами снова мелькнули чужие когти. От удара не устоял, упал и перекатился, начал подниматься. На траву плеснуло кровью – куртка с ролью повязки не справлялась, а скула и лоб дополнительно украсились парой длинных порезов.
- Росомаха, скурвысын… - Не смотревший ни одного фильма по этой франшизе Ясницкий, тем не менее, неоднократно наблюдал афиши.
… Жаль мальчишку. Шансов уцелеть в этом бою у него нет. Даже если я лягу – исподник больше не даст ему воли…
А кротовина под ногой была лишней. Иногда подводят такие мелочи…
Секунды его промедления чудовищу хватило.
Попавшая в земляной капкан нога хрустнула выше лодыжки от стремительного тяжелого удара – противник вложился в движение всей массой. Хрустнуло трижды – обе кости и дубинка, на которую ведьмак опирался.
Это и решило исход боя.
Лишенный равновесия Стах взмахнул рукой скорее инстинктивно, чем намереваясь ударить. Деревянный обломок по косой дуге вошел в подвздошье чудища, снизу вверх.
Багровые глаза вспыхнули, было, торжеством – можно было разменяться, взять жизнь за жизнь, хоть так – рука с когтями стремительно опускалась к незащищенному горлу ведьмака, но тут взгляд страшилища на секунду прояснился. Рука замерла в воздухе, когти неуверенно запульсировали, меняя длину, а потом мальчишка, вернувший на краткий миг себе контроль над телом, раскинул руки и резко опустился вниз, ловя острие сердцем.

+1

8

Дюху опалило горячей ненавистью - что-то из сказанного противником достало исподника, ударило по больному месту, и тот, и так не контролировавший себя, взъярился по новой, кинувшись на врага. На сей раз ему повезло - когти полоснули по животу ведьмака, напившись крови из глубоко вспоротой раны. Торжествующе взревев, исподник чуть не упал, получив коварный удар от раненого.
- Врёшшшшшь.... Не возьмёшшшь... - прошипел он, выпрямляясь. - Сссссдоххххнешшшь, щщенок.
Исподник стремился достать врага, пока тот не исцелился, вымотать его, заставляя тратить силу на удары и защиту. Дюха, вынырнув из удушающего захвата чужого бешенства, прочитал на память десяток формул позаковыристее и приготовился. Надо... где-то здесь должна быть возможность перехватить управление. Должна! Ну, не подведи, пане... - взмолился Андрей, прося пришлого выбесить исподника ещё раз. И возликовал, увидев дубинку в руках противника. Значит, леший на стороне Ясницкого. Значит, справятся втроём против одного. Андрей расслабился, показывая полную беспомощность и безволие, и исподник успокоился: мальчишка не будет мешать. Сломался. Смирился. Можно убивать врага.
И снова когти полоснули, окропившись кровью врага, и тёмная радость затопила исподника, и в ней едва не захлебнулся скованный чужой ненавистью хозяин тела. Он долго ждал этого боя. Реванша. И, видно, на его стороне право - ублюдок споткнулся о кротовью яму и начал падать. Исподник взревел и кинулся всей тяжестью тела здорового крепкого молодого мужика. Хруст костей и дубинки жертвы сладкой музыкой окатил слух. Всё!!! Осталось немного.
Боль, пронзившая живот, в который вошёл кусок остро обломленной дубины, ослепила исподника.
- Твааааарррррррррррррь! - прорычал тот, не прекращая нападения. Убить. Не победить вчистую - пусть, мерзкий выродок не пирожки жрал все эти годы... Но разменять жизнь за жизнь - тоже правильно. Этот тварёныш жить не должен. И лапа с удлинившимися когтями снова метнулась к открытому горлу упавшего...
...Но Дюха, для которого поединок тянулся мучительно медленно, правильно поймал момент и рванулся на свободу. Увлечённый добиванием исподник не успел упредить молодого ведьмака. Он уже ничего не успевал. Панически забился, вырывая управление телом назад... и эти доли секунды стали для него роковыми. Проклятый мальчишка одним движением перечеркнул всё, что добился исподник поединком. Рванулся, пытаясь перехватить тело, добить врага... Но мелкий ублюдок своим долбаным самопожертвованием как стеной отгородил вход в центр управления полётами, светлым огнём перегородив капитанскую рубку.
- Ссссссфффоооолллоооооччшшшшь... - сипло прорычал тёмный выродок, пока тело с пробитым сердцем падало в траву - как в замедленном кадре. Или это казалось только умирающему мальчишке?
- Я успел... - счастливо прошептал он, ловя глазами Стаха. - Я не позволил...
И закрыл глаза.

[NIC]Андрей Савельев[/NIC]
[STA]Молодой ведьмак[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c630226/v630226520/2ce38/brTRHoxaT5o.jpg[/AVA]

0

9

*пост откорректирован и одобрен панной Янитой.

Ведьмака убить трудно. Очень трудно. Тело крепче, чем у простого человека или колдуна, две души сильнее цепляются за него, чем одна… Деревянный кол в сердце – один из надежных способов.
Неожиданно одержанная победа радости Стаху не принесла. У парня хватило воли выиграть бой у самого себя, и заслуги Ясницкого в том, считай, не было. А вот вина, определенно, имелась.
Тело Андрея Савельева тяжелым грузом свалилось сверху, добавив к и без того красочным ощущениям вес крупного мужика. Когти осыпались, как колкая наледь, в прояснившихся глазах промелькнуло облегчение и какая-то светлая тихая радость.
Ох, какой бы это вырос ведьмак... – мысленно взялся за голову Ясницкий.
Пальцы Андрея сжимались и разжимались в агонии, выдирая траву, и Стах подставил свою руку. Никто не должен умирать в одиночестве.

- Все хорошо, Андрусь. Ты справился.
Кажется, это была неверная форма имени. Какая разница…
Парень сжал его запястье до хруста, он уходил, уносил с собой свою силу, забирал ее, чтобы не оставлять людей в опасности.
Проще всего было зарядить отходную на латыни, она была составлена как раз на такие случаи, но парень-то латыни не разумел. А именно сейчас нужно было, чтоб слышал, понимал…
Адреналин боя схлынул, ногу крутило болью, каждый вдох и выдох резью отдавался в брюшине. Сил хватило, чтобы перекрыть рану изнутри, но не более того, сознание уже даже не плыло – ехало куда-то.
Он покосился на торчащие сквозь штанину вверх обломки, глубоко вздохнул, и стал переводить, делая паузы не совсем там, где следовало, и прикладывая все усилия, чтобы не сбиться с мысли, не прервать заклинание.

- Выйду я во чисто поле, подниму глаза к небу, опущу руки к земле, стану ключом, отворю врата.
Отчитать. Отпустить с миром, сделать ему дорогу туда лучше, чем ляжет собственная. Мальчик заслужил… а я, если что, на ту сторону и сам доберусь.
- Отворитесь врата, в чистом поле, на высоком кургане, из этой стороны на ту сторону.
«Победи себя, или будешь побежден собой» - так, кажется… Он победил.
- Травы клонятся, путь указывают – ступай с миром.
Птицы летят, дорогу открывают – ступай с миром.
Мать-сыра земля раскрывается, ждет сына своего, ступай с миром.

Жизнь уходила из обоих, но рука Андрея слабела быстрее, пальцы уже не дрожали и были слишком холодными.
- Ступай с миром и в мире, ведьмак. Главный свой бой ты выиграл.

Стах прикрыл глаза, потому что небо раскачивалось и вызывало тошноту.
Кто-то тронул его плечо, выдергивая из мутной дрёмы.
- Мост рядом. – Темноглазая девушка в простом белом платье забрала у него из руки ладонь Андрея, ее пальцы были еще холоднее, чем у умирающего, но этот холод не был неприятен. – Я его провожу до речки, не бойся. А тебе туда еще рано, я вижу. Ты забавный, тебя провожать будет  интересно... Но сейчас мне некогда, так что вставай потихоньку и иди отсюда, ладно? У меня сегодня и без тебя дел полно.
Немного двоящийся силуэт молодого ведьмака поднялся с травы, мокрой от росы и крови, опираясь на тонкое запястье Привратницы.
- Не поминай лихом, Ясницкий. Не вышло у меня толковым ведьмаком стать... и тебя чуть не утащил.
- Квиты, брось.
- Решетову скажи – мне жаль. Он возился со мной, а вышло вот…
- Скажу. – Стах криво ухмыльнулся. Решетов ему за ученика голову откусит. Хотя бы попытается. Впрочем, сейчас ему голову и заяц откусит, что о Балу вспоминать… и вообще он не был уверен в том, что видит то, что видит.
Девушка ждала, пока они наговорятся, не проявляя нетерпения и не выпуская руки ведьмака. Андрей поклонился в пояс, стоя над двумя телами – своим, мертвым, и стаховым, еще живым, и повернулся к ней.
- Я готов.
- Хорошо. – Сказала девушка – или женщина, в этот момент она показалась неизмеримо старше, – сделала несколько шагов по внезапно оказавшейся посреди поляны тропинке, уводя погибшего ведьмака, потом обернулась через плечо к выжившему и подмигнула:
- Собак любишь, да? Молодец. Котики лучше, но собаки тоже хорошо. – И пошла дальше.
Больше они не оборачивались.
Стах сощурился, гадая, каким тут боком котики и собаки, потом понял и мысленно рассмеялся.
Могло и сработать.

Отредактировано Станислав Ясницкий (14-05-2016 01:59:36)

+1

10

Работа ветеринаром в районной ветклинике чревата порой разными неожиданностями. Например, когда все нормальные работники частных контор спят, попавшему на ночное дежурство приходится тащиться на вызов. И не абы куда, а на захолустный хутор. Если в крупных хозяйствах были свои ветеринары, которых можно было поднять из постели, то на вызов в небольшое частное подворье пришлось выезжать дежурному. Затем последовал растянувшийся на несколько часов отёл. Это был один из тех моментов, когда в голове Антона начинала копошиться противная мыслишка - правильно ли он выбрал профессию. Но в итоге все завершилось благополучно. Здоровый теленок, благодарный хозяин - в общем, хэппи-энд. Прям как в любимых Тохиных книгах Хэрриота.
После всей кутерьмы, связанной с вызовом, Антону хотелось немного покоя. Поэтому он не стал доезжать весь путь до города на машине, а решил немного пройтись пешком. Лесной воздух прочищал разум, мерное стрекотание сверчков успокаивало, звуки окружающего мира погружали почти в медитативное состояние. Несмотря на темноту, заблудиться в лесу колдун не боялся. Дорога была хоженой, никаких препятствий на пути быть не должно. Теоретически.
На практике же отвлекшийся Антон со всего маху влетел во что-то. "Что-то" оказалось деревом, упавшим поперек дороги. Причем дерево не одно. Дорогу преграждал хороший бурелом пройти через который было весьма проблематично. Когда Тоха ехал на вызов, дорога была свободной. Само по себе препятствие образоваться не могло, значит кто-то помог. Потирая ушибленный лоб, Антон одновременно пытался припомнить какие-нибудь прегрешения перед Лешим и найти обходной путь. Вроде бы никакой вины перед местным хозяином у колдуна не было. Даже когда он выводил своих учениц на полевые занятия, всегда следил, чтоб не навредить, да и о подарках не забывал.
Пребывая по прежнему в недоумении, Антон двинулся по одной из троп. Но и она оказалась обманкой, упершейся в очередное нагромождение коряг. Колдун хотел было выругаться, но в последний момент сдержался. Все же он не турист какой-нибудь, чтобы Леший так над ним шутил. Попытка вернуться тоже не увенчалась успехом. Дорогу будто корова языком слизала. Окончательно сбитый с толку парень уже приготовился пустить в ход волшбу, раз уж  обычным путем выбраться не получается. Но тут неожиданно с ворчливым скрипом деревья начали расступаться, открывая третью тропу. Это было явным приглашением. Правда не совсем понятно, куда звали. Но игнорировать приглашение явно чревато. Как минимум ооооочень долгим блужданием по лесу в  компании комаров. Поэтому Антон двинулся по открывшемуся пути, надеясь получить в конце пути ответы.

+2

11

Котики, песики…
Ясницкий растер лицо руками, возвращая сознанию ясность, получилось так себе. Альтер-эго поскреблось изнутри, предлагая снять печать, вложиться магией и «через полчаса как новый». Ага, и «крышу» над городом чинить…
Звериный образ у Стаха был; как любой ведьмак, он мог принять облик практически любой зверушки, временно натянув ее «шкурку». Животные проще переносят несмертельные, хоть и обширные, травмы, дольше сохраняют способность двигаться, обладают большим запасом прочности, чем человек. Да и боль ощущают чуть иначе. Однако, перекидываться, будучи раненым – тот еще аттракцион, и, если не хочешь, чтобы человеческое тело за это время загнулось, травмы тоже придется «перенести»…
Вызвав в сознании образ добродушной сильной псины, Стах дополнил его парой деталей и произнес строчку детской считалочки:
- En wat zegt een hondje? Woef-woef! *
Ключ сработал.
В глазах на минуту потемнело, а когда резкость снова навелась – мир воспринимался уже иначе. Тени стали прозрачнее, вокруг колыхалось море запахов, лес звучал четко и резко, боль отступила.
Пес поднялся на три лапы, подтянув под себя сломанную заднюю, и тяжелым шагом потащился в сторону ближайшей дороги, время от времени заглядывая себе под пузо. Совсем кровотечение не прекратилось, но смещенные при обороте края раны уже не позволяли содержимому брюшной полости вываливаться на траву.
На широкой тропе он сел, повернул голову в сторону от жилья, и стал ждать.
Крупный, если не сказать, огромный пес, каштановый с рыжим леонбергер, практически эталон породы. Погрызенный какой-то неведомой тварью – может, кабану на клык попал, или дорогу с медведем не поделил, да еще и правая задняя лапа сломана. В широком дорогом ошейнике с жетоном, на котором выгравированы кличка, имя владельца и номер телефона.
«Стась. Кветана Ясницкая, +7…»
Чьи-то шаги уже звучали поблизости, человек вот-вот выйдет на открытое пространство…

* «как собачка говорит? Гав-гав!» (нидерл.)

+1

12

Тропа петляла между деревьями, постепенно расширяясь. Вот еще один поворот и открылась прогалина. Там, посреди тропы, сидела большая, рыжеватого цвета собака. Причем одного взгляда было достаточно, чтобы понять: пес побывал в серьезной драке. Пятна крови на шерсти, неестественно поджатая нога - видно, противник попался серьезный. Антон огляделся, но нигде не было признака присутствия хозяина собаки. "Интересно, меня позвали на помощь этому парню? Или где-то есть хозяин, тоже попавший в беду?" - подумал ветеринар. Это версия была вполне правдоподобной. Значит, нужно побыстрее отправится на поиски пострадавшего человека. Правда, неясно, где искать этого гипотетического "хозяина". Но здесь мог помочь пес. Благо находить общий язык с животными Антон умел. Сперва требовалось провести осмотр.
Осторожно подойдя к каштановому красавцу, ветеринар пробормотал: "Спокойно, спокойно. Тебе, друг, повезло, что ветеринара в лесу встретил. И куда, позволь узнать, девался твой хозяин?" Пес не проявлял агрессии, позволяя себя осмотреть. Рваные раны, перелом ноги, в общем, полный набор. На шее обнаружился ошейник. На нем было что-то написано - похоже, имя хозяина. Посветив себе телефоном, Антон прочитал "Кветана Ясницкая". Увидев это имя, колдун присвистнул и по-другому взглянул на пациента. Сразу история о пропавшем охотнике-туристе рассыпалась в прах.
Антон знал Кветану. Близко знаком не был, но одно знал точно - собаки, тем более такой, у нее не было.
- Как любопытно, - протянул колдун, отступая от пса. - И кто же Вы такой, Стась? И во что меня втянули?

+2

13

Пес, действительно без возражений, дал себя осмотреть, но выглядел вялым – сказывалась кровопотеря, хотя здесь, на тропинке, кровавой лужи и не было. Слизистые были куда светлее, чем положено иметь здоровой, или хотя бы «немного надкушенной» собаке.
Когда ветеринар (вот повезло так повезло, Лешему не забыть проставиться, - заторможенно подумал Ясницкий, и это было последнее, о чем он подумал связно) посветил на жетон ошейника и отступил на шаг, озадаченный результатом своих изысканий, пес поймал его взгляд. И поделился потоком образов – преследование, стычка, азарт и ярость, короткий бой, боль, победа, печаль… необходимость спасать свою жизнь. Беда была в том, что сознание плыло, и, смещенное в звериную шкуру, выдавало образы сообразно телу. Лесная схватка ощущалась, как столкновение двух зверей, возможно – пса и какой-то нежити. А может, и не пса…
Зато последняя картинка была отчетлива, как фотография: близко-близко склоненное женское лицо, смесь сострадания и досады на нем, темные глаза, и голос, укоризненно тянущий нечто вроде «Да куда же тебя опять занесло…». Лицо было Кветино, голос – тоже ее, а вот язык… до адресата дошел только смысл, но говорила она не на русском.
…Стах тогда вернулся домой с охоты, в лучших традициях безземельного ведьмака, о которых позже много расскажет пан Сапковский, переосмыслив на свой лад. С распоротым и наспех заговоренным плечом, в полном магическом истощении, с подвыванием исподника на заднем плане, зашел в дом, упал на стоящее в прихожей кресло, откинул голову на спинку и вырубился, как электрическая лампочка, со щелчком…
Пес подробностей не вспомнил. Он моргнул, разрывая псевдо-телепатический контакт с доктором, попытался лечь – и неловко завалился на бок.

+1

14

Ответ, неожиданно полученный на заданный вопрос, еще больше обескуражил. Антон в ходе своей работы с животными, бывало, пользовался мысленным контактом, так что форма ответа  удивления не вызвала. Другое дело содержание. Поток образов был очень сумбурным, рваным. Очевидно, что сознание обернувшегося было спутанным. Образы, казалось, принадлежали не вполне человеку. Видимо, сознание раненого колдуна не вполне контролировало звериную составляющую. Но общая картина была ясна. Правда, видение поединка показалось Антону немного странным. Манера боя необычная, не характерная для магов. Отращивание когтей и размахивание дубинами... как-то грубо и прямолинейно. Но много ли боев повидал Антон? Не ему, неопытному, судить.
А вот последняя картина смущала. И дело не только в том, что в чужую личную жизнь подглядел. Еще что-то было неладно. Женское лицо Тоха опознал без особых проблем - Кветана. Но вот язык и время... видимо, пострадавший был очень-очень давним знакомым библиотекаря. Тут в голове у парня промелькнула парочка историй, которые он краем уха слышал. И в который раз за сегодняшний вечер Антон сдержал ругательство.
- Да ты, друг любезный, никак ведьмак? Однако..
Но долго удивляться столь странному знакомству ему не дали. Пациент резко начал терять сознание. Сказывалась кровопотеря. Требовалось принимать срочные меры. Ветеринар порылся в сумке, хорошо хоть с вызова возвращался, не совсем пустой. Но ехал-то на отёл и к работе с ранами не готовился. Хорошо хоть дезинфицирующие средства есть.
Антон принялся обрабатывать раны.  Кровотечение уже уменьшилось, это радовало. Но  видно было, что состояние ведьмака близится к критическому. Будь это обычный зверь, колдун бы не колебался. А как отреагирует на чужую волшбу ведьмачье тело? Но выхода не было. Ветеринар положил руки на живот псу. Губы почти беззвучно зашептали знакомый заговор. Стало заметно, как, по мере действия колдовства, раны начали потихоньку затягиваться, полностью не исчезая, зато больше не угрожая жизни.
Немного погодя, убедившись, что состояние пациента стабилизировалось, Антон поднялся на ноги. Голова слегка кружилась. Лечебная магия все-таки требовала определенных затрат сил. Надо было решать, что делать дальше. Тохиному подопечному смерть от ран уже не грозила, но до полного выздоровления было далеко. Оставалась еще сломанная нога, которую требовалось нормально зафиксировать. Куковать в лесу до утра не вариант. Тащить пациента на себе? Антон с сомнением посмотрел на бессознательную тушу и отставил эту мысль в сторону. Оставалось звать помощь. Но кого? Своих, ветеринарских? Или кого из колдующей братии? Взгляд парня упал на ошейник. Коротко вздохнув, он набрал номер Кветы. Дождавшись ответа, Антон произнес:
- Ночи доброй, Кветана Бориславовна. Если её можно так назвать. Это вас Старовойтов беспокоит, из ветклиники. Я тут в лесочке вашего Стася встретил. Большой такой пес. Похоже, он недавно в драке неслабой побывал. Я его немного подлатал, но полностью залечивать боевые раны долго придется. Я вот к чему клоню. Не подсобите немного нам из леса выбраться? А то ваш мальчик большой и тяжелый, сам не дотащу, - на этих словах Антон усмехнулся.

+2

15

*Совместное творчество*
***
Для Кветы уже стало почти традицией, пусть и не самой приятной, после неудач или сложностей оказываться в гостях у Берёзкиных. Всё понимающая Мария Егоровна, закалённая бесконечными невезениями любимой внучки, бесконечное разнообразие вкуснейших чаёв, отсутствие болтающих артефактов… Последнее – временно, поскольку г-н Середин давно уже грозился, так или иначе, наделить столь понравившийся ему диван даром речи. Поля же предвкушал…
Кроме того, именно после консультации с Серединым, где выявлено было, что своими силами некую дивную вещицу им не починить, ведьма решила-таки обратиться к ещё одному достойному мастеру. Но даже Денис Дружинин не смог полностью исправить подвеску, призванную собирать и накапливать излишки магической энергии. После всех усилий она осталась лишь хранилищем для уже накопленных сил, не более. Правда, Денис утверждал, что запас весьма недурен даже по примерным представлениям, и может на многое сгодиться. Сей факт и привёл Квету в этот день к Берёзкиным. Варя ведь в первую очередь оборотень, ей определённый запас всегда пригодится, а энергия, которой когда-то, в виде эксперимента, делилась с ней Квета, подошла девушке на удивление хорошо.
Теперь же, когда подарок был преподнесён, а три ведьмы сидели на «том самом» диване, который распространял на всю комнату запах цитрусовых и иногда смешно коверкал сцены из фильма, который шёл фоном к неспешной беседе. Оборвал эту идиллию телефонный звонок.
Квета, взяв трубку, уже выглядела удивлённой. Едва ли ожидала она звонка от Антона Старовойтова. Хороший маг, ещё лучший ветеринар, некогда осматривавший Симбу, но ведь даже телефонами не обменивались…
Дальнейшее вызвало ещё большее удивление, и отразилось, видимо, что-то такое на её лице, раз даже Мария Егоровна с Варей насторожились.
- Здравствуйте. Не подскажете точнее, где именно «в лесочке» вас искать?  Хоть приблизительно, на месте сориентируемся, - Квета выслушала ответ и просидела минуту в тщетных попытках проанализировать полученную информацию.
- Мария Егоровна, у меня тут, оказывается, собака есть, размера впечатляющего. И в беду попала…Не знаете, кто мог бы с машиной помочь?

***
- Собака? - нешуточно удивилась Мария Егоровна. - Ты ещё и собаку завела, да большую?
Любви к живности крупных размеров у Кветаны старая ведьма не замечала. Но не разыгрывает же. Мелькнувшее предположение о личности псины Мария Егоровна озвучивать не стала.
- Дениса можно попросить, - предложила Варя. - У него машина с маленьким кузовом, туда не то что собака - лошадь влезет. Я позвоню сейчас!
Вскочив, рыська взяла с подоконника телефон.
- Алло, Денис, привет! Прости, что поздно. Ты мог бы ко мне приехать? Надо в лес съездить. Забрать собаку размером с твоего Бурана, только раненую.
Звонок вырвал Дружинина из сна. Сегодня Аня не осталась ночевать, и он работал допоздна. И как раз с полчаса - взгляд на часы - как заснул. Тряхнув головой, кузнец попытался проснуться. Зная Варю, он понимал, что зовут не просто так: случилось серьёзное и нужна помощь.
- Так... - зевнул. - Пять минут на проснуться. Минут через двадцать буду. Примерно.
Прохор, услышав, что Дениса разбудили, тут же приволок бодрящего отвара.
- Случилось чего? - деликатно спросил он, ставя кружку на небольшой комод у кровати. Денис по-армейски быстро оделся: камуфляж, куртка, нож. Собаку... раненую. Хм, наверное, лекарства нужны?
- Собака. Раненая. В лесу. Пока больше ничего не знаю.
Залпом выпив отвар, кинулся в гараж. Через пять минут Денис уже мчался по городу, наплевав на ограничения скорости.
- Варь, - набрал он номер рыси. - Бинты или лекарства какие нужны? Там с ней кто есть, с собакой этой?
- Антон. Я сейчас позвоню ему, бабушка найдёт нужные отвары. В крайнем случае, если всё совсем плохо, Антон скажет, что делать.
Шумахером пролетев ночные смородинские улицы, Денис оказался у калитки Берёзкиных почти в оговорённое время. Варя уже ждала его во дворе.
- Ну, куда едем? - снова зевнул кузнец.
- Сейчас Квета скажет. Это её собака, - откликнулась Варя, ведя гостя в дом. - Я тебе кофе сварю, хочешь?
- Не, я проснулся уже, Прохор отваром напоил. Просто рефлекс зевания. Доброй ночи, дамы, - приветствовал Дружинин Марию Егоровну и Квету. - Куда едем, какая собака? Нужны лекарства или колдовством справитесь?

***
Пока Берёзкины суетились и вызывали Дениса, Квета безуспешно пыталась представить, что же такого успел опять «Стась» натворить. Если она правильно поняла… да и случалось нечто в духе этого события не единожды. Очередная неведомая жуть оказалась столь сильна? Но при чём тут собака… озарение пришло внезапно, и ведьма уже готова была отругать себя последними словами, даже такими, которых в жизни не произносила. Ограничение в использовании магии. Оно объяснило бы раны, но не превращение в собаку. Быть может, она ошиблась с выводами? Рассуждениям Ясницкой мешал слишком уж малый для подобного боевой опыт. Не приходилось самой в подобных ситуациях бывать, откуда же ей знать?..
- Здравствуйте, Денис.  Собака… большая, - не признаваться ведь, что ничего больше об оной не знаешь?  - Лекарства лучше взять, исключительно подстраховки ради.
Потом Квета пересказала Денису  маршрут, подсказанный Антоном.

***
- Ясно, - спокойно кивнул Дружинин. - Варя, Мария Егоровна - рад видеть, спокойной ночи. Квета, идёмте, думаю, не стоит терять времени. По дороге заедем в ветеринарку, там аптека крулосуточная.
- Держи, - Варя протянула корзинку с бутылочками и коробочками - Мария Егоровна набрала ведьминских лекарств. Всяко лишним не будет. Дружинин поблагодарил и вышел вслед за хозяйкой пса.
Аккуратно усадив Квету в машину, Денис потребовал пристегнуться и рванул с места, как болид.
- Поедем быстро, не хочу подбирать Вас с обочины, если вылетите из машины, - объяснил он. - Ну и вообще... Положено - пристегнитесь.
У аптеки они были в рекордно короткое время, судьи "Формулы-1" оценили бы. Денис оставил пассажирку в машине и отправился за покупками сам. Вышел он через десять минут с увесистым пакетом.
- Не знаю, что там с Вашим псом, но взял с расчётом на своего Бурана, подравшегося со стаей волков. Бинты там, препараты всякие. И даже такую штуку, чтоб его нести - типа кенгурушки для собак. Поехали, пожалуй.
Забросив пакет на заднее сиденье, Дружинин снова сорвался с места. Имея собаку, он прекрасно понимал беспокойство хозяйки раненого пса. На внеплановую побудку не сердился - посреди ночи чаю попить не зовут. Да и Варя обычно до последнего пытается решить проблему сама. И да, раненая большая псина - это не кошка, на руках не донесёшь. Ближе к лесу, в принципе, лесник. Но у него машины нет, а на мотоцикле не увезёшь пса, хозяйку и доктора. Так что правильно Рыська позвонила. Ничего, завтра попозже встанет, заказ не убежит. Расписание работы Денис сам себе устанавливал. Аня завтра после работы приедет - понед... вторник уже, пардон. Так что ничего страшного.
- Что с собакой? - спросил, покосившись на женщину рядом, Денис. Не то чтобы ему было страшно интересно - но даму требовалось отвлечь. А про пса он и так узнает, когда приедут. О! Приехали? Ну да, вон на поляне подсвеченные магическим светлячком мужчина и тёмный ком у его ног. - Приехали. Идёмте, разберёмся, что там с Вашим собаком. И не волнуйтесь.

***
Напоминать про ремни безопасности Квете не стоило. По возможности, она сама всегда старалась правила соблюдать, если не ради себя, то чтобы не создавать проблемы водителю. А уж Денису, который без лишних вопросов взялся помочь ей, вредить было бы настоящим преступлением.
Позже Квета не единожды вспоминала этого любителя собак. С ним ей удивительно повезло. Никогда ведь собак, особенно крупных, не держала у себя, как лечить их предполагала весьма смутно. Благо, знаний Дружинина хватило на двоих.  Мужчина предусмотрел всё, включая её жуткое беспокойство, которое было не так легко считать по внешнему виду. Отвлёк беседой, показал своей уверенностью, что излишне волноваться не следует. Купил всё, что только может понадобиться в подобных ситуациях (не забыть бы деньги вернуть). И вот уже ведьма сама готова поверить, что ничего непоправимого не случилось. Ведь даже не узнали ещё, что произошло на самом деле. И не труп ведь нашли, а раненую собаку… и раны вылечить можно,  Старовойтов не стал бы подобными словами без должной уверенности разбрасываться.
Особенно чудным было то, что Денису словно и не требовались её ответы. Понимал похоже, что едва ли способна женщина сейчас на содержательную беседу.
Доехали быстро, очень быстро. В другое время она бы испугалась, но не сейчас.
- Я ещё сама не знаю, что с ним…

+1

16

Сознание так толком и не вернулось, хотя поток спокойной ровной силы, исходящей от целителя, сделал свое дело – раны стали затягиваться.
Сказывалась уже не травма, верх взяла банальная, человеческая усталость. Недобро шевелились воспоминания, тасовались, подкладывая то картинку из юности, где в прибитом изморозью перелеске сошлись два ведьмака на исходе осени, матерый хищник и молодой волчонок, то родовой дом, спалённый вместе с обитателями, то накладывалась на них свежая картинка, где дикое пламя отступало из глаз мальчишки, погибшего за чужую память. Эта заноза болеть будет долго, и неизвестно еще, какую виру потребуют за смерть парня его наставники. Да навьё бы с ней, с той вирой, ни силы ни крови не жаль будет, но как же за мальчишку-то обидно, а… какой бы был боец, какой ведьмак… ведь справился бы он со своим изнаночником, усмирил бы, со временем. Где б только его взять, того времени.
Пес скульнул и по-человечески потер морду лапой.
Но легче, все-таки, становилось. Нужно то было всего ничего – добрать силы да выдохнуть, звериная шкурка сама по себе настроена на исцеление, и целитель, взявшийся ее латать сейчас, был мастером с большой буквы. В самый раз для раненого пса. Лубок на лапу, пару капельниц с рингером, а лучше – с рингер-локком – и к утру можно будет белок гонять…
Рядом остановилась машина. Люди. Двое.
Ну вот… А о чем ты думал, когда к дороге пошел? Хотел в одиночестве околеть – под корягу бы лез, а захотел жить – живи с тем, что есть.
Незнакомец, пахнущий огнем и железом – нехороший запах для зверя. Человек огня, возможно – мечник… какие сейчас мечники, Стах, бредишь… сильный колдун, что потребует за помощь?... Стах, ты не на чумной земле, остынь, здесь сразу не убьют и лишнего не спросят. Лишнего? Да после сегодняшней раздачи ничего лишним не назовёшь… Может, надо было под корягу? Ага, пожалуйся мне тут еще…
Зверобой, тысячелистник, книжная пыль, аромат старого сада и дома, и знакомые духи, которые и не духи вовсе, а собственный запах… Квета?... ну, а чего ты хотел-то, сам бляху на ошейник привесил, не кокетничай теперь, нечего. Просил помощи – получи, распишись. Краснеть и мяться после будешь… Если вспомнишь, конечно, как это делается.

Пес против света посмотрел в сторону салона автомобиля мутными глазами и несколько раз стукнул хвостом о землю, словно приветствуя хозяйку.

+2

17

Ожидать вызванной подмоги пришлось недолго. НУ, не так долго, как опасался Антон. Спустя какое-то время вдалеке раздался шум машины, а потом появился и источник. Машина влетела на поляну и лихо затормозила рядом. Видать, сильно народ встревожился. Из машины вышли двое. Водитель, в котором Антон узнал Дениса Дружинина, и его пассажир, которым была Квета.
- Вечер добрый, - коротко поздоровался ветеринар. - Спасибо, что так быстро приехали. Хотя пациент сейчас скорее жив, чем мертв, но побыстрее доставить его к нам не повредит.
Антона подмывало расспросить Квету о псе, но врачебный долг на первом месте. Да и не время сейчас, видно же, как человек беспокоится. Ознакомившись с ассортиментом средств, что привезли с собой "спасатели"(вот уж за что им большое спасибо), ветеринар принялся проводить манипуляции, чтобы пациент нормально перенес дорогу. После этого с помощью Дениса начал грузить Стася в кузов машины. Здесь следовало еще раз поблагодарить Дружинина. Пациент даром, что пес, а весил как тот кабан.
Закончив и с этим, Антон достал телефон и набрал номер ветклиники.
-Это Старовойтов, -из трубки ему ответил раздраженный женский голос. - Нет, я никуда не пропал, не заблудился и волки меня не съели. Не надейся. Просто по дороге назад мне еще один пациент попался. Пес, крупный, перелом лапы и рваные раны. Нет, не бродячий. С хозяйкой я уже связался и с ней вместе едем. Приготовь, пожалуйста, все что нужно. Да-да, шовный материал, лангета и общеукрепляющие. Скоро буду. Хорошо, с меня конфеты.
Завершив переговоры, колдун повернулся к товарищам.
- Все, мы готовы. Я поеду с пациентом в кузове, так что сильно гнать не надо. Кветана, я надеюсь, вы мне потом расскажете, где такого любопытного пса нашли?

+3

18

*совместный труд*

- Добрый вечер, если можно так выразиться. – Квета честно постаралась и изобразила улыбку, пусть вымученную, но вполне искреннюю. Выразить расположение к человеку, подлатавшему «Стася» было совершенно необходимо, но не ко времени многословные похвалы и восхваления. Да и не мастер она ткать столь нарочитые совестные кружева. Лучше делом поможет, коль подходящий случай появится.
Не задерживаясь более, Квета прошла к новоприобретённому псу. Впрочем, в данном конкретном случае вместо нового пред ней предстало не забытое вовсе прошлое, завоёвывающее всё большую часть настоящего. И, что характерно, весьма потрёпанное на вид.
- И кто же тебя так на этот раз, лишенько? – Когда-то в детстве нянька называла её так, горестно разглядывая порванное платье и разбитые коленки. Тут масштабы повреждений были несколько иными… С запоздалым ужасом ведьма поняла, что и это – уже результаты лечения. Представлять изначальную картину повреждений точно не стоило. – Посмотрим, что произошло?
Ведьма с новым интересом всмотрелась во тьму.
- Вы не против, если придётся пару минут меня подождать? Надолго не задержу, лишь чуть-чуть магии. Нужно ведь понять, кто моего… пса так подрал.

Остановив машину, Денис быстрым текучим движением вышел и открыл дверь Квете. Та сразу побежала к собаке... странной, кстати, собаке. Ибо пахло от неё человеком. Оборотень? Или... ведьмак? Аура похожа на ауру Балу и Стерха. Однако... что ж тут было-то? Поляна, где прошёл поединок, осталась чуть дальше, но по виду пса понятно было, что не конфетами кормили. Но спрашивать, что произошло, Денис не стал. Захотят - сами расскажут. Квета и так сама не своя. Кто ей этот пёс, интересно?
- Привет, Тоха, - поздоровался с ветеринаром, поставил рядом с ним пакеты и корзинку. - Тут лекарства, бинты и Варины отвары. И вот тебе накопитель. Долечи собакина, если надо, потом повезём.
Вернувшись к машине, он достал из кузова брезент и расстелил в нём же. Из салона извлёк дежурный плед - укрыть пса. Вдвоём мужчины погрузили собаку в кузов, укрыли. По просьбе Кветы, решившей поворожить, Денис кивнул и забрался на водительское сиденье, пригласив Антона в кабину. Мешать колдунье не стоит, чужая ворожба - дело интимное.

- И что нам остаётся…у тьмы, у тени спросим? – задумчиво предположила Квета, оставшись одна. Давным-давно не занималась она подобным, но должно было выйти. Раз лепить из тьмы не разучилась за столько-то лет, то и спросить оную всё ещё могла.
Потому Дениса с Антоном честно попросила в машине подождать, что чудесатая её магия не всем по душе приходилась. Зачем смущать хороших людей лишний раз? Особенно когда только они и могут тебе помочь. И когда очень нужно, чтобы они хоть какое-то время не рассказывали никому об увиденном.
Оставшись на поляне одна, ведьма прикрыла на минуту глаза, спасая их от света, что лился прямо с её рук. Ещё пара минут ушла на то, чтобы привыкнуть к освещению. Дальше же началось самое сложное. Затянуть всеми правдами и неправдами тьму в круг света, подчинить своей воле, не разрушив связи с прошлым и «памяти» её. Попросить-приказать показать всё, что может она показать. До чего причудлив был этот театр теней. И до чего страшен. Тени показывал свои дивные картины, используя льющийся свет, словно холст. Всё произошедшее, пусть не совсем точно, так, как сама приняла в себя эту информацию, показала ей тьма. И вот тогда сделалось по-настоящему жутко, ибо знать всех ведьмаков ей было по статусу положено, кто же угадает, что надумает драгоценный родитель в следующий раз? Что от дочки потребует? Или не потребует… В любом случае, вторую «тень» она тоже узнала.
Закончив ритуал, Квета, выглядевшая даже излишне спокойной, пришла к машине. Уезжать с этого места нужно как можно быстрее, почуяли ведь уже ведьмаки смерть одного из своих. Должны искать… такая встреча им сейчас совсем не нужна.
И во лжи своей оказалась она очень близка к правде.
- Упырь напал… - кратко сообщила ведьма мужчинам, устроившись уже в машине.
А сама всё размышляла над тем, что особенно напугало её. Тени определённо не показали ей часть истории. Почему? Ведь подобное возможно лишь в том случае, если был здесь кто-то сильнее её. Не слишком широкий круг подозреваемых, на самом деле, но один другого краше. И что сильным города сего здесь понадобилось? Очередная провокация драгоценного родителя? Удобное ведь время…
- Упырь? - встревоженно обернулся к женщине Денис. - Я позвоню Балу. Это не шутки. Поехали! Антон, перебирайся в кузов. Квета, садитесь, время не ждёт.
Появление в лесах бывшего упокойника Дружинину совсем не понравилось. Надо срочно сказать городским охранителям, пусть разбираются. А что ночью... так у них работа круглосуточная, как у полиции и пожарных. Упырей днём и не ловят. Аню предупредить, чтоб не шаталась по вечерам, а сразу после работы к нему. Они вроде с Варей собирались к озеру... Обойдутся, потом сходят.
До клиники машина долетела быстро, но плавно. Сдерживать скорость приходилось только на лесных дорогах - хороших, но всё же не асфальтированных. А уж на ровной ленте смородинских трасс Денис мчался, не обращая внимания на спидометр. У клиники он затормозил плавно, словно и не летел шальным ветром ещё минуту назад. Выскочил, подошёл к кузову, открыл. Квете в этот раз предстояло выбираться из джипа самой.
- Антон, иди за каталкой. Я, конечно, могу его магией дотащить, но твои сотрудники не поймут. Квета, Вы его сразу после операции заберёте или оставите здесь выздоравливать? Я это к тому, что если забирать, его отвозить придётся. А таксисты такого телёнка не повезут, так что придётся мне остаться и подождать.

Квета мгновенно пожалела, что пришлось обмануть человека, бескорыстно взявшегося ей помогать. Но до города требовалось добраться как можно быстрее… Без того безмерно удивляло, что господа ведьмаки ещё не собрались здесь в полном, пусть теперь заметно усечённом, составе. По всему выходило, что быть здесь они должны давно. Что могло задержать, в таком-то случае? Явно напрашивалось ещё одно, совсем уж неприятное предположение. В городе должно было случиться что-то  столь важное, что даже беда с одним из своих отвлечь не смогла. Воистину, жуткий получался вечер.
Впрочем, расчёт вполне оправдался. Испугавшийся  как следует Денис домчал их до города с удивительной скоростью. По дороге облечённых властью не встретили, словно и в этом жутком невезении им повезло. А уж то, что Денис сам собрался к ведьмакам за помощью бежать царапнуло неприятно, но и только. Этого стоило ожидать, да и должны ведь уже знать господари Смородина о случившемся. А значит, удивятся едва ли. 
- Не хотелось бы Вас задерживать, Денис, но мне просто необходимо забрать его домой. Нагулялся без меня уже, хватит с него пока приключений.
- Я уже здесь, так что извинения опоздали, - скупо усмехнулся Денис. - Надеюсь, Антон не очень долго провозится с операцией. Вы уверены, что сможете дать ему необходимый уход?
- Извинения? – на секунду растерялась Квета, но быстро поправилась. – В следующий раз постараюсь не опоздать. Впрочем, лучше и не допустить следующего раза. С уходом же должна справиться. И, думаю, здесь ему помогут, едва ли мне останется много работы.
Дожидаясь Антона, ведьма обернулась к двери.

+1

19

…Чужая магия, уходящая по его следу в сторону поляны Квета, жесткое дно кузова, тепло наброшенного сверху пледа – мысли и ощущения путались, накладываясь друг на друга. С трудом ведьмак развел их в стороны, сосредотачиваясь на себе. Не случайно магам не рекомендовали влезать в звериную шкуру, будучи ослабленными или ранеными – слишком быстро простое мышление зверя принималось как собственное и прирастало к личности, можно было застрять надолго и не вылезти без чужой помощи. Впрочем, ему это не грозило – его исподник предпочитал более интеллектуальное общение, чем «woef-woef», и не дал бы ему забыть себя.
Слабость была возмутительной. Стах сейчас, задним числом, понял, отчего так устал. Не от боя – что там было того боя, бестолковая толкотня и махание когтями, не от раны – бывало хуже, а от открытых своей волей врат на ту сторону. Чем сильнее воин, тем труднее открыть для него путь туда, и хорошо, что пришла Привратница, кем бы она ни была.
Плохо, что встревожилась Квета. Что она увидела в тенях, сам бой, его итог? Видела ли причину, поняла ли, что это был несчастный случай в чистом виде, или же сделала свои выводы… Нехорошо будет, если она начнет защищать его перед ведьмаками, опасно для нее…
Ветеринар забрался в кузов, сел рядом. От человеческого тела шло такое необходимое сейчас тепло, так что Ясницкий, пользуясь двойными привилегиями – собаки и раненого – нагло привалился к целителю боком, да еще и голову подставил, будто невзначай. Ему, как человеку, было все равно, а вот ему, как собаке, хотелось, чтобы кто-то почесал уши.
Что бы там ни было, сейчас нужно было привести себя в порядок. Срочно.
А там… а вот там – что будет.

Отредактировано Станислав Ясницкий (02-11-2016 21:16:45)

+2

20

Пса постарались поудобней уложить в кузове и укрыли пледом. Когда Антон забрался к нему, то рефлекторно положил руку на голову пациенту. В такие моменты личный контакт исцеляемого и целителя важен. На поляне только что закончила ворожить Квета. По её лицу было видно, что открывшееся ей не понравилось. Даже напугало. А слова про упыря, в свою очередь, очень не понравились Антону. Для полного счастья не хватало еще бродящей по окрестным лесам нежити. А ведь Антон не единственный любитель вечерних прогулок. Может и кто посторонний пострадать. Так что Денис прав на все сто, ведьмаков в известность ставить надо. Пусть свои хозяйские обязанности выполняют.
Машина домчала их до клиники почти в одно мгновение. Перегрузив пса на каталку, ветеринар завез его внутрь. Затем его ожидала работа: нетрудная, но кропотливая. Антон порадовался про себя удачно проведенным магическим манипуляциям. Без этого лечение могло бы затянуться на неопределенный срок. А так: гипсовая лангета, несколько метров швов, капельница - и готово. Вытерев лоб и сняв наконец перчатки, Тоха вышел на улицу, где его дожидались Квета и Денис.
- Жить будет. И бегать будет, причем скоро. Сейчас пусть спит, - сказал ветеринар, посмотрев на Кветану.- Сегодня побудет под наблюдением. Как минимум до утра. И это мое первое и последнее слово. Так что, Денис, вы вполне можете ехать домой. Только Квету завезите.

0


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Раз ведьмак, два ведьмак


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC