Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Экзамен на огненную ящерицу


Экзамен на огненную ящерицу

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

- Перекусим и в кузню... – механически повторила Аня, потом, неожиданно быстро, сняла подвеску.
- Не торопись. Пожалуйста.
Она взяла Горыныча за руку, вложила ящерок в его ладонь и сжала свои пальцы поверх его кулака. Даже посмотреть не успела толком. Говорила она тоже быстро и сбивчиво, глотая окончания слов.
- Я не отказываюсь от подарка, Дэн, хорошо? Просто пусть пока у тебя полежит.
То, как она сократила его имя, могло ему не понравиться, но ей казалось важным сейчас назвать его не нейтральным "Денис", не шутливым "Горыныч", а как-то иначе и очень лично.
Хорошо, что он это сделал сейчас, а не раньше. Сейчас, после медитации, пока земля держала, вода смывала любую дрянь, воздух давал дышать, а огонь согревал, не обжигая, Аня смогла остаться сидеть рядом с Денисом - не вскочить, не оттолкнуть, не начать махать руками в попытке объяснить то, что в таком состоянии не объясняется. Как же его не обидеть-то, а? Умного, сильного, доброго, щедрого, но такого торопливого?....
- Пожалуйста. – Повторила она. – Это слишком. Это много. Это больше, чем я могу утащить за раз. Не дави. – Как же тяжело говорить такие вещи, а? – я не отказываюсь... ни от чего, ага? Просто... дай мне время. Немного. Это все слишком...понимаешь, слишком много.
Да, партнера у нее не было давно, удивительно давно для молодой женщины, не обремененной строгими запретами. Ее можно было назвать даже целомудренной… но она не считала, что секс – это что-то особенное и накладывающее обязательства. Просто способ выражения приязни, влечения и влюбленности… И эта, мышь ее заешь, влюбленность могла превратиться в большее.
Только не надо. Пожалуйста. Не надо привязывать. Знаками, подарками, ошейником – не надо. Я приду и останусь, сама. Дай время, а?

0

22

- Аня... Анечка... - горло Дениса перехватило от той паники, что отразилась в глазах девушки. Блин, что он не так сделал? Это же просто оберег, а не кольцо с бриллиантом... Твою мать, что с ней сделал тот выродок, с которым она была??? - Хорошая моя... Подожди... Я дурак, я не объяснил. Я... я не привязываю. Это просто оберег. Ритуал, который мы будем проводить... он не опасен, но тебе не помешает дополнительная защита. Ящерка, родная моя. Это ПРОСТО ОБЕРЕГ, - мягко выделил он голосом важные слова. - Да, там есть золото. Но... Ань, для артефакта лучше подходят драгоценные металлы и камни. Я сам его сделал сейчас. Понимаешь? Я не... я обещал не давить. И не буду. Да, ты мне нравишься, очень. Мне комфортно с тобой работать, общаться. А теперь ещё и ночь... Ань, не надо. Не бойся. Я тебя никогда не обижу, слышишь?
Медленно, словно обезвреживая мину, он провёл ладонью по щеке девушки и притянул к себе её ладонь, накрывшую кулак. Осторожно коснулся тонких пальцев губами. Перун, Макошь и Лада... помогите. До боли не хочется терять этого напуганного, взъерошенного воробушка. Что он сделал не так, Денис не понимал. Неужели простой оберег её так напугал? Ну золотой, и что? Там того золота... на обручальное кольцо не сильно широкое. Работа-то его личная.
- У тебя будет столько времени, сколько захочешь. Я... Я могу сделать шаг назад, если ты не готова, - медленно говорил Денис, не сводя глаз с Ани. - Мы можем вернуться к прежним отношениям, наставника и ученицы. Если хочешь. Но... я буду рад, если то, что было ночью, продолжится... Это была не просто постель, понимаешь? Ты... слишком хороша, чтобы просто спать с тобой. Ты лучше. И достойна самого лучшего. Это была лучшая ночь в моей жизни. И я очень хочу, чтобы были ещё такие ночи. И дни. Но решать тебе, моя хорошая. Только тебе. Я никогда не потребую того, чего ты не захочешь мне дать.
От непривычно долгой речи у Дениса пересохло горло. Он медленно погладил Аню по голове и осторожно, почти не дыша, обнял её. Клятая подвеска так и осталась в кулаке, Денис про неё забыл. Сейчас важно было вернуть... вернуть то доверие, ту созвучность, что установилась у них с первого дня совместной работы. Чёрт, мину, на которой чуть не взорвался капитан Марушин в Дагестане, и то проще было обезвредить.
- Я бы рад засыпать тебя подарками, - шептал Денис, тихонько укачивая девушку в объятиях. - И написать везде, что ты моя. Такая у нас, мужчин, натура - застолбить территорию, обозначить принадлежность. Но я не стану этого делать. Ты сама решаешь, я просто принимаю. Прости меня, маленькая. Я не понимаю, где сделал ошибку. Я просто хочу защитить тебя. Мир магии - не детская площадка, здесь всякое может случиться. Особенно в Смородине. Просто пойми: это - оберег, а не знак того, что ты моя. И не подарок. Просто. Оберег.
Выбившись из сил, не зная, что ещё сказать, Денис потёрся щекой о макушку девушки, готовый отпустить её при малейшем движении назад.

Отредактировано Денис Дружинин (26-10-2016 02:22:20)

0

23

Ну и напугала же ты его, Анечка… Головой надо думать, а не эндокринной системой. Голова хоть предназначена для этого…
Она мягко отстранилась. Не чтобы отодвинуться – а чтобы видеть его лицо во время разговора, и оставила свои руки – в его.
- Я сейчас скажу очень нехорошую вещь. Кучу вещей. – Ладно, с собой справилась, теперь давай, энсин, маши флажками, разруливай ситуацию. Все равно он должен знать, с кем имеет дело. Вдох – выдох. Поехали. – Я знаю, что ты ничего такого в виду не имел, хотел помочь и все такое. Но у меня пока не получается воспринимать это легко. Понимаешь… Я выросла в мире маленьких злобных зверюшек, которые жестоко бьются за все, что могут получить, и пытаются подгрести под себя все вокруг, пометить, сделать своим. Можно было стать такой же – кусаться, озлобиться, сыпать соседке по спальне в мочалку битое стекло, а в тапки – куски канцелярского ножа. И домашку в сортир спускать. Можно было стать тихо молчащей вещью. Куда поставили – там и стой… где упала – там и лежи. Высшим шиком было ничего не иметь и никому не принадлежать… Мне удавалось.
Глаза блеснули, злые, холодные – рассказывая, она словно окунулась туда, в ту атмосферу.
- Потом появился человек, который дал мне защиту. Знаешь, это было как из канавы к костру вылезти. Он был… как бы это… харизматичный лидер, вот. А мне было… вокруг семнадцати. Гормоны шалят, настроение скачет, я не сразу поняла, насколько он меня под себя прогибает, просто грелась. А он гайки медленно закручивал, так медленно… что было как в анекдоте: индюк думал, что купается, пока вода не вскипела. Мне повезло в том, что это продолжалось не настолько долго, чтобы я не смогла вывернуться. И в том, что я смогла не раскрыть себя, не дала ему понять, что ведьма. Вот была бы игрушка... И я даже не то, чтобы сама вывернулась. Может, если бы справилась сама – было бы легче, а так я до сих пор воюю.
Она несколько секунд рассеянно моргает, потом встряхивает головой, как собака или лошадь.
- Ты был прав, насчет взросления. Медленно. Я еще вчера думала, что ерунда, что быстро, а на самом деле – вот мои семнадцать, вот мои двадцать пять, и за восемь лет никакого прогресса. Думала, научилась жить. Научилась – дружить, ржать, радоваться, подкалывать по-хорошему, а не чтобы в грязь втоптать… А стоило дистанцию сорвать с тем, кто…
Неловко дернула челюстью. Расплакалась бы. А что мешает? А шут его знает…
- С тем, с кем хочется быть целиком. И вот оно все снова… что-то внутри визжит «не нужна мне никакая защита и никто не нужен!» Нужен. Только… Чтобы этот цирк дурной кончился, я должна сама пройти дальше. Чтобы не случай помог, не другой оберегал, а сама. Спасибо, что… выслушал. Спасибо, что помогаешь. Что учишь. Что рядом.

+1

24

Денис слушал и тихо зверел. Нет, он знал, что в детдомах творится, но одно дело знать абстрактно, а другое... когда дорогой тебе человек это прошёл.
Ладони Ани казались ледяными - от переживаний, что ли... Денис чуть утеплил свои, согревая. Маленькая моя, как ты всё это выдержала... Он молча слушал, впервые жалея, что не владеет эмпатией, не может окутать её нежностью, теплом, безопасностью... Понятно теперь, почему колючая... и болезненно независимая.
Денис, выросший в большой дружной семье, долго не сталкивался с тёмной стороной жизни. До армии. Вот где домашний мальчик хлебнул полной мерой и бунта, и законов стаи, и попыток сломать, поставить на колени. Но, чёрт побери, он мужчина! И был уже взрослый! А она... маленькая, беззащитная. Была. Глаза эти... насмешливыми видел, усталые видел. А такие - нет. И ему не нравилось ледяное зло в Аниных глазах.
Сука. Ублюдок. Сколько таких выродков поломало жизнь девчонкам, купившимся на харизму, властность, псевдокрутость. Дерьмо.
- Ты ошибаешься. Прогресс есть. Ты умеешь дружить и радоваться - это уже много. Посмеяться по-доброму не всем дано, родная. Ты - справилась. Просто... отношения мужчины и женщины... это экзамен посерьёзнее дружбы. Это большее проникновение. Больше доверия. У тебя просто не было нормальных отношений. Откуда тебе знать, каково это - доверять, спокойно поворачиваться спиной, любить? К тому же первая попытка оказалась неудачной. Ты боишься... Это нормально.
Низкий голос Дениса сейчас звучит и вовсе потусторонне, отвоёвывая девушку у демонов прошлого. Вот, значит, откуда шрам. Потом он расспросит, узнает, как появилось это... украшение. Потом.
И вдруг из глубины души шарахнуло собственной болью, отозвавшейся на ту, что звенела в Ящерке. Побледневший Денис замер на секунду, согнувшись, как от удара под дых. Отвёл глаза, не отпуская Аниных рук. Медленно выдохнул боль.
О своём прошлом он никогда ни с кем не разговаривал, даже с друзьями. Те, что остались в Смоленске, и так знали о случившемся. А кто появился уже здесь... им не надо. Чуяли, конечно, что кузнец с секретом, но не лезли в душу - здесь это не принято.
- Я был женат, - глухо выговорил он, глядя в землю. Это был первый раз, когда Горыныч вспоминал прошлое с момента случившегося. Отрезав, он шагнул дальше, ценой невероятных усилий заставив себя справиться. Поэтому и нелюдимым стал, и замкнулся. С реконструкторами общался, но они ребята понимающие и за буйки не заплывали. Своим временным подругам Денис тем более душу не открывал - не за тем приходили. И не сюда. Дом - его крепость, а для свиданий гостиницы есть. И квартиры посуточно. Но с Аней было бы нечестно в ответ на искреннюю исповедь не ответить тем же. - Лена знала о моей работе... полицейский спецназ. Часто случались... разные дела. И угрозы были, и дрянь всякая вроде фотографий меня с бабами. Монтаж, само собой. Но на нервы действует. Это всё ерунда, Ленка умная женщина... была. Просто однажды мы взяли крупную банду. Тем же вечером я пришёл домой... А её убили. Я не защитил. Хотя на свадьбе обещал защищать и беречь. Не сберёг.
В глухом голосе мужчины отчётливо лязгнула сталь боли. Он до сих пор не мог себе простить смерти жены. Оттого и отношений не заводил принципиально, и барышням сразу говорил: только секс. Устраивает? Пошли. Нет? До свидания. Почти все оказывались понятливыми. Непонятливых Денис вежливо, но холодно отшивал. Вот только Аня... Полтора месяца прошло с их знакомства. Поначалу притирались друг к другу, привыкали. Аня в плане ученичества молодец: послушная, талантливая. Старалась. Одно удовольствие её учить, гордость за такую умницу одолевает. Кто ж знал, что вчера проскочит искра из невинной беседы с целью выяснить природу необычного таланта девчонки? Нет, он не жалел. И ночью, и утром, глядя на спящую Ящерку, Денис ощущал странный, непривычный покой. Да, с ней не будет легко, это не его разовые дамочки. Но... ей можно доверять. Она встанет за спиной и будет подавать патроны. И не будет никаких дурацких скандалов, вопросов и сцен. Она другая. Не такая, как все. И если ей нужно самой прибить своих чудовищ - кто он такой, чтобы мешать?
- Я не буду тебе мешать, - пообещал он. - Но... если понадобится помощь - зови.
Надо бы встать да идти работать... сейчас, ещё минуточку посидеть - и пойдут.

0

25

- Я не боюсь… просто… единственное, что у меня по-настоящему есть – это свобода. Вот и мерещится всякое, что никто даже в виду не имел. Прости. А «отношения мужчины и женщины»… мне уже давно кажется, что они должны из дружбы идти. Из доверия и понимания, а страсть, секс – ну, хорошо, если есть. Но могут и не быть. А дружить меня научили хорошие люди, которых в моей жизни было все-таки достаточно. Больше, чем всяких судаков…
Успокоилась. Ну, почти. Фальстарт, вот как это называется. Стартанула, а сигнала-то не было, просто чихнул кто-то под руку. Ложное срабатывание системы.
Она прижалась виском к его плечу, выдыхая и успокаиваясь, когда Денис вдруг крупно, не столько телом, сколько всей аурой, вздрогнул, словно по нему чужой удар прошел, и Энси привычно вскинулась, отыскивая источник прилетевшей плюхи.
Не нашла.
Вот, значит, как. Не холостяк мастер, а вдовец. Да еще так, неслучайно, овдовевший, и до сих пор самому себе в этом виноватый. А тут ты психуешь со своими комплексами… а он же просто бережет тех, кто ему стал дорог – так, как умеет, так, как может. В лоб. Потому что тоже боится. И если она, Энси, боится приобретать, то он не хочет еще одной потери, не хочет знать, что сделал не все, что мог.
Она дослушала – молча, наклонив голову, глядя на его руки – крепкие кисти, спокойные пальцы. Сочувствовать бессмысленно, нет таких слов, которые можно сказать в этой ситуации. Просто нет.
Но можно потянуться к нему своим теплом, не телом даже, прикоснуться, согревая. Отдавать проще, чем брать, это так… по-женски?
- Прости. – Тихо сказала она после паузы. – Теперь я понимаю… кое-что. Ну, будем учиться оба, что ли, есть чему…

С мысли ее сбил Буран. Вывалился из дома, размахивая хвостом, подбежал, впихнул в руки Денису обслюнявленного щенка, и заполошно умчался за вторым.
- Дэн… у него глазки открылись!
У второго, как оказалось несколькими секундами позже, тоже.
Следом явился ворчащий Прохор с двумя сосками.
- Облизал, похвастался… а кормить кто будет? У-у, папаша…
Аня безропотно взяла одну бутылочку. Прошлое – это прошлое, а пищащее настоящее жрать хочет…

0

26

Она поняла. Дениса затопило волной горячей нежности и благодарности. Анечка, Ящерка родная... Поняла, почувствовала, потянулась согреть. Золото...
Выдохнул уже свободно, отпуская прошлое. Только сейчас отпуская, как выяснилось, раньше не получалось. Может, надо было появиться такой вот Ящерке, которая поможет открыть дверь в прошлое и попрощаться с ним наконец. Обнял Аню, благодарно принимая её посыл, коснулся губами макушки.
- Будем, - согласился учиться. - Раз уж мы такие подобрались, оба-двое, с прошлым и переживаниями.
Накатившая было боль и усталость после испуга за Аню испарились. Сейчас хотелось прыгать и кувыркаться, переплыть Калину туда-обратно пару раз... Короче, сжечь адреналин, явившийся вместо светлого пафоса и печали романтической. Как положено приличной драматической сцене, она откланялась, сменившись чем-то смешным. Оно и правильно - не всё ж переживать, перегореть можно. Умные авторы завсегда после грустных сцен комические пишут. А кого можно назвать сценаристом более талантливым, чем жизнь?
В полном соответствии с правилами драматургии смешное не замедлило явиться в лице... точнее, морде Бурана, спешащего похвастаться достижениями сыночков. Глазки открылись. Славненько.
Денис расхохотался в голос, глядя на блаженную морду пса, светящегося в прямом и переносном смысле. Благо прямой виден под ярким солнцем не был. Удружила мелочь волшебная, наворожила, что теперь собакин, когда в хорошем настроении, светится, что твой Баскервиллей.
- Красота! - просмеявшись, взял второго щенка кузнец. Клятую подвеску сунул в карман не глядя. В кузнице в коробку положит. Возьмёт Аня - хорошо. Нет - что ж теперь... - Ну, Буран... Поздравляю. Деда, выдай ему косточку повкуснее, что ли. Так... кормим и за работу. Но сначала я внеплановую разминку сделаю, мне надо. Ань, восковки я тебе показывал, запомнила? Если нет, идём, ещё раз покажу. И до обеда ты - с ними возишься, я, как обычно, с колхозом. Ну, а после обеда пойдём твою ящерицу искать. Как раз в кузне огонь разойдётся, удобно будет. Обычно-то зверя в лесу ищут, но у нас такой зверь, что ну его на фиг. С Лешим не расплатимся потом, если чего загорится.

Отредактировано Денис Дружинин (29-10-2016 19:29:54)

0

27

Покормив доставшегося ей щенка, Аня кивнула.
- Ага, все помню, займусь. Если что забуду - спрошу.
Отлегло. Проскочили узкое место, а если и оцарапались оба - то не сильно. Ну, из этого жизнь и состоит, верно?...
Денис, кажется, выдохнул, да и ей стало легче. Прошлое в прошлом, и хрен бы с ним.
- Ну да... Дух огня в лесу - это даже не смешно, это лучше под учения МЧС поворачивать...
Она еще немного погладила щенков, массируя набитые пузики, и невольно наблюдая за Горынычем. Да, в самом деле, выдохнул - вон как двигается, ни лишнего рывка, ни зажима в пластике.
Вот и хорошо.
Она с удовольствием потянулась, возвращая себе то, послемедитационное равновесие, которое немного пошатнулось во время разговора, и пошла работать. Воск требовал осторожного внимания и чистоты инструментов и форм - одна соринка могла испортить всю заливку. С непривычки работалось медленно, и Энси по нескольку раз себя перепроверяла, поэтому, когда подошло обеденное время, она только-только заканчивала собирать последний литник из пяти.
- Мне срочно нужны запасные глаза, запасной кусок спины и пожрать. Можно сначала пожрать. Я с непривычки и от усердия вымокла как мышь в луже. Эх, надо было идти вместо тебя болгаркой махать. - Жалобно сообщила она Денису. - Все, можно заливать, я закрыла. Или проверишь? А, вообще-то, проверь. Жалко будет, если что-то косо смонтировано, а я не вижу.

+1

28

Сделав недлинную, но динамичную разминку, Денис быстро ополоснулся и отправился в кузницу. Колхозный заказ медленно, но верно продвигался. Медленно - потому, что не единственный, кузнец так председателю и сказал: будет долго, ты не один у меня. Раз не хочешь в мастерские колхоза отдавать - жди. Тот согласился - а куда б он делся? На две-три недели отодвигать другие заказы, чтобы упереться и выполнить этот? Щаззз. Всего понемножку. Другим тоже надо - и обереги, и оружие, и всякое. Да, сейчас есть Аня, которая серьёзно разгружает с мелочами, но это же не значит, что надо взваливать на неё всё подряд? Учится девчонка, в конце концов.
И вообще, пора выходной делать. Неделя уже точно прошла, так что завтра задвигаем все дела и в лес. С Аней одно удовольствие побегать в догонялки или прятки. Они даже парный комплект игрового стрелкового оружия приобрели под это дело и отрывались каждый второй выходной, который проводили вместе.
Занимаясь заточкой очередного лемеха, Денис искоса наблюдал за пыхтящей над восковками Аней. Медленно, но старательно она отливала восковые формы будущих украшений - для начала он дал ей простенькие: меч, лунницу без украшений, ключик, гребешок и ложечку. Эти привески обычно крепились к коневидной форме и вместе составляли весьма шумящую штуковину. Варя такие обожала, вечно гремя на весь лагерь. Кстати, забавно, но на Былинном берегу Аня показала фокус: взяла у рыськи её кривический комплект, весьма звенючий, и умудрилась в полном облачении бесшумно подойти к костру! Даже бывалые воины, привыкшие дежурить и вылавливать нужные звуки в тишине и шуме, не поняли, как она умудрилась. За такой фокус Денис ученицу похвалил и даже обещал плюшку на выбор.
- Иду, - отложив наточенную железку, кузнец вытер руки и подошёл к ученице. - Ну, молодец, ничего не испортила. Разве что ключик можно чуть поуже делать. Но это не критично, они разные по величине могут быть. Заливай. Еда нас ждёт, тётушка уже звала. А по поводу спины - если хочешь, разомну немножко. Или можем на речку спуститься поплавать. Спешить нам некуда, на сегодня работа закончена. У нас ритуал, после него не поработаешь.

0

29

- Не рискнула тоньше делать, руки горячие, воск плывет. - Призналась она. Ночь и утренний разговор не прошли даром, поднятая сила огня гуляла в теле, беспокоя и напоминая о родной стихии. - Вроде, я спокойная, а вроде и нет. Давай - по салатику, поплаваем, а потом нормально поедим, а?
Под монолог она залила формы раствором и расставила сушиться.
- Все. Есть, купаться, есть, спа... эээ... помедитировать. Массаж об воду сделаю, а то мы так сегодня ритуал не успеем провести... - Энси подмигнула.
Было, почему-то, очень легко. Словно так оно и должно было быть - вот, есть она, есть Денис Горыныч, и есть то, что, что есть между ними. Как будто всегда и было. И поездка на фестиваль, и догонялки в лесу, все это было о том самом, хоть и издалека.
Главное, снова не испугаться.
Очередной раз между делом покормив и потискав Бураньих деток, перекусив и поплавав (нырять и хватать за задние лапы Бурана было отдельным удовольствием, за которое пес жестоко отомстил, отряхнув мокрую шерсть на уже одетую Аню и вываляв ее после этого в песке, пришлось снова выполаскиваться), они вернулись в дом.
Несмотря на аппетит, Энси почти не ела; чем ближе был ритуал, тем она становилась более сосредоточенной. Денис такое выражение у нее на лице уже видел - при стрельбе или работе с очень сложной деталью, когда все лишнее и ненужное постепенно вытесняется из круга внимания, и остается только цель. Мишень на склоне оврага, изгиб металлического усика под жалом паяльника... Дыхание выравнивается, сердце бьется чуть медленнее, движения становятся плавными, переходящими одно в другое.
- Наверное, теперь можно и ритуал?

0

30

- Не рискнула - и не надо. Для первого раза и так отлично, - спокойно улыбнулся Денис. - Хвалю. Пойдём.
Перекусив салатом из помидоров, сладкого перца и ломтиков говядины - вроде и легко, и сытно - отправились на речку. Буран, светясь от радости ярче солнца, нырял и плавал наравне с хозяином и обожаемой человечкой, брызгаясь и оглушительно гавкая.
- Ты можешь не есть, если не голодна. Перекусить хватит, просто чтоб не отвлекал желудок, - негромко посоветовал кузнец, садясь за стол. Он тоже не налегал на еду - кусок пирога с мясом и грибами, кружка молока, яблоко. Настрой Ящерки ему нравился. Умница девочка, молодец. Как же хорошо с ней, тепло и уютно. А ведь чуть не прогнал, шовинист лохматый, когда Варя привела. Так, не отвлекаться! - прикрикнул на себя мысленно.
- Можно, - медленно кивнул Денис, беря Аню за руку. - Все амулеты сними. Одежда у оборотней не рвётся, но... огонь всё-таки. Лучше будет, если разденешься перед ритуалом. Я тебе футболку дам, если стесняешься, её спалить не жалко.
В кузнице Дружинин подошёл к чурам Перуна и Сварога, поставил чашку с требой и кружку медовухи.
- Помогите, родные боги, - поклонился он и подошёл к наковальне. Разжёг огонь, поставил по четырём углам воображаемого квадрата металлические чаши. В них тоже взметнулось пламя. Аню Денис привёл в центр квадрата, усадил на пол, встав перед ней на колени.
- Расслабься. Прислушайся к себе, - еле слышно говорил он, положив ей руки на плечи. - Вокруг огонь, почувствуй его. Позови. Представь, что ты находишься где-то под землёй, возле земного ядра. Очень жарко, но ты не чувствуешь дискомфорта. Что ты ощущаешь? Хочется ли тебе просто подойти к ядру или тянет нырнуть? Там, в нём, ответ на вопрос, кто ты. Попроси ядро ответить. Если из него выйдет простое пламя - значит, ты только огневик. Это тоже хорошо. Это твоя стихия, твоя жизнь. А если выйдет огненная ящерица, прислушайся к ней: есть ли общность? Нравится ли она тебе? И стань такой же, как она. Это легко, надо просто окунуться в огонь.
Треск воображаемых поленьев, запах дыма, тепло огня - всё это настраивало огневика на медитативное состояние не хуже, чем йога - поющие чаши или благовония.
Интересно, угадал он с сутью Ани или нет? Теперь остаётся только ждать... Направление ритуалу он задал, дальше она должна идти сама....

+1

31

- Ну да, стесняться сейчас – самое время. – Стрельнула глазами, удивляясь самой себе – откуда оно взялось, вот это вот, женское, проскочившее даже сквозь сосредоточенность…
Подготовка много времени не заняла. Энси почти не носила оберегов, кроме руны на шнурке на шее и первого гвоздя в кармане джинсов, того самого. Он у нее кочевал из одних штанов в другие, и не забывала ведь перекладывать.
Поклонилась чурам, помолчала о своем, попросила, чтоб присмотрели – и за ней, и за местом, и за обитателями дома. Разделась, сложив вещи на табуретку в кухонной части. Умылась и насухо вытерла лицо. Коснулась открытой ладонью пламени в горне, причащаясь. Уселась на пол – сначала на колени, потом на пятки, выпрямила спину, раскрыла лежащие на бедрах ладони. Посмотрела в глаза Денису.
- Ну… охрани нас боги.
И под его голос опустила веки, мысленно следуя указаниям наставника.
Пламя в чашах взметнулось выше, когда она отпустила себя, перестала сдерживаться. Сбросить собственный приросший к шкуре и силе контроль оказалось удивительно легко – в этом месте можно было не бояться что-то сжечь, или кому-то навредить. Денис по мастерству владения силой превосходил ее, он успеет защитить и себя и дом. А ей было пора в свой дом, настоящий.
Туда, вглубь и вниз, но, может быть, и вверх.
В то пламя, что горит у сердца мира, наполняет и человеческие сердца – жаром, страстью, решимостью. Раскаленная во тьме глубина, ядро планеты, но и солнце – тоже пламень.
Огонь шелестел в чашах и потрескивал в горне, звенел совсем рядом в сердце мужчины, гулко дышал внизу и изливался светом с небес. Он был везде, как сама жизнь.
Следуя голосу наставника, Энси увидела себя стоящей на раскаленном бесконечном основании всего. Горячем, живом, грозном и, одновременно... уютном?...
Ты не знала отца, я тебе отец.
Ты потеряла мать, я заменяю ее тебе.
Я живу в тебе, я живу через тебя, я смотрю твоими глазами и дышу твоей грудью. Я воплощаюсь через тебя, ты – это моя сила, моя воля, моя свобода. Но это не ты часть меня, а я часть тебя, не бойся. И ты тоже живешь во мне.

- Кто ты? – Спросила Аня, адресуясь к источнику этих образов, который был частью в ней самой, а частью – миром вокруг нее.
- Я это ты. Но ты можешь выбрать.
Искрящийся шар огня. Тонкий силуэт женщины, прочерченный лепестками пламени. Птица с крыльями, словно лесной пожар. Дракончик с львиной гривой огненных сполохов. Сидящая прямо пред ней на пылающей поверхности маленькая черная ящерица.
- Ящерка. – Энси удивленно рассмеялась. – Ну да, кто же еще. Я это ты, ты это я…
Глазки-бусины зажглись золотом, шкура взялась искрами, словно брусок металла мгновенно растопили в плавильне, и раскаленное сияние пробилось сквозь окалину.
- Прими меня.
- Принимаю. А ты?
- И я тебя принимаю.
- И… что теперь?
Ящерка стала расти, стремительно, заполняя пространство, разгораясь еще ярче, еще сильнее, потом ее глаза совсем уж нестерпимо вспыхнули прямо напротив, и Энси охватило странное, одновременно пугающее и радующее ощущение, словно она сначала смотрит в зеркало, а потом – проваливается в него, выворачивается наизнанку, но не физически, а душой…
Страх дал силу, радость дала защиту, золотое облако с мелкими искрами пламени скрыло сидящую на полу девушку, потом полыхнуло совсем ярко, на бетонный пол плюхнулась ящерка длиной в полметра вместе с хвостом, а пол под ней пошел трещинами и кусочками. Перегретый магией бетон превращался на глазах в песчаное крошево.

+1

32

Хорошо, что Денис, настроив Ящерку на ритуал, отошёл подальше, чтобы не смущать девчонку и не мешать ей случайно. Уселся на приступочку возле горна, которую сам же ей и сколотил. Аня справится сама. Природа оборотня, которую огневичка по незнанию глушила, давно просится наружу, требуя признания своего существования и гармонии с человеческой половинкой. Хорошо, что они встретились относительно рано - есть время подружиться с собой, гармонизировать, почувствовать. А то лет через десять Аня могла получить шикарный диссонанс. И поди угадай, в депрессию он вылился бы или в приступы ярости. Он сам в подростковом возрасте бушевал как... сильно бушевал, в общем. Слава Сварогу, Нестор на его пути попался. Кстати... С момента появления Ани он уже раза три ездил к наставнику, а её не брал. Неправильно. Надо свозить в ближайший раз.
Всё шло хорошо. Пламя мягко приняло Аню, окутало рыжим облаком. Похоже, всё складывается правильно. Кузнец молча наблюдал, слегка поправляя нити медитации, когда они норовили перепутаться, словно клубок ниток, стащенный шаловливым котёнком. Он почти видел, как девушка погружается внутрь, к земному ядру, как выбирает то, что выразит её сущность и примет её саму. В облаке пламени, окутавшем Аню, проступили  лапки, хвостик и тупоконечная пока ещё мордочка - выбрала. Умница.
Когда золотое облако скрыло силуэт сидящей девушки, стирая его огненным ластиком, а на пол кузницы плюхнулась ящерка, Денис почти успел облегчённо вздохнуть и уже открыл рот, чтобы похвалить ученицу... как вдруг перегретый магическим огнём бетонный пол с сухим шорохом осыпался на глубину всего полуметрового фундамента. Аккуратно так, словно кто-то издевательски прочертил прямоугольник, прежде чем превратить твёрдый бетон в мягкий песочек.
- Ни фига себе... - охреневший от неожиданности кузнец даже не сразу смог подобрать нужное слово. Только успел подхватить ящерку, пока та не уплыла в песок, как зазевавшийся грибник в топь болотную, и отскочить к самой стене, куда магия не добралась. Защитные заклинания затрещали, окутывая оборудование и мебель в толстые воздушные покрывала - взрыв включил магическую сигнализацию, и сейчас она спасала от разрушения взрывом всё, на чём стояла волшебная предохранительная метка.
Несколько секунд, пока осыпался бывший бетонный пол, кузнец с уютно устроившейся на руках ящерицей молча смотрел на происходящее. Наконец горка песка - ровная, словно из верхней половины песочных часов ссыпавшаяся - сравнялась и перестала шуршать. Дружинин, не спуская зверушку с рук, подошёл поближе, пытаясь оценить масштаб бедствий.
- А давно я хотел погребок под лом и сырьё сотворить, - задумчиво почесал он подбородок об ящеркину голову. - Ань, давай-ка обратно в девушку. Слишком долго в первый раз в шкурке быть нельзя. Пошли, что ли, праздновать...

0

33

Оглушенная непривычными ощущениями, Энси взбежала по потянутой к ней руке на плечо Дениса, потопталась там, осваивая новое тело, спустилась в ладони. Оттуда оглядела произведенные разрушения.
- Ох ты нифига ж себе... - Подумала она громко. - Я теперь могу на стройке подрабатывать...
Пробежалась обратно - с одной руки кузнеца на другую через плечи, куснула за ухо. Залезла на голову, потопталась там. Изобразила из себя корону, прихватив хвост передними лапами. Изогнулась сверху вниз, в упор заглядывая ему в глаза, потеряла равновесие, свалилась, зацепилась за колено и снова забралась на плечо.
- Ох ты ж нифига себе. - Повторила. - Я на что хоть похожа?
На ящерицу с шилом в ж... - ответила сама себе, но уже значительно тише.
На самом деле, ей было немного страшно. В том числе и от того, что она не понимала, как сменить облик.
- Сейчас. Посади меня на стол, пожалуйста. И отойди на пару шагов.
На столе она свернулась клубком, прикрыла глаза и попыталась представить себя прежней. В сознании неожиданно возник образ - две равноценные фигурки, одинаковые по размеру, символьные изображения девушки и ящерицы. Впереди стояла ящерка. Энси мысленно поменяла их местами, словно сдвигая невидимый рычаг.
Щёлк.
Девушка оказалась впереди.
У Ани на несколько секунд закружилась голова, потом столешница слегка шлепнула ее по заду. Золотые искры осели и исчезли.
- Ох ты ж нифига себе. - Сказала она вслух. Другие слова почему-то не находились.

0

34

Ящеркину беготню по себе Денис вытерпел спокойно, улыбаясь шустрой саламандре, в которую превратилась Аня. Он не ошибся, надо же. Она и правда огненная ящерица.
- Умница, - тихо похвалил ученицу сияющий Горыныч, подходя к столу. - Я в тебя верил. Ты очень красивая в обоих своих обликах. Но ящерка забавнее. Идём? Хотя погоди.
Плавным прыжком кузнец перепрыгнул яму и вышел из кузни. Вернулся через минуту с длинной широкой доской, которую мостиком уложил поперёк длинного прямоугольного котлована.
- Теперь идём. Одевайся, я пока соображу, что с этим разрушением делать. Завтра, похоже, придётся поставить походную кузню - вряд ли мы за день справимся с исправлениями последствий. Вот как чуял, навес соорудил, ещё думал - на фига бы он мне сдался? Сена нет, чтобы хранить. Веранда и так присутствует. Думал, стол сколочу, летние собрания клуба проводить будем. А вон, пригодился.
Балагуря, Денис пытался успокоить Аню и самого себя. Наверняка девчонка начнёт казнить себя за то, что натворила. Достав телефон, Дружинин позвонил знакомому бригадиру и попросил приехать завтра. Небольшой погребок и правда нужен, не в сарае же металл хранить.
Что ей подарить по поводу обретения сущности? Резкую реакцию на подвеску-оберег Денис ещё долго будет вспоминать... А хотя...
Он перешёл яму и достал кулон из коробки. Положил рядом с Аней.
- Теперь повод подарить его есть. Возьмёшь - твой. Нет - верни в коробку.

Отредактировано Денис Дружинин (15-01-2017 11:51:34)

0

35

Энси задумчиво потрогала босой ногой бетонное крошево. Оно быстро остывало, и наощупь напоминало песок на пляже. Зачерпнула ладонью, просыпала сквозь пальцы и показала Денису несколько металлических гранул, матово-темных - расплавилась арматура.
- Спички детям не игрушка... - Чувства вины она не испытывала - люди целы, дом стоит... а огонь - такая штука, с которой и в самом деле играть опасно. - Вот из чего можно оберегов наделать - почти метеоритное железо получается... в первородном огне расплавленное.
Денис болтал, видимо, выравнивая состояние.
- Эй... - Она погладила его локоть. - Все хорошо. Правда. Только жрать хочется, и мерзну немного...
Равновесие, неожиданно, куда-то ушло, и она взмахнула руками, чтобы не навернуться на ровном месте.
- И тело как чужое... но, вроде бы, проходит уже.
Одевшись, она взяла амулет и первый раз внимательно его рассмотрела.
- Красота какая... балуешь ты меня. А что? Вполне годится на подарок в честь обретения сущности...
Ящерки устроились на шнурке поверх рубашки - как там и были, а Энси, перепрыгнув яму в полу, отправилась следом за Денисом. Её еще немного потряхивало, но это было скорее забавно, чем неприятно.
Ну надо же. Ящерица...
Саламандра.

0

36

Денис улыбнулся, накрыв Анину руку на своём локте. Погладил девичью ладонь, которая одинаково легко управляется и с молотом, и с иголкой, улыбнулся:
- Конечно, балую. Будущую жену как не баловать, - чуть ехидно напомнил своё вчерашнее обещание жениться, если Аня и правда окажется саламандрой.
Передав заохавшей от такого известия тётушке просьбу насчёт праздничного ужина, кузнец вышел во двор навстречу Ане. Внимательно рассмотрел девчонку, сканируя не только магическим зрением, но и чутьём огневика. Аура Ящерки изменилась: вместо суматошных сполохов - ровное пламя, как у свечи, с такой же цветовой градацией. Внешнее, самое тёмное пламя - родовая защита. Как ни крути, а девушка - дочь какого-то Горыныча, стало быть, и включилось папенькино наследие. Следующим слоем, посветлее - собственные Анины защиты и сигналки. Ну, а внутренний, слепяще-белый слой - это её душа. Её собственная аура. Человечек она хороший, светлый, и аура - белая с огненным. Все слои вместе и правда напоминает огонёк свечи, напоминающий лепесток пламени - гармоничный и разноцветный. И в этом лепестке - сама девушка, выглядящая сейчас умиротворённой и немного недоумевающей.
Ничего, справится. Главное - она себя нашла, недостающий паззл своей личности достала из ниоткуда. А примирить обе сущности - это уже легче. Оборотни с таким ещё детьми справляются. А оборотней в окружении Ани полно, хоть та же Варька. Научит.
Забавная получилась ящерка - шустрая, хулиганская, с живыми любопытными глазками. И искорки по коже - то графитовой, то огненной, в зависимости от настроения или намерений зверушки. И, кстати, похожая на тех, что он в оберег отлил. Практически портрет. Здорово, что Аня взяла оберег - наставнику спокойнее будет, да и ей не помешает. Надень она его на обряд - глядишь, пол не пострадал бы. Но и так неплохо вышло - кузница на месте стоит, а пол - дело наживное.
Обняв Аню, Денис поцеловал её в макушку и постоял так некоторое время, защищая девушку от страхов и мира в целом. Сейчас, здесь - она в его руках и под его защитой. Дай Сварог, и дальше так будет...
- Пойдём? - наконец отстранился кузнец. - Судя по ароматам, тётушка там выложилась на двести процентов. Лопнем.

0


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Экзамен на огненную ящерицу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC