Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Выйду ночью в поле с конём... Ладно, не ночью. Ладно, без коня


Выйду ночью в поле с конём... Ладно, не ночью. Ладно, без коня

Сообщений 21 страница 31 из 31

21

- С каждым минувшим веком люди все тупеют и тупеют, - губы Елицы искривила презрительная усмешка, - и наглеют. Считают, что духи им что-то должны, но при этом сами по долгам платить не хотят. Что ты, что младенцы эти, что ведьмаки... - имей она такую привычку, полудница бы сплюнула от омерзения. Но такой вредной привычки у нее не было, да и заплевывать собственное поле это как-то уже слишком. Злобная гримаса сменилась усталой, доказывать что-то самоуверенному юнцу, а рядом с полудницей мужчина таковым и являлся, было бесполезно, как бесполезно ему было пугать духа ведьмаками. Как будто за свою долгую жизнь она их не навидалась, и ладно бы только навидалась.
"Любят они в чужие дела лезть, слишком уж любят временами, и людишек этому учат небось, вон какой смелый выискался, защитник добра и справедливости. - Раздраженно подумала Елица. - Вот только в книгах, как и в жизни, такие любители справедливости долго не живут, если суют нос куда не следует."
От пчел дух только отмахнулась, не до них сейчас было. Даже если сюда ведьмаки всем скопом заявятся - не страшно, кромка поля чернела слишком выразительно и полудница имела полное право требовать сатисфакции. Ей же потом все это еще и в порядок приводить, воспользоваться же добровольно-принудительным трудом мальчишек, как советовал их защитничек, Елица уж точно не собиралась. Руки у них для этого не из того места росли.
А вот поведение зачинщика всего безобразия даже позабавило, сначала дружка втянул, а теперь защищает? Как это мило.
- Героя решил теперь изобразить? - полудница шагнула к мальчишкам, отодвигая в сторону мужчину. - Чем же ты думал, когда его сюда на поле тянул? Когда сам после первой встречи убежал, мяукая ровно кот ободранный? Неужто думал, что дух с двумя сопляками не сладит? И отвечай по человечески, речь к тебе еще с утра вернулась, по дурости своей мяукать продолжаешь. А ты не лезь! Сейчас я с ним только говорю! - темные глаза гневно сверкнули в сторону Глеба. - И бежать не смейте, хуже будет, уйдете, когда я позволю иль не позволю. - На самом деле эта кутерьма полуднице уже изрядно поднадоела, да и звонок бабушки одного из обалдуев несколько успокоил. Стариков дух уважала, иногда, и даже немного жалела. Хотя и не подумала бы ни про родителей, ни про бабушек-дедушек поджигателей, прихлопнула бы в гневе ровно мух, не считаясь с чувствами их родных.
- А на слабо будешь брать других людишек, сопливый еще с духами тягаться. - Последнее предложение мужчины даже вызвало легкую усмешку. Нашел дуру-девку, на такое она если и велась, то давным-давно, когда сама была сопливой девчонкой. - Язык тебе отсушить мне точно не слабо, будешь потом жестами изъяснятся как Герасим. - Впрочем, даже обращаясь к Глебу про поджигателей полудница ни на секунду не забывала, все так же глядя на них, а не на мужчину.

+2

22

- Никого я не изображал! - запротестовал Скелет, неожиданно сообразив, что разговаривает. - Не знаю, какое с утра, я пытался разговаривать, не получалось! Стал бы я, как дебил, мяукать?
Чем думал, чем думал... Жопой думал. Кто ж знал, что полудницы эти - такие крутые тётки. Надо было внимательно книжку читать.
- Извини...те. За поджог. Дурак был. Илюха тем более не виноват, - буркнул Скелет, не глядя на полудницу. Страшно было. Очень. Но выхода-то другого нет. Друга подводить не стоит, раз уж попались. - Мы... ну, если надо, мы там, с краю перекопать можем... Чтоб не повредило полю, - неловко предложил провинившийся. - Я не буду больше.
Илюха стоял молча, понимая, что его номер в этом разговоре шестнадцатый. Получать откровенно не хотелось, но и сбежать от страшной тётки не получится, это пацан понимал. ДядьГлеб, конечно, крутой мужик, но тётка-то магическая. Не спасёт он их, ещё сам пострадает...
Блин, чтоб я ещё хоть раз со Скелетом дальше улицы пошёл...- наконец-то сообразил поклясться самому себе Илья.

+1

23

- Что ты обо мне и  моих долгах знаешь?  - ощетинился подпол.
- Если я кому-то что-то и был должен, то уж точно не тебе и не таким, как ты. И выполнил свое хоть с какой-то пользой для других. А от тебя какой толк? Тайка вон детей в садике воспитывала. Уму-разуму учила, прививала им любовь к природе и прочее всякое там раумное-доброе-вечное, все по классике. Ну, а ты что можешь, кроме как людей критиковать?  Поле она, блин, защищает. От чего? От той химической дряни, что с самолета на него рассыпают? Да ты потом со своей магией черта с два справишься с вредителями, которые без нее сюда попрут.
Глеб замолчал, чувствуя, как неровно задергалось сердце и в груди будто зажглась какая-то искра, знакомо грозившая дорасти до огня, вызывающего приступ кашля.
Вот ведь сам дурак. Мало того, что с дурой связался, так еще и завелся какого-то хрена. Будешь теперь тут загибаться, ей же на потеху. Хотя если заткнешься и помолчишь, может, еще и обойдется.
Мысль была здравая. Только Гэсэр отогнал ее подальше. Взмахом руки отправил к Стерху его агентов, закружившихся над ним, и упрямо продолжил:
- Нихрена ты не умеешь. Даже сделать так, чтобы пацаны в жизни больше ни разу не соврали, ты не в состоянии. Только и можешь, что голоса отнимать. Феодализм какой-то развела, к полю прямо никто и не подойди.  Да и вообще, я больше чем уверен, что пацанов на поджог ты сама и спровоцировала.  Не настолько все же они идиоты, чтобы  ни с того, ни с сего на ровном  месте такую пакость устроить. Наверняка ведь не за тем на поле в первый раз явились. Так ведь?- обернулся он к мальчишкам.
- Т-т-так, - неуверенно, будто разучившись пользоваться вернувшимся к нему даром речи, пролепетал илюхин кореш.
- Мы... то есть я... ее сфоткать хотел, - кивнул он на полудницу.
- С Илюхой поспорил, что она на самом деле есть.  Он не верил... а я доказать решил.
- И что в этом было преступного?
Подпол выразительно взглянул на женщину, и тут же отвернулся от нее. Перехватило дыхание, грудь рвануло болью так, что он едва устоял на ногах. Несколько минут понадобилось, чтобы отдышаться, после чего Глеб все же договорил:
- Любопытство не порок. Если ты этого за столетия не уяснила, то грош тебе цена. Иначе повела бы себя - не было бы вот этого.
Он дернул подбородком в сторону обожженной кромки поля.
- За что боролась, на то и напоролась.  Как ты к людям - так и они к тебе. Сказку или мультик про енота и того, кто в пруду живет, знаешь?
Снова закончился воздух, и Гэсэр опять замолчал, пытаясь хоть как-то дышать. При этом он мысленно поблагодарил ту неизвестную ему силу, явно более добрую, чем эта ведьма, за то, что приступом кашля его все-таки не накрыло. Иначе это выглядело бы совсем уж унизительно. С дыхалкой же еще можно было кое-как постепенно справиться .

+1

24

Отвечать на риторический вопрос обретшего голоса пацана Елица не стала, ответ и так читался у нее на лице. Вместо этого полудница даже ласково потрепала мальчишку по голове. Правда, обольщаться насчет этой ласки совершенно не стоило, с тем же результатом к ним могла ластиться гремучая змея или кобра - вроде и мирно рядом крутится, а укусить может в любой момент.
- Приходите-приходите, с третьими петухами, и инвентарь садовый не забудьте. - Голос тоже звучал вполне мирно, а на губах появилась улыбка. Вот только глаза оставались все такими же холодными и темными. На мужчину дух не обращала ровным счетом никакого внимания, то есть слышать-слышала, но вообще никак не реагировала, до него очередь позже дойдет. - А что касается вашего "больше не буду"...  - тут Елица ухватила обоих пацанов за подбородки, поднимая их головы так, чтобы мальчишки смотрели ей в глаза. - Конечно не будете, потому что с этого момент и до последнего вашего вздоха в старости... - теперь полудница не говорила - шептала, ровно ветер колосья перебирал, а не человек слова произносил. Только вот слышали ее хорошо и мальчишки, и Глеб. - Любая ваша ложь, любая подлость, пакость, любое злое дело бедой обернутся для ваших близких - родителей, бабушек и дедушек, друзей, а в будущем детей и возлюбленных. Сотворите гадость и покаетесь - отступит беда, утаить попытаетесь - сами не рады будете, на страдания родных глядючи. И не снять завета моего не ведьмакам, ни ведьмам, ни магам иноземным, ни колдунам местным, ни духам злым иль добрым, пока ваш срок на земле не выйдет. - Разумеется, никакого подобного проклятья наложить дух не могла. Не в ее власти были такие силы. Но вот убедить мальчишек в том, что все сказанное - чистейшая правда и заставить не сомневаться в своих словах Елица могла, что и проделывала сейчас, туманя разум мальчишек и впечатывая в него каждое свое слово как непреложную истину. - И рассказать вы об этом никому не сможете, мигом язык отсохнет, будете язык немых учить да на пальцах изъясняться. А теперь брысь отсюда! И завтра чтобы не опаздывали. - Полудница выпустила мальчишечьи подбородки, резко разворачиваясь к мужчине.
Выглядел тот, мягко говоря, не очень, но духи мало склонны к сочувствию, а потому плевать Елица хотела на его самочувствие, а вот его невежество и то, как он пытался с ней разговаривать...
"Словно с человеком перепутал, забавно" - про себя отметила полудница, прищурившись разглядывая мужчину.
- Испокон веков заведено было - в полдень живым людям, коли они смерти не ищут, ходу нет. Не тобой и не этими мальчишками заведено, и не тебе, человек, решать, что и как полуднице делать и как свое блюсти. - Голос стал почти нормальным, только нет-нет да и проскальзывали странные нотки, от которых колосья начинали покачиваться как от легкого ветерка. - А за нарушенный запрет наказание одно - смерть. И их счастье, что ты вмешался и что на смерть глупых людишек мне любоваться уже надоело. - Дух усмехнулась и сквозь красивое молодое лицо проступило другое - старческое, изрезанное глубокими морщинами, только глаза оставались все теми же молодыми и темными, словно два колодца. - Немцы, французы, свои и приезжие идиоты, а до них поляки и много еще кто... Коли призраки тут ходить могли б, от них бы не продохнуть сейчас было. - Лицо вновь стало прежним, красивым и немного усталым. - А тут ты еще приперся. - Последние слова были сказаны совсем с человеческой досадой. - Приезжий, без году неделя, а раздулся от важности, как индюк, того и гляди лопнешь. Заруби себе на носу и на ус трижды намотай. Ты не с человеческой девкой глупой говоришь, не с ведьмой или иной смертной сущностью, и даже не с полудницей молодой, которая к людям тянется, потому и ведет себя по-человечески. С духом. И духом отнюдь не добрым, если сказки да легенды глянуть. - Над полем вновь стали собираться тучи, запахло близким дождем. - А тем, который и убить может, и будет в свое праве. Или ты думал, что с ведьмаком сдружился и бессмертным стал? Так пусть лучше кто из ведьмаков тебя уму-разуму поучит, если ты тут жить собрался. - Елица покачала головой. - Ты не в сказке оказался, тут и голову оторвать могут.

+1

25

Скелет похолодел, когда рука полудницы коснулась его волос. Ну, щас заколдует на фиг... хана всем. Однако та лишь потрепала по голове, а затем заговорила. От её голоса мальчишки как в транс погрузились, расширенными глазами уставясь на страшную тётку, впитывая её голос и то, что она говорила.
А говорила она страшное. Что отныне любая пакость и ложь аукнутся близким. Приговор здоровому мальчишескому детству, полному проказ и шалостей. Ни тебе яблоки в саду поворовать, ни на речку вместо уроков. Это как теперь жить? Всё родителям докладывать? А... неправильно же всё это!
Однако спорить с полудницей пацаны не посмели. Молча выслушали приговор и пятясь скрылись за высокими колосьями. И только отойдя метров на сто, дружно разревелись, напуганные происшедшим.
- Слушь... - через пару минут рёва, размазывая слёзы по грязному лицу, заныл Скелет. - Чё, правда теперь не сможем ничё скрыть?
- Я откуда знаю? - огрызнулся Илюха. - Ты про полудниц читал, не я. Вспоминай, чё там написано, могут ли они такое накладывать?
- Я не помню, - жалобно протянул Скелет, признавая собственное поражение. - Ты эт... извини, что я тебя втянул во всё это, ладно? Я не думал, что она такая злобная.
- Да фигле, сам хорош. Никто меня не заставлял с керосином сюда переться, - буркнул Илья. - Давай дядьГлеба дождёмся. Он с ведьмаком дружит, который на нашей улице живёт. Попросим сводить, вдруг снимет? Ну сдохнем мы на одной правде, блин!
Усевшись на траве, пацаны с надеждой уставились на опалённое поле, ожидая появления подполковника.

+1

26

Подпол не выдержал обращенной  к нему нравоучительной тирады с переходом на личности.
- Блин, да какие же вы все одинаковые!
Однако в его вырвавшихся в сердцах словах не слышалось ни злости, ни даже простого раздражения. Только усталость, недоумение да неуместная, пожалуй, насмешка. Причем, не над  женщиной, снова  на его глазах то и дело менявшей облик от суровой старухи до юной красавицы, а скорее над собой. Над собственной везучестью.
Глеб оглянулся - удостоверился, что мальчишки уже исчезли из виду
- Тут у вас, похоже, у всех женщин ум исключительно под какие-то магические дела заточен. Из-за этого, наверное, в людях вы ни на грош не разбираетесь. Видать, поэтому одна меня зажравшимся падишахом объявила. За то, что  ее подружку попытался не дать в обиду. Теперь ты индюком раздувшимся сочла. А заодно до кучи еще придурком, бессмертия ищущим. И ради выгоды дружбу с ведьмаком завевшим.
Лучше бы было помолчать, но Остапа, как говорится, понесло. И болтливость этому типа Остапу  вышла боком.
Гэсэр отвернулся от полудницы, борясь с раздиравшим грудь кашлем и нехваткой воздуха.
- Вот сама посуди, нахрена мне бессмертие, если  это и не жизнь вовсе?
Вопрос был риторическим, и задать его Ростовцев смог только после того, как немного продышался после приступа.
- А друзей себе  специально не ищут. Они сами находятся.
Или не находятся вообще. В отличие от врагов, которые обязательно бывают всегда. Явные, тайные, заклятые, случайные. В ассортименте..
- У меня  со Стерхом как раз так вышло. И мне от него не надо ничего. Я вообще приплел его только потому, чтобы ты знала, что нас с пацанами искать бы стали. И менты, и  Сева. Мне надо было, чтобы ты их живыми отпустила. А со мной  уже посчиталась бы, как сочла нужным.
Глеб сбился с дыхания, замолчал. Кое-как отдышался, улыбнулся женщине.
- Вот за то, что ты пацанов  правильно построила, тебе спасибо огромное. Метод жесткий, но единственно полезный. Круто ведь, что теперь на двух честных мужиков больше стало. От них по жизни явно пользы будет больше, чем от двух двухсотых. Даже полю, наверное, удобрения не такие все же нужны.
Но ты права, их и так с избытком. И не только здесь, а везде, где воевали и воюют.
Подпол нагнулся к лежавшему на земле велосипеду. Снизу вверх лукаво взглянул на  полудницу.
- Хотя в твоих аграрных делах я разбираюсь точно так же, как свинья в апельсинах. А вообще...
Глеб поднял велосипед, выпрямился, подмигнул ведьме:
- Заходи как-нибудь в гости. Вторая Заречная, дом  пятнадцать. С Бегемотом познакомлю.  Не булгаковским, но тоже черным. Наглым и умным. Мы с ним вдвоем хозяйничаем.
И не удержался - похвастался совсем по-мальчишечьи, даже несколько нарочито-простодушно:
- У меня кофе вкусный получается. И коньяк  к нему всегда есть. Угощу, еще и с мороженым.

+1

27

Честно говоря все это попахивало легким или даже не легким сумасшествием, а собеседник Елицы был обижен не только женщинами, но и умом. Либо что-то у нее с речью стало, что ее совершенно перестали понимать.
"Люди, как же с вами тяжело! И все никак не повзрослеете, хотя машины изобрели, в космос летаете, скоро и в недра земные заберетесь сами, а все как младенцы неразумные!" - но высказывать вслух дух это не стало, все равно была бы та же песня с припевом, что и раньше.
- Вот что, мил-человек, - полудница снова вздохнула, - объясняю тебе в последний раз словами иными, коли те до тебя не дошли! С кем ты там дружишь или не дружишь - мне ровным счетом дела никакого нет, и на чем эта дружба или вражда, не суть, завязаны - мне точно так же без разницы. Я тебе о том толкую, что ведьмаки о местных нравах и порядках знают много, вот пусть в голову твою пустую и вложат! А со своими женщинами или не женщинами сам разбирайся, я не психолог, чтобы глупости эти от тебя выслушивать! - как это обычно бывало, Елица заводилась легко, с пол оборота можно сказать. А уж когда она и так только-только немного успокоилась, и тут снова делают все, чтобы она взбесилась. Ну по крайне мере духу именно так и казалось. Впрочем, как оказалось в дальнейшем, причуды человека на этом не закончились совершенно. Судя по поведению от мальчишек, что пытались сжечь поле полудницы, он ушел недалеко, только в другую сторону.
- Ой дурак, - Елица не выдержала и постучала согнутым пальцем Глебу по лбу, - как есть дурак. Нашел кого в гости звать. Духа! - будь на месте полудницы какая-нибудь мавка или кикимора, и тогда бы мужчине было бы очень весело. - И ладно мне со смерти человека никакой корысти нет, но есть те, кто и энергией, и кровью, и мясом с удовольствием пропитается. И уж они-то с удовольствием твое приглашение примут, только вот тебе от того никакой радости не будет.  Дух отступила, качая головой.
- В общем, ты все ведьмаку своему перескажи, вот он порадуется. И про то, что я мальчишкам говорила, - слово в слово. Он поймет.
В том, что Стерх действительно разберется, что такого полудница в дурные головы пацанов вложила, дух не сомневалась. И что не станет ничего предпринимать, честные-то они и впрямь больше пользы принесут.
- И в полдень на поле чтобы не ногой, - вместо прощания буркнула Елица и растаяла, словно ее и не было. На самом деле просто глаза человеку отвела, фокус не хитрый, а сама неторопливо направилась к оставленной книге.

+1

28

Вполне невинная хитрость закосить под дурачка-простачка, тактически использованная подполом, сработала. Цель была достигнута. Пацаны свое получили и были отпущены домой. Ну, а то, что полудница сочла его реально тупым болтуном и полным придурком, обиженным на весь женский пол подряд и закомплексованным неудачником, так это уже было ее личное дело. Переубеждать ее Гэсэр не собирался даже в самом бредовом сне. Сейчас надо было двигать с поля домой, и поскорее. Черт его знает, могло ли  что-то перещелкнуть в темном уме недоброго духа, чтобы заставить ее вернуться на поле, но поостеречься  и не торчать возле него все же стоило.  На всякий случай. А уже отъехав от полудницыной вотчины подальше, можно было бы  остановиться покурить, дождаться, чтобы отпустило нервное напряжение. Заодно продумать, как бы в ближайшее время отловить Илью с его корешем и переговорить с ними о случившемся.
Гэсэр провел ладонью по лицу, будто стирая застывшую на нем глуповатую широкую улыбку, с какой  приглашал женщину в гости. Потер лоб - то место на нем, до которого дотрагивался горячий палец полудницы. По ощущениям, там словно была выжжена какая-то метка. Однако он точно знал, что никакого ожога на лбу и в помине нет. Почему-то вспомнилось легкие прикосновения к коже тайкиных пальцев, губ, языка. Тоже горячих, но не обжигающих, не иссушающих воздух вокруг настолько, что им  было больно дышать, а успокаивающих, согревающих и расслабляющих. Глеб остервенело замотал головой, представляя, как запретные воспоминания разлетаются в стороны, как будто капли воды с мокрых после купания волос.
Садиться на велосипед пока не хотелось, и он повел его за руль прочь от поля, словно  коня  за повод. Пройдя совсем немного, Гэсэр неожиданно увидел  сидевших на траве мальчишек. Вид у них был жалкий: мрачные физиономии с явными следами слез на них, затравленные взгляды.
- Что это  вы тут сидите? - устало спросил подпол, поравнявшись с ними.
Остановился, вытащил сигареты.
Сейчас с ними говорить  бесполезно. Они еще в себя толком не пришли. Вряд ли смогут адекватно воспринимать то, что услышат. Значит, нефиг  сейчас тратить силы и впустую сотрясать воздух.
- Вас же Валентина Ивановна ждет. Где ваш транспорт?
Подпол закурил, почти не затягиваясь, чтобы не разбудить недавно затихший кашель. Вкус и запах табачного дыма успокаивали и даже как будто немного скрадывали не ко времени появившуюся усталость, обычную после такого  выброса в кровь адреналина.

0

29

Пацаны переглянулись, впервые за всё время вспомнив про то, что пришли сюда не пешком.
- А... ну... там, - утерев слёзы вперемешку с пылью рукавом, Илюха мотнул головой в сторону рощицы рядом с полем. - ДядьГлеб... Хорошо, что она тебя отпустила. Мы тебя ждали. Мы с тобой пойдём домой... И это.. дядь Глеб... помоги нам, а? Пожалуйста.
- Угу, - шмыгнув носом, подтвердил Скелет, вставая с травы. - Нам Ваша помощь нужна.
- ДядьГлеб... - жалобно протянул внучек Валентины Ивановны. - Ты ж с ведьмаком дружишь... Своди нас к нему, а? Пусть он снимет заклятие это... которое на нас наложили. Пожалуйста!
- Да... пожалуйста, - торопливо поддержал друга Скелет. - Ну виноваты мы, так придём же завтра... Поможем. Исправим. А так... чтоб заклятие... ну слишком же! Пожалуйста!

0

30

Спросить о злосчастной канистре  Ростовцев не успел. Пацаны, похоже, все время обдумывавшие свалившуюся им на головы кару, ни о чем другом говорить не могли. Поэтому после небольшого лирического вступления сразу перешли к просьбе, касавшейся именно этой проблемы, волновавшей их обоих сильнее всего.   
- К ведьмаку, значит, вас сводить...  - задумчиво проговорил подпол между двумя затяжками.
- Слово замолвить  за невинных деточек, несправедливо обиженных злой теткой. Чтобы он вам сопли и жопы, от страха грязные, подтер. Ласково так пальчиком пригрозил и от незаслуженного наказания избавил. И кем, по-вашему, я буду после этого, если сам просил о том, чтобы ведьма вас таким даром премировала...
Усмешка скользнула по губам Гэсэра, не по-доброму искривила их.
- ... за выдающие умственные способности? Мудозвоном, треплом бессмысленным? Нет уж, господа, увольте. Никогда и ни за что. Облезете и неровно обрастете.
Глеб прикурил от окурка следующую сигарету, с опаской затянулся поглубже, прислушиваясь к ощущениям. Вроде, организм присмирел и мелко пакостить больше не собирался.
- Вас на  поджог поля никто третий не надоумил? Своими мозгами сообразили? Вот и валите к Журавлю самостоятельно. Сами все ему рассказывайте, просите, чтобы помог. Адресок могу подогнать, без проблем. И если сильно уж очкуете, то и до дома Стерха провожу. Но дальше - ни ногой. Только сами, только вдвоем.
Только правда, только хардкор, ага.
Подпол опустил ресницы, пряча не ко времени вспыхнувшие в глазах искорки-смешинки. Ситуация, как это часто бывает в жизни, из драмы и почти  трагедии медленно сползала в фарс и комедию.
- Не маленькие уже, - почти с удовольствием подвел итог Гэсэр.
- Мелко не плаваете. Гадить, по крайней мере, уже умеете как большие. По-крупному.

0

31

Пацаны слушали разозлённого Ростовцева и мрачнели на глазах, пригнувшись от тяжести случившегося.
- Мы... - робко вякнул Илюха, - мы... не говорили, что невинные. Дураки, да. Виноваты. Но... ну зачем так, а?
Пару минут виновники поджога ныли и каялись. Но на сурового мужика это не срабатывало, сразу видно было даже подросткам. Блин!
- Адресок я и сам знаю, - тоскливо вздохнул Илья. Блин, неужели идти к ведьмаку самим? Страшно же!
Скелет быстрее приятеля сообразил, что помогать им никто не будет. Интонация и выражение лица дядьГлеба очень походили на папины, когда тот ругал сына за очередные проделки. Писееец... Ни слова не соврать. Это как в наше время-то? Но помогать им не собираются, похоже. Да точно, не собираются. Морализатор чёртов этот дядьГлеб. Как будто сам по детству не косячил и ни разу ни в чём не виноват. Беленький и чистенький, блин. Сложно, что ли, второй шанс дать?
- Пошли, Илюх, - поднялся он, не глядя на Глеба. - Сами так сами. Сходим.
А то, может, завтра удастся полудницу уговорить, а?

0


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Выйду ночью в поле с конём... Ладно, не ночью. Ладно, без коня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC