В кабинете у ветеринара начал бушевать вихрь по имени Настенька. Не успела мелкая появиться, не успели взрослые её расспросить как следует, а она уже загорелась идеей и во всю собралась колдовать. Козлу крылья убрала - это еще ладно, хоть и за животное и  тревожно. Но Леша, видимо, уже бывалый, давно живет с малолетней колдуньей. По крайней мере, никакого беспокойства в поведении козла Антон не заметил.
А вот попытки улучшить аэродинамические показатели крыльев Егора требовалось пресечь на корню. Тут  с уже наложенными чарами не знаешь пока что делать, а распутывать еще дополнительно и вдохновенную ворожбу юного дарования - это вообще кошмар и прямая дорога к сумасшествию. Поэтому, прежде чем Настенька успела что-нибудь сотворить, Антон оглушительно хлопнул в ладоши. Звук получился что надо, аж стекла задребезжали, небось полклиники перепугал. Этот способ прерывания чар больше основан на неожиданности, чем на магических манипуляциях. Тут главное, чтоб девочка не шибко испугалась и не колданула чего в ответ, а то вместо решения одной проблемы получим десяток других.
- Настенька, сначала нужно у мишки разрешения спросить. Так вежливые девочки поступают, - по прежнему мягко сказал Антон. - А вежливым   девочкам принято дарить пирожки и давать поиграть с крылатыми котиками, только чур ничего нового им не приделывать, а то хозяева испугаются.
"Хотя куда уж больше им пугаться,"- про себя подумал Антон, демонстрируя маленькой колдунье Паразита и Мурзика. Он мысленно попросил прощенья у безвинных зверюшек, что так гнусно использует их  для отвлечения внимания. Но иного выхода не было. Общение с активными детьми, тем более наделенными волшебным даром, подобно работе сапера. Можно ошибиться только один раз.
Проведя отвлекающий маневр, Антон исподволь начал изучать чары, что девчушка наложила на козла. Нужно было понять, причастен ли этот колдовской ураган в детском обличье к происшествиям с животными.