Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Поговори со мною по душам...


Поговори со мною по душам...

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Время действия:
3 сентября 2012 года.
Место действия:
Смородинский лес, дома ведьмаков, дом Кветы Ясницкой.
Действующие лица:
Квета Ясницкая, Стах Ясницкий, Сева Стерх (НПС), Василий Антошин (НПС), далее по ситуации.
Синопсис:
Ведьмаки починили купол и поняли наконец, кто убил их собрата. Дело за малым: выяснить, что же произошло на самом деле, есть ли подводные камни у происшедшего. А главное - каким образом сочетается умение Кветы и её отца владеть Тьмой и то, что купол ночью был разрушен именно тёмной силой?

0

2

Похороны Дюхи много времени не заняли. Разговор с соратниками Сева волевым решением перенёс к себе домой. И помянуть парня надо, и... дома и стены помогают.
Расселись на веранде. Умный Налим тут же накрыл нехитрый стол - медовуха, закуски. Ведьмаки молча расположились за деревянным столом. Лица у всех были смурные, да и повода улыбаться сегодня не находилось. Сева вздохнул:
- В общем, Леший рассказал, что Дюху одолел его исподник. Не успели мы. А исподник тот - давний враг Ясницкого, убийца его отца. И погиб когда-то от руки самого Стаха. Сложилось всё как-то... как нарочно. И Дюху переклинило, и мы на купол ушли, и Стаха черти дёрнули мимо дома пройти, где парень маялся. Исподник волю взял и на Ясницкого кинулся. Леший говорит, повторили почти один в один тот, первый бой. Только здесь Дюха в последний момент умудрился с исподником совладать и подставился под удар. Видимо, понял, что иначе никак.
Пётр Пилипенко сгорбился под тяжестью горя, слушая рассказ о последних минутах ученика и наследника сына. Так вот что за душа досталась Тарасу... Видимо, почуял он, что не справится с исподником, и попросил заблокировать себя. А Дюха не сообразил. Они виноваты, старшие и опытные. Нельзя было парня одного оставлять. Хоть Романова того же можно было бы попросить с ним посидеть.
Балу искрился яростью. С Ясницким, когда Сева представил того ведьмакам, они как-то сразу не сошлись. Не то чтобы не понравились друг другу... Скорее, как два бойцовых пса, оценили противника и разошлись. Мол, я тебя не трогаю, но и ты иди мимо.
- Сука этот Ясницкий! - рыкнул Сергей. - Я говорил, нельзя ему верить! Следы он искать пошёл, ну как же! Может, он за Дюхиным исподником и пришёл!
Пётр и Сергей горевали оба - но горевали по-разному. Один тяжело сгорбился, придавленный плитой боли, другого распирала ярость.
- Сергей, - окликнул его Сева. - Не время. Правда, не время.
Калинин молча сидел - Дюху он почти не знал, да и влезать в разговор побаивался - не его поле пока, не ему лезть. Балу сжал кулаки, но успокоиться по-прежнему не мог. Антошин положил руку на плечо друга, но тот не отреагировал.
- Сергей, заблокируйся на сегодня, - посоветовал Сева сдержанно. - У нас тяжёлая ночь и день не легче. Ты не в состоянии сейчас адекватно мыслить, а нам ещё искать того, кто купол порушил. Заблокируй. Или я давай заблокирую. И иди в зал, сбрось пар, ты мне сегодня ещё нужен.
Решетов молча встал, признавая правоту друга, и послушно подошёл к нему, получая временную блокировку магии. А затем вышел не прощаясь. Остальные переглянулись:
- Ну, какие планы? - поинтересовался Антошин, сунув в рот сушку. - Автора-разрушителя мы не знаем. Я слепок силы снял, но он не подходит ни под одного известного нам тёмного.
- Давай разбираться с делами по мере сил, - устало предложил Стерх. - Сначала идём к Стаху. Поговорить с ним надо. Леший-то картинку показал, но...
- Да понял я, - согласно кивнул Антошин. - К Стаху так к Стаху. А там и с разрушителем разберёмся. Дядь Налим, отвара бодрящего не сваришь? А то сам знаешь... всю ночь работали. А отдохнуть и не светит.
Налим молча поставил на стол кувшин с отваром. Стерх, Антошин и Калинин выпили. А Петру налили успокоительного - утешать сейчас было некогда, помощник из него плохой. Так что пусть отдохнёт, под присмотром того же Артёма. А Сева с Василием поедут общаться со Стахом Ясницким, разбираться, что же произошло на лесной поляне и кто теперь за всё это ответит....

+1

3

Совместное творчество

Этим утром Квета впервые засомневалась в том, что невезение в Смородине тотально. Раньше она предполагала, что это просто какая-то невероятная аномальная зона. Быть может в уплату за предоставленную силу, отбирали здешние места саму возможность малейшего везения у жителей. До этого дня правило вполне успешно срабатывало и с ней. А вот этим утром… И со Стахом пока выходило всё не столь плохо, как могло бы. И помощь пришла с той стороны, откуда сложно было ожидать. Даже платить придётся весьма умеренно, разве сможет отец винить её за возможное использование резервов в столь важном деле? Ведь не любит он ведьмаков, ох как не любит. Даже интересно, отчего так? Это ведь давно уже не простая конкуренция. Но что тогда?
Ёжик Ежи тактично молчал, предпочитая не отвлекать её от размышлений. Но она о нём вовсе не забыла, узнать о новых знакомцах следовало как можно скорее, и не по отцовым словам. Тот хоть и желает время от времени приобщить её к делам, да доверять не станет. И своим не своя, и чужим чужая – забавная складывалась ситуация.
- Ежи, расскажите мне о своей сфере деятельности? – Квета, когда хотела, могла казаться совершенно очаровательной. И сейчас она хотела. Стоило установить хорошие отношения хоть с кем-то из помощников отца, и отчего-то казалось, что с Ежи это должно получиться лучше.

Ежи вёл машину, краем глаза поглядывая на дочь хозяина. Интересная барышня - порода видна сразу. Хотя поставь их с Кощеем рядом - и он не угадал бы, что отец и дочь. Впрочем, за тысячи лет Бессмертный небось не один облик перемерил, поди припомни, в каком лице он дочку сотворил.
А ещё интересная у неё энергетика. Словно шоколад из двух половинок или вовсе мраморный, где белые разводы перемешаны с чёрными. В отличие от слепяще светлого Олега Морозова Квета казалась точкой на перепутье. Не определилась ещё?
- У меня несколько направлений, Квета Борисовна, - вежливо ответил Ежи, притормаживая на светофоре. - Сейчас главное направление - что-то среднее между поиском талантов на магическом поле и созданием артефактов... Как бы объяснить... В общем, сплав магии и прогресса. Волшебники - существа могучие, никто не спорит. Но люди за двадцать лет прошли от стационарных телефонов и печатных машинок к крошечным флеш-картам, смартфонам и носителям с гигантским объёмом для хранения информации. Очень интересно посмотреть, что из этого получится.

Ответ «ёжика» не только очень ведьму удивил, но и порадовал.  Оказывается, драгоценный родитель решил не зацикливаться на прошлом, что слышала она в его речах ещё пять лет назад. Вернуть город к «естественному» для него состоянию, вернуть магии господствующее положение… а теперь такие изменения. И ведь так хорошо накладывается это на её дела, и разговор со Стахом сразу вспомнился – вот же, вот, осуществляются его задумки. И кем! Кто бы ожидал подобного от Кощея ещё несколько лет назад. Стало быть, всё меняется со временем.
- Вы даже не представляете, как сейчас меня радуете, - Ясницкая искренне, пусть и устало, улыбнулась. – Артефактами уже довольно давно занимаюсь, и совсем недавно задумались о совмещении магии с техникой. Столь многого можно добиться, такие перспективы открываются – а людей, способных этим заниматься, нет.
И, после минутного промедления, добавила:
- Простите… Не думала, что Борис Бранимирович может серьёзно этим заинтересоваться.

- Борис Бранимирович умеет признавать ошибки. Он несколько лет назад столкнулся с ситуацией, когда привычные методы не помогли. А вот человеческие приборы спасли ситуацию. С тех пор он и задумался о совмещении магии и технологии. Начал читать разные фантастические книги, в них часто бывают интересные идеи, которые не воплотить без магии. Так и дошло дело до лаборатории и фонда по поиску талантов.
Надо же, дочь хозяина интересуется той же проблемой. Всё-таки гены есть гены, не отопрёшься. Как ни дистанцируются папенька с дочерью, а похожи они.
- А Вы чем занимаетесь? - Ежи по темпераменту напоминал скорее прибалта, чем поляка: сдержанный, спокойный, вежливый. Но это не мешало ему находить общий язык с молодёжью самых разных темпераментов. Инициативность, эмпатия, да и сам возраст - Ежи недавно исполнилось 32 года - помогали находить подход к юным магам и просто изобретателям. И уже созданы даже две рабочие группы - три и два человек... не совсем человека, правда, но не суть. В общем, работа начата.

- Не спорю, умеет. Но он же может быть столь упрямым, что это затмевает все возможности и невозможности. Хорошо, что в этот раз случилось иначе. Фантастику, говорите, читает? – Ведьма ещё раз сдержанно улыбнулась. От отца ведь  она переняла эту привычку. Сколь многое в их мир можно было привнести из нереализуемых, на первый взгляд, идей писателей. Впрочем, ей ли говорить о невозможном? Может ли вообще настоящий маг о таком говорить или даже думать? Никогда, особенно если желает создать нечто новое. Вот этой светлой мыслью поделился с ней когда-то уже любимый дядя. Дивные ведь родственники, к чему придиралась?
- Официально? В библиотеке работаю. Неофициально… понемногу возвращаюсь к экспериментам, но сейчас это получается не слишком успешно. Обстановка в городе не располагает к длительной и планомерной деятельности. 
Рассказывать, что в этом безумии «вытворять» у неё получалось много лучше, чем обычно, ведьма не стала. Диван, дым – казалось бы, откуда? Слишком уж неожиданный прорыв.

- О да, - неожиданно задорно улыбнулся Ежи. Упрямство Кощея - тот ещё аттракцион, воистину. Как вспомнишь - так вздрогнешь.
- Ну да, он никогда не чурался книг, - подтвердил "ёжик". - Причём читает почти всё - от умных книг до откровенной чуши, говорит, никогда не узнаешь, в какой книге умная мысль мелькнёт или какая книга на эту мысль наведёт.
Надо же, в библиотеке. Ну точно, одна кровь. Кощей книжный магазин прикупить задумал. Такой... совмещённый с кафешкой. То бишь пришёл, почитал под чашку кофе, понравилось - купил. Кстати. И Ежи озвучил эту идею Квете. А что? Она теперь невесть насколько главная, ей надо знать. А то вдруг не будет продвигать - а идея забавная.
Меж тем они почти приехали. Улица, на которой жила Квета, находилась где-то в глуши, утопая в зелени деревьев. Ежи остановился у дома ведьмы, не обращая внимания на его внешнюю потрёпанность, и вышел, чтобы открыть дверь пассажирке.

А любимый родитель умеет удивлять. Сегодня он это подтвердил не единожды… С чего бы открывать ему книжные магазины? Не перспективно для него, казалось бы, совсем неперспективно. И если рестораны можно было ещё хоть как-то объяснить, то открытие книжного магазина увязать было совершенно не с чем. Разве что с соратниками бравыми встречаться в таком месте, где уж точно никто ожидать не может.  Смех, да и только.
Выходя из машины Квета с Ежи распрощалась, обещая звонить и не забывать о завтрашнем «совещании».

Отредактировано Квета Ясницкая (26-01-2017 13:08:55)

+1

4

*Совместное творчество*

Стерх и Антошин, проводив соратников, взяли такси и поехали сначала к Василию за машиной, а оттуда - в ветеринарную клинику. Про мобильники оба забыли напрочь. Впрочем, не так много времени и занял путь туда-сюда. А спешить, к сожалению, уже некуда...
Антона в клинике не оказалось - сменился уже. Про большую собаку, которую Старовойтов оперировал ночью, рассказала молоденькая медсестра, поглядев по журналу. Мол, приехала машина, хозяйка с каким-то мужчиной и забрали пса.
Покрутив пальцем у виска, ведьмаки переглянулись, вспомнив наконец про сотовые телефоны, и сели в машину. В этот момент зазвонил мобильник Антошина.
- Алло, Сергей, что такое? Денис звонил? Ааааа.... вон оно что. Упырь, значит. Красотка, что скажешь. Стильно оформила. Ладно, спасибо, сейчас съездим. Ты как? Психуй-психуй, всё равно пора груши обновлять, да и макивары новые нужны. Пока.
Коротко хмыкнув, он положил трубку и завёл мотор. Веселье словно ластиком стёрло с лица.
- Сергею звонил Дружинин. Кузнец который. Это ему позвонила Квета ночью, попросила отвезти её собаку в клинику, а затем утром домой. Сказала, что пса подрал упырь. Денис извиняется, что не позвонил ночью, хотел из дома, но заснул в машине прямо у дома Кветы. А утром мобильник оказался разряженным, в авто зарядка не работала, у Кветы сотового не оказалось. Вот так и вышло, что только сейчас сообщил.
- Ну, спасибо за сигнал, - глядя в окно, устало кивнул Стерх. - Правда, мы-то знаем, что там за упырь, но ему-то это неизвестно. Значит, Ясницкого собакой забрала бывшая жена. Поехали, что ли.
На Вишнёвую улицу они добрались рекордно быстро - пробки в Смородине вообще явление неизвестное, а светофоры волшебным образом зеленели при приближении машины ведьмака. Подъезжая к дому Кощеевой доченьки, увидели, как отъезжает серебристая иномарка. А сама Квета стоит у калитки, провожая взглядом уезжающую машину.
- О, барышня дома, - удовлетворённо кивнул Антошин. Он чувствовал себя как-то... не спокойно, а... придавленным, что ли. Усталость отлично давила на нервы, не давая психовать. Их и так сейчас мало осталось, не время капризничать.
- Прекрасно, - Стерх прикрыл глаза, накладывая на себя очередное заклятие бодрости, и поправил неизменные очки. - Пошли, что ли, общаться.
Выйдя из машины, ведьмаки предупредительно остановились поодаль от хозяйки:
- Здравствуйте, Квета, - окликнул ведьму Журавель.

За эти сутки Квета совершила невозможный взлёт по социально-магической лестнице. Отец  одарил высочайшим своим доверием, возвёл на вершину своей весьма разветвлённой организации в Смородине. И не то чтобы верила ведьма, что хоть немного он ей доверял, что единый шаг без контроля оставит. Но всё же странно было подобное после пяти лет неодобрительного молчания.  Неожиданно. Неожиданности же подобного толка Квета не любила, ждала «подводных камней». Что с драгоценным родителем произошло, чем ещё это для неё обернётся? Оставалось только гадать, да стараться узнать побольше о делах отца… исключительно на всякий случай.
Визита же ведьмаков стоило ожидать. Но всё одно… неприятное это было ощущение, давящее. Особенно теперь, когда родитель её вместо себя оставил. Стало быть, едва ли выйдет дружеский разговор.
- Здравствуйте. В доме поговорим?  - Квета прошла к дому, оставив калитку открытой.

- Как Вам будет угодно, - чуть склонил голову Стерх. Войдя вслед за женщиной во двор, ведьмаки принюхались: Ясницкий здесь. Как бы с ним теперь поговорить? Не исключено, что супруга будет возражать. Чёрт их разберёт, в каких они отношениях, но ради вовсе уж чужого мужика Квета не помчалась бы ночью в лес, взбаламутив при этом ещё и Дениса. Переглянулись с Антошиным, пока что совершенно не понимая, как себя вести. Ну, Балу с ними нет, психовать некому. Авось да сумеют поговорить спокойно.
- Нам, собственно, Ваш бывший муж нужен, Кветана Борисовна, - слегка нажал Стерх, зная, что полную форму своего имени ведьма терпеть не может. Очень ему не нравилось посещение ночной поляны этой дамой. - Есть разговор к нему. Важный и срочный. По поводу ночного происшествия. Потому как мы час назад того упыря похоронили, который его порвал. И как-то не особо счастливы по этому поводу. Вы, кстати, на поляну ту тоже выходили. Почему же нас сразу в известность не поставили?

И вот тогда, собственно, г-н Стерх слегка перегнул палку, и без того находившуюся под немалым давлением. Квета, без сомнения, была женщиной уравновешенной, в некоторые моменты даже излишне «холодной». Да только мало кто знал, что то всё больше наносное. Воспитание сказывалось, долгие годы работы над собой, огромное нежелание превратиться в копию отца. И не потому даже, что тот «зло вселенское,  Чахлик Невмирущий», но из чистого фамильного упрямства. Не быть чьей-то плохой копией или инструментом. А тут товарищ ведьмак прошёлся по всем любимым мозолям разом.
Отчество припомнил, форму имени полную – уже позлил изрядно. Так ведь и на этом остановиться не пожелал. Намекнул, что хорошо бы известить их, господарей всея Смородина о произошедшем.
- А отчего Вы думаете, что я должна была Вас о чём-то известить? – голос ведьмы стал как-то по-особенному нежным, тёплым да тягучим, как свежий мёд. – Видится мне, что и за своими делами уследить не все способны, к чему в чужие лезть?

Сева потемнел лицом и сжал зубы. Противостояние между ведьмаками и Древними исчислялось не одной сотней лет. Пожалуй, с основания города. Неизвестно теперь, отчего Древние прохлопали вкусное магическое место, где их в те времена черти носили, но город основали и хранили ведьмаки. Не то чтобы они считали себя хозяевами Смородина и требовали троекратное "ку" при  встрече. Скорее, были эти семеро чем-то вроде магической милиции. Только те - за зарплату да присягу работают, а этих клятва на родной (или не очень) земле держит. Не все к столицам да Европам тянутся, кому-то и в глубинке хорошо. Сказать, что ведьмаки сплошь святые да патриоты... нет, не так. Просто привыкли охранять да беречь город все вместе и своё подворье каждый.
В городе спокойно жилось всем - тёмным и светлым, магам и обычным людям. Творились и чёрные дела, и светлые. Нормальное противостояние, что-то вроде как у дозоров в книжке. Если перебарщивали - тогда уже вмешивались ведьмаки, наводили порядок. А что до доклада...
- Разве речь шла о долженствовании? - вкрадчиво уточнил Стерх, леденея взглядом. Сейчас ему и очки не надо было снимать - на полметра вокруг температура понизилась, хоть лимонад охлаждай. - Ветеринару и Денису Вы сказали, что собаку порвал упырь - разве не есть это опасность для всех жителей города? И не стоит ли о ней известить первым делом, чтобы ведьмаки поспешили туда и разобрались? Что до упыря... Пани, Вы же ворожили там, на поляне. Значит, видели, что произошло. Смерть молодого парня, ведьмака, для Вас не повод сказать нам о случившемся?
Антошин чуть сжал локоть друга, успокаивая. Голос Севы, сначала вкрадчивый да мягкий, как бархат, к концу речи ужесточился до наждачной бумаги, позвякивая сталью. Стерх задержал дыхание на секунду.
- Если бы речь шла о чужих делах, я бы даже с кресла не слез, - холодно парировал реплику о слежении за своими делами Журавель. - Но в данном случае погиб наш друг и брат. Поэтому будьте любезны позвать своего супруга. Нам очень нужно пообщаться. Немедленно.

Если бы не была ведьма сейчас такой усталой, быть может, и связываться не стала с молодым да ранним. Антошину вот хватило такта и разумения промолчать, не накалять ситуацию  ещё больше. А вот она чувствовала сейчас как никогда – не сдержаться. Столько всего накопилось и словно бы невозможно уже стало в себе удержать. Черти из тихого омута от бездействия, не иначе, совсем одичали.
- Думаете, я о Ваших друзьях ещё не наслышана? Об их феноменальной способности к самоконтролю? От чего же вы не всем дружным коллективом явились тогда? На чай с пирогом, - Мягкие интонации Кветы создавали дивный контраст с голосом Стерха. – И видела я, кто на Станислава напал. Не спорю. Да вам же время дала, головы горячие остудить. Скажете, неправа была?
Ведьма явственно задумалась об умственных способностях дорогого гостя. Будь то упырь, к чему скрывать? Сама бы сообщила, пусть разбираются.
После Стерх и вовсе ошибся. Пренебрежения сейчас она не потерпела бы, как и угрозы столь явной.
-А разве же не сами вы не уследили?..
Не только характер прорвался сквозь тщательно устроенные заслоны из принципов и правил. Сама её магическая сущность словно стала бы столь неуправляемой и огромной, какой не была никогда. Она ведь и удивиться даже толком не успела. Припомнила отстранённо, что подобный случай рассказывал ей Полька. Девушку у Лиха отбила, а сама словно сон видела. Лунатизм? А вот же... оказалось, что нет. 
По комнате разлилась эта сила, давящая, удушающая. Словно из холода и жара разом, соединяющая в себе начала противоположные довольно лихо. Сделалось странно тихо, но уже через минуту зазвенели стёкла.  Затрясся пол, съехали со стола журналы. Со временем вибрация эта лишь нарастала, было слышно, как из шкафа на кухне падают тарелки… Но разом словно сделавшийся густым воздух мешал здраво думать.
С грохотом упали на дорожку, едва не задев Стерха, старые часы.
Квета очнулась.

Такого от Кветы не ожидали ни Сева, ни Василий. Она словно... стала другой. Не собой. Будто сейчас не молодая женщина перед ними (ну ведьма, да, и что?), а... нечто Древнее. Как Привратница. Как богиня. Как... Да чёрт его знает. Но в глазах её сверкало такое, что видавшие виды ведьмаки - что в человечьих приключениях, что в магических побывавшие - побледнели. Сева автоматически активировал аварийные ведьмачьи щиты - поди угадай, чем шарахнет непонятная и неожиданная Квета. Случай про Лихо он тоже мельком вспомнил - Антон приводил тогда Катерину. Да и Глеб рассказывал странное. Правда, он как раз не запомнил спасение Кати - и вообще её присутствие на поляне.
Антошин, тоже укутавшийся щитами и следящий, не рухнет ли дом от внезапного потока сырой силы, внезапно чуть не охнул: слепок силы, снятый им с места разрушения купола, неожиданно звякнул и совместился с тем, что сейчас окутывало Квету. Так это она?? Перекинул картинку Журавлю. Ведьмаки словно очнулись от странного оцепенения.
- Мы бы уследили, - медленно, не сводя глаз с ведьмы, проговорил Стерх. - Если б нас как раз в эту ночь не отвлекли на восстановление разрушенного купола. Вами, Квета, разрушенного.

0

5

Кветин дом встретил четвероногого гостя достаточно приветливо: Аполлинарий разоряться не стал, ограничившись удовлетворенным "Я же говорил...", домовой предоставил удобную лежанку и миску с водой, Квету же призвали какие-то срочные дела. Даже поговорить не удалось.
Стась свернулся клубком на лежанке и задремал, но через примерно час проснулся по естественной надобности.
Сломанная лапа глухо ныла, перелом срастался все еще слишком медленно. Выходить на улицу с высокого крыльца не хотелось, и он втиснулся задней частью в туалет, стараясь изо всех сил не промахнуться мимо унитаза. Ситуация была комичная, лангета на ноге мешала, собачье тело принимать противоестественные позы не хотело, профессор-домовой наблюдал за процессом с одной стороны снисходительно, с другой - напряженно. Однако, эквилибристический трюк удался. Пес закрыл за собой носом дверь, улегся обратно и снова задремал...

А потом заявились ведьмаки, видимо, одновременно с Кветой...
Хороший пес должен был, по уму, выскочить навстречу, но Стах догадывался, что явились они по его душу, и дал себе три минуты, чтобы окончательно проснуться и настроиться на встречу.
Не получилось - разговор на крыльце явно не клеился, а потом и вовсе пошел в направлении апокалипсиса.
Ошалевший от магической свистопляски пес вывалился на веранду - огромный, в смешной попонке на пузе и лангете на правой задней лапе, неуклюжий, хорошо еще в клинике никто не догадался пластиковый воротник надеть... был бы забавным, если б не размер и клыки в палец длиной.
Но не бросился.
Окутался серым, почему-то, туманом, этот туман выругался на смеси из английского и польского, голос сорвался странным звуком - то ли оханьем, то ли матом, уже по-русски. И осыпался невидимыми хлопьями, оставляя в прихожей на месте собаки фигуру ведьмака.
- Стоп. Просто стоп.
Выглядел он как несвежий упырь после драки с еще одним упырем - в разорванной футболке, в чужой и своей засохшей крови, в грязи... Глубокие ссадины на лице, и руках, запах - крови и перегоревшего адреналина, сбитая на сторону повязка вокруг корпуса, и только лангета на ноге оказалась в приличном виде и правильном месте, разве что штанина над ней лопнула.
Растратив вообще все силы на оборот и соответствующие изменения в теле, он навалился на стену плечом, и смотрел на ведьмаков понимающе.
- Квета, они просто хотят поговорить. - "Пока" не прозвучало, но подразумевалось. - Имеют право. Подожди, ладно? Впусти их в дом, пожалуйста. - Он протянул руку, чтобы коснуться ее плеча, но увидел на пальцах бурые пятна и землю, и опустил, едва за спину не убрал.

+1

6

После произошедшего Квета только дышала глубоко, глаза чуть прикрыла, стараясь ничем себя не выдать. То, что с ней сейчас творилось, словами описать было весьма затруднительно, да она и пытаться бы не стала. Бешеное облегчение, ощущение себя, принятие и понимание. Безоговорочное знание того, чем она является, для чего и почему существует. Чем может стать… Было ли этому название? Она не знала, да и не хотела знать. Это был миг оглушающей ясности и свободы. Но только миг.
На землю вернули Квету довольно быстро. А чего, собственно, она хотела? «Пока ты спишь, враги не дремлют!» - явственно раздался в голове голос любимого зеркала. Так или иначе, выслушать дорогих гостей стоило. Благо, список претензий у тех и не думал заканчиваться. Только ответить ведьма на глупые эти обвинения не успела.
Обернулась быстро к Стаху, и уж тот-то должен был заметить её состояние. Жуткую смесь из ярости, ясности, облегчения и эйфории. Сила ей пришлась по душе, и говорить нечего. Но после... Даже в нынешнем своём заторможенном состоянии испытала сожаление: «Как же я тебя… Ни пожалеть, ни поберечь…»
- Пусть заходят. Только придётся объясниться. Не первый раз мне сегодня про порушенный купол намекают, только вот никак понять не могу, от чего же все думают, что я в этом виновата.
Перед тем как самой зайти в дом Квета пристально взглянула на Стаха. Тут ведь и помощь не предложить… Скверная ситуация.

+2

7

Первым делом, разумеется, отошедшие от потрясения ведьмаки обратили внимание на раненого. С учётом того, что собакой он слегка отошёл, да и Антон его подлечил... состояние Ясницкого всё равно вызывало опасения. Какой же он был, когда перекидывался? На картинке Лешего не всё можно было разглядеть, зато сейчас аура ведьмака пылала болью, ранами и... чувством вины? Впрочем, сейчас это было не самым важным.
Стерх бросил быстрый взгляд на друга, но ничего не сказал. Он не испытывал злости или ненависти к убившему Дюху пришлому. Если исподник, да старые долги... тут и не факт что он сам бы справился. А уж неопытный Савельев тем более. Поговорить надо, разобраться тоже. Благо теперь стало ясно, кто порушил купол в этот раз. Странно, но Квета выглядела так, словно не понимает. Хотя... скинув непонятное состояние, она стала привычной - спокойной, чуть холодноватой, словно сама с пелёнок польская аристократка с соответствующим гонором. Хотя, может, она такой и была...
- Мы, разумеется, всё объясним, - вежливо пообещал Антошин. - Если не будет, как минуту назад... Короче, если все спокойно друг друга выслушают, разговор получится конструктивным и плодотворным. Все погорячились, все устали. У всех была сложная ночь... Но это не отменяет необходимости цивилизованного диалога. Если пани Квета будет любезна сварить кофе... мы не спали всю ночь по известным причинам.
Ведьмаки не торопясь вошли в дом, на всякий случай не делая резких движений. Не в присутствии этой, новой Кветы.

+1

8

Стах посторонился, пропуская гостей в дом, попросил Квету:
- И мне бы тоже чашку кофе, можно? - и совсем тихо добавил:
- Все будет хорошо.
Она быстро перешла в обычное для себя состояние – сдержанной, спокойной женщины… но он успел заметить. И прочувствовать успел – как это, когда ярко, мощно, до искр из глаз захлестывает силой – правильной, чистой. Своей.
Резонанс был очень сильный, потому что он тоже знал, как легко и спокойно на самом деле быть собой, принимать эту силу как часть себя… и как невероятно трудно бывает прийти к этому.
Пока не то чтобы званые гости рассаживались, он завернул в ванную, умылся, вычистил руки со щеткой, отряхнул одежду, понял, что она ни к черту не годится, и с благодарностью принял от домового чистую несколько старомодную рубашку, переколдованную из... наверное, простыни, а может, и скатерти. Сам он на такое пока не был способен, даже простенькая иллюзия бы не далась.
Кровью от него все еще тащило - нужно было переодеваться полностью и, желательно, вымыться, но на это не было времени... Иосиф Соломонович тяжко вздохнул, помахал на него руками, и в ванну сдуло неопрятную бурую пыль. Стало значительно легче.
- Благодарствую. - Кивнул он домовому, поправил повязки и вылез к лю... к ведьмакам и ведьме.
В собачьей форме на трех ногах передвигаться было намного удобнее, чем в человеческой на одной, но он справился - поймал ближайший стул за спинку, опёрся на него, развернул и уселся верхом с такой небрежностью, словно так и задумывалось.

- Я вчера слышал, как купол раскололся. Как раз во время боя. - Он невесело усмехнулся. - Потому печать и не снял, думал, тогда его вообще снесет. А надо было, наверное. Сейчас бы никто вопросов никому не задавал... Правда, и у меня бы оправдания не было. Спрашивайте.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2tohC.gif[/AVA]

+1

9

Более всего хотелось выпроводить незваных гостей и просто поговорить со Стахом, помочь, разобраться во всех произошедших этой ненормальной ночью событиях. В том, что вместе они непременно и довольно быстро со всем разберутся, вот только… далеко не всегда мы можем действовать, руководствуясь лишь собственными желаниями. В данной ситуации сначала вмещался весьма весомый фактор драгоценного родителя, помешавший поговорить по приезду от Старовойтова. Теперь же, не дав и минутной передышки, появились ведьмаки. И снова от души не повезло. Квета с некоторым даже удивлением отметила, что начинает к этому привыкать. Не планировать, не обещать, не надеяться – всё одно не повезёт.
Но нынешняя «чёрная полоса» уже гляделась куда чернее, чем её предшественницы. И прекращаться не собиралась вовсе. Спросил бы кто ведьму вчера, хотела бы она когда-нибудь напугать ведьмаков, получили бы весьма однозначны ответ и пару заботливых вопросов о состоянии душевного здоровья. Столь отчаянной и бесшабашной, чтобы сотворить подобную глупость, Квета не была никогда. Да и не предполагала, что вообще способна на такое. Сегодня же сил вполне хватило…
Мгновенно захотелось вспомнить, что она слабая женщина, признать, как напугана и не понимает, что делать дальше… Но с желаниями вновь пришлось повременить. Кроме прочего, она была не чужой Стаху и была дочерью своего отца. Оба этих обстоятельства исключали саму возможность проявления слабости в подобной ситуации, особенно тогда, когда решивший поразить своей загадочностью и внезапностью Кощей решил назначить её временным заместителем. Но ведь даже это звучало как бред…
Вместо сомнений и разбирательств, пришлось побыть радушной хозяйкой. Варить кофе, попросив предварительно Иосифа Соломоновича присмотреть за Стахом. Устраивать Стерха и Антошина на красивом и исключительно неудобном диване, в другой компании и при других обстоятельствах именуемом пыточным устройством. Не пытаться Стаха поддержать, поскольку всё ещё не ясно, можно ли лишний раз проявить слабость? И уже не столь важно, ей или ему.
Оставалось ждать объяснений от гостей.

0

10

Пока Ясницкий приводил себя в порядок, а Квета варила кофе, ведьмаки молча сидели на диване, даже не замечая неудобства. Не то душевное состояние (да и физическое, что уж греха таить), чтобы отвлекаться на подобные мелочи. Сева мысленно прокручивал картинку от Лешего и увиденное на поляне. Пока ни фига было не ясно. Да, исподник Дюхи, да, старый враг Ясницкого. Но...
Наконец оба экс-супруга появились в комнате. Стерх, несмотря на недавнее противостояние с Кветой, не стал проверять кофе на наличие яда. Глупо. Сделав глоток, он поправил очки и поднял взгляд на Стаха.
- Леший показал нам картинку происходившего этой ночью на поляне. Но мне хотелось бы услышать твою версию.
- А ещё неплохо бы про Привратницу, - спокойно добавил Антошин, бездумно крутя ложечку в пальцах. - Что такого стряслось, что она лично пришла за Дюхой.
Смотреть на Квету оба не то чтобы побаивались... Но под ложечкой покалывало остатками странной волшбы Кощеевой доченьки.

Стах принял у бывшей супруги кружку (не чашку даже) с кофе, прокатил ее между ладонями, согревая руки. Заговорил, медленно, тщательно подбирая слова и в паузах отхлебывая обжигающую жидкость.
- Хотел вечером в озеро окунуться. На краю города почувствовал, что меня кто-то выслеживает, уже почти в затылок дышит. На человека похоже не было, сила ощущалась значительная, поэтому я пошел в сторону леса, выбрал поляну для боя и встретил "охотника". Оказалось, что это Андж.. Андрей. Точнее, не он сам, а его навий дух: взял верх и пошел бедокурить. Наверное, его... как бы это назвать... триггернуло то, что я на глаза попался. Он меня знал, давно. Я убил того ведьмака, в котором он в этот мир пришел. Пришлось драться. Отступить не мог - этот бы не отпустил, а проиграть... Жить хотелось, господари. Да и даже сдайся я, он бы только силы и воли больше всял, добра б не вышло. Усмирить я его не смог бы, даже сняв печать - он именно за моей жизнью шел.

Скрипеть зубами было бессмысленно, поэтому ведьмаки, выслушав ожидаемое объяснение, просто замерли на секунду. Оба.
- Обойтись без поединка возможность была? - по-прежнему отслеживая реакции Стаха, спросил Сева. Доверял - не доверял... не о том речь. Это рефлекс: проверять в таких делах. - Нас почему не позвал, пока на поляну шёл? Я ж тебе браслет дал. Отвлечься на такое мы бы вполне могли. Кого-нибудь послали бы.
Самое поганое, что говорил Ясницкий правду. И навий дух, и неопытность Дюхи, и их с тем духом давняя вражда. Надо ж было такому случиться! Не с кем-то из их исподников, а с Дюхиным... Чёртово невезение!

- Меня вчера как сглазили. - Невесело хмыкнул Стах. - Я без единого оберега был, даже без ножа. А обойтись... да, можно было. Но, как я уже сказал, жить хотелось... а вам бы потом все равно его самим упокоить пришлось. А так... Парень хорошо ушел. Чисто. В последнюю минуту волю взял и своим выбором бой закончил. - Рефлекторно покосился на Квету - не стоило бы ей это слышать, конечно, но что поделаешь. - Андрей мог увернуться, я уже лежал. Но он чувствовал, чем все кончится, если упырь этот оттуда победителем уйдет.
Ведьмак покачал головой, невольно окунаясь в собственные вчерашние эмоции. Ох, какой бы ведьмак из мальчика вырос...

Сожалением, которое плеснуло от Стаха, накрыло и Севу с Василием. Дюха и правда был перспективным парнем. Магия в сочетании с наукой могла наворотить (в хорошем смысле) дел. Талантливый парень был. Был... Гадское слово.
Сева опустил глаза, пережидая приступ острого сожаления пополам с такой же острой гордостью за молодого коллегу.
- Это и правда умудриться надо было, без единого оберега выйти, - кивнул Антошин, подхватывая нить разговора. - Может, и сглазили. У нас тут с весны весь город сглаженный ходит - приходи, кума, любоваться! Такое порой творится... Хоть тот дождь вспомнить, который ты же и успокаивал.
Правоту Ясницкого не признать ведьмаки не могли. Что такое одолевший хозяина исподник, оба знали, хоть и не лично. Опытный двоедушник, глядишь, и сладил бы. А молодой, да ещё с такой старой душой - три сотни лет вариться в ненависти... да тут чёрной силы столько, что никакими джоулями не измерить!
Идиотизм! Как реагировать на ситуацию, Сева откровенно не понимал. Карать пришлого не за что - правду говорит. Повёл себя как мог... И печать, к слову, не снял. Хотя в тот момент мог и имел право. Но не стал добивать и без того порушенный купол, добавляя работы их усечённой команде. Мда... Фемида бы растерялась, ибо на чашах весов лежали, в общем-то, равноценные грузы. В одном виноват, в другом - хоть медалью награждай.
-  И последнее, - сдержанным, глуховатым от усталости и потери голосом подытожил Сева. - Как ты объяснишь странное совпадение: как раз в момент боя твоя супруга разрушала купол. Словно внимания отвлекала. Да, Квета, именно Вы его разрушили, теперь это совершенно чётко известно. Мы до последнего не понимали, кто его так... подобной силы магов у нас сейчас в городе нет. Но когда Вы в прихожей продемонстрировали странную силу, стало всё понятно.
Сева засветил в воздухе проекцию слепка с места поломки купола и рядом, для сравнения, то, что успели снять в прихожей.
- Извольте убедиться, - устало вздохнул он. - И объяснить.

Хорошо, что ведьмаки забыли про Привратницу... Стаху было и для самого себя сложно объяснить, какого беса он рисковал остатками своей жизни, пытаясь устроить чуть не убившему его парню достойный переход на ту сторону... Впрочем, перемена темы облегчения не принесла.
- Да, я помню момент, когда купол треснул. А при чем тут...
"Вот тебе, бабушка, и..."
Ясницкий осекся и потянулся к проекциям, разве что пальцем в них не ткнул. Они совпадали до последней паутинной ниточки.
- Надо же, как... интересно. Квета, - окликнул он неожиданно будничным голосом, точно собирался спросить, не купить ли ему хлеба, например. - А ты вчера вечером что делала?

0

11

Узнать полную версию произошедшего не отказалась бы и Квета. Тени показали многое, но не всё… это пугало. А раз уж к происходящему не приложил руки нежно любимый родитель, то имела место совершенная неизвестность. Неизвестность очень сильная, такая, что даже тени не в силах были её показать. В другой ситуации ведьма уже преисполнилась бы любопытства и бросилась решать столь удивительную загадку, но за эти сутки странностей случилось с избытком. То, что воспринималось раньше как чудо, ныне гляделось запылённой обыденностью. А вот передышке она искренне удивилась бы. Вот вам и тихая жизнь в провинциальном магическом городке, где магией никого не удивить.
Но через пару минут господину Антошину почти удалось ошарашить её ещё раз. Хорошо хоть горячая чашка обжигала ладонь, и боль эта отрезвляла. А ведь, если отбросить излишние эмоции, так несвоевременно решившие напомнить дурной ведьме о своём существовании… Это ведь всё могло бы объяснить. Куда уж ей, простой ведьме, пусть и не самого простого рода, тягаться с такими силами? Удивительно, что Квета хоть что-то этой ночью выведать сумела. Привратница, да не в виде сказок и слухов, но рядом. И ведь причин не верить нет. Да и как? Не ведьмакам самовластным. Сложно с ними…вот нет, казалось бы, ничего дурного в них, но неспокойно. И ведь всем хороши нынешние господари, а всё одно тревожно. Но Стаху не верить нельзя. Это уже само собой получается, несмотря на прошедшие годы, его дороги и её сомнения.
Андрея Квета от души пожалела. Не тогда. На цели её сосредотачиваться учили, и учили строго. Боль твоя, обида, сожаления – кто о том вспомнить, когда ты уже проиграл? Всё отложить до лучших времён и выполнять задуманное. А уж какой платы затребуют отложенные до востребования чувства… Вот и сейчас. Разве правильно это, когда действительно хорошие люди умирают из-за чужой вражды и невнимательности?
Ведьмаки же продолжали беседовать. Муторно, со своей бедой… время тянулось и тянулось, и впору не с карамелью сравнивать, но с резиной.
Сам воздух в комнате словно стал тяжелее и горше, ни ветерка даже в окно приоткрытое. Грустно… мне грустно, а значит и всем должно быть, разве нет? А если не грустно, то хоть бы и больно. Душно…
А тут и господари эти доморощенные подоспели. Спрашивают. Её? А разве могут они, имеют право вот так спрашивать?
А если ещё тяжелее и жарче станет воздух?
Муха вот в стекло бьётся. Бьётся-бьётся-бьётся… вот и разбилась. И стекло треснуло. Стекла тоже было жаль… и мухи. Странно, почти до слёз.
Делала…что она делала. Вчерашний день в нынешнем состоянии представлялся едва ли не сном. Да таким, о котором к утру остаётся даже не воспоминание, а лишь впечатление. И держишь его, и пытаешься вспомнить, но картинка распадается перед глазами.
- Берёзкины… я Маше показывала что-то такое… занятное. Колдовала, с наложением проклятья под первую матрицу заклинания. И шарик всё летел…
Дышать становилось всё сложнее, и вот уже она сама почти задыхается, но ведь так грустно. И сложно вспомнить. Да и не желает она вспоминать, сейчас бы поспать…

0

12

Разговор, вроде бы кое-как выровнявшийся и даже направлявшийся в русло конструктивное и практическое, внезапно завяз. Вопрос Ясницкого повис в воздухе... как муха в патоке. Даже не в варенье. Тягучий, как расплавленная карамель или загустевший мёд, воздух наполнил комнату, игнорируя напрочь тот факт, что окно открыто и вообще-то ветерок на улице. Ведьмаки синхронно вздохнули - с трудом, словно в горах на большой высоте... задыхаются? Им бы чуть-чуть свежего воздуха, и тогда поняли бы, что снова дурит непонятная сила, первый раз норов показавшая в прихожей. Сила, с которой даже им, неслабым и опытным ведьмакам, не справиться и вдвоём. Да и втроём бы тоже, реши Ясницкий усмирить странную ипостась супруги.
Что ж такое-то происходит? - силится понять Журавель, а сил-то едва хватает, чтобы сознание удержать и глаза открытыми. А тем временем к тяжести воздуха и горечь добавляется, как удачная приправа, что вкус блюда делает ярче да насыщеннее. Вспоминается ночь прошедшая, тело Дюхи на поляне, костёр погребальный. И сердце колет - впервые за все прожитые годы. Ещё не хватало, чтоб у ведьмака сердце болело...
А вот болит. Тянущей, ноющей болью, распространяющей паучьи лапы по всему телу. И в глазах мухи серебряные, а уши слышать отказываются...
Антошин чувствовал себя не лучше собрата. Будто толстым стеклом окружил его странный густой воздух. Не слышно ничего за этим стеклом. Только лица в мутном мареве да губы шевелятся. А говорят... что они говорят? Да важно ли сказанное, если погиб хороший парень, сильный ведьмак? Боги, что ж такое-то, откуда горечь непомерная, боль непосильная... откуда? Гордость трепыхается, напоминая, что при посторонних негоже слабость показывать, но и её толстым словом ваты укутывает загустевший воздух...
Ничего нет...
Ничего не будет...
И смысла ни в чём нет. Ни в жизни, ни в волшбе... Больно. И грустно. На что они нужны, такие хранители города, если ничего и никого не уберегли?
Зачем они здесь? Спросить что-то... что? И зачем? Разве всё это важно теперь?

Густел воздух. На последних силах держались гости. Где-то за окном вроде бы силуэт Привратницы мелькнул... Показалось? В таком состоянии что только не покажется.
Или умирать пришла пора? Почему сейчас?

Нет ответов. И вопросов нет. Кажется, что ничего больше нет. И не нужно...

[NIC]Стерх и Антошин[/NIC]

0

13

семейное творчество

Стах
Муха в меду. Все они сейчас – букашки, увязшие в каменеющей реальности, и что теперь?
Ведьмаки побледнели, даже моргать стали замедленно. Стекло треснуло. Квета смотрела растерянно и как будто в никуда…
Стах тряхнул головой, сгоняя морок. Морок не согнался, но пришло понимание – ему проще всех. Легче. Сила почти в нуле, и все еще расходуется на восстановление тела, сейчас бы на старое капище, и там поспать… а им тяжко, потому что это их собственная сила давит, потому что привычные ориентиры сбились, а к непривычным еще присмотреться надо… и его бы придавило первым, если бы не бой накануне, если б не печать, наложенная добровольно. И не факт, что выправился бы.
Этот резонанс, это давление были знакомыми – и незнакомыми одновременно. Неумолимая сила Древнего, пропущенная через хрупкую структуру ведьмы и щедро приправленная чем-то сверху, тоже неизмеримо древним, но более милосердным. Шанс все еще был.
- Witaj, Maru… - Тихо сказал он в пространство, быстро отставил – почти уронил – кружку на стол, и обхватил запястья жены пальцами, обращая ее внимание на себя. – Kochanie, Квета, очнись.

Квета
В медленно проясняющихся глазах Кветы мелькнуло чистое, почти детское изумление. Не заданный вопрос прямо-таки завис в воздухе, и только теперь ведьма поняла, что почти не может дышать. На несколько секунд захлестнуло паникой, такой сильной, что едва ли могла она от себя ожидать. Всё ещё обострённые чувства яркой, но короткой волной пронеслись по комнате… и словно бы разбили сковавшее пространство оцепенение. Сначала получилось свободно вздохнуть, потом проявились звуки, проникающие в комнату через разбитое окно.
Отнять удерживаемых рук женщина даже не пыталась, да и взгляд её, едва ли понятный случайному наблюдателю, должен был сказать Станиславу довольно много. Квета, впервые за довольно долгое время, была напугана. 

Стах
- Чшшш… - Он осторожно сжал ее запястья, погладил большими пальцами предплечья. – Все хорошо, все уже хорошо. Ты справилась. Ты молодец.
Что бы это ни было, добавил он про себя, ты молодец… Трех ведьмаков как кошка мышек чуть не задавила, и не пикнули бы.
Он спокойно улыбался, глядя ей в глаза. Ну и что, что «чуть». «Чуть» не считается, да и слишком много в его веселой жизни было этих «чуть», чтоб на каждое реагировать. Дышим – и хвала богам. Всем.
- Не бойся. Ничего не бойся. Просто тебе дано много, больше много, чем любому другому, чем ты привычна…
От попыток найти правильные слова он сбился с лексики, но мысленно махнул рукой – знал, что она его поймет в любом случае.
- Придется учиться. Много. И надо понять, откуда оно пришло.
Ясницкий скосил глаза на отмерзающих ведьмаков, непроизвольно ожидая острой реакции.
Все-таки их пытались убить.
Хоть и неосознанно, и ненамеренно…
Он был готов вмешаться.

Квета
Хорошо?
И этот вопрос озвучен не был, но как же хотелось сейчас услышать подтверждение, поверить…  Жуткое противоречие, только что перевернувшее её мир, создало в мыслях подобие урагана. Но чтобы понять до конца это состояние, нужно было её знать.
Слабой ведьма не считала себя никогда, но, находясь часто рядом с теми, кто по праву занимал верхние ступени… впрочем, какие уж тут ступени? Парили они на недосягаемых вершинах, и знать своё место было удивительно просто.
Ты, бесспорно, хороша, но не более чем…
Раньше… в силу самого присутствия рядом с собой этих «исполинов» не возникало и необходимости серьёзно пугаться. Да, будет неприятно обращаться за услугой или советом, но выход будет найден в любом случае. 
А что теперь?
И нет рядом отца или дяди, чтобы объяснить саму суть происходящего. И с дорогими гостями придётся объясняться самой. Хотела свободы? Получи. Шутки судьбы могут быть очень смешными, воистину.
Квета чуть сжала в ответ руку Стаха. Ещё одно изъяснение без слов. Словно и просьба о прощении, и благодарность, и немного надежды. Бояться так она ещё толком не умела, к такому следует привыкать. И справляться ради другого получалось сейчас легче, чем ради себя.

0

14

Тягучая, давящая тишина закончилась так же внезапно, как и началась. Мгновенно очнувшиеся от вязкого столбняка Сева и Василий полоснули острыми взглядами комнату, оценивая диспозицию и возможные пути отхода или нападения, "закрывшись" и развесив на "быстром наборе", на кончиках пальцев, самые серьёзные атакующие заклинания. А за окном словно громадная птица с тихим шелестом развернула крылья - это на автомате разворачивались ведьмачьи щиты, при такой странности-опасности взведённые курком. Что бы ни случилось, а первым делом - защитить город. Неизвестно, что происходит и дальше произойдёт в этой комнате... в этом доме. Неизвестно, кто выйдет из него - и выйдет ли.
Город пострадать не должен.

"Ну? Что происходит, господа Ясницкие? Пришли на разговор, чинно-мирно, без конвоя и оружия, а вы тут вон чего вытворяете? Нехорошо..." - явственно читалось в настороженных взглядах ведьмаков, даже не пошевелившихся вроде... но льдом от них повеяло и опасностью тоже. Не кутята, чай, хоть до пана коллеги, может, и не дотягиваются.

Не то чтобы Сева и Василий были идиоты и не понимали, что сейчас было. Понимали. Но одно дело - громадный пласт сырой, не оформленной силы, которая внезапно обрушилась на ведьмаков (и придавила их, как кутят, от неожиданности и просто массой), а другое - боевой опыт двух хранителей города, пять лет назад прогнавших в числе защитников города охреневших от наглости Кощея и Ягу с их командой. Опыт в том сражении (у тех, кто выжил, конечно) прокачался, как в компьютерной игрушке, сразу на несколько левелов.
Но опыта, к слову, у присутствующего здесь Ясницкого в десять раз больше, чем у каждого из господарей Смородина. И на минутку, ещё очень большой вопрос, за кого он в случае продолжения конфликта вступится, если местные ему никто, а Квета - жена? А Древнему, долгих лет ему жизни, Кощею - дочь. А в Смородине, стоящем на грани Яви и Нави, где заклинание "калитка" не просто открывает ворота в разные миры, но и при грамотном открытии усиливает Древних и тех, кто способен ими стать... А сила эта непонятная, внезапно проявившаяся в Квете, тоже тема для размышлений... И лучше всего, если так можно выразиться, "наезд" силы перенёс Ясницкий. Который ночью выложился по полной, так что даже кровь счистить домовому пришлось. Не с этим ли связано его лучшее по сравнению с придавленными древней магией гостями?
В общем, подумать было о чём...
...А вот времени на размышления не было. Сева и Антошин с космической скоростью, как программист - команды, перебирали возможные выходы из ситуации. Василий, правда, успел послать импульс вызова в камень на браслете - Сева, сроду амулетов на себе не носивший, не смог бы просто быстро достать из кармана такой же браслет и вызвать ведьмаков. А Василий, не разбирая адресов, всей ведьмачьей сети послал громкое ментальное "SOS" ("наших бьют, мол"). А куда пошли ведьмаки - и так вся команда знала. Но успеет ли прийти помощь?
Воздух в комнате потрескивал электрическими искрами заклинаний, радужно переливались за окном защитные щиты высшего класса "А" (аварийные, на ведьмачьем сленге "Круши на хрен всё, потом разберёмся"). Стерх откровенно злился, забыв про усталость.
Во-первых, он ни черта не понимал. Что это было с Кветой? Почему оно случилось и почему сейчас? Виноваты ли в приступе явившиеся гости? Может, они что сказали, послужившее спусковым крючком? Связано ли странное состояние Кощеевой доченьки с разрушением купола и рушила ли она его в оном состоянии?
А главный вопрос - что, расквадрат её через гипотенузу, со всем этим делать прямо сейчас? Можно уйти... а выпустят? Что если эта странная сила ещё не угомонилась и захочет поиграть, как кошка с мышатами? Хозяйку она, как выяснилось, не больно слушает. Кстааати... - мелькнуло на периферии сознания воспоминание о Лихе. Сила-то не то злая, не то добрая, а Катю спасла, хоть и равнодушно. Мелькнув, мысль исчезла, понимая несвоевременность визита.
Уйти можно, да. Но двум неслабым ведьмакам (да, не таким опытным, как почти четырёхсотлетний Ясницкий, но по силе хотя бы Сева ему немногим уступал) отступать? Уходить, убоявшись, как щенки описавшиеся, из дома, где находились сразу двое виновников ночных событий? Один из которых убил Дюху, а другая порушила защиту города? И пусть Стах себя почти оправдал, но Квета даже про разрушение купола ещё не рассказала! И уйти? Да щазз! Кто их уважать будет после такого? Не говоря уже о чисто мужской гордости. Не сговариваясь, ведьмаки решили остаться и разобраться со всем, что стряслось.
Рассказ о происходящем занял в разы больше времени, чем собственно происходящее. С момента, как Ясницкий первым сбросил оцепенение и отвлёк, "выключая", жену, прошло две секунды. И они оказались насыщенными событиями, как кристаллами соли - стакан воды, куда бухнули пачку.

- Вы ничего объяснить не хотите? - вкрадчиво-осторожно поинтересовался сразу у обоих супругов Сева. Злостью от него искрило, как аварийной розетки. Протянув руку, Стерх сдвинул очки на голову и медленно поднял взгляд на супругов. Кто-то, знавший пана Журавля, озадаченно почесал бы затылок: сие действо, снятие очков, устраивалось по большим праздникам в виде крайней опасности или вовсе уж невменяемости убеждаемого в чём-то объекта. Что из праздника было сейчас, гипотетический зритель не взялся бы определить.
Сева, леденя взглядом вопрошаемых, ждал ответа или реакции супругов, готовый обрушить на них всё, чем владел как ведьмак и колдун. Уходить без ответа он не собирался: бушуй тут странная сила или нет, а он, хлор всех побери, хранитель города. Не раз этот город спасавший и готовый здесь и сейчас либо победить, либо сдохнуть. Как обычно, впрочем.
[NIC]Ведьмаки[/NIC]

+1

15

Творящаяся за плечом – угораздило же боком развернуться – вакханалия силы вызывала острое, почти нестерпимое желание втянуть голову в плечи. Перекинуться в стрижа и вылететь в окно. Отгородиться щитом толщиной с великую китайскую стену, чтоб две колесницы разъехаться могли. Трансгрессировать с произвольным вектором. Долбануть Аардом прямо через плечо, не разворачиваясь, и перекатом уйти в сторону… Да, массовая культура изрядно обогащает воображение.
Впрочем, то, что несколькими секундами раньше отколола Квета, было не менее неприятным, хотя и из другой области.
Он оставил свою ладонь в ладонях у жены, и продолжая ее успокаивать, и в готовности удержать.
- Хочу… но не могу. Потому что знаю не больше вашего и потому что разбираться нужно. Что-то не складывается у нас общение, да?... – Негромко спросил Ясницкий, поворачиваясь обратно и встречая взгляд Стерха, глаза в глаза. – Помнишь, господарь зареченскый, чем и в чём я тебе при первой встрече зарекался? Жизнью. Я жив? Жив. Значит, не погрешил против зарока, не злоумышлял и не вредил ни людям, ни городу своей волей. И сейчас не лукавлю.
Вынести прямой ведьмачий взгляд не-равному невозможно, равному – тяжко. Аж затылок закололо, стянуло холодом, и Стах почувствовал, как собственные его глаза становятся такими же, способными обратить в камень, лёд, в ничто, становятся тем зеркалом, в котором собеседник видит о себе всё, и всё понимает... Потом моргнул, стряхивая наваждение, и невесело улыбнулся. Жить хотелось, да. Но и ребят понять можно было – их город, их ответственность. Он бы даже не пошевелился, позволяя ведьмакам разбираться по-своему, если бы не сидящая рядом женщина. Оставить ее без защиты Стах не мог.
Поэтому сделал то, что никогда не стал бы делать для себя.
-  То, что у нас с вами тут происходит – это уже немного за рамками договора. Поэтому извините, но силу я уравняю. А то вы вон, в блеске и славе, а я как… покурыть вышел. Нехорошо.
Он свободной рукой накрыл то место на груди, где под рубашкой последние пять минут отчаянно чесалась им же самим наложенная печать.
И почесал.
Звонко, как натянутая струна – или тетива – лопнула связь, удерживавшая его силу последние два месяца. На долю секунды он опрокинулся в ад, в пекло, в то метафорическое место, хуже которого нет и быть не может, и которого, конечно же, не существует в реальности. Только в восприятии ведьмаков. И честно поделился этим восприятием со Стерхом, снова поймав его взгляд. Не атаковал – поделился, просто показал, как обстоят дела.
Через секунду отпустило. Левая ладонь, по-прежнему лежащая в ладонях у Кветы, даже не дрогнула, зато пальцы правой, скользнув по рубашке, опустились на спинку стула и сломали ее без усилия, просто сжавшись. Ясницкий преувеличенно осторожно положил щепки на стол, рядом с кружкой, и перевел дыхание, глубоко и с удовольствием вздохнув.
Его сила не развернулась, угрожая. Не дрогнули щиты, которых не было, и даже навий дух сидел тихо, переваривая поток энергии, заливающий их общее с человеком тело. Сила просто появилась, и ее стало оглушительно много.
- Не надо. Пожалуйста. – Упредил Ясницкий реакцию ведьмаков, примирительно поднимая руку. – Давайте все-таки без тяжелой артиллерии.
- Сосед, а сосед? – нетрезво хихикнул исподник, перебравший чистой силы после долгого поста. – У тебя сердце того. Встало.
Стах с силой откашлялся, запуская процесс по-новой.
… стар я для таких номеров…

+1

16

Паниковать сейчас было бы совершенно неуместно. За такое в далёком прошлом можно было и линейкой по рукам получить… Впрочем, предаваться воспоминаниям не стоило тем более. Необходимо было думать.
Почему-то первым делом в дурной её голове появилась мысль пусть и отвлечённая, но, в определённом смысле, не лишённая логики. Даже намекать господам ведьмакам о поручении отца было бы совершенно излишним. Защитить себя подобным образом – идея довольно банальная, но простота здесь вовсе не сеть синоним гениальности. Предположить, что ведьмаки уже знают о том, что драгоценный родитель в городе как минимум появляется… это было довольно легко. Но воспользоваться его именем означало бы попытку не просто натворить непонятных и сумасшедших  вещей, но прямо противопоставить себя господарям Смородина. Только этого в данной ситуации ей и не хватало. А посему возможную поддержку со стороны «ёжиков» и иже с ними стоило оставить на самый крайний случай. И Квета сейчас таковым не готова была полагать даже прямую угрозу жизни.
Вторая мысль была не менее логичной и столь же бесполезной. Выгнать бы дорогих гостей, отложить дивную по своей невозможности беседу до лучших времён, поговорить наконец со Стахом. Или, по-хорошему, отправить самого Стаха отдыхать… с ним ведь всё стало хоть в какой-то мере понятно. Но куда же теперь этих упрямых баранов отправишь? Не важно, кто сейчас на чьей из этих несуществующих по факту сторон – все трое являются ведьмаками, а значит… упрямы невообразимо.
Оставалось быть дьявольски убедительной и столь же быстрой, чтобы не заставлять «своего» ведьмака в очередной раз перегружать то, что и так держится на чистом энтузиазме. И не оставлять дольше необходимого в собственном доме чужих, когда собственная сила перестала быть союзником. Лгать нельзя, но кто запрещал недоговаривать? Вот она, правда, вся на ладони – едва ли вы сможете задать нужные вопросы. И даже если смогут, ответов у ведьмы не было.
На то, что успел сотворить Стах, Квета даже как реагировать не знала. Внутренний голос противным голосом утреннего Польки  вопрошал о том, чего же она ожидала-то? Что в сторонку отойдёт? И представить невозможно.
- Давайте я расскажу свою часть истории, а обсуждение мы отложим до лучших времён? Допустим, наступят они завтра вечером. На честность можете проверять любыми доступными чарами, «закрываться» я не стану.
Давать ведьмакам возможность обдумать и, тем более, ответить ведьма не собиралась. Так она не расскажет ничего.
- Последовательно разберём происходящее, как оно виделось мне. Вчера вечером я была у Берёзкиных… исключительно с благими намерениями, разумеется. Давно собирались с Марией Егоровной некоторыми мелкими секретами магическими обменяться. Поговорили… я любимое заклятье показать успела. Боевое, определённо, но вред оно нанести никому не могло. Обсудили за чаем, а уж тогда сообщили о том, что у меня внезапно появилась собака. Добраться до места мне помогли… там я своими методами увидела, что произошло. Стоит ли упоминать, что мне совершенно не понравилось? Не хотелось бы никого обижать, но некоторые из ведьмаков Смородина довольно импульсивны, стоило дать вам время разобраться и остыть. Поэтому Стаха я увезла. Про разрушение купола узнала только утром, сама бы заинтересовалась этим, но были другие проблемы. Ваши вопросы?
А самой думалось лишь о том, как бы уже устроить Станислава отдыхать да добраться до Польки.  Пусть отобразит в красках, что же такое с чёртовым куполом случилось, раз позволяет её в этом занимательном действе подозревать.
Да и рассказать об утренней истории Стаху следовало бы. Или нет?

+1

17

А ситуация как-то странно разворачивается. Ещё страннее. Антошин недоумённо отменил вызов подмоги, коснувшись браслета. Сева вернул на глаза очки. Как-то не приходилось до сих пор прямым взглядом встречаться с равным по силе. Обычные люди - пусть даже колдуны - глаза отводили. Кощей... на том поле столько бушевало, обглядись, мало не покажется. Сева не любил вспоминать короткие переглядки с Древним. И его усмешку потом.
Очень странное ощущение от скрещения взглядов с Ясницким. Сева мысленно поёжился, впервые сочувствуя тем, кому довелось в его ясные глазыньки взглянуть. Бедолаги. Это он - равный, а им каково было? Оправданием служить могло разве то, что просто так ведьмак глаза не обнажал. А раз снял очки - значит, ничто другое уже помочь не могло.
- Извини, - просто сказал Сева, глядя уже через очки. - Помню и клятву, и что не знаешь ничего, понял. Но... ты меня тоже пойми. Мы пришли поговорить. Спокойно, без агрессии... Хотя после похорон друга сам понимаешь, не радужное настроение. А здесь такое...
"Такое" невинно сидело, будто и не глушило троицу сильных ведьмаков, как котят слепых, минуту назад. Такое ощущение, что пани Квета сама не понимает, чего ж такого с ней приключилось. Сева не верил - Кощеева дочь, не кто-нибудь. Но и что делать, не знал. Пока видно было одно: Ясницкий вроде как оправдан... Дуэль была, Дюху переклинило. И Стах, что ему добавляет очков, печать тогда не снял. В тот момент и без того разрушенный купол не выдержал бы прилива подобной силы.
А что снял её сейчас... ну так в своём праве, как ни хотелось бы этого не видеть. Городу он не вредит. А эта хрень, накрывшая их минуту назад, никому радости не добавляет. И Ясницкому безоружным быть не хочется. Печать, в крайнем, потом и на место вернуть можно. Он её сам предложил наложить. Сам и восстановит. Сева на миг задохнулся, поймав ощущения Стаха, которые тот ему неприкрыто протранслировал. И ведь не издевался - просто показал, что сам чувствует. Ой, на фиг такое счастье... Может, и не надо снова накладывать? Чёрт его знает, пана этого, как надолго он свои военные следы чистить. Ладно, не в этом сейчас суть.
Антошин, кажется, понял, что сердце Ясницкого на миг замерло, но с помощью не сунулся. Не мальчик, чай, пан заезжий, справится. А нет - так вон супруга рядом, тоже не цыплёнок. Да и они здесь. Помогут, если совсем печально буде.
Сева стряхнул с пальцев заготовленные заклинания почти демонстративно. Мол, я к диалогу готов. Сила за окном, крыльями накрывшая город, сторожко прислушивалась. Здесь, внутри, они могут позволить себе открыться. Город пострадать не должен. Поэтому одним крылом мягко и бесшумно накрыло дом, как куполом. Что бы тут ни происходило в ближайшие часы, наружу не выйдет.
Рассказ Кветы заставил ведьмаков задуматься. Неужели и правда не знала, что натворила? Недаром же так отличаются слепки аур обычной Кветы и той, что приложила купол и их - сейчас. Доверчивыми ведьмаки не были, работа не та. Но анализировать информацию и делать выводы умели.
У Берёзкиных, значит... Мария Егоровна, заметь она что неладное, первая бы Севе позвонила. А раз промолчала - значит, не видела вреда. Да и собака эта... Стах то бишь. Понятно, что рванула Квета спасать мужа, забыв про всё. Как же так наложилось-то, а? Нарочно ж не завяжешь подобных узелков. И как развязать их?
Про импульсивность Ясницкая в точку попала. Балу, не заблокируй его Сева, натворил бы дел. Бесился он редко, чаще пребывая в слоновьем спокойствии, но уж если выходил из себя, то вернуть его назад было крайне сложно. Надо будет на обратной дороге зайти к нему в зал, что ли... Проверить. Права ведь, Кощеева доченька. Остыть им явно требовалось - после обнаружения Дюхи, после похорон... Да и сюда пришли всего двое. Балу бесится, Калинин с Петром за няньку, Романов - теоретик, силы нет.
Вопросы...
- Вопросы будут, - кивнул Стерх. - Но сначала, полагаю, Вы можете проводить мужа отдыхать. На честном слове же держишься, Стах. Я бы предложил помощь в лечении, но ведь откажешься. Да и неуместны сейчас такие предложения. С тобой мы всё выяснили - из срочного. А разговор продолжим, когда  восстановишься.
- По слепкам ауры мы видим, что разрушала купол и... только что в прихожей была словно другая личность. С другой аурой, - вступил Антошин. - С Вами раньше такое было?

0

18

Позднее, столь… неправильное для подобной ситуации поведение Квета  могла объяснить лишь тем, что произошедшее было бесконечно далеко от её представления о норме. Да  отвыкла она за последнее время во всех и вся сомневаться. Вокруг были добродушные люди, в обществе которых уже она сама чувствовала себя коварной ведьмой из старой сказки. Но последние сутки изменили многое. Или только вернули к почти позабытой норме? Ведьмаки, очередная интрига отца… и в дополнение собственная взбесившаяся сила. А ещё прибывший бывший муж, едва живой, но и тут пытается её поддержать. Она же и сейчас ещё не избавилась от накрывшего напряжения. Испугалась ведь, мало за кого стала бы столь сильно переживать.
Меряться силами да опытом Квета ведьмакам не мешала. И без  того вмешалась излишне, так, что выдала невольно то, что не собиралась. Теперь-то всё складывалось в незаконченную, но вполне последовательную историю.
Вспомнилась история с  Катериной. Бесспорно, тогда она очень напугалась и расстроилась, но со временем смогла себя успокоить. И в детстве бывали подобные «провалы», только отец всегда успокаивал. Даже дядя настаивал, что переживать не о чем. Получается, что насторожиться все-таки следовало, быть может и не случилось бы всей этой странной (или страшной?) истории.
После более тщательного размышления вспоминалось, что «спасением» Климовой всё не ограничилось. Происшествие с магическим дождём обзавелось собственными чудесами. Конечно, отметился и дух, магия дождика повлияла, но могли ли они столь сильно вырастить силу Кветы, чтобы она сотворила то, что сотворила? Едва ли. А получившийся впоследствии дым? Сколько магии нужно вложить, чтобы обратить обычного человека в магическое существо? Такие случаи встречались, но среднестатистическому магу приходилось отдать для этого собственную силу и жизнь, а она, посмотрите на эту чудотворницу, создала «дым». Из горелых яблочек.
Становилось поистине неудобно за собственную глупость и неумение сложить все эти факты в общую картину до того, как ситуация перешла все мыслимые границы. И не облегчает горечи осознание того факта, что были причины не видеть творящегося под самым носом. Уверения единственных родных людей, общая обстановка вечного невезения, витающая над городом, разнообразность событий, множество отвлекающих мелочей…  Тут можно не заметить и бревна в собственном глазу.
А ведь всё ещё предстояло выяснить, откуда эта сила взялась столь внезапно. И если проявляла она себя в далёкие времена её детства, почему же пропала на столь долгий срок?
Размышлять приходилось быстро, не отвлекаясь особенно от разговора. Не стоило задерживать в доме гостей, не стоило и посвящать их в выводы, что ведьма успела сделать. Кто знает, что опять эти буйные господари опять устроят? Отчётливо представился вечерний выпуск местных новостей, где взрыв в её тихом доме объясняют утечкой бытового газа.
- Я полагаю, Станислав вполне способен решить за себя сам, - неожиданно жёстко ответила Квета. Пытаться объяснить  зыбкую разницу между бывшим и настоящим она не стала… А вот попытки неких посторонних господ вмешиваться и указывать она предпочла пресечь сразу. Быть может, самой было немного некомфортно? Разве у неё много больше прав на подобные решения? А ведь сколько успела натворить за эту ночь.
- Подобных этому событий я не припоминаю.
И ведь главное условие соблюдено. Не солгала. Могла  посмотреть при помощи Поли, могла рассказы послушать , но сама не помнила.

0

19

Ведьмаки немного выдохнули, вместо того, чтобы нападать, и это было очко в их пользу. Хорошо господари соображают, быстро. Стах качнул головой на извинения Стерха – извинений не требовалось, все было правильно. Могли и не спрашивая с порога в землю вогнать, имели право. Ну а раз прямо сейчас его не посолят и не сожгут, значит можно жить дальше. Точно так же он отреагировал и на предложение помощи; снятая печать дала ему все, что было нужно, стороннего вмешательства не требовалось, поэтому он просто поймал взгляд Антошина и кивнул, обозначая благодарность.
- Итак – так. – Ясницкий внимательно выслушал все, что смогла рассказать Квета, и лишь чуть сжимал ее ладонь, когда она напрягалась, чтобы подобрать слова, и теперь резюмировал:
- С источником силы все ясно. А вот с природой этой силы – рак там плавал, надо разбираться. И, думаю, мы попробуем. Когда немного успокоимся и отдохнем, да, дорогая? – Он подмигнул хозяйке дома, изображая обычную для себя легкомысленность. С чем только не воевали – и этот странный onzin* тоже одолеем.  – Не сердись на господ следователей, их должность обязывает строгими быть.
Стах прекрасно видел, как она что-то вспоминает, что-то укладывает в голове по-новой, или хотя бы пытается уложить. Помочь ей с этим он не мог, не сейчас, когда сам ведьмак не был в курсе происходящего, и уж точно не при посторонних. Нужно было заканчивать разговор и брать паузу.
- Теперь обо мне… - Он отпустил, наконец, жену … бывшую… и положил ладони на столешницу, расслабил пальцы. – Вины за противостояние с себя не снимаю. Рок или не рок, а бой был, и ведьмака – друга – вы потеряли. Назначайте виру, за мной долг.

*хренотень (нид.)

+1

20

Несмотря на ситуацию - по-прежнему странную и непонятную, Стерха затопило облегчение. Обошлись без схватки, без крови. Да и... не хотелось, себе-то не соврать, враждовать с этим интересным коллегой. С ним бы посидеть пару вечеров, а то и больше, послушать, что видел-знает, чего умеет. Поучиться чему... Почти четыреста лет - не шутки, опыта у пана Ясницкого вагон. Он, Сева, от дяди немало знает, да и Романов подсказывал, когда мог, и остальные ведьмаки не из песочницы выползли. Но... опыта много не бывает.
Хорошо, что пауза будет. Им всем надо отдохнуть, в себя прийти. Ночь была адски тяжёлая, поспать бы, отойти от пережитого. И смерть, и купол... и Пётр не радует. Сломался, похоже, мужик окончательно. За неполные два года потерять и сына, и ученика... Они с Тарасом только отошли от смерти матери парня, жены Петра Нины. Не везёт ему, и ведь не проклинал никто. Просто... сложилось так.
Сева дал себе мысленного тумака: нашёл время размышлять-философствовать! К счастью, мысли летели быстро, во внешнем мире прошло секунд десять, не больше. И то, что Квета говорила, Журавель услышал. Ишь ты, разозлилась она! А они не злились? Впрочем, не важно сие сейчас.
- Полагаю, способен, - спокойно подтвердил он. - Я за него решать и не пытался, сударыня. Предложил, и только.
Что пани Кощеевна крутит, чувствовалось. Но ведь не врёт же! Надо подумать. Но сначала - отдохнуть. Мало что можно надумать скрипящими от усталости мозгами, когда глаза почти пора спичками подпирать.
Невидимая птица за окном сложила крылья. Мягко, словно тяжёлая многослойная юбка из шёлка или шифона скользнула со стула на пол, укладываясь мягкими складками. Дышать сразу стало легче.
- Ладно. Пауза нужна всем. Полагаю, что могло случиться плохого - уже случилось. И до вечера мало что изменится. Посему предлагаю встретиться вечером и поговорить о случившемся, - подхватил мысль Антошин, видя, что Сева незаметно для глаза стороннего запнулся, словно перевдох сделал. Станислав, похоже, о том же говорит. А ещё...
- Назначим, - кивнул Сева на слова о вире. - Позже. Жизнь не потребуем, не та цена. В смерти парня все поровну виноваты... И что душу он как нарочно ту самую подобрал, и что купол именно этой ночью, и что не удержали в доме его...
А что назначишь? Косит ведьмачьи ряды неведомая зараза... новичков двое, да неопытные ещё, одной силы мало. И опытный, но бессильный... Ладно, пусть занимается пока Калининым...
Мелькнула на миг шальная мысль: назначить вирой служение Ясницкого граду Смородину. А что? Жена его тут. Бывшая али нет, сами разберутся. Мужик он славный, ведьмак опытный. Опять же буфером между Севой и доченькой Кощеевой будет. Не ладится у них общение, хоть тресни. С Бессмертным и то проще. Опять же молодняк поучит. Седьмого-то нет ещё... Искать надо, клич кидать по городам другим. Балу вон мечется, ищет. Даже в других странах пытался поискать. Пока нету. И бродит где-то душа тёмного ведьмака, убитого дядей. Кто подберёт, чему научится? Поди угадай!
И эти мысли промелькнули, как электрический импульс, быстро и ярко. Сева и Василий синхронно, но не сговариваясь, встали. И - то ли польский аристократизм Стаха, врождённый и естественный, как дыхание, заразил и их, то ли обстановка... Но на пороге комнаты оба плавно, но быстро обернулись и коротко, по-военному, совершенно в стиле царских офицеров, кивнули.
- До вечера, Стах. И Вам, пани Квета, - негромко попрощался Сева. Ведьмаки вышли.
- Ну, куда? - покосился на друга Антошин.
- Я - к Балу, - вздохнул Сева. - Навестить надо. А ты домой иди. Всем спать. Охранные системы на аварийный режим, при опасности сигналить. Если всё тихо, штатные проблемы пусть Марк решает и его команда. Не всё нам пахать.
- Валить надо, да, - хмыкнул Антошин. - А тут если случится что с пани Кветой - муж присмотрит... наверное.

0


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Поговори со мною по душам...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC