Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Практические уроки рисования


Практические уроки рисования

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Время действия:
10 августа 2012

Место действия:
Смородин

Действующие лица:
Глеб Ростовцев, Евгения Громова, Эльза Некрасова.

Синопсис:
Что может быть плохого в том, чтобы порисовать на свежем воздухе на берегу реки вдали от любопытных глаз? А что может быть плохого в том, чтобы просто прогуляться по тому же берегу реки? Разумеется, ничего. Если, конечно, дело происходит не в Смородине и в нем не замешаны последствия предыдущих не столь безобидных и мирных прогулок.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

Эпизод завершен

0

2

Прежде чем установить мольберт, Женька в который раз убедилась, что поблизости никого нет, и что если столкнуть мольберт с берега, то он шлепнется точно в реку.  Не то, чтобы девушка думала о том, что может произойти что-то плохое, но лучше лишний раз перестраховаться. Особенно, если учитывать, что в последнее время количество странных событий, происходящих в ее жизни, явно превосходит все разумные пределы.
"И ведь я тут с рождения живу, а ничего такого особенного не случалось. То ли за мной так хорошо следили, то ли время такое странное настало" - про себя отметила Женька, в последний раз оглядываясь и принимаясь за установку своего инвентаря.
С того момента как они с Варей и Велеславой выбрались из подземелья прошло три дня. Вопреки ожиданиям от родных Громовой не особо влетело, да и дома запирать не стали. Книгу, конечно, пришлось сдать ведьмакам на исследование, а вот тот золотистый порошочек, что так привлек ее внимание, удалось заныкать, благо что ни Вари, ни Велеславы, которые ее могли бы заложить, при акте передачи не было. А потом оставалось только сделать из него золотую краску, ну и испытать само собой. В первую очередь, естественно, хотелось посмотреть на то, как она будет ложиться на бумагу и то, какой цвет даст, а уже во вторую проверить, а вдруг помимо этого будут еще какие-то свойства. Все же странная подземная лаборатория тоже не давала покоя. Сейчас туда, конечно, уже не сунутся, и присматривают за ней наверняка, да и в целом все самое интересное они оттуда забрали, а голову, пусть и нечаянно, но выпустили. Голова, пожалуй, тоже не давала покоя, куда делось это нло оригинальной формы и скверного нрава, неясно, и что она дальше будет делать - тоже. Впрочем, на данный момент Женька и ее выкинула из мыслей, прикидывая, чтобы такого золотого и безобидного нарисовать. После долгих размышлений, в ходе которых девушка не хуже бобра вгрызалась в кончик кисточки, она наконец решилась нарисовать золотую рыбку. Действительно, что может быть безопаснее существа, у которого нет ни рук, ни ног, ни тем более зубов. Зато той самой новой краски для него надо хоть отбавляй.
Рисовалось быстро и легко, не той сложности это был объект, чтобы требовать действительно много времени и усердия. Но Женька все равно выпала из реальности, увлеченная своей работой, не замечая ничего вокруг, зато наслаждаясь и погожим августовским деньком, и тихим плеском волн о берег, и самим процессом работы. Тем более что краска ложилась на холст легко и ровно, словно золотистый порошок и предназначался исключительно для того, чтобы из него сделать краску.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

0

3

Лето двигалось к концу, медленно, но уверено. Августовское солнце еще вовсю припекало днем, но ночами ветерок уже приносил прохладу, наводившую на мысли о надвигавшейся осени. Какой она бывает в Средней полосе, Гэсэр уже успел забыть. Зато очень хорошо помнил, как прозрачен осенний воздух в горах, как терпко пахнет по утрам опавшая листва, влажная от ночной росы, как солнце превращает кристаллы инея на ветках в капли воды. Однако при этом  особого нетерпения в ожидании ее вступления в свои права он не испытывал. Потому что слишком любил лето, и все те мелкие приятности, которые ему сопутствовали. И так активно пользовался ими, будто пытался  за оставшиеся три недели лета впитать в себя как можно больше солнечного тепла, лесных, речных и луговых запахов, чтобы этого запаса хватило на всю длинную зиму, которую Ростовцев категорически не любил. Несмотря на Новый год и собственный декабрьский день рождения.
В законный "отсыпной" день Гэсэр  с ночной смены отправился прямиком на речку, даже не заходя домой. На свое любимое место - в уютную глинисто-песчаную бухту, скрытую от любопытных глаз зарослями  каких-то кустов и разделенную огромной старой ивой на два одинаково уютных маленьких пляжа. Густые ивовые ветки, плетями ложившиеся на песок, переплетались между собой, образуя фактически шалаш или шатер - это уж как посмотреть на такой созданный самой природой дом. В нем всегда было не так жарко, как на пляже рядом с деревом, и Глеб обычно убирал туда прихваченную с собой воду.
Добравшись до своей бухты, подпол сперва наплавался вдоволь. А потом растянулся на песке, подставив лицо солнцу, выкурил сигарету и заснул под мерный убаюкивающий плеск волн. Спокойно, по-детски безмятежно. Так, как очень редко удавалось заснуть дома.

+1

4

Рисунок был закончен и девушка отошла полюбоваться своей работой. Золотая рыбка вышла как живая, хоть сейчас снимай с холста и отправляй в аквариум. Женька тяжело вздохнула, вспомнив припрятанные в комнате краски. С того момента, как они попали к ней в руки, Громова так и не продвинулась в поисках средства оживить их. Традиционные методы восстановления засохшей краски не работали, а информацию о магических средствах приходилось собирать буквально по крупицам, ибо в тайну красок девушка не хотела посвящать даже родных, не говоря уже о посторонних. Первые отберут, беспокоясь сугубо о безопасности непутевой дщери, чей рыжий хвост успел отметиться уже не в одной щекотливой ситуации. Ну а посторонние... Зря, что ли, японцы насочиняли столько сказок о том, как люди пытаются ими завладеть? Да и монахи не зря их прятали. Но сейчас девушка постаралась отогнать эти мысли и просто наслаждалась рисунком. Для чего бы не предназначался золотистый порошок раньше, но краска из него вышла отличная.
"Ну, потом добавлю аквариум и задний фон, и вполне себе испытание можно считать успешным. Краску эту можно использовать без боязни. - Довольно отметила про себя Женька. - Какая я все-таки молодец, что обратила внимание." - А это уже было из разряда "сам себя не похвалишь", но лисице на это было плевать, главное, что она действительно молодец. О том, что она, пусть и не одна, натворила и других дел, Евгения предпочла не вспоминать, по крайне мере сейчас.
Зато эти самые "дела" про нее не забыли. Неизвестно, где голова провела эти несколько дней, но сейчас она вернулась и горела жаждой мести. Ну а то, что из троих первой попалась именно лиса, уже чисто случайность.
Женька не услышала и не увидела, а скорее почувствовала приближение опасности, а потому успела пригнуться и голова на бреющем полете прошла над девушкой.
- О, старая знакомая! - Женька распрямилась, сильно жалея, что у нее нет сковородки или хотя бы теннисной ракетки, сейчас бы они очень пригодились. - И где летала?
Голова рявкнула что-то на незнакомом лисице языке и вновь пошла в атаку. Правда, на этот раз девушка не стала пригибаться, а схватила мольберт и использовала его вместо отсутствующей сковородки. Летающей пакости это ожидаемо не понравилось и она завопила так, что девушка ойкнула и выронила мольберт, зажимая уши, а окрестные кусты досрочно сбросили часть листьев. Но воплем голова не ограничилась и ко всему прочему принялась плеваться. И судя по появляющимся на песке проплешинам, не иначе как чистой кислотой.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

+1

5

Снилось Гэсэру, наверное, что-то хорошее. Вот только досмотреть сон до конца ему не удалось. Жуткий вой, чем-то похожий на звук сирены, оповещавшей о воздушной тревоге, буквально подбросил его вверх с уже нагревшегося песка. Не соображая ничего вообще спросонья, подпол сел на песке, не в состоянии открыть глаза, но покрываясь холодным потом от непрекращающегося ужасного звука. От него - ну, а от чего еще? - спокойная до этого поверхность реки пошла мелкой частой рябью, зашевелились ветки ивы, роняя листья на  песок и тут же подметая их. Ростовцев встал во весь рост, ощущая, как по спине побежали мурашки - и в этот же самый момент вопль смолк. Так резко, будто неведомому крикуну кто-то вмиг вбил кляп в глотку. Глеб выдохнул, прислушался к неожиданно глубокой тишине - и услышал слабый женский писк. Доносился он  откуда-то из-за ивы, с другой половины пляжа.
Нырять под касавшиеся земли ветки подпол не стал. Он кое-как стряхнул с тела песок, набросил рубашку, и застегивая ее на ходу, по воде обошел иву.
Такой же небольшой глинисто-песчаный кусок суши, каким был его пляж, точно также окаймляли кусты, на фоне которых особенно яркими казались рыжие волосы некоей незнакомой Глебу  молодой особы. Выглядела девушка, как ему показалось, одновременно испуганной и тем не менее, настроенной по-боевому. Сам пляж тоже напоминал скорее поле боя, чем место приятного уединенного отдыха. Песок был изрыт хаотичными следами ног и исчерчен узкими влажными пятнами-полосами, как будто кто-то стрелял  по нему из детского водяного пистолета. У самой кромки воды валялся мольберт. Но главным в этом "пейзаже после битвы" был все же не он. И даже не рыжая девушка, которая, похоже, и издала несколькими минутами раньше тот самый писк, из-за которого подпол пришлепал на этот пляж. Главным был некий странный предмет, больше всего напоминавший волосатый футбольный мяч. Если, конечно, футбольные мячи умели издавать неприятные скрипучие звуки, похожие на невнятную отрывистую речь на каком-то иностранном языке.
Ругается? Угрожает?
Странный мяч вертелся волчком, похоже, намереваясь без чьей либо помощи влететь в ворота... то есть, в кусты. А еще точнее, в девушку, прижавшуюся к ним. Недолго думая, подпол с размаху с силой наподдал по нему босой ногой. И запрыгал на одной ноге, перебирая ушибленными пальцами и потирая щиколотку, на которой почувствовал  слабое жжение. Ощущение было знакомым с детства. Так бывало, когда Глеб с другом ловили жужелиц, а те в отместку плевали в охотничков кислотой. Вот только происходило это давно, да еще и далеко от Смородина - в Крыму, куда мальчишек брала на летние каникулы в экспедицию бабушка друга, орнитолог. Гэсэр точно знал, что жужелицы здесь не водятся, и по всему выходило, что кислотой плевался этот дурацкий мяч. Которого не было видно на поверхности воды.
Утонул?
- Что это было?
Ростовцев обернулся к девушке. Поднял с песка мольберт, к которому, как выяснилось, был прикреплен лист с рисунком. Золотая рыбка на нем смотрелась как живая. У рыжей художницы был явный талант.
- Здорово, - совершенно искренне похвалил он работу, намереваясь смахнуть с листа прилипший к нему песок. И отвел ладонь - подумал, что может испортить картину, если краска на ней еще не полностью высохла.
- Что это за х... фигня такая была?
Подпол махнул  рукой в ту сторону, куда улетел непонятный мяч.
- Орало, как понимаю, не ты, а оно? Или тут еще какое-то чудо-юдо в кустах прячется?
Говорилось это одновременно насмешливо и заинтересованно.
Гэсэр окинул взглядом рыжую, и спросил уже без насмешки, совершенно другим тоном.
- Ты сама-то в порядке?

+1

6

"И какого же монстра мы умудрились достать? - только и успела подумать Женька. - И что это вообще за место было, если там находилось такое?" - "такое" тем временем вновь пошло в атаку, загнав девушку в совершенно не выгодные для нее условия. Самым разумным в данный момент было сменить облик и тактически отступить в кусты, и фиг бы летающая голова догнала. Но на поле боя появилась третья персона, практически сходу и без особых раздумий, похоже, запинувшая голову в реку.
- Это была голова, - исчерпывающе ответила лисица, переводя дух, - летающая. - Чуть подумав, добавила Женя, поглядывая то на реку, всплывет-не всплывет, то на столь вовремя появившегося незнакомца. - Оно-оно орало, у меня на такое не хватит вокальных данных. - Громова фыркнула, а потом улыбнулась. - Спасибо за помощь. Конечно, в порядке. Она больше пугала, чем... - Женька не договорила, вытаращившись на мольберт, который мужчина держал в руках. Вернее, на рисунок, вздувшейся вдруг пузырем. - Бросай! - анализировать, что происходит было совершенно некогда, поэтому девушка просто выдернула мольберт из рук Глеба и швырнула его на песок. Очень вовремя. Бумага "лопнула" и от нее оторвалась золотая рыбка. Точнее, нечто отдаленно на нее похожее, с зубами, которым бы позавидовал аллигатор и шестью суставчатыми лапами.
- Офигеть! - не то с восторгом, не то с ужасом выдохнула Женька. - Это краска или от воплей той головы такие метаморфозы? - вопрос, конечно, был не самый своевременный, но девушка просто не удержалась. Слишком уж невероятно было все это. К тому же, почти такой же эффект должен был быть и от ее красок.
"Только вряд ли они будут так искажать..." - про себя отметила лисица, резво отскакивая от клацающей пастью "рыбки". Над рекой вновь раздался вопль, более приглушенный, видно, голова все же наглоталась воды, но вполне себе бодрый.
- Вот черт, и текущая вода ее не берет! - девушка дернула мужчину за руку. - Отсюда точно надо сматываться. Рыбку только в воду запульнуть, там по идее краска должна растечься! - вот только сделать это было куда сложнее, чем просто сказать. Рисованный мутант оказался еще шустрее головы, и когда Женька попыталась его пнуть, вцепился ей в кроссовок, умудрившись его прокусить. Лисица взвизгнула и заполошно дернула ногой. К счастью, челюсти у рыбы были не настолько мощные, чтобы по примеру питбуля вцепиться и не отпускать, и коварная исполнительница желаний отлетела в сторону, неуклюже шлепнувшись на брюхо.[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

+2

7

Творившийся на пляже бардак становился все страньше и страньше, как говаривала некая девочка Алиса. Или все чудесатее и чудесатее, что по сути являлось тем же самым. Потому что пока Гэсэр слушал девушку, с мольбертом в его руках происходили новые странности. Не очень-то приятные. Вполне себе мирная нарисованная золотая рыбка вдруг заскучала на нем, и решила, очевидно, продолжить веселье, начатое горластой  головой. Пока подпол хлопал ушами, осмысливая происходящее, рыжая выдернула из его рук мольберт, с которого плюхнулась на песок уже не рыба, а некий опасный уродец. Безумная помесь крокодила с пауком. Тот, кто придумывал инопланетного монстра  для  фильма "Чужой", увидев этот гибрид, наверное, посчитал бы свою фантазию убогой. Самым приятным во всей  этой ситуации было то, что девушка, похоже, не испугалась новоявленного монстра.
Первая небольшая  растерянность сменилась привычной спокойной уверенностью. Ростовцев практически вошел в роль  рыцаря на белом коне, явившегося спасать златокудрую принцессу, и принялся выламывать в кустах аналог меча - палку подлиннее и покрепче. Тут в трудовой процесс вмешалась рыжая - попыталась увести "защитничка" от греха подальше. В смысле, от уродца, клацающего зубами  под аккомпанемент унылого вопля все-таки не утонувшей головы. Она потянула  подпола за руку, одновременно отпихивая обутой ногой не отстававшего от нее монстра. 
- Погоди, сейчас разберемся с этой дрянью, - пообещал Глеб.
Довольно громко и угрожающе, на тот случай, если зубастая тварь была наделена  какой-то элементарной соображалкой и понимала если не смысл сказанного, то хотя бы интонации говорившего.
Не давая отлетевшей в сторону и приземлившейся на брюхо твари опомниться, он с размаху заехал по ней сверху палкой. Звук получился неприятный: глухой стук  - будто по рулону плотного картона - с одновременным низким протяжным взвизгом. Очень рассчитывая на то, что удар  причинил "чудо-рыбке"  хоть какое-то увечье, подпол  еще раз взмахнул палкой. Теперь уже будто клюшкой для гольфа, точным ударом отправляя монстра в речку. К уже принимающей там водные процедуры  голове.
Глядишь утонет... или не утонет? Изначально-то она рыбой была. Нарисованной. В общем, хрен знает, что это вообще такое. И как оно себя поведет.
- Это случайно не та голова, с которой у Пушкина Руслан сражался? Только прилично усохшая со временем.
Несмотря на непонятность и сложность ситуации, Гэсэра разбирал смех. Ровно до того момента, пока  он не вспомнил, что  типа рыбка, похоже, прокусила  кроссовку рыжей. Возможно, при этом достала зубами и до ноги - вроде, девчонки вскрикнула, когда избавлялась от "пираньи".
- Так. У нас есть несколько минут, пока  башка причалит к берегу. Разувайся - посмотрю твою ногу, - скомандовал Глеб, присаживаясь на песок. Палку он предусмотрительно пристроил рядом с собой, готовясь от души отоварить ей голову, когда она выкатится на берег.
Если выкатится. Может, все же еще утонет?
- Если есть укус, надо будет его обработать чем-то. А то, не ровен час, еще заразишься каким-то магическим бешенством от этого чучела. Будешь орать на манер той башки да на людей кидаться. И заодно подумаем, каким образом можно будет ее изничтожить.
"Девушки... головы бывают разные," - всплыла в памяти и назойливо завертелась в мыслях липучая мелодия старой песенки. С меняющимися словами.
А вела  себя рыжая классно. Правильно. Пожалуй, ни одна из  знакомых здешних девиц на ее месте не  действовала бы так быстро и толково. Не смогла бы - в силу склада характера и темперамента.
- Ты молодец, - совершенно искренне похвалил Ростовцев  девушку.
И улыбнулся ей.
- Меня Глебом зовут. Будем знакомы

+1

8

- Не-не, само зарастет! - Женька замотала головой. - И сейчас вообще не до этого! Оно еще живо! - восторг в голосе перемешался с досадой. С одной стороны девушка была просто в экстазе, глядя на то, как "рыбка" выбирается из воды абсолютно целая, хотя по логике вещей краска должна была растворится, а порождение магии исчезнуть. С другой стороны, еще раз испытать на себе остроту зубов нарисованной рыбины Евгении совершенно не хотелось. К тому же была еще и летающая голова... Конечно, их тоже двое и все честно, но в данном случае преимущество было бы куда предпочтительней.
"Нет, с обоими надо что-то делать! Повезло, что голова не учудила ничего в городе, а то бы такое началось... А теперь тут еще и этот рисованный монстр. Ой-е, что быть может..." - лисица напряженно следила за выбирающимися на берег монстрами. Вода, вопреки ожиданию, не нейтрализовала враждебные магические элементы, но хотя бы немного замедлила их. И то хлеб.
- Молодец? - Женька удивленно моргнула, а потом улыбнулась. - А, это фигня, я же и двигаться могу, и отпор дать. Вот когда меня похитили, было куда хуже. - Девушка воинственно взмахнула подобранным мольбертом и тряхнула головой в попытке убрать с лица волосы, обе руки были заняты. - Я - Женя. Ага, будем... Извини, что втянула. Мне казалось, что на берегу никого нет. - Впрочем, никакого сожаления во вполне бодром и веселом голосе не было. Ну, как говорится, бывает. Особенно в последнее время. Если так посмотреть, то этих самых "бывает" набиралось за лето вагон и маленькая тележка.
"И нога еще болит... Ну и зубки у этой рыбки, пилы циркулярные..." - лисица поглядела на ковыляющую рыбу уже куда более кровожадно и с явным намерением эти самые зубы выбить.
Тем временем рыбка предприняла попытку очередного нападения - разогналась и пошла на таран. Голова в "бой" вступать не торопилась, летала у самой кромки воды и даже не орала, только сверкала нехорошо глазами и, судя по движению губ, что-то едва слышно бормотала.
- Дааа, а я ведь сначала хотела нарисовать птичку. - Со смешком сообщила Евгения, глядя как рыба, уже словно бы оправившаяся, бодро скачет. - Вот бы "весело" было, если бы оно еще и летало...[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

+1

9

- Получился бы какой-нибудь саблезубый птеродактиль вместо птички-синички, - усмехнулся подпол.
От осмотра и обработки укуса новая знакомая отказалась. Настаивать на своем Гэсэр не стал. По двум причинам, первой и главной из которых было воинственное настроение "неведомой зверушки", сходу ринувшейся в нападение.
-Черт, может, ей прикурить дать? В смысле огнем пугнуть? Я сейчас зажигалку притащу, это пара минут, не больше. Ты пока мольбертом отбивайся, если она сунется.
На этот раз он поднырнул под ивовые ветки, мимоходом подумав, что купание, видимо, малость охладило пыл головы. Вела она сейчас себя более осмотрительно: не нарывалась, не пыталась напасть первой. Видимо, заняла выжидательную позицию - решила посмотреть, что будет с  рыбой, когда она еще раз атакует Женю.
Вытащить из кармана форменных брюк зажигалку было делом нескольких секунд. Еще несколько секунд ушли на то, чтобы вытряхнуть из рюкзака на валявшуюся на песке одежду все его содержимое. Глеб сам не знал, зачем прихватил его с собой на вторую половину пляжа, похоже, снова ставшую полем боя.
Он вернулся туда, и сразу же бросился наперерез рыбке, загораживая собой девушку.
- А как тебе вот это понравится?
С этим риторическим вопросом подпол сунул под нос твари зажигалку. Щелкнул ею, выпуская на волю прозрачный огонек, почти незаметный в ярком  солнечном свете.
Чудовище замерло на месте, словно обдумывая, как ему лучше поступить с этой непонятно откуда взявшейся на его пути горячей преградой.
И тут опять взвыла голова. Не тем ужасным воплем, сравнимым по последствиям со свистом Соловья -разбойника, а негромким, но  каким-то утробным низким и сиплым тоскливым воем. То ли от него, то ли еще по какой причине, но подполу вдруг показалось, будто его обдало холодным воздухом, непонятно откуда взявшемся на этом залитом горячим солнцем пляже. Он скривился, и спросил рыжую:
- На каком языке она бормотала до этого?  Это не какое-то магическое наречие? А то, может, авадой кедаврой по-гаррипоттеровски ее шугануть? Глядишь - поймет, что лучше не зарываться.

+1

10

С тем, что вместо птицы был бы птеродактиль, Женька была вполне согласна, а вот с тем, что зажигалка может помочь - нет. Но спорить не стала, тем более что все равно было не с кем. Вместо этого девушка поудобней перехватила мольберт, наблюдая то за рыбой, то за подозрительно притихшей головой.
"И все-таки интересно, откуда такая гадость могла в том месте взяться? Кто ее создал или с кого такую активную срубили? - лисице оставалось только поражаться, что нечто подобное могло не только существовать, но еще и быть живым после того, как леший знает сколько времени пролежало заспиртованным в подземной магической лаборатории. - Хотя с другой стороны, чем тут удивляться? В современной Японии каких только чудиков нет, про Смородин я и вовсе молчу..." - Женя отбила очередной таран и рыба со свистом отлетела к реке. Что, впрочем, на ее нехорошие намерения никак не повлияло. Монстрик попался на диво упорным и кровожадным. Хотя огонь его немного притормозил, видимо, бумажное прошлое рисунка давало о себе знать. Но тут в дело вновь вмешалась голова.
- Да без понятия на каком, я же не ведьма и не колдунья, - Женька поежилась, и от холода, и вполне оправданного ожидания какой-нибудь гадости в их адрес. - Да и вообще, Варька ее о стену магией лупила, ничего, целая, только еще более злобная. Но на этом все. И вообще, думаю, все эти авады вообще не сработают, а палочку эта тварь вместо зубочистки использует. Упс, кстати, а газ вообще может замерзнуть? - только сейчас Женька обратила внимание на то, что огонек зажигалки превратился в ледышку, да и само содержимое - тоже. Голова тем временем что-то торжествующе рявкнула и рыба вновь пошла в атаку.
- Ну-ка, теперь моя очередь... - быстро оглядевшись на предмет ненужных свидетелей, лисица отбросила мольберт и привычно кувыркнулась. На песок приземлилась уже огненно-красная лисица. Встряхнулась, подобралась и красной пружиной прыгнула на рыбину, придавливая монстрика к земле и впиваясь мелкими, но острыми зубками в его загривок. Рот тут же наполнился вкусом краски. Не самые приятные ощущения, но разжать зубы оборотень и не подумала. Авось кусок выгрызет, и магическая рыбка пропадет. О том, что она нехило так и вопреки запрету родных палится перед Глебом, девушка как-то не особо подумала. В конце концов, чего переживать из-за такой мелочи, когда тут реальная угроза?[AVA]http://funkyimg.com/i/2wk3i.jpg[/AVA]

+1

11

То, как меняют облик оборотни, Глеб наблюдал неоднократно. Но пожалуй, превращение  художницы было наиболее эффектным из всех им виденных. Будто красно-оранжевая молния сверкнула в воздухе - и вот уже на песке яркая пушистая лиса вцепилась в нарисованную тварь. Несмотря на всю серьезность момента, подпол откровенно загляделся на то, как лисица накинулась на "золотую рыбку".  А засмотревшись, не сразу сообразил, что огонек зажигалки превратился в сосульку. Сама же она почти примерзла к державшим ее пальцам.
- Черт!
Еще пара крепких словечек  последовала уже после того, как Глеб подышал на зажигалку, и бывший огненный язычок рассыпался мелкой водяной пылью. Отбросив в сторону ставший бесполезным треснувший кусок пластмассы, Гэсэр обернулся к голове.
- Чего ты хочешь добиться? Что тебе вообще надо?
Голова притихла, то ли набираясь сил перед какой-то очередной пакостью, то ли задумавшись и пытаясь понять смысл заданных ей вопросов. Подпол поднял с песка свой меч... в смысле палку, конечно же. Поудобнее перехватил ее, примерился, оценивая расстояние, отделявшее его от  магической мерзости,  и резко, будто делая выпад копьем, ткнул ею в гнусную башку, в самое ее темя. Голова дернулась, выдала очередной заряд непонятных слов. Во время этого короткого монолога подпол успел несколько раз провернуть "меч" в мокрой шевелюре головы, наматывая на нее длинные неопрятные пряди волос. Убедившись, что таким образом вражина вполне себе крепко примотана к палке, он рывком поднял голову с песка и сунул в рюкзак.
Если кислотой плюнет,  разъест его быстро. Но все равно хоть на  несколько минут от нее избавимся.
Подпол быстро застегнул рюкзачную молнию, дотянув  движок до палки. Шагнул к кустам и воткнул этот типа кол с не насаженной на него, а примотанной к нему башкой, дергающейся в рюкзаке, в середину зеленых зарослей.
Теперь можно было прийти на помощь лисе.

0

12

Август - любимый месяц Эльзы - нет уже той жары, что в середине лета, но еще не пришло время дождей и холодов. К тому же только в августе в ее школе танцев каникулы - заниматься этим искусством надо непрерывно, но перед началом учебного года она всегда давала своим подопечным насладиться отдыхом как следует, и сама набиралась сил.
Лучшим способом расслабиться для Эльзы был полет над лесом и рекой. Взмахнуть несколько раз крыльями, а потом парить над водой, снижаясь, едва не касаясь ее, и снова подниматься, видя отражение огромного лебедя в мерцающем зеркале Смородины. А налетавшись вволю так приятно опуститься на воду и скользить по ней - не теми неуклюжими рывками, которыми двигаются двуногие сухопутные, а плавно и легко, как случайно упавший лист, с той лишь разницей, что в твоей воле решать, куда направляться.
В этот раз Эльза избрала долгий путь в город - она села на воду еще за чертой Смородина и неспешно плыла в сторону пляжа - хотела погреться на солнышке, уже не обжигающем, но еще способном слегка позолотить кожу. Где-то за полсотни метров до цели что-то пошло не так. Странная рябь прошла по воде, резкая, как от порывистого ветра, которого, однако, не было. И звук, явно издаваемый не человеческим существом. Лебедь инстинктивно закричала тем кличем, которым эти птицы сзывают своих, но лебедей в зоне слышимости не оказалось. В Эльзе проснулось человеческое любопытство и она поплыла на звук, осторожно, вдоль берега, прячась в камышах и прибрежных зарослях.
К тому времени, как она смогла увидеть место действия, все интересное или страшное почти завершилось. Девушка увидела на берегу молодого мужчину, с трудом запихивающего в рюкзак какой-то визжащий шар и ярко-красную лисицу, что-то треплющую в зубах. Вид хищницы, терзающей жертву, заставил содрогнуться той частью души, которая принадлежала лебедю. На берег выйти Эльза решила человеком, только вот сначала надо показаться - нехорошо, если решат, что она подглядывала.
Лебедь выплыла на видное место и повернула к берегу, стараясь найти место, где лисица до нее не достанет, но и она не утонет в человеческом образе. Наконец решила попробовать обернуться медленно, не единым мгновением, чтоб успели понять, что она человек еще издали, но чтоб самой не промокнуть - не хватало еще незнакомцам сушить утопленницу, у них явно другие проблемы. В итоге получилось нечто в лучших традициях Врубелевской царевны - постепенно выпрямляя лебединую шею и туловище, обретая женское лицо и фигуру, от последних перьев на руках она избавилась уже стоя в воде лишь по щиколотку. Летнее платье длиной чуть ниже колен даже не намокло, а в босоножках вода не задерживается.
Ощутив под ногами землю, она поспешила к мужчине - с лисой разговор не получится пока та занята сражением с добычей и не в состоянии даже махать хвостом.
- Здравствуйте. Что здесь происходит, я могу вам помочь?

+2

13

Оступаясь на взрыхленном босыми ногами песке, подпол поспешил к лисе, остервенело трепавшей лист ватмана с нарисованной на нем рыбкой. То есть, конечно, зубастым чудовищем. И почти сразу же его осенила неплохая, вроде бы, мысль.
Может, попробовать проткнуть рыбу чем-то острым? Палка, на которую голову насадил, вполне подошла бы для этого. Выломать, что ли, еще одну, пока Женя еще может справляться с этим чудищем?
Глеб еще раз окинул взглядом поле боя. Голова "на колу" еще не прожгла кислотой рюкзак, зубастая тварь хоть и не сдавала позиции, но вреда лисе тоже не причиняла.
На всякий случай он не полез в те заросли, в которые отправил голову, а направился к соседней полосе кустов. Фиг его знает, насколько у чертовой башки развиты обоняние и слух. Чего доброго учует присутствие человека рядом со своей персоной, начнет дергаться  и выкарабкается из рюкзака в самый неподходящий момент.
Влезть в естественную живую изгородь Гэсэр не успел. За спиной послышался плеск воды - такой, будто кто-то выходил на берег по мелководью.
Черт, неужели еще одна башка на нас катится?
Навсегда въевшаяся в плоть и кровь военная привычка контролировать любую подозрительную активность на стороне, пусть даже самую мелкую, сработала мгновенно. Подпол резко обернулся на звук. И увидел выходившую на берег эффектную статную блондинку в легком платье. Почему-то Ростовцева больше всего удивил не сам факт появления здесь третьего действующего лица, а то, что одежда на этом самом новом персонаже была абсолютно сухой. Как будто девушка не приплыла откуда-то по реке, как можно было предположить, глядя как она выходит из воды, а пришла по ней пешком. Или же прилетела по небу и приземлилась у самого места поединка. Однако от второго предположения Гэсэр сразу же отказался, поскольку ни метлы, ни ступы, ни какого-то другого летательного аппарата нигде не наблюдалось.
Голос у незнакомки был звучным, интонации спокойные и вместе с тем заинтересованные.
- Привет, - отозвался подпол.
Опасность от блондинки, вроде бы, не исходила, поэтому подпол отвернулся от девушки нее и полез в самый мощный и разлапистый куст, по ходу дела коротко поясняя ситуацию.
- Происходит у нас тут полная чертовщина. Сперва сюда прилетела башка без тела. Гнусно орала на непонятном языке, звуки мерзкие издавала. Кислотой плевалась. Я ее в рюкзак упаковал. Не знаю, надолго ли. А потом вдруг ожила нарисованная красками рыба. То есть, вон тот монстр. Его Женя нарисовала.
Гэсэр указал только что выломанной палкой на лису, которая пока еще безуспешно продолжала рвать зубами рисунок.
- А можно ли нам помочь... понятия не имею. Скорее всего, нет.
Лиса неожиданно выпустила из зубов рисунок, громко тявкнула и отскочила в сторону. Выглядело это так, будто она  позвала Глеба на помощь и уступила ему место в бою с чудовищем.
Перехватив палку поудобнее, на манер копья или пики, Гэсэр ринулся на рыбку, намереваясь проткнуть насквозь оба ее глаза и пригвоздить рисунок к земле.

+1

14

Мужчина смотрел на Эльзу пристально и удивленно. Ну да, прыгающая у ног с добычей лиса - не такое захватывающее зрелище, как обычная девица. Или он пытался понять, как со стороны воды явился человек? Возможно, все-таки он производил впечатление наблюдательного и логически мыслящего молодого человека. Логикой своей он явно заключил, что Эльза не опасна, а потому, поприветствовав ее, продолжил свои более важные дела, такие, как обретение оружия, например. И введение нового союзника в курс дела.
Показывая палкой диспозицию - тут лиса-Женька, в зубах у нее супостат, второй враг в рюкзаке - он был спокоен, как спокойны те, кто полагается на себя и уверен, что справится даже с подобной чертовщиной, как он выразился. Рано или поздно, так или иначе. Эльза обдумывала его слова - скорее всего, то была правда. Насчет рыбины - точно, лебедица бы почуяла запах пищи, исходящий от живой рыбы, но его не было. Да и подобная мразь в Смородине не водилась. Тем временем, мужчина кинулся на взбесившийся рисунок, собираясь его проткнуть. Да, тут Эльза помочь не могла точно. Только не мешать.
К тому же ее больше заинтересовали слова о голове. Что за ерунда? Она никогда не слышала о таком. Ругается, плюется... Мерзость. Да еще опасная какая-то. Да и лиса настораживала. Зачем девице потребовалось рисовать какого-то монстра, и как рисунок смог ожить? Может, она хотела выпустить эту дрянь в реку, а может уже навыпускала туда какой-то гадости? Почему сражается с рыбой в образе лисы, когда так просто взять палку и поступить как парень - пригвоздить к земле? Вопросов было множество, но задавать их было некогда. Эльза отступила подальше от рыбы и от лисы, чтобы не мешать смертоубийству, но не ушла. Все же помощь могла понадобиться - мало ли что еще случится. Лиса почему-то не спешила принимать человеческий облик, а вторая пара рук никогда не лишняя в драке, как бы эти руки ни были слабы. К тому же если рот голове не заткнули, она могла прожечь рюкзак и выбраться. Эльза огляделась и увидела в самых зарослях интересную рюкзачно-палочную композицию. Трогать руками шедевральную инсталляцию она не стала, но подошла поближе, чтобы увидеть, если вдруг пленник решит выбраться на свободу, и предупредить смелого незнакомца. Только сейчас Эльза осознала, что они так и не представились друг другу. Но теперь это было не к месту, приличия можно отложить до конца сражения. Победного конца, разумеется.

+2

15

Палка с треском пробила  плотную бумагу и глубоко вошла в песок.  В удар Гэсэр вложил столько силы, что на  руках буграми вздулись мышцы, а костяшки пальцев побелели. Для верности он еще и провернул проткнувшее вражину импровизированное копье. И с удивлением увидел, как краска вздулась вокруг палки, пошла трещинами и начала стремительно тускнеть. Послышалось тихое шипение - как будто  из какой-то надувной игрушки выходил воздух. Похоже, рыбка наконец-то решила  сдохнуть, оповестив об этом  голову. Потому что та отреагировала на ее шипение. Из кустов, где висел рюкзак, послышалось что-то вроде птичьего клекота. Подпол прислушался.  В невнятном горловом бормотании можно было уловить ритм и что-то похожее на интонации. Вполне возможно, что голова произносила какой-то текст на своем тарабарском языке.
- Женя, проконтролируй ее, - попросил Глеб лису, кивая в сторону палки с рюкзаком на ней.
- Не хочу отпускать эту тварь, пока она окончательно не подохнет.
Оранжево-красная молния метнулась к кустам, взвилась в воздух и опустилась на песок уже растрепанной рыжеволосой девушкой. Чуть прихрамывая, она приблизилась к палке, искоса взглянула на стоявшую совсем рядом с ней незнакомку.
- Советую отойти в сторону, а то она кислотой плюется, - предупредила  лиса девушку.
Словно в подтверждение ее слов ткань рюкзака слегка задымилась. В образовавшееся оплавленное по краям отверстие вылетел длинный зеленоватый плевок.
- Пригнись! - взвизгнула Женя.
Надетый на палку рюкзак неожиданно задергался.

+1

16

Перевес в битве наконец оказался на стороне людей, а не монстров, но плененный противник не спешил сдаваться, несмотря на бесславную гибель нарисованного лисой союзника. Не доверяя важную миссию наблюдения за врагом незнакомке, мужчина попросил Женю проконтролировать пленника, и вовремя. Слова о плевках кислотой не были метафорой, ткань рюкзака действительно дымилась и расползалась, а плевок из дыры был того зеленого цвета, который принято называть кислотным. Эльза успела отскочить еще до того, как услышала предупреждающий визг лисицы. Рюкзак дергался, голова явно рвалась отомстить обидчикам, ее бормотание напоминало какое-то непонятное заклинание. «Колдует», - подумала девушка. И тут ее осенило. Ну конечно, не просто же так голова по городу шныряет! Наверняка какого-нибудь колдуна покойного потревожили, вот и проклятие такое странное сработало.
- А она как перемещается, голова эта? Летает? - наверняка летает, как же еще, не катается же колобком - это несерьезно. - Просто я вспомнила кое-что. Как заставить перестать летать такого монстра. И тогда можно будет просто убить. Я слышала о таких. Нужно начертить "ловушку демона" и произнести специальное заклинание, тогда голова упадет на землю и не сможет летать. И тогда можно убить - как обычно, топором например. Можно бы и сейчас, но топора, как я понимаю, у вас с собой нет, а в рюкзаке мы ее долго не удержим.
Вот только надо ли ее держать, эта голова будет гоняться за ними, пока не заплюет или еще чего не натворит - не потеряется. Нужного заклинания Эльза не знала, то, что она вспомнила про летающие головы вообще чистая случайность. Куда за этим заклинанием идти - тоже непонятно, кто в городе может знать подобные вещи? А голову надо как-то или удержать, или убить, и лучше второе. Если бы была уверенность, что монстр не выберется, можно было бы сбегать за топориком и упокоить его прямо не вынимая из рюкзака. Но попытки головы освободиться были крайне активными и грозили стать успешными - дыра наконец стала довольно большой, и монстр нетерпеливо пытался в нее пролезть, видимо, считая воздействие кислотной слюны слишком медленным.

0

17

- Ловушку демона? - переспросил Ростовцев, мучительно пытаясь припомнить, доводилось ли ему когда-либо что-то слышать о таком колдовском приеме.
На ум ничего не приходило, топора при себе не было, заклинания он, конечно же, тоже не знал. А время  продолжало работать против их троицы. Дыра в рюкзаке заметно увеличилась, и голова стала двигаться чаще и резче, явно пытаясь расширить  ее механическим путем. В общем, дело принимало скверный оборот.
- Ловушка демона, - скороговоркой пояснила Женя, - это пентаграмма в круге. Нарисовать не проблема. Вот заклинание...
Прижатый палкой к песку лист с подыхающей рыбой неожиданно вспыхнул нестерпимо  ярким алым пламенем. Глеб зажмурился - ровно на две секунды. А когда снова открыл глаза, то обнаружил, что от рисунка осталась только горстка голубоватого пепла. И ту почти сразу подхватил ветерок и понес в сторону воды.
Одним врагом стало меньше, но ситуацию это не упростило.
И тут подпола озарило.
- Девушки, давайте кто-то из вас сейчас  со второй половины пляжа принесет мой телефон. И позвонит с него  Севе Стерху.  Уж он то точно знает  это заклинание. Телефон лежит на моих брюках вместе с остальной ерундой из рюкзака. А я останусь караулить эту летающую и колдующую гадость.
- Иди ты, - повернулась к незнакомке Женя.
- Я пока начну ловушку рисовать. Время терять нельзя, эта дрянь вот-вот освободится.

0

18

Эльза без лишних слов побежала по пляжу. Пентаграмму пусть и правда рисует художница, лишь бы опять ее творчество боком не вышло. Вещи незнакомца нашлись совсем недалеко, за кустами, под старой ивой. Телефон лежал сверху, мужчина явно не собирался отлучаться надолго, если вообще собирался. Эльза взяла телефон и побежала обратно, на бегу отыскивая номер всезнающего Севы Стерха. Нашла и начала набирать, чтобы не терять времени и сразу передать трубку владельцу.
Всеволод ответил сразу, она еще не добежала до той половины пляжа, где ее ждали.
- Глеб?
- Нет, Эльза. Глеб... - она резко затормозила, едва не наступив на почти дорисованную на песке "ловушку". - Сейчас передам ему трубку.
Девушка аккуратно обошла рисунок и протянула телефон владельцу.
- Я уже дозвонилась.
Оставалось только надеяться, что Стерху известно нужное заклинание. Голова уже брала свое не столько магией, сколько физическими усилиями, только благодаря производителям столь качественного рюкзака еще не увенчавшимися успехом. Но и поплевывать ядом монстр тоже не забывал, на случай, если кто-то осмелится помешать его освободительному движению. К счастью, эти два занятия не давали голове сосредоточиться на третьем - колдовстве, насылании порчи, проклятия или чего там она пыталась добиться, бормоча непонятные свои звуки. Эльза выбрала позицию, где она не попадала бы под ядовитую слюну, и тихо стояла, пристально наблюдая за отвратительным зрелищем борьбы за свободу передвижения, на случай, если Глеб отвлечется во время разговора настолько, что не успеет вовремя среагировать, если вдруг эта дрянь вырвется. Евгения заканчивала чертить пентаграмму, выводя последние символы. Обе девушки одновременно прислушивались к разговору, пытаясь понять, удалось ли узнать у Стерха заклинание. А вдруг Всеволод не сталкивался с подобной дрянью, или не помнит, или еще что-то пойдет не так?

+2

19

Судя по фону, на котором звучал голос Стерха, он находился где-то в  людном месте.
- Говорить можешь? - скороговоркой выпалил  Гэсэр.
- Помощь твоя нужна. Магическая. Очень-очень срочно.
- Во что ты опять влез?
Сева был явно заинтересован. И несколько ироничен, что было неудивительно:  он слишком хорошо знал, как легко вляпывается во всякие приключения его друг подпол, одинаково далекий как от гражданской жизни, так и от магии.
Звучавшие фоном голоса в телефоне стихли - похоже, Журавель перешел в какое-то пустое (или почти пустое) помещение.
- У нас тут башка летающая. Кислотой плюется, несет какую-то тарабарщину и фокусы всякие показывает. Пентаграмма начерчена, прочти заклинание, чтобы ее обездвижить, быстрее.
Удивлению ведьмака не было предела.
- Голова???
Однако он тут же погасил эмоции.
- Так, пентаграмма должна быть над  демоном или под ним. Где она  у вас?
- В стороне.
- Плохо.
Даже не видя лица Стерха, Глеб очень хорошо представил себе его выражение.
- Включи громкую связь, - скомандовал  Сева.
И в этот момент рюкзак наконец-то сдался. С торжествующим клекотом голова плавно спикировала из дыры в его днище на песок.
Ростовцев нажал на изображение динамика и шагнул наперерез монстру, вытянув вперед руку с телефоном. Оттуда послышался речитатив, размеренный, несколько монотонный, будто бы убаюкивающий. Голова замерла, потом подпрыгнула на месте, зашипела по змеиному, и медленно, будто неохотно, покатилась по песку в сторону пентаграммы, оставляя за собой ядовито-зеленый след концентрированной кислоты. От его неожиданно сильного запаха у Гэсэра запершило в горле, появилось противное жжение в груди. Приступ кашля явно был неизбежен.
- Держи.
Он  ткнул телефон  незнакомке, которая оказалась ближе к нему. Отступил  на несколько шагов и закашлялся, привычно зажимая рот ладонями.
Интонации Стерха в трубке изменились. Он по-прежнему продолжал заманивать монстра в ловушку, но теперь произносил слова заклинания не вкрадчиво, а резко, повелительно. И ритм стал другим: рваным, неровным. В такт ему голова начала подпрыгивать, продолжая катиться к нарисованной пентаграмме, возле которой стояла Женя, прикрывшись мольбертом будто щитом.

0

20

Глеб быстро объяснил другу ситуацию. И едва Всеволод успел принять какое-то решение и озвучить его, монстр выбрался из плена, упав на песок. Видимо по требованию Стерха Глеб включил громкую связь и вытянул руку с телефоном в сторону головы. Из трубки послышался ровный голос, читающий заклинание. Монстр подчинился, направился к пентаграмме, не взлетая, но оставляя кислотный след.
Эльзе хотелось закричать и убежать, но она словно остолбенела от страха. Если бы голова покатилась к ней, она бы умерла от разрыва сердца прежде, чем та успела бы ей навредить. Девушка не сводила глаз с кошмарного создания, следя за ее передвижением. Вдруг Глеб сунул ей в руку телефон. Не понимая, в чем дело, Эльза взяла его и тоже протянула руку вперед, чтобы не пропало ни слово из заклинания, которое должно усмирить чудовище. Теперь нельзя было ни сбежать, ни упасть в обморок. Рука с телефоном дрожала, но лебедь собралась с духом и сделала три шага вслед за головой в сторону пентаграммы, чтобы звук достигал ее. На большее ее не хватило. Где-то за спиной кашлял Глеб, у пентаграммы прикрывшись мольбертом стояла лиса, а ей было некуда спрятаться, единственная защита - телефон, из которого доносилось заклинание. Ритм его сменился и голова начала подпрыгивать. Эльза решила, что монстр снова пытается взлететь, она замерла, дышать стало трудно не только от мерзкого запаха кислоты, но и от ужаса, рука сжимала телефон уже судорожно, девушка стояла бледная, по щекам текли слезы. Так она еще никогда в жизни ничего не боялась.
Чудовище вприпрыжку все же докатилось до пентаграммы. Задержалось, пытаясь обойти кругом, но не вышло - его чуть ли не затянуло внутрь. Оно каталось внутри, но не в силах было даже стереть нарисованные на песке знаки. За пределы круга выйти тоже не получалось. Всеволод резко оборвал заклинание. Теперь он звал Глеба, это было слышно по громкой связи, но у Эльзы не было сил. Она задрожала мелкой противной дрожью, ноги у нее подкосились и она упала, так и продолжая сжимать телефон в руке. Хотелось обернуться лебедем, смыть в реке страх, сбросить его в полете, но казалось, что в воде она утонет, а в небе упадет. Она просто лежала, дрожала и беззвучно плакала. Глеб, лиса, голова были где-то рядом и что-то делали по воле всезнающего Стерха, но она не видела и не слышала.

+1


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Практические уроки рисования


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC