Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Вне времени » Кошка, веник, поцелуи...


Кошка, веник, поцелуи...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия:
15 июня 2007 года
Место действия:
Дом Берёзкиных, лесное озеро
Действующие лица:
Варя Берёзкина, Матвей Мартовский, Мария Егоровна Берёзкина (НПС)
Синопсис:
Приезжая в очередной раз на родину, будь готов к тому, что соседская девчонка, недавно сверкавшая разбитыми коленками, внезапно выросла, как все чужие дети, и стала юной девушкой. И будь ты сто раз взрослым, а порой очарование юности и взрослым пощады не даёт. Ах да, не забудь про возможные последствия в виде строгой бабушки, вовсе не желающей, чтобы внучка пала жертвой котячьего обаяния.

0

2

В этом году Мэтт сорвался в Смородин на рубеже весны-лета, благополучно спихнув закрытие сезона. Окопаться в городке он планировал на сей раз на всё лето - дел накопилась масса. Наконец рассосалась вся бумажная волокита с продажей агафьиного дома и новым земельным участком, на котором Мартовский планировал возвести своё новое обиталище. Домовой Никанор Кузьмич ещё зимой вздыхал - жаль ему было агафьиной избы. Всё ворчал: мол, продал какому-то городскому, снесёт же теперь дом под корень и выстроит себе сопливую современную дачу, на которую дунь - развалится... Никакой памяти не останется, сравняют с землёй... Но Матвей лишь ободряюще улыбнулся:
- Ну и пускай построит, что тебе, жалко для человека, что ли? А память эта твоя уже и так на ладан дышит. Всему свой век. Не скрипи, Кузьмич, я тебе взамен дворец отгрохаю!
К постройке обещанного "дворца" уже приступили, но почти всю первую половину года приходилось мотаться туда-сюда в бешеном темпе, что здорово отвлекало от работы и вообще раздражало. Так что хотя бы на лето получится в конце концов погрузиться во что-то одно. Ну и внутренний кошак, конечно, соскучился по смородинскому приволью и охоте на лесных мышей и прочую мелкую живность.
Для пребывания в Смородине Матвей снял на лето симпатичный коттеджик в Сосновом бору под ворчание всё того же Кузьмича, которому надоело шастать по времянкам и хотелось уже осесть на постоянном жилище. Города Матвею и в Питере хватало, здесь брало верх то кошачье, которое любило не валяться кверху пузом в комфортных условиях, а проводить время на природе. К тому же, было близко до Старого Заречья, где у кота ещё со времён босолапого детства хватало знакомых. Позже и в Новом появились, но, как уже было сказано, весь гламур и пафос Мэтт оставлял в Северной Пальмире. Не полностью оставлял, конечно - привычки-то не пропьёшь. Но всё же именно здесь жили по-настоящему дорогие ему люди, которых он не забывал, ибо несмотря на весь свой наносной лоск, Матвей был человеком (и котом) душевным и ни разу не зазвездившимся.
Одними из таких были Берёзкины. Мария Егоровна Агафью хорошо знала - обе были ведьмами со стажем, ну а коту (впрочем, тогда ещё котёнку) найти общий язык с ведьмой-рысью никакого труда не составляло. Вечно таскал исподтишка пирожки под добродушное ворчание Марии Егоровны, величавшей юного прохвоста шелапутом и прочими приятными прозвищами. А уж с появлением Вари уж и вовсе началось то, что называется "пусти козла в огород". Точнее, подпусти кота к сметане. Для маленьких детей нет друга лучше кота-баюна - и согреет, и присмотрит, и сказку промурчит, и в догонялки по двору поскачет. А, утомившись, оба будут валяться на крыльце  - точнее, валяться будет только Матвей, растянувшись во всю длину и водя хвостом, за которым прыгает неутомимая рыська. Кот только пошикивает иногда на мелочь, если та слишком цепанёт зубами или когтями и полностью игнорирует замечания Агафьи, что лбу скоро жениться пора, а он дурит и носится, как молодой лось.
С отъездом в Петербург свидания с Варей стали реже. Много было пролито слёз, ибо рыська ни в какую не хотела расставаться с лучшим другом детства. Матвею и самому было грустно - к детям он с юности прикипал сердцем, но дал клятвенное обещание, что непременно будет приезжать насколько сможет. И потому ни одно посещение Смородина не обходилось без визитов к Берёзкиным. Каждые каникулы во время учёбы в академии, вот уже позже стало сложнее - концерты, музыкальный театр, гастроли и всё тому подобное отнимали кучу времени. И потому ничего удивительного, что время это в кручении как белка в колесе, пролетело, и, когда баюн наконец вырвался в Смородин, встречала его уже основательно подросшая Варя. Она, можно сказать, являла собой живое воплощение иллюстрации, как быстро растут чужие дети.
- Так, я не понял, - смеялся кот, удивлённо разглядывая статную 16-летнюю русскую красавицу, в которую неизвестно когда успела превратиться маленькая рысь, - где мой котёнок? Вот эта пигалица непоседливая с косичками, что за моим хвостом по жизни охотилась, мимо пройти было нельзя, спокойно хвост пронести, чтоб на него не покусились, - вот она где, я вас спрашиваю? Куда дели? Я вас не знаю, барышня. Куда мелкую дели, на какие органы распродали каким проклятым буржуинам, ироды?
Прикалывался, конечно. Однако своё дело кошачьи глаза делали исправно, шаря взглядом по ладной фигурке. Впрочем, ещё года два назад уже порядочно искушённому в этих делах матвееву взгляду было ясно, что вырастет Варвара настоящей красавицей. Но поскольку мозги Мартовского действовали всё же вперёд гормонов и котячьих инстинктов, то, естественно, никаких заигрываний с его стороны и быть не могло. Вот станет постарше - тогда уже другое дело...
Что поделать, такая вот котячья сущность.  Мелкая Варька была для Мэтта младшей подружкой, чем-то вроде сестрёнки. Однако, по мере взросления отношение менялось - внутренний кошак не мог не чуять родственную душу и не воспринять её как потенциальный объект для ухаживаний. Тем более, девушка и впрямь вошла в сок. Ну да к чести баюна заметим, что Берёзкина отнюдь не стала для него исключительно новым объектом для охоты, к которым обычно пропадает интерес после достижения цели. Он вообще если и относился так к женщинам, то лишь в пору безголовой юности, когда силы выше крыши, а мозгов нет. Что касается Вари, то тёплое отношение к ней, присутствовавшее в душе Матвея всегда, никуда не делось, просто приобрело более романтический окрас. Который тот нисколько нисколько не скрывал (учитывая, что Варварина рысь, взрослеющая вместе девушкой, была вовсе не против). Теперь визиты баюна в дом Берёзкиных сопровождались всевозможными мелкими знаками внимания и подарочками - по возможности поскромнее. Кто бы знал, чего Мартовскому стоило обуздать свою вечную любовь шикануть и поэффектничать. Варя бы, конечно, понимала, что это он от души, но всё же слишком дорогие ухаживания не приняла бы, чувствуя себя не в своей тарелке. А Матвей, хоть и котяра-баюн, а к женщинам относился внимательно. Спасибо бабкиной школе - Агафья вовремя мозги на место поставила. Понимала, что кошака не перевоспитать - природа такова. Так пусть хоть старается, чтоб девушки от него не плакали. В общем, угадывал - и чтоб не смутить и чтоб польстить просыпающемуся в Варе женскому. Со стороны же Марии Егоровны, начинавшей чуять, куда ветер дует, периодически отпускались в адрес Матвея неодобрительные взгляды, но какого котяру это напугает?
Вот и сегодня хвостатый искатель приключений активно маячил под окнами юной прелестницы. Зрелище в оттенках отступающей ночи, что и говорить, вырисовывалось живописное - балансирующий на заборе громадный чёрный кот, сосредоточенно пушащий хвост для равновесия и держащий в зубах букет шоколадных роз. Живых срезанных цветов Варя не признавала - лопухнулся как-то, приперевшись с ворохом благоухающих белых лилий (розы - это ж банально), так что удовольствия засыпать свою даму цветами кот, увы, был лишён. Но он не был бы собой, если бы не нашёл выход.
- И, узнав о том открыто, дон сосед, от страсти ярой вмиг лишившись аппетита, под окно пришёл с гитарой... - промурчал Мартовский уже в человеческом облике, но совершенно по-кошачьи скребясь в нужное окно (ещё бы он не знал, где оно располагалось!) - Гитары нет, пожалеем соседей. Будем человеколюбивы. Однако где же наша донна?

Отредактировано Матвей Мартовский (11-07-2017 20:43:26)

+3

3

Звонок друга детства застал Варю в школе - сразу после консультации к последнему экзамену.
- Мотька! - радостно завопила рысь. - Немедленно приезжай!
Матвей был одним из лучших воспоминаний её детства. Вечно занятые работой и делами родители с готовностью сбагривали дочь бабушке - благо та и с магией подучит, и просто за ребёнком присмотрит. Так что проблема детского сада в семье не стояла. А если была занята Мария Егоровна - то на подхвате оказывались Дашка или Матвей. Ребёнок всегда был заласкан и присмотрен. А большим плюсом было то, что и Даша, и Мотька, даром что на десяток лет старше воспитанницы, а игрались с ней охотно и с выдумкой.
Как всегда, Мартовский явился при параде (хотя сам наверняка считал это деревенским видом а-ля натурель). Варя вылетела было из дома, но вспомнила недавний разговор с Дашкой о женственности и взрослости, и спустилась почти степенно. Ярко-красное платье с пышной юбкой при каждом шаге взлетало, открывая колени, а две косы болтались при ходьбе.
Комплименты Матвея Варя приняла со смущённым удовольствием. Она уже выросла, в конце концов, и кто, как не друг детства, должен заметить это первым? Как-то так вышло, что Варя не торопилась взрослеть. И в том, девочковом смысле, тоже. Одноклассницы давно крутили романы с мальчишками, кто-то уже попробовал радости секса. Но бабушка давно объяснила Варе, что такое секс без любви и с кем попало, так что Варя не торопилась отвечать на предложения сопливых самцов "попробовать". На фиг, 16 лет - ещё не пора. Успеет... годика через два, если влюбится. А нет - так и некуда спешить. Маги живут куда дольше людей.
- А это ты про какую пигалицу? - кокетливо склонила голову к плечу Варя, остановившись на верхней ступеньке крыльца. Ладошку с маникюром (свеженьким, заметьте) она небрежно пристроила на перила. - Здесь пигалиц нет. Здесь красивые взрослые девушки. А коли Вы меня не знаете, так давайте знакомиться. Варвара.
Мария Егоровна тихонько прыскала, накрывая стол к чаю. Она знала, что внучке нравится Мартовский, но знала и то, что тот ей не пара. Баюн - кобелина знатный. Нагуляется, нет ли - не факт. А допускать, чтоб Варежка стала одной из... , нельзя. Так что с некоторых пор ведьма строго следила за встречами этих двоих, не отпуская их никуда вдвоём. Закружить голову слегка взрослеющей девчонке для Баюна что сосиску слопать. А она влюбиться может. Не из таких Варенька, чтоб легко расстаться и не привязываться. Не нахулиганила бы её рысь, весьма благосклонно начавшая воспринимать Мотькиного кошака. Эта дурёха хвостатая про мораль не слыхивала, хвост задрала - и бежать не хуже Кэсси. Пока Варя справляется.
- За стол садитесь, романтики, - позвала она, дождавшись конца спектакля. Вечер прошёл в привычной атмосфере шуток, новостей... и слегка непривычного Варькиного кокетства. Девчонка, похоже, решила порепетировать на привычном Мотьке девичьи чары. Пусть, лишь бы не увлекалась.
Матвей ушёл поздно вечером. А через несколько дней поздней ночью, скорее под утро даже, в окно поскреблись. Чуткое рысье ухо засекло звук, пришлось вставать. Зевающая, румяная со сна Варя подошла к окну и ахнула, откидывая косу за спину:
- Мотька! Ты чего тут? - торопливо открыла окно, даже не посмотрев, что одета в тонкую ночную рубашку до колен. - По дереву лез?? Дурак, хряпнуться же мог!!! Залазь быстро!
Вопроса, а фигле кошак вообще делает ночью в комнате юной девушки, у Вари даже не возникло. Это ж Мотька. А что с букетом... Ну, он и раньше пытался ухаживать за ней. Не всерьёз, конечно. Наверное, и сейчас неуёмная Баюнья натура требует художеств... Приятно же! Ну и пусть ночью. Романтичнее...

[AVA]https://pp.userapi.com/c836721/v836721960/47129/sGOHDcvdlg0.jpg[/AVA]

+1

4

Да уж, кто бы сейчас видел Мэтта - звезда эстрады примостилась в позе соловья на ветке дерева, тянущейся аккурат к окошку в мансарде. В футболке, джинсах и модных туфелях. Ещё и с шоколадным букетом. Папарацци бы такому кадру обзавидовались, бешеные деньги могли за него получить. Но Смородин на то и Смородин, что тут можно не опасаться чужих глаз.
Награда за кошаково каскадёрство не замедлила себя ждать - в окошке показалась хорошенькая до невозможности Варвара. Вот уж кто мог не бояться за свою внешность при любом раскладе, даже со сна. А уж учитывая соответствующий сей интимной обстановке наряд, зрелище и вовсе выходило в высшей степени привлекательное. Однако Матвея больше порадовал даже не вид на девичью фигуру, полускрытую ночнушкой, а выражение рыськиного лица.
- На пути к прекрасной даме лёгких путей не ищем, - улыбнулся он. - Надо же впечатление производить. Ну и вообще, насчёт хряпнуться - это вы обижаете-с, сударыня. Я ж кот всё-таки, на не слонопотам.
Бесшумно проскользнул в окно, успев при этом вручить очаровательной хозяйке принесённый букет, неуловимо чмокнуть сначала в щёчку (ну точнее - даже практически в уголок губ), затем в обнажённое плечо - ах, этот неповторимый аромат юной кожи утренней, едва проснувшейся девушки... Увернулся от нарочито возмущённого подзатыльника.
- Увы, весь день пришлось убить на кучу дел. Но я просто так не сдаюсь. Чтобы мне и не выкроить время для моей Рысёны? Чёрта с два, это уже принцип: не увижу Варвару-красу - значит, день прошёл зря. И так первой мыслью, когда тебя встретил было - боги, сколько я спал? Надо навёрстывать. Прошу глубокого пардону, если разбудил. Надеялся, что кошачьи - животные ночные, а потому большого неудобства не причиню.
Ну да по глазам Берёзкиной и так было понятно - чего на Мотьку-то обижаться. Сейчас только она его так звала, среди остальных как-то не прижилось. Агафья всё Матюшкой величал, Кузьмич тоже. А Мэтт - это уже в студенчества приклеилось. Была на курсе одна студентка по обмену, из Англии. Вот от неё и пошло. Все подхватили, похихикивая, что да, Мотька - как-то несолидно, на еврейского мальчика похоже. Но Варьке-Рысёнке позволялось всё. На то она и любимая балованая ягодка-малинка.

+1

5

- Кот он, - проворчала Варя, закрывая окно. - Хряпнуться и кот может.
От подзатыльника нахал привычно увернулся - чувствовался немалый опыт. В последние пару лет котяра стал вести себя чуть иначе, чем раньше. Нет, лёгкость общения не исчезла, просто Варя росла и взрослела, и котяра не мог не отреагировать на расцветающую красоту юной девушки. Правда, пока что это выражалось в подарках и комплиментах. Теперь, похоже, Баюн решил перейти к действиям. Конечно, специфичная магия мастера художественной езды по ушам не могла оставить равнодушной, и Варя поддавалась обаянию друга. Но то ли тот не включал на полную катушку свои приёмчики, то ли разум решил не покидать хозяйку окончательно. Конечно, реши она нырнуть в омут с головой, Мотя бы расстарался и первый опыт обеспечил бы как в кино. Но... не хотелось. Девчонке хватало ума понимать, что это будет максимум короткий роман, что неуёмная котячья натура не позволит ему остаться надолго рядом... Нет, может, однажды и нагуляется, но не теперь. Так что Варя не собиралась позволять коту что-то большее, нежели романтические "за ручку" и обнимашки.
Бросив взгляд на настенные часы, проснувшаяся уже Варя снова округлила глаза:
- Котя, ты в своём уме? Три часа ночи! Рассвет только потягивается, а ты в гости! Вот ладно мне не в школу завтра... то есть уже сегодня. Принцип у него, - ворчала она. Цапнула с кресла домашнее платье, спряталась за шкафом и быстро переоделась. - Бабушка спит, не шуми. Ты чего в такую рань явился?
Поскольку цветов в доме не водилось по вышеозвученной причине, то и с вазами была беда. Внизу, в посудном шкафу, была парочка - для сухоцветов. Но не идти же за ними! Поэтому шоколадные розы пришлось положить на столик и кликнуть Кузю. Растают - хана нежно-лазурной, заботливо вывязанной крючком скатёрке на кругленьком деревянном столике у кровати, куда кладутся мобильник, книжка и неоконченное перед сном очередное вязание.
Домовёнок быстро уволок цветы, потом появился снова и поинтересовался, не изволят ли ранний гость чаю али кофию? А то, может, веника? Не банного, а обычного, каким наглых кошаков гоняют. Кузя выглядел непривычно серьёзно в роли старшего братца юной сестрички, к которой явился неподходящий кавалер.

[AVA]https://pp.userapi.com/c836721/v836721960/47129/sGOHDcvdlg0.jpg[/AVA]

+1

6

- Может, - легкомысленно пожал плечами Матвей. - Но кто не рискует, как говорится...
Его взор, пока ещё можно было пользоваться случаем, ласкал ладную фигурку в ночнушке, пока Рыська не поспешила скрыться с наглых глаз, чтобы привести себя в более привычный вид.
- Подумаешь, какие мы стеснительные... - со смешком пробормотал кошак, провожая девушку смеющимися глазами. - В том-то и дело, что только подтягивается. Понимаешь, я так рассудил, что закаты встречать - это уже слишком избито. Ну и если бы меня с тобой на ночь отпустили - в лесу бы леший повесился. А вот рассветы встречать - тут уже совсем другое дело.
Шоколадный презент уволок подоспевший вовремя домовой - ну а куда в таких случаях без него. Правда, появлению в девичьей спальне невесть откуда взявшегося лица котячьей национальности он явно не обрадовался, о чём и язвительно заявил вслух.
- За предложение признателен, но, благодарствую, обойдусь, - весело фыркнул Мартовский. - Особенно без последнего. Варют, ты слышала, как нашему кошачьему брату тяжело приходится? Все чуть что сразу веником норовят. Грубый ты, Кузьма, и нечуткий.
Он вздохнул с наигранной печалью и совершенно по-кошачьи растянулся на Варькиной постели, нежно цапнув хозяйку за руку и ненавязчиво усадил рядом.
- Так на чём я остановился перед тем, как меня так беспардонно сбили с настроя? Ах, да, на рассветах. Ты когда-нибудь видела, как солнце на озере встаёт? Плавала в водах, подёрнутых предрассветной дымкой и подкрашенных тем нежно-розовым, которым постепенно наливается горизонт? Клянусь хвостом, это стоит того, чтобы пожертвовать несколькими часами сна, тем более, что их не вопрос восполнить. А насчёт школы - ну, я конечно, наглая рожа, но не настолько. Я о тебе забочусь. Да и какая школа, лето на дворе. Впору наслаждаться жизнью, только в путь.
Баюновское мурчание играло в паре с пальцами ловеласа, поглаживающими тонкую девичью кисть.

+1

7

- Обойдётся он, - продолжал ворчать Кузька, выходя из двери. Опасное обаяние кота он знал и видел не хуже Марии Егоровны. А поскольку она спит, домовой всерьёз подумывал наябедничать, пока котяра в спальне не разошёлся... Варька ведь девчонка совсем, глупая. Ну, воспитывают они её, да. А где вы видели барышень в 16 неполных лет, которые умом думают, а не сердцем, а то и похуже чем? К тому же это ж БАЮН! Не кот дворовый, а мастер художественной езды по ушам. Ему ли не обаять юную и наивную Варежку?
Впрочем, пока Кузя решил погодить с ябедой. Послушает - авось обойдётся, не полезет кошак блудливый к Варюшке. Аккуратно прикрыв дверь, мальчишка потопал вниз, поставить шоколадный букет в вазу. Варя проводила его глазами:
- Любите вы друг друга, чесслово...
Комментировать котячье расположение на кровати рысь не стала, только подняла брови. Хулиганьё обаятельное, блин. Усаженная рядом, фыркнула:
- Котэ, а котэ... Почто ты такой наглый, а?
Конец фразы потонул в розовом тумане, охватившем девчонку. Описываемые котом приключения вдруг встали перед глазами, окутанные волшебной дымкой. Внезапно безумно захотелось полюбоваться рассветом с мостков на любимом озере, куда они то с Дашкой, то с Марго, то с тем же Мотькой не раз ходили. Картина рассветного неба отразилась в серо-голубых глазах юной девушки, а тем временем голос Баюна, фирменный инструмент обольщения, окутывал, обволакивал, гипнотизировал. Уставившись затуманенными глазами в чёрные колдовские очи кота, Варя замерла, дыхание её замедлилось - готовая жертва гипноза, хоть в учебники вставляй. Добавляло эффекта ещё и осторожное поглаживание запястья горячей мужской рукой - ну и, конечно, запах мужского тела, убийственно-вкусный хоть для человечьего носа, хоть для рысьего.
В общем, минуты через две Варя была готова хоть на озеро, хоть на седьмое небо, благо недалеко от оного и находилась, окутанная и зачарованная.
[AVA]https://pp.userapi.com/c836721/v836721960/47129/sGOHDcvdlg0.jpg[/AVA]

+1

8

Мэтт проводил ворчащего домовёнка насмешливым взглядом и по-кошачьи фыркнул:
- Чтоб кот да с домовым общий язык не нашёл? - и успел бросить уже Кузьку. - Да не украду я твою царевну... Ну, а если и украду, то ненадолго. И обратно верну живую и не потресканную.
Тут уж действительно было лучше вовремя смотаться из дому, а то проснувшееся старшее поколение Мартовскому было вот совсем не в кассу. Всю романтику испортит.
- А ты где-нибудь видела не наглого кота? Вот. Я, может, и сам не рад. Но приходится соответствовать. Профдеформация, можно сказать.
Нет, вообще-то кошак особо свои чары не распускал. Так только, для проформы. Но юной непуганой кошачьим обаянием девушке (вкупе с рысьей натурой) и того хватило с избытком. И вот так всегда - пронёсся в голове Мартовского некий отголосок сожаления. По доброй воле без вот этих баюновских штучек, фиг бы кто с ним пошёл. Ну да, как говорится, на войне как а ля герр. Главное - по быстрому сдуть из дому, а на улице от свежего воздуха Варька уже хоть немного в себя придёт. Но деваться с подводной лодки всё равно будет некуда.
- По твоему умиротворённому выражению лица я заключаю, что ты согласна, - улыбнулся Матвей, приобнявший Берёзкину за плечи.
Не теряя времени, он раскрыл окно, мягко подхватил девушку на руки и выпрыгнул на волю, оставив без запечатления ещё один кадр, посенсационней первого. Мартовский, лезущий в спальню к юной деве по дереву - это ладно. Но вот его прыжки из окон аккурат на ветку многострадального дерева и потом всё по тем же ветвям прыг-прыг вниз, до земли - вот тут уже есть на что посмотреть. Причём ещё и с вышеупомянутой юной девой на руках. И всё это, заметьте, без всякой там компьютерной графики. Исключительно кошачья ловкость и чувство равновесия. Ну и желание покрасоваться в очередной раз. Даже шуму лишнего не поднял. А зачем нам в такой ситуации шум? Вовсе даже незачем. Наше дело - похитить красавицу и по-тихому слинять за забор за приятственными головокружительными приключениями.

+1

9

Оглушённая котячьим и мужским обаянием Матвея, Варя не противилась, когда он подхватил её на руки, лишь тихо мурлыкнула, уткнувшись в плечо мужчины...
...И хорошо, что уткнулась. А то бы, сообразив, каким путём котяра покидает дом, завизжала бы на всю улицу. Не, виданное дело, а? Она хоть и кошка, но одно дело, когда собственными лапами прыгаешь на дерево, а другое - когда тебя в человеческой тушке несут, скача, как Тарзан.
Самое интересное, что баюнские чары на улице и от стресса испарились мгновенно... А вот ощущение не то лёгкой влюблённости, не то чисто кошачьего влечения - осталось. И, увлекаемая прыжками вниз, Варя с удовольствием вдыхала очешуенно вкусный и дурманящий запах мужского тела.
Что не помешало ей наехать на кота, оказавшись на земле:
- Мартовский, ты псих? - ворчливо поинтересовалась Варя, прикинув высоту. - Я ж не в шкурке сейчас! А ну как навернулись бы? Понтовщик ты, папарацци на тебя нет, заразы!
Ворчала, правда, она больше для порядку. Ну его, кота этого, что он ещё придумает?
На улице было ещё довольно темно - хотя летние ночи есть летние ночи. Не Питер, конечно, но и не так глухо-чернильно заливает небо, как, скажем, в январе. Поэтому улица прекрасно просматривалась - особенно острым кошачьим зрением - и восхищала пустынностью и тишиной. В полудеревенском Старом Заречье не шумели по ночам машины, не звучала музыка. Тишь и благодать.
- Может, хоть плед взять надо было? - скептически фыркнула рыська, поглядев на родное окно. - Раз уж ты собрался рассвет встречать.

[AVA]https://pp.userapi.com/c836721/v836721960/47129/sGOHDcvdlg0.jpg[/AVA]

+1


Вы здесь » Скрытый город » Вне времени » Кошка, веник, поцелуи...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC