Вверх страницы

Вниз страницы

Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Дело было вечером, делать было ... ну, почти что нечего.


Дело было вечером, делать было ... ну, почти что нечего.

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://s8.uploads.ru/t/q6k3O.jpg

Время действия: 6.10.2012, вечер.

Место действия: дом Ростовцева ( Вторая Заречная, 15), дальше - как пойдет.

Действующие лица: Галина Котова, Глеб Ростовцев

Синопсис: если точно знаешь, кому принадлежит найденная вещь, вернуть ее хозяину совсем не сложно.

0

2

Что-то дребезжало. Ги, белая пушистая сволочь закладывала по квартире такие виражи, словно ее в задницу укусила оса. Нет, шершень. Большой злой шершень. Что-то буквально разрывало и без того тяжелую после суток голову. Знакомая такая мелодия... Хорошая даже, наверное. Старый-добрый металл. Но добрый он явно не на втором часу сна после суток.

Еле разлепив глаза, Галка машинально схватила с тумбочки телефон, на что-то нажала и ужасный звук прекратился, но только для того, чтобы через минуту возникнуть вновь. Как убавить громкость на чужом телефоне — в таком состоянии было не понять, и пришлось ответить. Глеб? Глеб дома... наверное. Я кто? Я врач... Я с ним? Да Боже упаси. Он телефон потерял, дурилка картонная. Да, и вам сего доброго.

Не звоните сюда больше. Ну, это уже мысленно.

Почему-то больше так и не удалось толком заснуть, хотя очень хотелось. Поэтому в час дня Котова сонной мухой уже ползала по дому, затевая готовку. Поставить тесто, разморозить мясо, сварить макароны... С тестом, конечно, мороки больше всего, но так она решила еще ночью: с пустыми руками не пойдет, и покупным тортиком тоже нечего позориться, руки вроде бы не отсохли пока.

В шестом часу были не только сделаны все домашние дела, но и готов мясной пирог. Укутав его в полотенце, чтоб подольше не остыл, Галина кинула в сумку телефон, листок больничного, и отправилась по адресу, который был указан в этом листке. Может быть, и стоило просто занести потерянные вещи на работу — чего проще, казалось бы!.. Но брошенная Ростовцевым фраза все крутилась в голове, не отпускала. "Я и не просил меня откачивать"... Раз уж вернула к жизни человека, который этой жизни так не рад — надо извиниться, что ли.

Не он первый, не он последний. Он... просто потерял телефон, только и всего.

В начале седьмого Галка была на Второй Заречной. Она всем сердцем не любила частный сектор Смородина за его причудливую нумерацию домов: пока такой дом найдешь, на вызов уже можно не торопиться. Но сегодня все сложилось удачно — пятнадцатый дом нашелся сразу. Чувства он вызывал противоречивые — вроде бы и выглядит новехоньким, а на участке запустение, было б лето — был бы бурьян по пояс. То ли только купил, то ли недавно вернулся. Из горячей точки. В пустой дом. Бывают же судьбы...

Не увидев света в окнах, смотрящих на двор, Котова, тем не менее, прошла к крыльцу и позвонила. Этот энтузиазм с пирогом в ту же секунду начал казаться несусветной глупостью. Пришла, отдала телефон, ушла — всё! Так нет же.

+1

3

К принятому на фирме Склянцева графику работы Глеб привык быстро. Трехсменка на четыре бригады, дневная смена с 7 до 15, вечерняя с 15 до 23, ночная с 23 до 7. Четыре рабочих дня, пятый выходной. После ночной смены выходных два. Удобно. А еще на фирме подобрался замечательный коллектив. В этом Ростовцев лишний раз убедился, придя сегодня на работу. После устроенного им там вчерашнего шоу с переполохом он испытывал острое чувство неловкости перед коллегами. И даже немного робел, переступая порог конторы. Но того, чего Глеб опасался больше всего - участливых лиц и ободряюще-фальшивых похлопываний по плечу - не было. Обычные приветствия, традиционная сигарета, привычная утренняя болтовня возле кофемашины - о футболе, рыбалке и о супер смелой мини-юбке, в которой пришла на работу табельщица (она же секретарша Склянцева) - хорошенькая девятнадцатилетняя мулаточка Сабина, дочь благополучно обрусевшего бразильца, учившегося в Смоленске и женившегося еще студентом на одной из многочисленных смородинских ведьмочек. И только дядя Коля позволил себе чуть внимательнее молча всмотреться в лицо Глеба - мол, в порядке? Но и ему хватило едва заметного кивка, чтобы он сразу же отвернулся от подпола и принялся деловито покрикивать на свой экипаж. В промежутке между "маршрутами" Глеб заскочил к Сабине с намерением покаяться из-за отсутствия больничного на прошедший день (ну, и оценить ее запредельную мини-юбку по ходу). И с удивлением узнал, что Склянцев велел поставить ему восьмерку за вчера, и соответственно, бумажка  из больницы никому ни нафиг не была нужна.
Наличие отсутствия телефона обнаружилось вчера вечером. Гэсэр хотел привычно включить на нем будильник, но вместо этого пришлось просить домовенка проконтролировать утренний подъем.
Федька был явно испуган тем, что творилось с подполом накануне. Он хорошо знал, что хозяину еще с той ночной грозы было совсем паршиво, и все вчерашнее утро уговаривал его остаться дома. Когда Глеб заявился домой из больницы в неурочное время, и явно не в лучшем состоянии прилег на диван отлежаться, мальчишка чуть ли не каждые пять минут заглядывал в комнату и прислушивался к его дыханию. Он предположил, что телефон был забыт на работе. Типа держал в руках, когда совсем приплохело, обронил и не заметил. Но Гэсэр припомнил, как использовал куртку в больничном дворе, и не согласился с ним. Вероятнее всего телефон вылетел из ее кармана именно там, во время разборки с алкашом.
Возвращаясь домой после смены, подпол даже не подумал завернуть в больницу и спросить, не попадался ли его аппарат кому-то на глаза. До зарплаты и пенсии оставалось четыре дня, и их вполне можно было прожить без телефона. Не испытывая при этом никакого дискомфорта. А с получки уже прикупить новый, что-то из разряда попроще и подешевле. И то в основном ради того, чтобы закачать в него музыку - слушать в маршуртке вместо вечно звучащих там попсы и шансона. Звонить Ростовцеву было некому, а входящими звонками и СМСками его баловали в основном всякие рекламщики да представители банков типа "Богподасткредит".
Минувшей ночью Гэсэру спалось плохо. Видимо, так сказались последствия приступа и сопутствовавшей ему нервной встряски. До утра он пересмотрел весь свой стандартный набор снов с реалиями армейской жизни, и не раз просыпался в холодном поту от собственных выкриков. Поэтому придя сегодня с работы, Глеб завалился спать, и продрых сном младенца (на праведника-то он никак не тянул) часа два. Проснулся сам, чувствуя себя совершенно бодрым и почему-то голодным. На радость домовенку, ага. Но первым делом подпол все же отправился не в холодильник, а под душ. 
- Дядь Глеб, - поскребся в дверь ванной Федька, - ты это... выходи скорей. Там какая-то тетка рыжая в дверь звонит.
- Впусти ее, я сейчас. Только сам на глаза не попадайся. Фиг ее знает, кто она такая. И как на тебя отреагирует. 
С наступлением холодов Глеб стал запирать дверь, чтобы не уходило из дома тепло.
Прикинувшись невидимкой, Федька мягко зашагал к двери и распахнул ее перед гостьей. Гэсэр поспешно выбрался из душевой кабинки. Оделся, перебирая в уме всех известных ему рыжеволосых женщин. В том числе и голливудских актрис. Ну, а пуркуа бы и не па? Ведь чем только черт (или хрен его знает кто еще) в Смородине не шутит.
Подпол вышел из ванной, на ходу пятерней расчесывая влажные волосы.
- Заходите, - пригласил он гостью, еще не видя ее, но почему-то уже догадываясь, кто она такая.

+1

4

Галине недолго пришлось топтаться на пороге – после второго звонка дверь приоткрылась… почему-то сама. Ну, точно сама, она могла бы поклясться, что не слышала ни шагов за дверью, ни вообще какого-либо шума. В другом месте можно было бы предположить новые технологии, дистанционное управление и прочие чудеса техники, но не здесь. В Смородине с наибольшей вероятностью можно было предположить какую-то чертовщину. Она здесь случалась. Галка не хотела иметь с ней ничего общего, откровенно говоря, она вообще ничего не хотела об этом знать, по как будто это могло помешать чертовщине случаться.

Словом, дверь открылась. Котова осторожно шагнула за порог, притворила за собой дверь и огляделась. Внутри, как и снаружи, дом выглядел каким-то необжитым. Вроде бы и ремонт новый, и чисто, а чего-то не хватает. Жизни какой-то, души, что ли. Впрочем, не ей рассуждать на подобные темы, у нее вон души = хоть большой ложкой ешь, зато обои, поклеенные два года назад, уже кое-где от сырости пытаются отвалиться. И старые, еще от прежних жильцов оставшиеся окна совсем рассохлись. И мебель на ладан дышит. А тут – приложить еще немного усилий, и будет не дом, а конфетка.

К этому выводу Галка успела прийти как раз в тот момент, когда откуда-то из глубины дома послышался голос Глеба, а потом и он сам появился, посвежевший, уже с каким-никаким румянцем на щеках (или это свет так упал?). Сейчас она ни за что не предположила бы, что он чем-то болен, но недавнее происшествие не так-то просто стереть из памяти.

– Здравствуйте. Вы вчера телефон потеряли, – порывшись в сумке, она достала оттуда телефон Глеба и больничный лист. – И документы в регистратуре оставили. Я подумала, что второй раз вы уже не придете, и решила занести. А еще вот, в качестве… компенсации морального ущерба, – вместе с потерянными вещами Галя протянула Ростовцеву и пакет с пирогом. Пирог был еще горячим и пах. А еще, как ей думалось, пирог был универсальным средством примирения, если поссориться из-за пустяка или просто наговорить немного лишнего. Непонятно, правда, зачем мириться с незнакомым человеком, но это уже другая история. – Ну, вот. На том я и пойду, наверное. Не буду вам мешать.

С каждой минутой под взглядом Глеба она чувствовала себя все более неловко. Вроде и смотрит не сердито, вроде и в дом пустил, а все равно что-то не то, причем не с ним даже, а с ней. Отвыкла она общаться с незнакомыми людьми иначе, чем как с пациентами. Что им говорят вообще? И зачем? И что будет дальше?..

+1

5

Внезапно прорезавшееся странное чутье не обмануло. Гостьей оказалась именно та, о ком подумал Гэсэр, выходя ей навстречу. Правда, выглядела она сейчас иначе, чем вчера. И не только потому, что была одета не в униформу медиков скорой помощи, а вполне цивильно. Галина Котова показалась подполу лишенной давешней  энергичной уверенности и деловитости. Какой-то скованной и растерянной, что ли. Видимо, потому, что приехала она не по вызову, а по своей инициативе. Да и вообще не каждый день заносила на дом пациентам потерянные ими гаджеты и не забранные из регистратуры больничные. 
Хотя и сам Гэсэр наверняка сейчас тоже выглядел не менее растерянным. Потому что не ожидал, что его телефон найдется вообще, и уж тем более - что его прямиком на дом доставит та, которой он практически нахамил, уходя с больничного двора.
- Спасибо.
Глеб потянулся к телефону и ненужной на самом-то деле бумажке, но так и застыл с протянутой рукой, когда рыжая извлекла из сумки нечто, от чего по прихожей поплыл умопомрачительный запах. И невольно сглотнул слюну, мимоходом почему-то припомнив первое явление Березкиной с ее фирменными пирожками.
- Вот это да,- не удержался он от восхищенного возгласа.
Где-то за его спиной ревниво и обиженно засопел Федька. Его стряпня, за исключением окрошки, которую в августовскую жару Глеб ел почти с удовольствием, такой похвалы еще ни разу не удостаивалась.
- И это... не надо. Не уходите. Такой пирог нельзя есть в одиночку.
Глеб обезоруживающе улыбнулся женщине.
- Раздевайтесь, проходите сюда.
Он как-то бестолково засуетился, пытаясь скрыть непонятно с чего вдруг нахлынувшее совершенно идиотское смущение
Хотя нет, его причина, пожалуй, была вполне понятной, но все равно оставалась абсолютно дурацкой.
Блин, какого же гребанного идиота я вчера свалял. Демарш устроил, будто какой-то мудак истерик. Не надо было так с ней.
Гэсэр положил на пол под вешалкой пакет с пирогом, телефон и больничный. Махнул рукой в сторону входа в гостиную. Попытался помочь гостье раздеться, похоже, только мешая ей снять куртку.
- Там на диван садитесь. На нем Бегемот спит. Кот, в смысле.
Бегемот на диване уже не спал. Зевая и потягиваясь, он вышел в прихожую. Смерил взглядом гостью и уселся рядом с пирогом, принюхиваясь и жмурясь.
- Вот это и есть  Бегемот, знакомьтесь. Я сейчас кофе сварю. Еще у меня суп есть. С грибами. Вкусный.
Мелкий подхалимаж, конечно. Но ты, Федь, уж извини, что так на ее пирог отреагировал. Пахнет он и вправду.... Слюной захлебнуться можно.
- И коньяк. Будете? Он тоже... вкусный. Хороший, в смысле.
Коньяк и вправду был хорош. Настоящий армянский, "Ной", двенадцать лет выдержки. Непьющему Севе подогнал его какой-то благодарный пациент, и ведьмак, не сумев отбиться от подношения, переправил его подполу. А тот уже успел по достоинству оценить и вкус, и послевкусие (ненавязчивое, слегка отдающее миндалем и мускатом), и букет напитка.  Потому  и предлагал его гостье, точно зная. что не понравиться он  не может.
- Вы уж только не обессудьте, у меня с посудой и мебелью не густо. И тапочек лишних нет.
Глеб поднял с пола пирог, за что был удостоен коротким недовольным бегемотским мявком. Сбросил с ног резиновые шлепанцы, подтолкнул их к гостье, которой они явно были слишком велики.
- Вот, эти обуйте. И проходите, владычица. Не стойте, присаживайтесь. Я сейчас.
Сама собой соскользнувшая с языка "владычица" неожиданно все расставила по местам. От этого исчезло смущение, и Гэсэр лихо подмигнул рыжей - мол, извини, дорогая, так получилось. Не виноватый я, оно само пришло. Имя твое мне на ум. Истинное, ага. Птицей в руке, льдинкой на языке. И далее по тексту, по классике.

+1

6

Когда Глеб предложил остаться, Галя замялась на мгновение, не зная, как лучше поступить. Ей было любопытно узнать побольше об этом человеке, но именно это никуда и не годилось. Все, что как-то меняло ее привычный график, вызывало подозрение и неуверенность, все, что находило отклик в душе, пугало. Но пока она предавалась душевным метания, радушный хозяин уже потянулся к куртке в попытке помочь от нее избавиться, и вопрос решился как-то сам собой.

— Хорошо, спасибо... О, очень литературный у вас кот! — повесив куртку на вешалку, Галка осталась в джинсах и простой черной футболке без каких-либо надписей. Мысленно порадовалась, что не нацепила на себя что-нибудь дурацкое, вроде футболки с улыбкой чеширского кота на животе или мужской рубашки в клетку, которая вообще-то ей велика, но почему-то особенно греет в осеннюю слякоть. — А у меня кошка музыкальная, по жизни она просто Ги, но вообще-то Агидель. Ну, помните — белая река, капли о былом, ах, река-рука, поведи крылом...

Напевая мотив песни, знакомый с юности (ах, хорошо оно пелось в общаге по ночам, вспомнить приятно), женщина прошла в гостиную, по пути надев предложенные тапочки, а потом еще три раза едва их не растеряв. Ее тридцать шестой простив сорок-какого-то начинал и проигрывал всухую. Но отказываться гостья не стала, так смешно было ими шлепать, что это как-то незаметно скрадывало неловкость первых минут. Только "владычица" вот эта... Галка дипломатично пропустила странное обращение мимо ушей, как и странное поведение входной двери. Но дверь все же не давала покоя.

— Да ну, что я буду вас объедать! Но от кофе не откажусь. И от коньяка, сто лет не пила хороший коньяк, — оно и правда: когда они с мужем... бывшим мужем планировали детей, Котова сознательно отказалась от алкоголя и сигарет, а после возвращения в Смородин курить начала снова, а вот к алкоголю осталась равнодушна, вот разве что словосочетание "хороший коньяк" никогда не позволяло пройти мимо. — Может, вам помочь пирог порезать?..

Пока Глеб скрылся на кухне, она рассматривала гостиную. Ну, если это можно так назвать. Диван и журнальный столик — ничего лишнего. Даже телевизора, лучшего друга человека, и того нет. Сама Галка, помнится, тоже не хотела заводить его в своей квартире, но поддалась влиянию общественности и обзавелась. А тут прямо свобода от предрассудков. Присев на краешек дивана, она поозиралась с полминуты, но глазу не на что было упасть, даже кот Бегемон куда-то спрятался (почуял, наверное, незнакомый запах чужой кошки), и Галя отправилась на кухню, ориентируясь по звуку позвякивающей посуды.

— Дверь у вас входная... с причудами, — женщина остановилась на пороге. Кухня тоже являла собой образец аскетизма. — Вы бы проверили, хорошо ли она закрывается, а то ведь она распахнулась передо мной без вашего участия, сами видели. А в Смородине какая только чертовщина ни творится иногда. Вы-то, похоже, недавно переехали?..

Любопытство, как известно, сгубило кошку, но не только — еще и одну галку. Вернее, Галку.

+1

7

Пирог лежал на столе и благоухал на всю кухню. Федька вышел из режима невидимости, крутился возле него, принюхивался и ревниво бубнил себе под нос:
- Можно подумать. я такой не сварганю. Сказал бы, что пирога хочешь - нешто не испек бы?
- Испек бы, конечно, - шепотом успокоил его Гэсэр.
- Я сам не ожидал, что вдруг захочется.
- Ну да, пахнет он... - признал домовенок.
- А кошку это у нее по-каковски зовут?
Ответить Федьке Гэсэр не успел. На пороге появилась гостья, забавно шлепая тапками.  Федька мгновенно среагировал на звук, и  еще до того, как Галина оказалась в кухне, счел правильным исчезнуть. "Прикинулся ветошью", как называл подпол эти его мгновенные исчезновения. Вот только что был тут пацан, сидел на табуретке, болтал ногами - и вдруг исчез на счет "раз". Истаял, словно легкая дымка тумана на рассвете, растворился в воздухе, будто и не было его. Глеб вроде и успел привыкнуть  к такому, но все равно по инерции пытался всмотреться в пустоту на том месте, где несколько секунд секунд назад был домовенок.
Аромат варящегося кофе плыл по кухне, соперничая с запахом пирога.
- Вы не беспокойтесь.
Подпол коротко оглянулся на женщину и снова переключил внимание на джезву.
- Дверь у меня в порядке. Я ее летом вообще не запирал - она сама знала, кого можно в дом впустить, а кого нет.
Стерх еще при знакомстве поколдовал на нее.
- Сейчас стал закрывать, чтобы теплее было. А открыл вам ее домовой.
Хочешь, чтобы тебе не поверили - скажи правду.
- И нет, я не псих.
Еще один короткий взгляд на женщину, щепотка соли в шапку пены над джезвой, пара капель холодной воды туда же.
Глеб выключил газ и взялся за нарезку пирога.
- Вот прямо честное пионерское, ни в одном глазу. Просто вы абсолютно правы насчет Смородина.
Удерживаться от улыбки становилось все сложнее. Особенно после того, как  подпол невольно представил выражение лица Федьки, слышавшего все эти его откровения.
- Переехал недавно, в начале мая. До этого жил здесь давно и недолго. Еще в детстве, с родителями. С шести до девяти лет. Дом этот три года нежилым простоял. Ремонт пришлось делать.
Рассказывая все это, Гэсэр курсировал из кухни в комнату. Отнес туда джезву, стаканы с водой  - те самые, каменные, "хэндмэйд" Стерха.  Вернувшись в очередной раз в кухню, предложил гостье:
- Идемте в комнату. Могу доверить вам доставку туда пирога.
Сам же прихватил с полки тарелки, бутылку коньяка и металлические стаканчики, те, что шли в комплект к фляге.
- А вы коренная смородинка?
Не удержался - фыркнул коротким смешком:
- Блин... как-то это звучит... садово-огороднически, что ли. Или плодово-ягодно. Хотя имелось в виду местная вы или приезжая.
Если местная, то про домового точно поймет. И в чокнутые не запишет.
А в голове теперь вертелся напетый Галиной Шевччук:

И к миру, где все поровну судьба мела нас веником.
А мы смотрели в сторону, и было все до фени нам.
И в этой вечной осени сидим с тобой, два голых тополя.
А смерть считает до семи, и утирает сопли нам.

- Агидель - классное имя для кошки. Она белая?

+1

8

Если бы кто-то спросил Галину, какой он — запах счастья, то одним из первых ей пришел бы на ум запах свежесваренного кофе. Кофе в джезве — это настоящий ритуал, не терпяший спешки рабочего утра. Кофе в джезве — это одновременно и рассветный уют, и непокой ночных разговоров. Это своего рода философия, если хотите. Каждый готовит кофе по-своему, даже если используется один и тот же рецепт.

Поэтому сейчас она стояла на пороге, наблюдая за движениями Глеба и тихонько вдыхая наполняющий кухню аромат. Это колдовское действо могло бы и сильнее заворожить ее, но то, что Котова услышала в следующую секунду, миком согнало весь чародейский флёр с ситуации. И предало ей немного искрометного идиотизма.

— В смысле — домовой? — женщина недоуменно вскинула бровь. Обе брови. Она бы еще и глаза вытаращила, но воспитание не позволяло. Нет, конечно, она помнила бабушкины сказки, помнила, что домовой живет за печкой и любит молоко, и чтобы его не сердить, нужно тщательней мести пол. Однако этим все и ограничивалось. — То есть, натурально, домовой? Да ну вас совсем!..

Она махнула рукой и рассмеялась, старательно делая вид, что оценила шутку, но все равно оставалась какой-то... обескураженной. Галка своими глазами видела, как открылась перед ней дверь. И Глеба за ней не было, он появился в коридоре позже. Чертовщина. О таком обычно просто не думаешь, прогоняя мысли прочь. Померещилось от усталости. Но сейчас-то, сейчас точно не померещилось!

— Скажите еще, что там, за окном, Леший бродит и русалка на ветвях сидит, — оставалось только отгораживаться воинственным неверием и отвлекаться на мельтешение Ростовцева туда-сюда. Может, просто запереть забыл, и сквозняком открыло? Куда она там открывается, на себя или от? — Я... я тоже родилась здесь, как и вы, а когда закончила школу — уехала в Смоленск. Там и прожила до недавнего времени. Ну, как — недавнего... Два года вот этой осенью. Но с домовыми не встречалась. Это, знаете, не моей бригады профиль.

Унося с кухни пирог, Галя зачем-то еще раз окинула помещение недоверчиво-ищущим взглядом. Но после этого только фыркнула, посмеявшись мысленно над собой, и направилась в гостиную следом за хозяином дома. Под ногами снова завертелся кот Бегемот. Кот был живой и понятный, кота можно было потискать, на что она и отважилась, когда поставила пирог на стол. Подхватила кота на руки несмотря на его попытки сопротивления, зарылась пальцами в темный мех.

— Ух, тяжеленький он у вас по сравнению с моей Агиделькой. Нет, дурацкое имя, на самом деле, но когда я увидела ее котенком, в наушниках как раз играл Шевчук, а она была такая беленькая среди слякоти, удивительно, как ухитрилась не испачкаться! Замерзшая, с раненой лапой... Сиротское, в общем, детство было у моей кошатины. А сейчас такая кокетка — и не скажешь, что из беспризорников. Давайте я вам кусок побольше положу... — пока Глеб занимался коньяком и стаканами, Галка успела положить ему на тарелку самый большой кусок мясного пирога, а себу — кусочек поменьше.

0

9

Пироги печет, в домовых не верит… Фёдору пришедшая барышня понравилась как-то не очень. Но, хорошенькая – это да, по людским меркам. Но худая – чисто воробей. Но пироги правильные, мясные печёт, это для хозяина хорошо. Но Федька и сам умеет…
В общем, одно сплошное «но».
Упомянутая в разговоре дверь звонко, на весь дом, клацнула защелкой замка как капканом, и, в зазвеневшей тишине отчетливо послышалось, как дважды поворачивается цилиндр, выталкивая ригели: хрусть, хрусть.
«А то чего она там хлопать будет, да?» - невинно уточнил Фёдор у Глеба. – «Ишь ты, не её бригады профиль…»
Он прошелся вокруг присевшей на диван девушки, строя рожи Бегемоту, отчего тот привычно показал ему когти, зубы и замолотил хвостом. Под плитой зашуршало – комок газеты, поименованный котом и домовым мышью, покатился от ножки к ножке. Обрадованный предлогом, Бегемот стартанул с колен любвеобильной мамзели, как ракета.
«Котиков любит!!!» - успел напомнить коту Федька, и одежда гостьи и ноги под ней остались целы.
Пока гостья распоряжалась пирогом, домовёнок придирчиво обнюхал порцию Глеба. Ну да, вкусный, свежий, вот только хозяин все равно столько не съест…
И порция лихо уменьшилась вдвое, сравнявшись с Галининой. Запасной кусочек невидимкой переместился на кухню: понравится хозяину – значит будет заначка. Не понравится – торжественно закопаем на дворе.
Хотя… Что-то Федьке подсказывало – понравится.
[NIC]Дядя Федор[/NIC][STA]домовёнок дяди Глеба[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/84422810.jpg[/AVA] [SGN]Счастье – это когда у тебя все дома… ну, или хоть кто-то.[/SGN]

+3

10

Ну вот что мне теперь делать... Рассказать ей, как пил самогон с Лешим и Болотником? Как потом относил им найденный в болоте чей-то планшет, усовершенствованный Севой Стерхом едва ли не до уровня вечного двигателя с прямым выходом в открытый космос? В смысле, доведенный колдовством до возможности работать без зарядки вообще и ловить халявный вай-фай смородинского "Блиндональдса", находящегося черт-те где от любимого болота этих двух персонажей. Так ведь точно решит, что я псих ненормальный. Не ее бригады профиль.
- Нет, не скажу.
Ростовцев обреченно склонил голову.
- Опять же нет, Леший под окнами не ходит.
Он, наверное, сейчас "СтарТрэк" с планшета смотрит. Подсел конкретно на этот сериал, Болотник настучал на него, когда я с ним на прошлой неделе по скайпу трепался.
- И русалку на ветвях никогда не видел.
И не только на ветвях. Вообще как-то  с этими барышнями ни разу еще не встречался. Хотя точно знаю, что они есть. Вон, одна даже директором парка водных культур работает.
- Маленькая поправка, -  Гэсэр налил коньяк в стаканчики, протянул одни гостье, - я родился не здесь. В Пскове. Мать оттуда родом. А отец здешний был. И этот дом - его родителей, мне он как единственному наследнику достался.
Большой кусок пирога плюхнулся в тарелку Гэсэра.
Теперь, по логике, надо было предложить гостье выпить на брудершафт. И закусить коньяк этим сногсшибательно пахнущим мясным чудом. Но вместо этого Глеб прислушался к звукам, донесшимся из прихожей. Дверь вдруг ни с того, ни с сего  решила запереть замок на все обороты. Раньше за ней подобная самодеятельность не замечалась, и Гэсэр принялся экстренно соображать, что могло послужить причиной такого повышения уровня бдительности. Но додуматься до чего-либо не успел, потому что  внезапно не по-хорошему оживился  Бегемот. До этого он величаво возлежал на коленях гостьи, вполне дружески снисходительно подставляя  шею и пузо под ее ласково поглаживавшие их пальцы. А тут прямо-таки резвым младым котенком соскочил на пол - мягко, не оцарапав Галину и не оставив затяжек на ее одежде, и припустил за комком газеты, покатившимся по полу. Вполне самостоя... Черт, совсем же нет!!!
- Федор, блин! - тоскливо воззвал подпол.
- Прекрати хулиганить!
Теперь в голосе Гэсэра слышался металл, не суливший домовенку ничего хорошего.
Ага, вотпрямщаз этот сопливый почтихоббит-недогопник взял да и послушался.
Отрезанный Галиной кусок пирога, лежавший на тарелке Глеба, вдруг резко уменьшился в размерах. Пришлось менять тактику - переходить от команд и требований к мирным переговорам.
- Давай-ка лучше покажись. Познакомься с Галиной. Это она меня вчера вытащила.
С того света фактически. Ну, или не дала туда свалить. Один хрен по сути.
- Это, владычица, как раз домовой и развлекается сейчас. Короче, Федор, не тырь куски из моей тарелки, а присаживайся  к столу. Пирог будешь? Кофе?

+1

11

Котик вполне мирно возлежал на коленях и даже понемногу, потихоньку замурчал, создавая в этой комнате, столь же аскетично обставленной, как и все остальные, настоящий домашний уют. В конце концов, если есть четыре стены и крыша над головой, все остальное приложится. Интересно будет взглянуть на то, какой станет эта комната, когда Глеб решит обзавестись всем остальным интерьером... Стоп. А с чего она вообще взяла, что снова придет в этот дом? Ладно, неважно. Не сейчас. Стоит подумать об этом как-нибудь после.

Дверь щелкнула замком и кот мягко спрыгнул с колен. Галка вздрогнула. Насторожилась, вскинула голову, выпрямилась — как будто щелкнула и расправилась внутри сжатая до этого момента пружина. Некстати вспомнился какой-то недавно просмотренный недавно ужастик. Ужасы она не любила, потому что даже в тридцать с лишним годиков могла потом несколько ночей вздрагивать от каждого ночного шороха. Хорошо, что в доме была кошка — добрую половину непонятных звуков можно было свалить на нее. Но кошки не закрывают двери. И сквозняка тут нет, чтобы бумажный шарик прикатился сам собой. И... и...

Женщина настороженно смотрела прямо перед собой — как раз кстати, чтобы увидеть дерзкое исчезновение пирога. Это было уже лишнее. Она до боли и хруста сцепила пальцы и прикусила язык. Спокойствие, только спокойствие. Просто надо больше отдыхать. Спать надо больше. Пустырничка попить, давно пора. А сейчас — просто влить в себя пару рюмок коньяка подряд, чтобы так не колотилось сердце.

— Федор, значит? М-м. М-м-м. Понятно, — Галка кивнула с видом человека, расписавшегося в своей полной невменяемости. Человека, эту невменяемость принявшего, как свершившийся факт. Ну, бывает. Может, не пустырничка, может, чего посильнее уже пора. — В смысле, приятно познакомиться. Галина. Никогда не видела домовых, извините. У меня легкий... шок.

Вообще, это была скорее легкая истерика. Не дожидаясь Глеба и игнорируя все правила приличия, она взяла одну из наполненных рюмок и опрокинула в себя одним глотком. Сделала глубокий вдох и медленный выдох. Выдох прозвучал совершенно обреченно, потому что мысль о домовом, как и сам домовой, никуда не исчезла. Только зря перевела ценный продукт. Или, может быть, еще одну?..

— Почему вы называете меня владычицей? Я вроде бы ничем таким не владею, — нервный смешок, попытка непринужденно улыбнуться и столь же непринужденно перевести тему в какое-нибудь другое русло. Ну, домовой и домовой. Подумаешь — домовой. — Даже собой вот в данный конкретный момент — не очень.

+1

12

Вытащила…
Это был серьезный аргумент, с ним следовало начать считаться прямо немедленно.
- Ну, раз вытащила… - Протянул Фёдор вслух и материализовался на краю стола в том виде, в котором ему было комфортнее всего – размером с большую куклу, прилично одетый в шитые Варей штаны и рубашку мальчишка, возрастом где-то между семью и двенадцатью годами. Он был чисто умыт, но изрядно взлохмачен, на щегольском пояске из цветной пряжи висели связка ключей, кисет и ведьмачий амулет.
- Спасибо тебе, добрая женщина, за то, что хозяина моего бестолкового, здоровье не блюдущего, на здравый смысл чихающего и как птица орёл гордого, от злой хворобы спасла. – Он отвесил Галине поясной поклон, и уселся там, где стоял, на столешницу, скрестив ноги по-турецки. – Меня Фёдором зовут, но обычно я сам прихожу. Пирог – хочу.
Перед ним материализовалась его мисочка, и он протянул её Глебу красноречивым универсальным жестом «давай жрать, добрый хозяин».
- А кофий не пью. Горько. А может, тебе, тётьГаль, шоколадную печеньку под коньяк? И ещё лимон есть. ДядьГлеб не всегда в курсах, что у него дома есть из пожрать, потому что сам он клюет по зёрнышку, и потому его ветром сносит.
[NIC]Дядя Федор[/NIC][STA]домовёнок дяди Глеба[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/84422810.jpg[/AVA]
[SGN]Счастье – это когда у тебя все дома… ну, или хоть кто-то.[/SGN]

+3

13

Всякий раз, когда думаешь, что хуже быть не может — обязательно становится еще хуже. Вот и сейчас: домовой появился, не оставив ни малейшей надежды на то, что все обойдется. Не обойдется. Главное — на ближайшем медосмотре не признаться в этом психиатру. Хотя вполне вероятно, что он в курсе. Так, Котова, без паники.

— Очень верная характеристика. Точнее и не скажешь, — Галя не могла заставить себя отвести взгляд от домового, хотя так пристально разглядывать людей — и нелюдей — было просто неприлично. Мальчишка в миниатюре. До смешного серьезный. Шалопай, наверное, еще тот. У домовых, получается, тоже бывают дети? Или они все такие? Тьфу. Пять минут назад она вообще была уверена, что домовых не бывает, а теперь размышляет об их разновидностях!.. — Только эта, гм, злая хвороба снова вернется, если он будет бегать по городу, как подстреленный в задницу лось, да без ингалятора. Знаешь, Федор, как выглядит ингалятор? Я тебе покажу. Будешь следить, чтобы Глеб носил его с собой.

И красноречивый взгляд на Ростовцева: мол, паника паникой, но я твою нечисть быстро научу за тобой приглядывать. Раз сама не могу. Не знаю, правда, зачем мне это. Наверное, чтоб статистику не портил, да и кладбище не резиновое.

— Лимон? Да, пожалуй... С сахаром. И чего же это вы, дядя Глеб, ничего не едите? Ребенка расстраиваете. Или больно? Так должны были диету прописать, если пищеварительная система пострадала... — Галка старалась держаться, как ни в чем не бывала, но рука сама потянулась к бутылке, чтобы наполнить рюмку. Рюмку наполнила, но пить не стала, мысленно ударив себя по рукам: не хватало еще при первой встрече прослыть алкоголичкой. Оно ведь не так. Просто всё это надо запить, как тяжелую смену. Как очень тяжелую смену. — Не изводите себя почем зря. Вам нужно восстанавливать силы.

Сознание, не желая мириться с существованием мифических персонажей, пыталось воспринимать домового как ребенка. Галина еще подумала, что, родись у нее сын, ему сейчас было бы как раз лет семь. Но вот поди ж ты — ни сына, ни даже домового.

+1

14

Ай да Пушкин... блин, ай да Федор... ай да поганец... ай да...  чей-то, наверное, сын. Лихо он меня одним предложением ниже плинтуса опустил. Да еще перед женщиной. Умной. Красивой. И что мне теперь делать?
Все это Глеб проговорил про себя. Да еще добавил к этому армейский набор душеспасительных крепких словечек, пытаясь при этом испепелить взглядом коварного домовенка. А вслух машинально поправил пацана:
- Ежик. Не орел. По классике ежик - птица гордая, не пнешь - не полетит.
Помолчал и  добавил, глядя почему-то не на удобно расположившегося на столе  Федьку, а на гостью:
- Стукач ты, Федор. Предатель. Самый настоящий. Сходу  взял да и выдал Галине все про меня. И правду, и... не очень. Можно сказать, оптом сдал все явки, адреса, пароли.
И вот она теперь вдруг  возьмет да сбежит. И что... да  и все. А мне этого совсем не хочется.
Но Галина оказалась самым настоящим стойким оловянным солдатиком. И отреагировала на федькино стукачество совершенно неожиданным образом. Если в первую минуту  она явно растерялась, увидев домовенка, то уже спустя пару минут и стопку коньяка  овладела собой настолько, что принялась инструктировать Федора на предмет того, как ему надо будет следить  за Гэсэром и его ингалятором.
- Спелись, - обреченно констатировал факт подпол.
- Теперь только срочное питие на брудершафт спасет мой безвинно пострадавший внутренний мир. Давайте, владычица... аа, почему владычица? Потому что Гала. Сокращение одного очень известного эльфийского имени. Оно вам, кстати, очень даже подходит. По всем показателям. Подсказка нужна?
Взгляд в упор на гостью, едва заметная улыбка. Почему-то он был твердо уверен, что подсказка  гостье не потребуется.
Наполненный женщиной стаканчик Глеб аккуратно вложил ей в руку. Ее пальцы показались ему холодными.
- Вам холодно? Принесу вам сейчас что-нибудь теплое. Но только сначала...
Он скрестил ее руку со своей, как и полагалось по ритуалу. Скомандовал:
- Пейте же.
И залпом опустошил свой стаканчик. Дождался, пока Галина проделает то же самое. Коснулся кончиками пальцев ее подбородка, слегка приподнимая его. И поцеловал женщину в губы. Долгим, но вполне невинным поцелуем.
Ее губы были сладкими, с легким привкусом коньяка. А волосы пахли чем-то... очень приятным. От всего этого у Глеба вдруг закружилась голова. Он неохотно  оторвался от губ Галины, забрал из рук Федора миску и положил в нее кусок пирога.
- Ты давай поешь, и принеси лимон, печенье... что там у тебя еще  есть в запасах?
Голос почему-то стал хриплым. А на губах все еще оставался вкус поцелуя.
- Пирог, вот...
Гэсэр положил пирог в тарелку Галины. Откусил от своего куска, прожевал, по-кошачьи зажмурился от удовольствия:
- Вкусно -то как!
Похвала была абсолютно искренней. Подпол налил коньяка в оба стаканчика, и предложил Гале:
- Давай еще выпьем. За то, что  я так удачно про...терял телефон.

+1

15

- Ингалятор, значить… Это чтоб дышать, да? Вместо цигарки и не с табаком, а с лекарством? Хорошая идея, не знал. Будем, значить, использовать.
В руке мальчишки появился маленький блокнотик, куда он, высунув кончик языка, старательно записал новое слово.
После чего Федька исчез, на кухне что-то загремело, и перед Галиной появился обещанный лимон на тарелке, сахар в отдельной чашке за неимением сахарницы, и разделочная доска с печеньками.
- Ну, хочешь быть ежом а не орлом – будь им, кто я такой, чтоб спорить?... Она ж – дохтур. Ей такие вещи знать положено, чтоб знать кого, как и за какое место вытаскивать.  – И взял свою плошку с пирогом.
- Благодарствую. Очень вкусно.
А потом всерьез задумался, глядя на то, как Глеб лобызает гостью, не отхватит ли сейчас его домовладелец в нос или глаз… И не слишком ли изменился мир, пока он, Фёдор, сидел в своем глухом углу на выселках. Выходило, что сильно.
На всякий случай, он изготовился поломать под подполковником ножку мебели, чтоб если что – можно было свести всё к хохоту.
[NIC]Дядя Федор[/NIC][STA]домовёнок дядиГлеба[/STA] [AVA]http://static.diary.ru/userdir/1/1/4/4/1144332/84422810.jpg[/AVA]
[SGN]Счастье – это когда у тебя все дома… ну, или хоть кто-то.[/SGN]

Отредактировано Некто (19-07-2018 15:23:40)

+2

16

– Кто-то же должен за вами присматривать, – Галка развела руками и обезоруживающе улыбнулась – мол, ничего с нами не поделать, можно только понять и простить. – У меня нет такого зеркала, как у Галадриэли, на расстоянии мне не узнать, что с вами беда, так что владычица из меня так себе.

Котова усмехнулась, представив себя в роли толкиновской эльфийской девы. Ну, такое. Бывало и хуже. А она, если приодеть, причесать и дать толковую вводную, еще сгодится. Но почему-то, когда в молодости они бегали по лесам с мечами и практически в занавесках, ей ни разу не пришла в голову мысль сыграть эльфийскую деву. А вот Эовин ей нравилась, хотя Эовин в исполнении Галки стабильно перевешивал любой приличный клинок. Впрочем, тогда и это никому не мешало. Прошло всего-то лет десять, а кажется – воспоминания из другой жизни.

– Но я могу написать свой номер, позвоните, если почувствуете себя плохо. По крайней мере, хотя бы посоветую, что сделать или что купить в аптеке. Не отказывайтесь, это практически уникальное предложение, обычно врачи не раздают личные номера своим пациентам! – она рассмеялась немного неловко, продолжая самой себе удивляться. Да, альтруизм в ней, к ее огромному сожалению, был все еще жив, но это что же нужно было сделать, чтоб он внезапно расцвел буйным цветом? – Да вы не волнуйтесь, у меня всегда руки холодные. Весь огонь, видите, в волосы ушел, а кровь рыбья. Летом только теплеет, в самую жару. Ну, знаете, печет, как в аду, а ты в этой машине, в этой форме, а потом еще на пятый этаж бегом с двумя ящиками и тремя сумками…

Женщина резко оборвала свою болтовню, когда Глеб скрестил свою руку с ее рукой. Она еще успела предать лицу какое-то соответствующее моменту серьезное выражение и залпом выпить новую порцию коньяка, а потом… что-то пошло не так. То есть, все пошло по сценарию, но сложно осознать это в первое мгновение, когда сценарий напрочь вылетел из головы. Галка испугалась и растерялась. Растерялась больше, чем испугалась, поэтому не вскочила, не отстранилась, а только широко распахнула удивленные глаза и смотрела, не отрываясь, в глаза Глеба те несколько секунд, что они находились так близко. Красивые глаза. Вкус коньяка на теплых губах и красивые глаза.

И буквально обездвиживающий ужас, когда Ростовцев отстраняется и отпускает руку. Сложно поверить в то, что у нормального на вид взрослого человека может звенеть в ушах и темнеть в глазах от простого, ни к чему не обязывающего жеста. И ладно бы это было что-то из книжного и головокружительного. Но это была паника, которой Галя от себя никак не ожидала. М-да… Может, не надо было два года назад так упрямо бегать от психолога?..

– Ну-у, Федор, прими менее воинственный вид, мы с Глебом пока не собираемся драться, это только у мужчин добрая дружба начинается с доброй драки, а я как-то не готова, – Галина перестала хватать ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, и даже выдавила из себя какую-то шутку. Вроде отпустило, и сразу собственный страх показался несусветной глупостью. – Удачно, думаешь? Не зна-аю. Обычно у судьбы чувство юмора, не совместимое с жизнью. Но хотя бы больничный отдашь, а то высчитают же из зарплаты.

Стаканчики встретились с тихим стуком, при этом Галя инстинктивно отвела руку так, чтобы не встретиться, даже нечаянно, с ладонью Глеба. Что-то странное и неприятное ворочалось внутри, но притихло с новым глотком коньяка.

+1

17

Судя по выражению лица Федьки, поступок хозяина - нанесенный гостье поцелуй - он не одобрял. Наверное, подумал, что это вполне невинное действо, к тому же предписанное ритуалом, ее обидело. Хотя не исключено, что домовенок, как и большинство человеческих пацанов возрастом до двенадцати-тринадцати лет, вообще не понимал и не признавал подобных "телячьих нежностев". 
А Галина заметно растерялась. Застыла, не отводя взгляда от подпола, запоздало осознавшего ситуацию и почему-то вдруг растерявшего все слова, которыми можно было как-нибудь достойно ответить на реплику гостьи о чувстве юмора судьбы.
- Прогул мне простили. В смысле, без больничного рабочий день засчитали.
Коньяк успокаивал, восстанавливал пошатнувшуюся уверенность в себе и в правильности своих действий, возвращал способность связно мыслить и говорить. Глеб с опаской покосился на притихшего домовенка, что-то записывавшего в крохотный блокнотик.
Оперу, блин, пишет, что ли. Как в анекдоте. Опер ему обо всех велел писать. Хотя лучше пусть пишет. Черт, лишь бы не ляпнул что-то эдакое, из-за чего Гала меня не только полным клиническим идиотом сочтет, но еще и социально опасным типом.
- Телефон давай, конечно. Не воспользоваться таким уникальным предложением глупо. Потом придется всю оставшуюся жизнь жалеть об этом.
Но прежде чем записать номер, Гэсэр все же сходил в спальню. За спальником, служившим ему одеялом. Положил его рядом с Галиной. И поспешил пояснить:
- Это я на всякий случай. Ну, мало ли, вдруг мерзнуть начнешь.
В доме было не жарко. Теплолюбивый Гэсэр самолично прикрутил отопление, рассудив, что есть смысл дать возможность дыхалке окончательно прийти в норму, а уже потом вернуть прежнюю температуру в комнатах.
- Диктуй номер, - попросил Глеб, влив в себя остаток коньяка из своего стаканчика.
И замер с телефоном наизготовку.
А что если передумает... сделает вид, будто не услышала просьбу... Нет, нафиг. Никаких "если"! По любому ее номер узнаю. И позвоню. Обязательно. На кофе приглашу.  Или в кино. Блин, надо будет у Егора спросить, куда сейчас модно приглашать красивых женщин. Он хоть и медведь, но может быть в курсе. Наверное, Березкину водит же куда-то, кроме своей типа берлоги.

+1

18

Галка тихонько выдыхает, провожая взглядом выходящего из комнаты Глеба. Допивает остатки коньяка из своего стаканчика, наливает ещё себе и Ростовцеву. Ну, кризис как будто бы миновал. И руки понемногу отогреваются - коньяк разгоняет кровь. Но все же от предложенного спальника она не отказывается, с ним уютнее как-то.

Укрыв спальником колени, Галина продолжает наблюдать за мужчиной. Не то чтобы она жалеет о том, что только что предложила, скорее удивляется себе, но на попятную идти уже глупо.

- Пиши. Восемь, девятьсот двадцать семь... - Котова диктует номер. Интересно, позвонит ли он ей? Интересно, почему ей это интересно? Не спрашивать его номер, не спрашивать, это бессмысленно, она все равно не будет звонить. Не потому что гордая, а потому что... Страшно? Ладно, надо просто переночевать с этой мыслью, успокоиться, протрезветь. Ничего такого особенного нет в его глазах.

- Ну или звони "ноль три", сутки через двое, четвертую бригаду, скажи, присылайте, никто мне больше не поможет! - Галя смеётся, отщипывая кусочек пирога. - Ешь, ешь, бери ещё. Люблю кормить людей, мне кажется, у меня чуть не каждый день что-нибудь варится и печется, то на работу, то угостить друзей, то родителям что-нибудь отнести. А сама ничего не ем, девчонки мои говорят: ты, Котова, нарочно нас кормишь, мы все будем толстые, а ты тростиночка!

Галка становилась болтливой либо от волнения, либо, напротив, почувствовав себя как дома. Сейчас одно состояние понемногу переходило в другое. Кусок пирога на тарелке постепенно уменьшался - она только сейчас поняла, что вообще-то проголодалась. А волнение только поспособствовало появлению аппетита.

- Но я не нарочно, это что-то вроде хобби. Помню, когда жили в общаге, я умела только картошку варить. Картошка в мундире, картошка чищенная, картошка вареная, тушёная и жареная. Ну, просто у нас особо ничего не было, кроме картошки. Андрей потом смеялся надо мной, когда я корпела у плиты... Тьфу, до сих пор помню эту его... рожу.

Она резко притормозила, будто некстати разогнавшийся автомобиль на светофоре. Так было всегда, когда она нечаянно вспоминала бывшего мужа. Большая часть жизни, никуда от неё не денешься, но так хочется!

- Ммм. Неважно.

И уж тем более не хочется вспоминать про Черных при новом знакомом. Они категорически непохожи, и это прекрасно. У Глеба красивые глаза, это важнее в всяких там Андреев.

- В общем, вот. Если я не работаю, то я готовлю. Или сплю. Безудержное веселье в моей жизни, одним словом. А ты? Ну, кроме работы и ремонта? Хотя ремонт - это такое дело... Катастрофа. Я вот все никак не решусь, два года уже собираюсь, - ну, тут Галка преувеличивала - ремонт она бы с удовольствием начала, были б деньги, а денег не было и не предвиделось. Но уж лучше так, чем как у Глеба. Много ли радости принесли ему деньги, которые он получил? Здоровья точно не принесли.

+2

19

- Классное хобби у тебя, - улыбнулся Гэсэр, записав номер телефона.
- Но трудоемкое и травмоопасное. И я даже не о падении кастрюли с супом с плиты на ноги. Кормить голодных проглотов - это же вообще риск ужасный.
Он не отводил взгляда от лица Галины. И щурился, чтобы не так были заметны чертики в глазах.
- Эта братия ведь жрет все, до чего может дотянуться. А руки у них длинные. И зубы тоже. Так что надо было тебе менее экстремальное и экзотическое увлечение выбрать. Типа вышивки крестиком по металлу. Или резьбы по стеклам в маршрутках.
Значит, в прошедшем времени у нас Андрей. С рожей. Картофельно-котлетно-бульонной. Вероятно, муж, объевшийся, по классике, груш.
Глеб плеснул в оба стакана еще коньяка. Дожевал свой кусок пирога и набрал номер Галины.
- Вот тебе мой номер. Сохрани, чтобы знала, кто звонит. И не отказывалась от звонка. Или отказывалась.
Лучше все же первый вариант.
- Но только имей в виду, что в случае отказа я точно запишусь в симулянты и вызову четвертую бригаду.
Выпитый коньяк явно пошел Гале на пользу. Она и  до злоупотребления им была совершенно очаровательна, а сейчас стала вовсе непозволительно хороша. Повинуясь настойчивому желанию прикоснуться к ее нежной коже, Гэсэр мысленно трижды плюнул на возможное недовольство им домовенка, и очень осторожно отвел со щеки гостьи выбившуюся из прически рыжую прядь волос. Медленно, будто в режиме замедленной съемки, заложил ее за аккуратное Галкино ухо. И так же медленно убрал руку, будто невзначай задев при этом пальцами мочку. Их кончики будто обожгло огнем.
- Извини.
Тон тоже был нарочито-покаянным.
- Пирог с волосами  - это не так вкусно, как без них. А что я кроме работы и ремонта... Наверное, ничего. Готовить не умею, от слов "вообще" и "совсем". Хобби как такового нет. Не обзавелся. Всегда как-то не до таких архитектурных излишеств было. Разве что читаю, изредка играю. Не в карты - в игрушки на ноуте или на телефоне.
Стоило только упомянуть  карты, как услужливая память тут же подкинула картинку знакомства с Березкиной в казино. Глеб  досадливо поморщился. Однако тут же улыбнулся Галине и продолжил:
- Музыку еще слушаю. Бардятину, рок. Шансон и попсу терпеть ненавижу. Ремонт - не пунктик, а острая необходимость. Вылезла она случайно и неожиданно. Пришлось поторопиться, потому что иначе мне сейчас жить было бы негде. Пока с ремонтом не разгребся, все уходило только на него. Закончил с ним - появилась работа. По графику, трехсменка. Новая для меня. Хотя нет, - тут же поправился подпол, - вроде бы, в чем-то она  местами перекликается с прежней. Отдаленно так. Но вообще это совсем не то, чем раньше занимался и к чему привык. А на старую работу мне дорога теперь закрыта.
Надо срочно менять тему. Нефиг грузить ее моими идиотскими проблемами.
Гэсэр упрямо мотнул головой, отгоняя не ко времени налетевшие не самые веселые мысли.
- Давай-ка, владычица, мы с тобой сейчас еще выпьем. Ну, хотя бы за твое прекрасное хобби.
Ростовцев кивнул на последний кусочек пирога, сиротливо лежавший  на тарелке.
- И придумаем, чем разнообразим нашу схожую житейскую веселуху. Хочешь - выберемся куда-нибудь пострелять? У меня лесник знакомый, ружье у него возьмем.
Блин. Остапа понесло. Осталось еще только предложить ей на медведе покататься, ага.

+1

20

— Так, все записала. Да ну, брось, ты не производишь впечатление человека, который будет в три часа ночи жаловаться на температуру тридцать семь и два, а на все остальные звонки я реагирую вполне дружелюбно.

Коньяк идет на пользу Галке не только в том смысле, что в глазах Глеба она становится все краше, но и в том, что она сама перестает его бояться. Ну, почти. По крайней мере, когда он тянется к ней, Галина не отстраняется. Снова замирает, цепенеет, теряясь и не зная, как поступть, но все же не чувствует ужаса и отвращения. Нежность и бережность прикосновения покоряют ее, успокаивают, усыпляют бдительность. Ничего страшного не происходит. Не происходит же? Милая забота, всего лишь.

— А, ерунда. Когда у тебя дома кошка, с волосами, вернее, с шерстью может быть не только пирог, но и суп, и компот, и ванна, и особенно черная одежда, если кошка белая. Спасибо, — Галка улыбается, пыьаясь как-то приободрить Глеба этой улыбкой. Она и сама не знает пока, что может позволить ему и себе, и не знает, не случится ли с ней новый приступ паники от следующего его движения. Сложно-о-о. И почему нельзя просто радоваться жизни?..

Рассказ Ростовцева о себе она слушает с неподдельным интересом. Ничего особенного вроде бы, но приятно находить совпадения во вкусах. Музыка — стопроцентное попадание, игры... ну, те же "Герои" и "Цивилизация" бессмертны, а главное — их тянет ее старенький комп, иногда неплохо разгружает мозг после тяжелых суток. Литература — как минимум, частично — читана тоже одна.

— Ничего, найдешь еще свое призвание, не хуже прежней работы. Нет, серьезно. Бывает — вот, кажется, закончилось все, что и было твоей жизнью, ходишь как дурак, как привидение, а потом ничего, какие-то новые надежды появляются, новые планы... Это я точно знаю! — Галя тихо, с нотками грусти, смеется, тянется через стол, чтобы взять руку Глеба в свои ладони. Какой-то дурацкий порыв, нечаянная, неловкая нежность. Просто пощекотать кончиками пальцев линии на ладони, еще несколько секунд подержать его руку и с сожалением отпустить. Наверное, надо тоже извиниться? Хотя бы за то, что имеет наглость рассуждать о его жизни? Со своей-то — и то получается не очень.

— ...Синие глаза, луна, вальса белое молчанье, ежедневная стена неизбежного прощанья... — тихонько пропела Галка, держа в руках вновь наполненный стакан. Или, скорее, не пропела, а просто проговорила нараспев. Бло в ее новом знакомом что-то про дальние страны и опасные приключения. Совсем не такие, впрочем, какими их описывают в книжках. — За мое хобби и за твое будущее хобби, которое скоро непременно найдется и скрасит тебе жизнь.

Здравый смысл подсказывал, что коньяка ей на сегодня хватит, но здравый смысл этим вечером был не в фаворе, он и так распоряжается ею большую часть жизни. Становится совсем тепло, и Котова откладывает в сторону спальник. Предложение взять ружье и отправиться в лес неожиданно вызывает у нее просто бурю веселья.

— Ружье? Серьезно? — она смеется, едва не давясь только что съеденным пирогом. — Потрясающе! Такого мне еще никто не предлагал, это точно, ты прямо знаешь, чем подкупить человека, который два года не был в отпуске! Очень иногда не хватает в моей работе ружья! — Галка фыркает и временно сосредотачивается на уничтожении остатков пирога, запоздало пытаясь сообразить, не сморозила ли она какую-нибудь глупость — Надо будет только состыковать наши смены. Хотя если я опять буду работать сутки через сутки, то скорее сама застрелюсь из того ружья, чем попаду в мишень, — женщина разводит руками: мол, не виноватая я, жизнь такая. Жизнь при работе на две ставки действительно становилась так себе, зато можно было даже подкинуть немного денег родителям и купить вкусной рыбы кошке Агидельке.

+1


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Дело было вечером, делать было ... ну, почти что нечего.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC