Вверх страницы

Вниз страницы

Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Вне времени » По следам прошлого


По следам прошлого

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Время действия:
18-19 июня 2012 года.
Место действия:
Лес, сторожка Егора Потапова.
Действующие лица:
Егор Потапов, Варвара Берёзкина, Мария Берёзкина, Ирина Берёзкина (НПС).
Синопсис:
После того как нашли и отпустили Ивана Царёва, Варе позвонила мать и попросила забрать кое-какие вещи и технику из родительского дома перед тем, как в него заселятся новые владельцы. В этом доме Варя не была с того самого дня, как отец надел на неё ошейник. Естественно, накрыли эмоции, и сильные. В слезах девушка убегает в лес, где её находит лесник Егор Потапов и ведёт к себе отогреваться и утешать. Разговор с Егором помогает Варе успокоиться...

0

2

- Мам, я приехала! – остановившись у калитки, позвала мать Варя. Ирина вышла из дома и открыла – помнила, что ключей у дочери не осталось. Демонстративно швырнула связку на землю, садясь в машину в тот день.
Варя неприязненно оглядела двор и сад. Она не была в этом доме с начала июня, когда отец своими руками защёлкнул на шее дочери рабский ошейник. Хвала богам и Глебу, спасшему жертву отцовского эгоизма от насилия и унижения...
- Проходи, - неловко улыбаясь, обняла дочь Ирина. Они вошли в дом. Варя почувствовала, как тает хорошее настроение и облегчение, появившееся после отъезда Ивана, и как вползают в душу чёрные воспоминания. Вон качели, из окна видны… на них она и сидела, когда приехал отец с ошейником и Васькой. Как он мог? КАК?
- Я чайник поставлю, - предложила мать. Варя молча кивнула и села.
- Что я должна забрать? – спросила она хмуро.
- Ну, технику… комп, ноут... у тебя же старые, ещё на первом курсе бабушка дарила. А эти он весной только купил, - Ирина, ощущая вину перед дочерью, почти буквально мела хвостом. – Вообще посуду и вещи Игоря тоже неплохо бы забрать. Ну, продашь потом, что ли. Мне куда это всё? А жильцы попросили всё убрать из вещей и мелкой техники. У Марии Егоровны сарай же есть. Вот туда отвезём, потом продашь. Всё же новое.
Да уж. Заполучив в руки первые деньги, Игорь Берёзкин тут же начал их тратить. Вложить в бизнес, расширяться? Нет, что вы. Срочно выстроить крутой дом с бильярдом, сауной, джакузи и прочим золотым бредом. Накупить дизайнерских шмоток, крутую машину, технику. И ничего, что в компьютере он был как свинья в апельсинах и на мощной машинке разве что почту читал и в стрелялки играл. Зато новенький! И так во всём. Модное, дорогое, красивое. И обновлял регулярно, ревниво следя за модой и тенденциями одежды и техники.
Варя сидела за столом, рассеянно оглядывая место, где прожила пять лет и откуда ушла... ушла после предательства отца, продавшего её в рабство. Покупатели брали дом вместе с мебелью и обстановкой, попросив лишь забрать то, что бывшие хозяева сочтут нужным. А потом они выбросят то, что не надо им, и переедут. Мать, ещё уезжая из дома после похорон мужа, забрала свои вещи и кое-какую технику. Теперь она копошилась на кухне, складывая в коробки кухонные приборы. Ирина Берёзкина собиралась уехать в Сочи и открыть там маленькую гостиницу. Дочь собиралась и дальше жить у бабушки. Месяц назад кредиторы покойного мужа неожиданно скостили половину суммы, и вдова благополучно продала заправку и мастерскую, что позволило закрыть долг. А теперь и от дома избавились - он никогда не нравился ни Ирине, ни Варе. Слишком помпезно и "бохато".
- Как ты, доченька? – заискивающе спросила Ирина, ставя перед Варей кружку с чаем.
- Нормально. С чего вдруг интересуешься? Ты за шесть недель мне позвонила раза три, не больше. А приехать и вовсе не сподобилась, - строптивая дочь упрямо не шла на примирение.
- Ну… ты же знаешь, не ладим мы с твоей бабушкой, - Ирина полезла в холодильник и достала мёд и печенье, купленные сегодня специально для приезда дочери.
- Знаю. А почему – не знаю, - с вызовом вскинула голову Варя. – Вы ж не говорите.
- Да… это ещё с твоего рождения! – в сердцах выпалила Ирина. – Ты котёнком родилась… Ну, вышло так, я.. сама знаешь… больше рысью люблю быть. Ну и вот. А она пришла и такой скандал устроила! Мол, ты можешь не превратиться больше, да всё такое. И забрала тебя! Унесла к Моревне… вернула уже маленькую девочку. А то бы мы без неё не справились! Чтоб оборотень да не смог перекинуться? Быть такого не может!
Варя ошеломлённо смотрела на мать. Котёнком? Она родилась маленькой рыськой? Вот это новости!
- А почему не рассказывали-то??? – оторопело спросила она.
- Почему, почему… не хотелось мне, - буркнула мать. – Вечно твоя бабка лезла в наши дела и в нашу семью. И тебя вон вырастила… под стать себе.
- А это плохо? – усмехнулась дочь. – Или мне надо было как ты, рысью остаться? Ты свой дар магический развивать не пожелала, и мне так же поступить следовало?
- Больно умная зато выросла! – огрызнулась мать. – Иди посмотри, что ещё заберёшь. Технику и шмотки я привезу, «Газель» заказала уже.
Дочь молча допила чай и вышла. Мельком осмотрела гостиную. В подвал, в бильярдную и сауну, даже не пошла – что ей там делать? У бабушки баня шикарная, не чета этой клетушке. Из гостиной ничего не понадобилось.
Придя в кабинет отца (да, у него и такой был, а как же! С дорогим столом, покрытым зелёным сукном, и малахитовым пресс-папье), она только упаковала в коробку отцовский компьютер и положила в сумку тонкий, дорогой ноутбук. Игорь не умел толком пользоваться компьютерами, но при первых же деньгах купил самые навороченные девайсы. Айфон продали сразу - Варя терпеть не могла смартфоны. А вот стационарный комп, планшет и ноут будущая дизайнер решила забрать, поскольку её старенький, подаренный бабушкой на поступление в институт уже не позволял решать кое-какие дизайнерские задачи.
Книги просмотрела, отложила несколько штук из полезных. Сложила на стол, чтобы упаковать. В свою бывшую комнату даже не поднялась – всё, что хотела, она забрала ещё в тот день. Станки и коробки с тканями перевезли парой дней позже, после переезда рыськи к бабушке.
Вышла на веранду, села на диван… и расплакалась вдруг. Она не могла сказать, что именно оплакивает. Потерю ставшей привычной за пять лет обеспеченной жизни? Вряд ли. Средств ей хватало и до богатства. Рукоделие и магические навыки приносили неплохие для студентки деньги. Мази, шампуни и прочую натуральную косметику она уже лет пять варила – пока так, по заказам знакомых. Вот окончит университет и начнёт уже серьёзно заниматься зельеварением. Благо с магией дружит. Вон, Денис на её бальзамах какую гриву отрастил! А ходил стриженый, как призывник, потому что волосы жёсткие и путаются. И мазь от ушибов в клубе уходила на раз – синяки да шишки парни на тренировках набивали, а уж на фестивалях и вовсе по две коробки уходило влёт. Так что причиной слёз точно не потеря финансовой поддержки стала. У родителей Варя ничего не просила. Ну, верхнюю одежду покупали, обувь. Машину она запретила покупать – ещё чего! Маршрутки и верная метла куда лучше. Ни бензина, ни страховки, ни гаража не требуют.
Тогда почему на душе так тошно? Семью оплакивать тоже не имело смысла - её не стало в тот день. Да и раньше... как-то так сложилось, что Варе уютнее было у бабушки, в доме, полном тепла и любви, с Дашкой, Мотькой и их общими проказами, с вечерними посиделками и занятиями магией, с беготнёй по двору на двух ногах и четырёх лапах... Там была жизнь. А здесь? Что было здесь? Школа, дежурные родительские вопросы... Ирина и Игорь, казалось, любили дочь... Тем не менее, Игорь без сомнений отдал Варю Боровкову, прекрасно понимая, что тот с ней сделает. А мать... Да, она устроила мужу скандал, но ни разу не пришла к свекрови поговорить с дочерью - не то испытывая вину перед той, не то... да поди пойми.
Какое странное и страшное лето... За пару месяцев столько всего случилось, на две жизни хватит. Рабство, неожиданно начавшееся и столь же внезапно закончившееся, помолвка, устроенная двумя предприимчивыми малявками, которая вдруг сорвалась из-за бегства Ивана... Хорошо, что они его нашли сегодня и отпустили. Всем лучше будет. И Егор славный такой… бросил свои дела, поехал с ними искать. Хороший он.
Слёзы не отпускали. Вопреки уверениям книг, что слёзы очищают, легче не становилось. В душе клокотало что-то тяжёлое, тёмное. Стресс, пережитый за шесть недель, похоже, подошёл к критической точке воздействия на организм и теперь выжигал последние нетронутые струны души. Перед глазами всплывали картины пережитого, безжалостно обжигая душу. Варя взахлёб ревела, дрожащими руками комкая палантин. Легче не становилось - сознание туманили дичайшая тоска и боль, до этого дня таившиеся где-то в глубине души и подавленные силой воли.
В гостиную вошла Ирина, молча глядя на дочь. Утешать или хотя бы обнять она даже не пыталась. Не было у этой женщины опции обнимания. Да и мать она была… когда Варя перекидывалась – и оближет, и помурчит. А вот человечка-дочь… не то чтобы не любила, но холоднее гораздо.
- Я всё посмотрела. Технику упаковала, вместе с остальным привезёшь! – рывком вытерев слёзы, вскочила Варя.
- Хорошо, - кивнула мать. Варя выскочила наружу и побежала к лесу. Уже стемнело, к тому же она не глядела, куда бежит, поэтому очень быстро оказалась в незнакомом месте. Будь она спокойнее, может, и опознала бы эти места. Но не в том состоянии, в котором была. Растерянно оглянувшись, заплаканная Варя остановилась. Она не понимала, что делает в этом месте, и куда идти, не знала.
Внезапно стало ещё темнее, а с неба хлынул проливной дождь, что не добавило оптимизма плачущей девушке, которая и так не в силах была успокоиться. Измученная неделями тоски и боли душа не выдержала визита в дом, где всё началось, и сорвалась. Все шесть недель с того кошмарного дня Варя не позволяла себе думать о том, что сделал отец, о том, что чуть было не произошло с ней по воле Боровкова, о двух убийственно тяжёлых неделях, пока она жила без магии и в тумане какого-то странного состояния обидчивости и тоски, вынужденная маскировать тоску улыбкой, а отчаяние - спокойствием. И теперь психика мстила ей за это истерикой. Растрёпанная, зарёванная девушка плелась по тропинке куда глаза глядят, краешком сознания отмечая, что ещё не всё, что истерика просто дала передышку и достаточно пёрышка, чтобы сломать спину верблюда.
Искомое пёрышко не заставило себя ждать - всегда тонко чувствующая лес магичка-оборотень не заметила, как забрела на окраину болота, и по пояс ухнула в трясину. Утонуть не позволили рефлексы - падая, Варя схватилась за мелькнувшую перед лицом толстую ветку и кое-как выбралась с её помощью. А может, леший подхватил, не дав утонуть.
Промокшая насквозь, грязная и вконец растрёпанная, Варя упала на колени и тихо заскулила, добитая коварством стихии. Остатки душевных сил, на которых она держалась сегодня во время поисков Ивана, закончились на падении в болото. И теперь доведённая до предела девчонка сидела на коленях в мокрой траве, закрыв лицо ладонями, и тихо плакала - на громкую истерику сил уже не осталось. А на то, чтобы высушить себя магией, не нашлось желания. Варе сейчас было так плохо, что не хотелось и думать о внешнем виде или сухом платье...

0

3

Начавшийся с забавного приключения день закончился проливным дождем с грозой и сильным ветром. В лес Потапов решил сходить, находясь под впечатлением увиденного днем волшебства и услышанной истории. Было и смешно, и странно, и немного обидно за симпатичную девчонку, которой так не повезло… Клеймить Царева дураком или мерзавцем Егор не спешил, кто его знает, как бы он сам повел себя в такой ситуации, и хорошо еще, что люди вокруг вменяемые, есть кому помочь, поддержать, оберечь.
Проверив очередной сектор своих владений и промочив хвост, нос, штаны, кирзу, только куртка еще как-то держалась, Егор сообщил хмурой туче, висящей над лесом, что он осознал, проникся и уходит. Перекинувшись в медведя, который не мерз под потоками воды с неба, он потрусил в сторону дома, к протопленной с утра бане, тазику картошки с тушенкой и горячему чаю. Дед Матвей, скрытный лесниковский домовой, обещал к ужину пирог с зайчатиной, которую Потапыч обеспечил еще вчера, и подробный мастер-класс по его изготовлению. Несмотря на общую угрюмость и необщительность, домовым дед был отличным, так что уже через неделю после переезда они с Егором нашли общий язык на почве исключительной хозяйственности обоих.
Ливень зарядил такой, что пробивало даже медвежью шерсть. Мишка обходил по краю болотину, ближнюю к дому – мог бы и напрямик пройти, но потоки воды скрадывали очертания тропок, на болоте даже зверь запросто ошибется – когда услышал человека.
Женщину – девушку – Варю, уточнил медвежий нос по мере приближения: ветер тянул навстречу. Ну, вот. Мишка остановился, включилась человеческая логика. Что в такую погоду делать девчонке в лесу? Определенно, нечего. Значит, что-то случилось…
Егор стряхнул с себя медвежий облик и поежился от мгновенно прокатившемуся по телу ознобу, прибавил шаг, и через минуту поравнялся с сидящей прямо на тропе Варей
Девчонка тяжело всхлипывала, будто ее придавило к земле какой-то невидимой тяжестью, аж дышать было нечем, она была мокрой насквозь, и не только от ливня – на подоле сарафана остались щедрые разводы болотной травы и ряски. Первая же мысль, пришедшая в голову бывшему менту, была очень нехорошей, и немного остудило его голову только то, что девчонка здесь была одна, на ее одежде не было видно следов чужого вмешательства, а длинная размокшая царапина на плече происходила от вон той обломанной ветки, с помощью которой Варя, видимо, выбиралась из болота.
Не думая, что может напугать ее еще сильнее, - он ходил тихо, да за дождем его шагов и вовсе слышно не было, - Егор снял куртку и накинул на плечи девушке.
- Варюшка? Что случилось?– Он присел рядом на корточки, заворачивая ее в жесткую, но теплую ткань куртки. Случайно сделанное ударение на первый слог остро напомнило ему, как он однажды сестренку успокаивал: «Ирушка, маленькая…» – Обидел кто? Испугал?
Что-то все равно было не так, не мог оборотень сам собой в болото заскочить… и вот так вот сидеть потом, бездомным котенком на дороге. Или мог? Сам-то он сколько раз с валежин в парке ночью кору драл… было б болото рядом – не заметил бы.
- Эй, рысенок, не надо так сидеть, ты уже как мавка болотная – синяя и в пупырышку. Ну-ка, поднимайся…

+1

4

Ощущение тёплой ткани на плечах резким контрастом с ледяной кожей и мокрыми волосами щёлкнуло по измученным нервам Вари. Даже не сообразив, кто рядом, она просто повернулась на голос и уткнулась в укрывшего, судорожно вздыхая и всхлипывая. Пахло чем-то знакомым... и голос вроде тоже слышан. Рысь внутри принюхалась и успокоенно свернулась клубочком: это свои. Этот не обидит. На свою человеческую половинку в плане опознавания спасителя кошка сейчас не надеялась, ощущая тяжёлый надрыв в оной половинке.
Впрочем, Варя и не подумала сообразить, кто с ней заговорил. Сознание пережившей сильный нервный срыв девушки забило на сравнения и просто доверчиво переложило все решения и мысли в руки этого, тёплого, который укрыл и обнимает. Какое-то время она ещё плакала, уткнувшись в грудь обнимающего мужчины, и не заметила, как оказалась на ногах. Ветер хлестнул по подолу, прилепив ледяную ткань к ногам, и Варя словно очнулась от полузабвения.
- Егор? - растерянно спросила она, обводя взглядом лицо лесника. - А... что ты тут делаешь?
Вопрос, конечно, был из разряда гениальных, учитывая, где находились участники диалога и кем был один из них. Впрочем, какая логика после трёх часов беспрерывных рыданий?
Рысь внутри пошевелилась и напомнила, что вообще-то первым спросил Егор. Варя опустила голову и тайком вдохнула запах мокрого мужского тела, повинуясь непонятному инстинкту. Удивлённая истерика нахмурилась и немного отступила, ошарашенная нелогичным поведением объекта.
- Никто не обидел... Просто... Накатило как-то, - нехотя призналась Варя. - Лето тяжёлое выдалось. Хотя мне казалось, что я пережила все эти события спокойно, что прошло. А сегодня... последней каплей стала эта фигня с Иваном, и потом я домой пошла... Где всё началось.
Мда, редкий по информативности ответ. Нет, а чего вы хотите в тёмном лесу под ливнем, после изысканной ванны в болоте и двухчасовой истерики, когда зубы стучат от холода, а внешний вид, наверное... Ну да, вылитая мавка и есть. Синяя, мокрая и лохматая.
Прерывисто вздохнув, Варя нехотя высвободилась из рук Егора. Нехотя, да. Потому что отчаянно не хотелось покидать уютные и тёплые объятия, в которых вдруг на несколько мгновений стало наплевать на всё случившееся, а мир перестал казаться опасным и страшным, как ещё две минуты назад. Просто холодно и мокро.
Нет, она готова была рассказать всё и подробно - две недели без магии, в состоянии... наверное, близком к крутому ПМС, замешанном на депрессии, и четыре недели в попытках справиться с пережитым самостоятельно, доконают и психику посильнее. Варе требовалось выговориться, задать вслух все те вопросы, которые она не посмела задать бабушке, понимая, что ту предательство и гниль сына ударило кабы не сильнее... А больше не с кем было обсудить это - не Глеба же грузить, ему и так досталось от знакомства с Берёзкиными. В общем, срочно требовались терпеливые уши и тёплая жилетка. И желательно сухие стены вокруг и большое одеяло. И кружка чая. Три. Горячего...

0

5

Не так все плохо было, как ему показалось – девушка отреагировала нормально, уткнувшись мокрой головой ему в плечо. Значит, ничего непоправимого, просто… накатило. Неприметно морщась от текущей по спине холодной воды, Егор обнял девушку, гладя по волосам, и повторяя в такт ее всхлипам:
- Ничего, все пройдет… Ничего… все будет хорошо…
А что еще можно сказать, когда не знаешь, о чем идет речь? Нести успокоительную ерунду, и внимательно, руками, слушать, как отходит чужое напряжение.
- Да так… - Хмыкнул Потапыч в ответ на оригинальный Варин вопрос. – Живу я тут. И работаю. – Улыбнулся, предлагая разделить немудрящую шутку.
- Это хорошо, что никто. Так… - Не отпустил, но развернулся вместе с ней, притиснул к своему боку. – Сейчас мы уберемся отсюда в тепло, и там поговорим, ладно? Нам обоим не помешает что-то теплое. Так что давай, лапками топ-топ, во-он в ту сторону. Побежали?
Зная, что закостеневшее от мокрого холода тело будет сопротивляться движению, Егор сначала почти потащил Варю за собой, заставляя шевелить ногами, но, осознав, что легче девчонке от этого не будет, остановился. Его обнесло золотыми искрами, и секундой позже на тропинку встал уже ей знакомый медведь.
- Садись. – Добродушно рыкнет у Вари в сознании. – Точнее – ложись вдоль хребта, и держись за шерсть. А то год ползти на негнущихся лапах будем. Свалиться не бойся, не уроню.
Взгляд у зверя умный и спокойный, не звериный. Обстановка не экстремальная, мишка сытый, контролируется хорошо и не возражает, чтобы на нем катались. А хоть бы и вычесывали…
- Залезай, говорю.

+1

6

В тепло - это даа... Это хорошо. Клацнув зубами, Варя шагнула было вслед за Егором, не выпускавшим её руку, но споткнулась на втором шаге: замёрзшее и напряжённое от истерики тело двигаться отказывалось. А ноги ещё и затекли вдобавок. Егор, похоже, это тоже сообразил... Потому что через секунду на тропинке стоял очень крупный мишка. Варя невольно ахнула, восхитившись статью зверя, и послушно полезла на загривок. Из последних сил вцепилась в шерсть медведя и блаженно зажмурилась, уткнувшись носом в подшёрсток. Какой чудесный ведмедь... Рысь тоже одобрительно мрявкнула. Особенно тому, что они идут в тепло и сухость. И там Варьку успокоит этот хороший парень. А то весь день на пределе с этим клятым женихом, потом в доме нервы... Кто ж выдержит...

0

7

Размашистым галопом, или чем-то его сильно напоминающим, мишка доскакал до дома куда быстрее, чем они добежали бы пешком, и, действительно, ношу свою по дороге не потерял. Ну, разве что, растряс немного.
Сгрузил на крыльцо, подтолкнул плечом в… куда достал, мысленно скомандовал «дуй в дом, живо!», отряхнулся как огромная собака, залив мелкими брызгами крыльцо и часть сеней через распахнутую дверь, и поднялся на задние лапы уже человеком.
- Деда Матвей, гости у нас! – Потапыч ввалился следом за Варей в дом, окликая домового. – Горячего нам, хоть по чашке, да побыстрее бы, а то зубы стучат.
- Да вы оба в болоте купались, что ли? – проворчал невидимый старик. Не показался – привычка такая, но голос подал… и Егор уважительно покосился на Варю. Такая честь не каждому отламывалась. – Баня остыть не успела, баба Тася бдит за ней. Это тебя она стесняется, лось здоровый, а к девке-то выйдет. А ты, девка, давай туда сразу. Греть тебя надо, ишь, синяя вся уже. Таське-то вон, пряник снеси, она попарит. А ты, Егорша, пока внутрь согревайся.
Деда Матвей был ворчлив, но хозяйничал отменно: брякнулся на стол чайник, стакан в подстаканнике, банка варенья… из-под лавки выехал таз с лежащим на краю полотенцем.
- И ноги пока попарь, а то ты, медведь, чихнешь – у нас изба как тот теремок раскатится… ну и что стоишь-то, хозяин-батюшка? Девке двор кажи, да в баню спровадь.
Даваясь смехом, Егор развернул Варю к дверям:
- Пойдем, баню покажу. А то он нас прямо тут парить будет. Тем веником, которым пол метет. Полотенце сейчас найду и покрывало теплое занесу в предбанник, пока ты греешься, а вещи мокрые прямо там на лавке оставь. И пряник вот возьми с собой, Тасе, байнице, взятку дашь. Она и попарит и одежду в порядок приведет. Я после тебя ополоснусь. Давай-давай, лапками, пока не расчихалась…
Он проводит гостью до бани, стоящей за домом, почти на скате к ручью – наверное, хорошо зимой в ручей из парилки окунаться – и через несколько минут, опрокинув в себя стакан чая с малиной, и тактично выждав, чтоб Варя закрыла за собой внутреннюю дверь, положит на лавку обещанное. И зонт – потому что дождь все никак не унимается.
Надо же, как. Как котенок на дороге ведь сидела…
Почему-то эта картина Егору покоя не давала.

+1

8

От лёгкого толчка медвежьего плеча Варя разве что в дверь не влепилась. Дрожа и клацая зубами, ввалилась в дом, блаженно зажмурившись от тепла, и обхватила себя руками. Егор как-то странно на неё посмотрел после возгласа домового. Варя нахмурилась: что-то не так? Или в том, что домовой заговорил, суть? Может, он не общается с гостями обычно?
- Здравствуй, дедушка, - слегка поклонилась мокрая Варя. - Непременно, как можно в баню без подарка. А квасу нальёшь? На угольки плеснуть - милое дело.
Беглый осмотр дома давал понять, что здесь живёт мужчина. Одинокий. Егор не женат, что ли? Женской руки не видно. Похоже, что и домовой одинок - когда они семьёй дом обихаживают, это чувствуется. А здесь... аккуратно, чисто, но по-мужски. Днём они даже не заходили в дом. Во дворе с картой посидели да поехали беглого жениха искать. Сейчас Варя украдкой оглядывалась. Уютно. Деревянные стены, старая мебель. Этакий деревенский дом.
- Баня - это хорошо, - мечтательно вздохнула Варя и тихонько зевнула - после истерики и холода хотелось спать. А хорошо тут баня стоит - прям у ручья. Милое дело зимой купаться после парилки. - Спасибо, я недолго!
- Я тебе дам недолго! - раздался ворчливый голос с верхней полки. - Раздевайся да марш на полку, кошка мокрая! Пока всю хворь не выгоню - не выпущу!
Тася, банница, тоже не показалась, но мгновенно развела бурную деятельность: зашипели раскалённые камни, в воздухе запахло мятой и квасом, на полке тут же оказалась широкая махровая простынь, а рядом, на нижней - деревянная кадка с кипятком.
- Баб Тась, я пряничек в предбаннике оставила, - поспешно предупредила Варя, скидывая грязный сарафан и тонкую рубаху. - Тут намокнет.
Банница что-то проворчала, окуная веник в кадку с кипятком и тут же распаривая его над камнями. Варя провела по лицу ладонью, смоченной в ковше с холодной водой, и опустила голову на сложенные руки. После первых осторожных хлопков веника её разморило, и, кажется, рысь даже отключилась... по крайней мере, первый раз она пришла в себя от ковша ледяной воды, ожегшей разгорячённое тело. Тася сменила веники с пихтовых на берёзовые и принялась охаживать девушку уже сильнее.
Окончательно Варя пришла в себя лежащей на лавке и укрытой сухой простынёй. Кажется, её парили... долго... поили отваром... или чаем... что-то такое было. От истерики не осталось и следа: баня недаром считалась не только местом физического очищения, но и местом ворожбы. А банница своё дело знала: теперь простуда Варе не грозила точно. Да и на душе стало ощутимо легче, пропало чёрное отчаяние, тоска, стихла боль. Конечно, причина истерики не исчезла, для этого как минимум следовало проговорить случившееся - но это было уже не во власти банницы.
- Вставай, топай в дом, - заворчала Тася. - Там уж пирог да чай дожидаются.
Юная ведьма нечисти понравилась: пришла с подарком, да и разговаривала уважительно - видать, порядок знает, правильно воспитана. - Приходи, что ли... Баня у нас славная.
- Баб Тась, я тебе бусиков принесу в другой раз, - зевнув, Варя села на лавке. - Или хочешь, сарафан сошью? Красный в жёлтый горох.
- И косыночку, - застеснявшись, попросила нечисть. - Пошей, ага. Ну, иди, мне прибраться надо, а то сейчас Егор придёт париться. Я утром тут положу одёжу твою.
Прислушавшись, Варя взяла зонт и влезла в высокие тёплые тапочки с резиновой подошвой. Быстрым шагом добежала до дома.
- С лёгким паром, - проворчал дед Матвей. - Садись-ка. Егор, ты б ей одёжу какую дал... Не в простыне ж за столом сидеть! И давай, марш париться сам.

0

9

Получив в свою власть свежую жертву, банница не торопилась с ней расставаться: Варя в бане пропала надолго. Егор успел развесить в дальнем углу свои мокрые тряпки, подержать ноги в тазике с горячей водой и горчицей (проще было послушаться домового, чем объяснять ему очередной раз, что у берендеев железное здоровье и что простудой Потаповы отродясь не болели), выпить чаю (два раза) и заварить свежий травяной сбор - с расчётом скорее на восстановление сил, чем на успокоение – какое там успокоение после бани-то? Донёс бы кто-нибудь до лавки…
Когда упаренный сонный и розовый лесной найденыш явился наконец в дом, стол был уже накрыт.
- С легким паром, Варя… Сейчас, придумаю что-нибудь.
Егор почесал затылок. Ну да, что-нибудь. Из комода на свет явилась чистая, но застиранная до ветошной мягкости футболка, и такие же спортивные штаны. И толстые шерстяные носки слоновьего размера – вместо тапок.
- Вот, наверное, в этом будет удобнее, чем в простыне… Но в покрывало все-таки закутайся, чтоб не просквозило. Садись есть, я быстро – только грязь смою.
Баню Егор топил через день – все никак не мог привыкнуть, что такая роскошь – и вся его. Разве что старался не перегреваться. Порадовав банную матушку еще одним пряником, он, не растягивая удовольствие, вымылся и прибрался, больше по привычке, чем по необходимости.
- А мне девка твоя бусики обещала. И косыночку, – кокетливо похвасталась нечисть, хоть и не показалась.
- Да не моя она, – отмахнулся Егор.
- Ну и глупый, – хихикнула Тася. – Смотри, что в лесу нашел – то твое, только Лешего спроси.
- Угу, побежал уже.
- Глупка. – С мокрого веника в лицо брызнуло холодной чистой водой. – Иди, сушись.
- Вот докатился, нечисть домашняя – и та командует и строит… - проворчал Егор, посмеиваясь.
Пока хозяин мылся, деда Матвей выставил перед Варей миску с суровым мужским кормом «тушло с картошкой», щедро посыпанным зеленью, и кусок пирога, больше отвечающий понятию «яство». От пирога отчетливо пахло свежей дичиной, еще вчера тырившей с сельских огородов капусту. Выставил – и такое ощущение, что сел напротив, на лавку, и с умилением уставился на гостью.
- Кушай, внучка, не стесняйся.
Егор вернулся достаточно быстро; дождь все не заканчивался, у горизонта сверкало и издалека погромыхивало – шла вторая волна грозы. Посмотрев с крыльца куда-то в сторону дороги, он дернул плечами, выражая свое отношение к поведению матушки-природы, и закрыл дверь поплотнее.
- Ну, как ты, Варь? Своим домашним-то позвонила? А то потеряли тебя, наверное, уже…

0

10

Пока Егор мылся, Варя чуть не уснула, распаренная и согревшаяся. Дед Матвей догадливо налил ей бодрящего, восстанавливающего силы отвара. Зевая, Варя выхлебала кружку и немного приободрилась. Костюм, выданный ей хозяином, умилил рысь, отчётливо фыркнувшую что-то ехидное. Варя, как могла, быстро, переоделась за печкой и вернулась за стол, где уже ждала солидная порция сытной еды. Чуть ли не урча, рысь принялась за еду, тихонько хрюкая от удовольствия.
- Благодарствую, дедушка, - проглотив первый кусок изумительно пахнущего пирога, пробормотала девушка и принялась за картошку. Тушенка в ней явно армейская, а не из копеечного магазина, мясом пахнет даже на придирчивый рысий вкус. От вопроса Егора Варя чуть ложку не уронила:
- Ой... Я телефон в болоте утопила, кажется... Сумку не брала, её мама к бабушке завезёт, а мобильник на поясе болтался в чехле... - растерянно вспомнила Варя. - Бабушка волнуется, наверное... Я ж в лес улетела, как ошпаренная...
Интересно, есть ли у лесника телефон? До жилья вроде недалеко, должно ловить...
- У тебя есть мобильник? - спросила Варя, подняв глаза на Егора.

0

11

совместно

Егор:
- Держи. – Он протянул девушке телефон. – Номер-то помнишь наизусть?
Лесниковская мобила выглядела Вариной ровесницей, но показывала полный заряд и полную же линейку связи. Пока девушка набирала номер, Егор успел зачерпнуть еды и проглотить пару ложек. В животе громко заурчало.
- Вот-вот, отъедайся. – Пробормотал домовой. – А то тощий, как шатун мартовский.
 
Варя:
- Помню, конечно, - кивнула Варя, благодарно улыбнувшись. Её утопленница немногим краше Егоровой была, простая чёрно-белая звонилка... На предложения Игоря купить телефон поприличнее Варя отмахивалась, продолжая пользоваться моторолкой. - Бабуль, привет! Я в порядке.
- Ты где? - спокойно поинтересовалась Мария Егоровна. - Ира часа два как заезжала, компьютеры привезла. А тебя нет.
- Я у лесника, бабуль, - виновато призналась блудная внучка. - Расстроилась там... Пошла пройтись. А тут ливень. Егор на меня наткнулся и к себе привёл греться.
- А с чужого номера почему звонишь? - не купилась на виноватый тон старая ведунья.
- Свой телефон в лесу потеряла, - вздохнула Варя.
- Ясно, - строго ответила бабушка. - Ночевать тебя, судя по погоде, не ждать. Дай-ка Егору телефон.
Варя не рискнула спорить и протянута лесника трубку:
- Бабушка тебя просит, - извиняющимся тоном предупредила.

Егор:
Егор кивнул – все правильно. И нечего тут.
Деда Матвей под руку подсказал:
- Мария Егоровна звать ее.
Егор снова кивнул и взял трубку.
- Здравствуйте, Мария Егоровна. Егор Потапов, лесник. С Варей все в порядке, просто немного заблудилась и сильно вымокла. Если Вы не возражаете, я ее здесь ночевать оставлю – там шторм идет такой, что лес гнется, а такси ко мне по такой погоде не доедет. Территориально – 5й дом по второй Лесной, в народе – «Глухой тупик». Утром посветлеет – сам привезу.

Мария Егоровна:
- Здравствуйте, Егор, спасибо. Я как раз хотела попросить Варюшку оставить. Какое сейчас такси! Насчёт в порядке сомневаюсь. Ира, невестка, сказала, что пару часов назад Варя в слезах убежала в лес. Понимаете... Они дом продали. Чёрт, в двух словах не расскажешь. Сын мой подлость совершил по отношению к дочери. Она с начала июня там не была. Видать, накрыло воспоминаниями... Мы с ней это не обсуждали, не получается. Вы уж простите, что так откровенно про наши дела говорю... Но сердце не на месте. Если она столько гуляла, значит, ей совсем плохо... - голос старой ведуньи дрогнул. - И я... Не знаю, как с ней обо всем этом поговорить. Это и моя вина, Игорь моим сыном был...

Егор:
- Не волнуйтесь, все будет нормально. – Егор мельком глянул на Варю и успокаивающе подмигнул: «Все норм, твоя бабушка меня не ест.» - Она сейчас в бане погрелась, вот, ужинать сели.
Чужой болью на душу как плеснуло. Потапыч рассеянно улыбнулся Варе и вышел на крыльцо, прикрыв дверь.
- Я присмотрю. Иногда человеку просто надо… выдохнуть, что ли. И… бывает, с посторонним проще выговориться, раз уж так накопилось… Знаете, наверное – эффект попутчика. Она, правда, уже почти в норме, насколько я вижу. Если сможет поговорить – поговорим. Все равно шторм, и дел у меня никаких, отчего бы и не. Хотите – наберу Вас, когда она спать ляжет?

Мария Егоровна:
- Да я не сомневаюсь, - облегчённо выдохнула Мария Егоровна. - Вы присмотрите... Ей нужно сейчас поговорить. Она не в норме, просто после бани осоловела. Спроси - разревется опять, я же чувствую. Просто... - голос женщины дрогнул. - Я не могу с ней об этом поговорить. Всегда могла, обо всем... А о сыне не могу... Извините, Егор, загрузила Вас... Попробуйте Вареньку разговорить... И да, если не сложно, наберите потом, как уснет...

Егор:
- Ничего, у мишки спина затем и широкая. – Улыбнулся Егор в трубку. – Не волнуйтесь, я присмотрю за ней. И поговорить попробую… И Вам перезвоню. Хорошо?
Он закончил разговор и вернулся в дом, поеживаясь от прохватившего до костей сырого ветра.
- Хорошая у тебя бабушка... Деда Матвей, ты отдыхай, наверное, мы сами тут разберемся. Спасибо за ужин. Варь, еще кусочек? И чаю. У меня еще где-то сгущенка была… Ага, вот она. Угощайся.
Егор набросил на плечи жилет из овчины, который сразу сделал его похожим на настоящего лесника, и достал из-под стола банку. Тут же, будто слово «сгущенка» являлось мощным призывающим заклинанием, в комнате материализовалась Белка. Вот её не было – а вот она сидит на лавке в полуметре от Вари, белая с рыжим, и смотрит на банку с лакомством.
- Мря?
- И тебе тоже, да. Поделюсь.
- Мря.
Он, действительно, поделился с кошкой – положил ей ложку сгущенки в маленькое блюдце. И внимательно посмотрел на Варю.
- Ну что, котёнок, отогрелась? Сможешь рассказать, что тебе так… вот блин. Что случилось-то, на самом деле?

0

12

Егор зачем-то вышел на крыльцо, и остаток разговора Варя не слышала. Тревожно глядя на дверь, она доела картошку и принялась за пирог. Спать вдруг расхотелось, зато подступила изгнанная было банницей боль. Пережитое за последние пару часов вернулось, многообещающе погримасничав - мол, не расслабляйся. И бабушка, похоже, догадалась... она даже не удивилась, узнав, где Варя. Леший, что ли, доложил...
За эти полтора месяца бабушка с внучкой не смогли поговорить о событиях тех дней. Не получалось, хотя нежность и привязанность обеих плескали через край, как перед смертью.
Ласковое обращение Егора детонатором сработало, снеся к чертям банную негу. Варя вздрогнула и быстро отвернулась, чувствуя, как слёзы потоком хлынули из глаз. Уже без истерики, но не останавливаясь.
- Не нужно тебе это, Егор, - сопротивлялась разговору девушка, не сдерживая слёзы. - Я справлюсь. Просто накатило, забудь.
А тело протестующе заныло, вспомнив крепкие объятия в лесу, и потребовало окунуть в ту защищённость, окутавшую посреди дождя. Ну, пусть бы просто обнял, а? Молча... на фига ему чужие беды, которые они с бабушкой расщёлкать не смогли? Отец одной, муж другой и сын третьей оказался сволочью. Мелкой эгоистичной тварью. И ладно бы опасность грозила - нет. Джакузи и золотые часы, понты с комфортом оплатил дочкиным отчаянием и материнской болью. А им с этим теперь жить.
Справятся... Просто совестно грузить своей болью этого славного парня. Пресловутый эффект попутчика Варя терпеть не могла, кстати.

0

13

- Ничего себе, «забудь»… Белк, ты слышала? Да хрен такое забудешь, так-то. Ну-ка, иди сюда.
Сказал «иди», а вместо этого сам поднялся и сел рядом. Поправил на Вариных плечах покрывало, обнял поверх, внимательно вылавливая реакцию – не шарахнется ли? Нет… ну и хорошо.
- Эй? Будем партизанить? Ладно. Только зря ты так.
Наклонил голову, ловя ее взгляд.
- Я ж чую. У меня вот тут, - Потапов ткнул себя пальцем в грудину, - жжется. А раз оно уже есть – рассказывай. Хоть пойму, отчего – не так обидно будет.

+1

14

- Я до сих пор бусы носить не могу, - словно продолжая начатый рассказ, сдалась Варя. В руках Егора было до невозможности уютно, и пережитое казалось не таким... пережитым. Как заспанный сон. - Ошейник этот... Родитель мой деньги задолжал, бизнесмен хренов. И пришел к кредитору за отсрочкой... а в качестве взятки предложил меня. На год. В полное владение.
Тусклым, неживым голосом Варя рассказывала подробности, от которых у иных впечатлительных волосы бы встали дыбом.
- Они вдвоём приехали, и он мне бархотку подарил. Я и позволила застегнуть. Отец же... был. А оказалось, что эта дрянь заставляет слушаться... хозяина. Что я не могу отказаться его приказы выполнять. И он это понимал. В глазах такое светилось - хоть сразу в пруд.
Повернувшись, Варя уткнулась носом в ключицу обнимавшего её мужчины и прерывисто вздохнула.
- Бабушка не знала... Родитель меня в салон повёз, разрядили и раскрасили, как шлюху... Васька приказал. И в казино. У... хозяина этого там встреча. Я сдохнуть хотела, как представила, что... он бы тем же вечером меня... на лбу написано было. После сделки пошли в карты играть. Тут Глеб и появился. Он потом говорил, карточка пропала, а деньги нужны были. А в карты он не проигрывает... Вот и выиграл... Васька с психу меня поставил. Там кавказец был... предложил на меня сыграть.
Так трудно Варе ещё не было. Она так и не смогла никому рассказать про те дни. Дашки так и не было ещё в городе, а Ане признаться не смогла.

- Я с отчаяния Глебу поворожила на удачу. Васька заметил и заблокировал мне магию. Бесился... Когда... Глеб выиграл, забрал меня... и чуть не умер вечером. Он же не маг, к тому же ранен... бабушка с Севой его еле выходили. И стало ясно, что ошейник не снять - или я умру, или Глеб...
Замолчала, перевела дыхание. Неосознанно потёрлась носом о футболку Егора, греясь в его руках. Странно, но этот едва знакомый парень казался роднее того же Ивана, Глеба, Антона... наверное, так тепло было только с Лёхой - но этот как не человек, а... фиг знает что он, этот Лёха. Хороший он.
- Бабушка сказала, что осенью Игорь погибнет, ей сон был. Я как представила... три месяца без оборота... две недели в итоге получилось, но ухнуло полной мерой. Как меня Глеб выдержал... адекватность во мне тогда не ночевала. Истеричка подросткового периода. До сих пор стыдно.
Варя тихо, медленно выдавливала душевную боль, как гной из раны, и вдруг замолчала, не зная, как продолжить.

0

15

Егор не перебивал – слушал молча, костенея от растерянности. Ну, как так можно-то вообще? Вроде, всякого за жизнь и службу насмотрелся, но чтоб вот так… Впрочем, соврамши. Видел и такое тоже – и прекрасно помнил, чем оно закончилось, выходом в окно с седьмого этажа. Здесь хоть где-то повезло. Хоть с кем-то, кто рядом был. И все ж таки не случайно он, когда Варю на дороге увидел, о плохом сперва подумал. Очень близко оно было, это самое «плохое». И порой ломает даже не свершившийся факт, а одна только угроза… особенно, если под удар подвел кто-то близкий.
Сам не заметил, в какой момент начал гладить девчонку по спине, даже не ее успокаивая, а себя.
- Не стыдно. Нечего тут стыдиться, тут любой бы на стену полез. И еще неизвестно, как высоко забрался бы… А Глеб – мужик, молодец. Не каждый бы в такое вписаться рискнул.
Он намеренно проглотил оценку, которую был готов дать ее отцу. Не надо было оценивать, она и так все знает…
- Сейчас-то как? Почему раньше отпустило? – Осторожно спросил Потапов, понимая, что это еще не все. Совсем не все.
С другой стороны к Варе прислонилась Белка – так, как это умеют только кошки. Вроде, и смотрит в другую сторону, и вид независимый, но сразу всей пушистой тушкой бок греет. И тихонько, на грани слуха, мурчит.

+1

16

- Не отпустило... - эхом отозвалась пригревшаяся Варя. Прилечь бы... и чтоб так же обнимали. И кошка рядом. - Просто... вроде как прошло же. Родитель помер, магия вернулась. А копнуть вглубь, проговорить - это мужество надо. А у меня его не было...
В руках Егора жизнь не казалась такой грустной, как час... или сколько назад. Словно он отгонял плохое одним своим видом.
- Я до сих пор взгляды тех, в казино помню. Платье на мне... очень мини. Каблуки полметра, волосы распущенные. И на роже килограмм штукатурки. Они все слюной закапали, твари. И каждый мысленно меня там же и разложил. Если б не Глеб... Мне неделю Васькин взгляд снился. Многообещающий такой - мол, никуда не денешься, сделаешь, что скажу. И в глазах порнофильм крутится...
Детали и переживания c тихим скрипом записывались на пластинку вечера, вычёркиваясь из намучившейся души. И становилось легче. И уже туманила мозг сонливость, признак чистой совести и чистой почти души.

0

17

- Да не, я про то, что сила вернулась… а, понял. Прости.
Егор чуть развернулся, так, чтобы она могла лечь головой ему на плечо. Он чувствовал, как медленно вытекает из ее тела напряжение, почти осязаемой волной уходит куда-то в пол, оставляя за собой усталость, опустошенность, но… лучше они, чем накопившийся яд.
С отца ее спроса нет, и хорошо, что нет, видать, мужик так себе карму изгадил, что сам прежде срока ушел…
- В лесу встречу – горло выкушу. – Буркнул Потапыч, запоминая имя вариной неприятности. Не то, чтобы прям пообещал, вроде и для красного словца бросил, а что-то отдалось в солнечном сплетении. То ли будущее коснулось, то ли сама ситуация так зацепила, что да, он был не против на узкой лесной тропинке повстречать этого Василия и… что-нибудь ему оторвать. Физиологически лишнее.
А заодно Егор понял, как Варя умудрилась вляпаться в историю с лягухом. С Царевым, то бишь. Зацепиться хоть за что-то и… доказать самой себе, уговорить себя, что она – хорошая.
- Вот так всегда и бывает. Дерьмовым людям – хоть бы что, а с хорошими вечно какая-нибудь пурга приключается… Значит, хорошая ты девчонка, Варя Березкина.
Доказательная баз под этим утверждением была сильно так себе. Зато сказал честно, что чувствовал.

+1

18

- Сила? - Варя доверчиво устроилась на плече Егора. - А как родитель помер, так и вернулась. Его Васька упырём сделал, когда понял, что меня не вернуть и рычагов давления ни на меня, ни на должника нет. Глеб Ваську красиво послал - когда тот утром вернулся, проспавшись... Заслушалась прямо.
Полусонная Варя начала путаться в словах, едва не мурча в руках Потапыча.
- Дюха, ведьмак молодой, родителя убил. Тот выглядел упырём, парень и не распознал. В тот же момент я на лугу отключилась, а Глеб у себя со стремянки хлопнулся. Ошейник исчез. Я чуток кошкой поносилась да помчалась к Глебу, Севу вызвонив. Ему откатом тоже приложило. Ничего, отошли оба. Теперь вот учусь со всем этим жить. Ещё и помолвка эта идиотская... Ивана жалко, но не привела бы наша свадьба к добру. Из-под палки не будешь счастливым. Кто ж знал, что можно просто отказаться...
Последние слова Варя прошептала уже засыпая...

0

19

Ну да, как есть карма, впору начать верить в высшую справедливость.
Он даже не успел предложить ей перебраться на диван. Девчонка просто договорила – и выключилась, как завод кончился. Обмякла, Егор еле успел поддержать, чтоб не съехала с лавки. Белка насмешливо фыркнула, убирая свой пушистый хвост подальше – мало ли, придавят… люди такие люди, когда не кошки.
В доме было тепло, и тихо, только с улицы слышался плеск ветра в верхушках деревьев, да звенели от дождя стекла в кухне – она, как корабельная рубка, принимала на себя основной удар летнего шторма. Гроза шла стороной – вдали гремело и ворочалось, но ближе не подползало.
Потапов добавил чуть-чуть магии – не к девушке, а к себе, чтобы не разбудить ее резким движением, - и поднял Варю на руки. На лавке спать – сомнительное удовольствие, это он может себе позволить, привычен. Да и спит всегда спокойно, не вертится. А ей мало ли что в незнакомом доме да после таких разговоров пригрезится? Свалится с лавки-то. Он донес гостью до кровати и уложил поверх шерстяного одеяла, укрыл сверху, накинул на ноги свою безрукавку. Белка, потоптавшись по полу, вспрыгнула следом, потопталась еще и по вариным ногам, и улеглась, уложив вытянутую морду девушке на колено.
- Котенок. – Просигналила она напарнику. – Присмотрю.

+1

20

Варя проснулась так же резко, как и отключилась. Оказалось, что Егор успел перенести её на кровать и уложить. И уже собрался выйти в кухню. Прислушалась к себе: истерика утихла, глаза слипаются... но в глубине души остались не отвеченные вопросы.
- Егор... - тихо окликнула лесника Варя. - Посиди со мной ещё пять минут, пожалуйста. Я понимаю, ты голодный... Пять минут. Знаешь, я всё пытаюсь понять: почему он так поступил? Зачем? Ну понятно же, когда близкие больны - там не то что почку, жизнь порой отдашь... Но тут-то? Чего ему не хватало? Пятнадцать лет в трёшке жили - и нормально... Неужели джакузи с сауной разум затмили настолько, что он дочь в рабство отдал? Да ещё кому - Ваське Боровкову. Который... кобель, короче. А он не испугался, ни скандала с женой, ни гнева матери...
Ни того, какой выйдет дочь через год, если вообще выйдет в дверь, а не в окно, - мысленно добавила девушка. Приподнялась на локте и посмотрела на стоящего в дверях Егора.
- Почему он так? - жалобно повторила вопрос Варя, не в силах ответить на него сама. - Я ведь не посторонняя, я дочь... Он меня растил, воспитывал... Любил... казалось. И такое сделать? Как он собирался смотреть в глаза матери, мне, бабушке... после всего этого? Ведь Глеб чудом же вмешался, он сроду в казино не ходит. А вечером... уже было бы поздно. Васька б от такой игрушки в жизни не отказался.
Как-то понятно было, что без ответов на эти вопросы закрыть тему не получится, хоть тресни.

0


Вы здесь » Скрытый город » Вне времени » По следам прошлого


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC