Вверх страницы

Вниз страницы

Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Какой пустяк, сделать хоть раз что-нибудь не так


Какой пустяк, сделать хоть раз что-нибудь не так

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия:
8 сентября 2012 года.
Место действия:
Дом Кветы Ясницкой, леса и болота.
Действующие лица:
Вениамин Зарецкий, Квета Ясницкая, несчитанная нежить 
Синопсис:
Всегда будьте готовы к тому, что родственники не оценят ваших упаднических настроений и возьмутся за восстановление благополучия со всех возможных сторон. Не забывая о личных интересах, конечно же.

0

2

В городе "К" N-ской области.

Переезд - дело хлопотное. 
Благо, когда есть кому с ним помочь. Взять на себя половину забот, к примеру, по дружбе. Или за достойное обеспечение, как это нынче, в просвещенном веке разновкусовых услуг, делают риэлторские агентства: выбираешь себе компанию с надежной репутацией, переводишь деньги на счет, выставляешь список пожеланий, одобряешь проект, если в новом жилище требуется внести изменения, снова переводишь деньги на счет, согласуешь услуги транспортной компании, подгоняешь свой график проследить за погрузкой, грузишь, что-то забудешь, о чем-то пожалеешь, увеличиваешь количество рейсов, получаешь адрес и ключи, пакуешь свой персональный узелок и, отправляясь в путь, надеешься, что фотографии со всех ракурсов тебя не обманули. А если и помочь-то некому? Что если городок, в котором желаешь поселиться лет на дюжину, ни в одном путеводителе не значится? Не оттого, что в глуши непролазной запрятан, а потому что просто - запрятан. Так, что пронырливый интернет выдает по запросу ошибку, а телефонный справочник смазывает номерам цифры? Так, что собеседник, если он не тамошний, коренной, даже с полным целеуказанием уже через несколько минут начинает путать название и местоположение на пол локтя по карте? Самому челноком туда-сюда мотаться, сквозь пространственные двери ковры с креслами таскать, или у брата колдунами одалживаться, раз своих из города давным-давно повывел? А если кощеевым колдунам доверья нету? Или, может, самому, без нянек-провожатых, желается понюхать, чем воздух на смородиновых околицах пахнет, водицы из родничка, какой приглянется, испить, по улочкам ностальгически прогуляться, в окна красным девкам искоса заглядывая? Если хочется переезд провернуть без шума и пыли, лишней помпы и заздравных чаш: проснулся по утру Смородин, а одним Древним в нем уже прибыло, сюрприз, стало быть, дорогая племянница. Как в таком ряде быть? Только консервы и вскрывать.   
Вот и вышло так, что тем же вечером, к полуночи ближе, как состоялся разговор по зеркальцу, гражданин Зарецкий В.Р. - что значилось на кармашке кипельно-белого халата, - проверял наполнение пульсом жил своего пациента и выдавал иные поручения:
- Домой отправишься, - говорил доктор изможденному болезнью человеку, в чьих воспаленных глазах впервые за много месяцев появились признаки разумности. - До утра оклемаешься и с первыми петухами поедешь в Смородин. Не забыл еще дорогу? Не дергайся - накопитель скинешь. Вижу, что помнишь. Учти, за семьдесят лет все немного изменилось, но не фатально. Страна уже не та, но город тот же и люди те же. Может, родичи твои живы. Мамка с папкой и сестренка, племянники внучатые. Только ты по ним не шастай и в людные места не суйся пока. Ведьмаки, знаешь ли, не слишком двоедушников жалуют. Приеду - сам тебя отпущу.  А как скоро, от тебя зависит. Подготовишь все, что требуется - значит, рано приеду. Поленишься - обратно заточу на целую вечность. Выбор за тобой, Данила.
Пациент вздрогнул, захрипел, выгнулся. Покатилась, оставляя за собой родимый сизый след, по худой впалой груди жестяная консервная банка: "Данила Суматохин. 1916-1943. Капитан." - было выведено химическим карандашом на ее рифленом боку и приписано ниже красным: "Смородин".
- Сма-а-а-а... - первым тихим криком разродилось человеческое горло, еще утром принадлежавшее Козинову П.Н., диагноз "шизофреническое расстройство личности, диссоциативная фуга".
- Взяли вы Смоленск, - от двери ответил Вий, - На следующий же день и взяли. Отдыхай, солдатик. Свои пожелания завтра обрисую.
И вышел, насвистывая: "... в комнате с белым потолком, с правом на надежду..."

Второго же эмиссара Древний подобрал, буквально, на дороге. Сколько по Руси вдоль трактов крестов стоит - не сосчитать. А сколько к ним душ местом гибели по глупости привязано - и вовсе не высказать. Один такой крестик аккурат на повороте к парку у старых лип и притулился, травой по перекладину зарос. И обитал возле этого крестика презабавнейший толстячок: сам лысый, борода до пупа, нос картошкой, брови подбритые, а на мясиситом затылке лук со стрелой и четырьмя звездами на гербовом щите цветными чернилами выбиты. Зарецкий мимо него каждый вечер с работы проезжал. Когда на машине, когда и на мотоцикле. В начале обращал внимания мало, ждал когда взбеснуется неупокоенный, начнет аварии по дороге смертным подстраивать. Потом подкармливать силой стал - уж больно призрак его веселил. Услышит треск Харлея - встречать бежит, ровно пес надворный, разве что хвостом не машет. Пес на грудь лапы вскидывает, лицо слюнявит, а этот все пытается догнать и за руль подержаться, от счастья едва ли не повизгивая. Праздник был, когда Вениамин, из озорства, рядом с парком остановился и "погулять" отошел: толстячок ровно ребенок малый по седлу скакал, бензобак ладонями оглаживал, все представлял что куда-то едет.
Вот и сегодня, спустившись под моросящим дождичком на стоянку, Зарецкий подумал себе: "А почему бы и нет?" И в условном месте остановил машину, широко распахнув водительскую дверь. Вышел, вроде бы как колесо проверить. Оглянуться не успел, а на кожаном сидении уже .. "субстанция" на педали жмет.
- Я тебя не приглашал, - беззлобно заметил захватчику Вий.
...Первый шок отошел - разговорились.
- Как зовут? - спросил Зарецкий, ленясь топтать сырую траву, чтоб самому на кресте посмотреть.
- Полтавой, - отвечал смущенный - и такое бывает, - покойничек, бороду в большом кулаке комкая. Взглянул на вопрошающего, в глаза его ласковые - колыхнул животом, вытянулся, - Егор Семенович Полтавец.
- Мамка в детстве как звала?
- Ежиком кликала...
- Нет. Хватит с нас ежиков. - В глазах виевых, - Ох и ласковых же! - в самых зрачках луна отразилась нижними краешками - две желтые чашки дурным аконитовым медом полыхнули. И не важно, что небо тучами со вчерашнего утра затянуто, - Егорушкой будешь. Держи.
И ключи от мотоцикла Егорушке в ладонь опустил.
Тот дрогнул и.. не выронил. Плотным стал, даже рядовому смертному для глаз очевидным.
- Аппарат найдешь?
- Да я.. да к нему.. да как по нитке! Вот, что хочешь за него.. хочешь душу отдам?
Хмыкнул Вениамин Ростиславович весело, ответил честно, карту по влажному капоту расстилая:
- Уже отдал. Сюда смотри. Лес видишь? Излучину речки? Вот сюда и пригонишь. Тебя встретят и проведут. Все понял?
Моргнуть не успел, издалека донеслось: "Зрозумил!"
- Егорушка, возвернись-ка...
Отдав прислужнику деньги: "Стартовый капитал. Ты чем машину заправлять-то будешь?" ; порекомендовав бестелесному облачиться во что-то существенное: "Самодвижущийся байк на наших дорогах - это уже излишество"; и настоятельно наказав не нарушать ПДД: "Мотоцикл отберу!" Вий почувствовал, что препятствий к немедленному отъезду вроде бы как уже и нет. Завел мотор, помигал на пустой трассе повороткой, трогаясь с места плавно, включил приемник, провожая взглядом полустертый ночью силуэт Полтавы:
".. ты - летящий вдаль, вдаль ангел.." - прозорливо откликнулась радиоволна.

- Весь покрытый зеленью, абсолютно весь, остров Невезения в океане есть... - тихо подпевал Вениамин, разгоняя низкий длинный автомобиль по прямой укатанной дороге. Из-под колес золотыми монетами разлеталась березовая осень. Солнышко только поднималось над кромкой леса, в еще по-летнему густом лесу клочьями висел рассветный туман, дыша в открытое окно грибами и силой. 
До града Смородина оставались считанные километры. И чем быстрее пожирали шины асфальтное полотно, тем шире, по-молодецки, расправлялись плечи, веселей становился глаз и лихая задорная улыбка нет-нет, да касалась уголка губ. То правого, то левого. Соскучился. Вот как прибыл накануне на Смоленщину, так и соскучился, почуял, что источила его грусть-тоска окаянная по рябиновому цвету...
- Валера, вы не могли бы поднять стекло? Дует.
Вий бросил короткий взгляд в зеркало, полюбовался на спящую вповалку областную комиссию Минздрава, кою накануне не просто сагитировал, а и вовсе разбойничьим образом похитил с рабочих мест безо всяких предписаний, и послушно зажужжал подъемником. Даже приемник сделал потише. И женщину на соседнем сидении укрыл, плащик ее повыше на плечи натянув. Зачем будить до срока? Им и так не мало работы предстоит. И городская больница, и городской роддом, и детская поликлиника, и пансионат какой-то там на речке открылся, Зарецкий запамятовал название. "Баю баюшки баю... "
... после купола, метров через триста, припарковался. Открыл багажник. Взял сумку. Извлек Валеру. Посадил за руль. Проверил шишку у него на черепе. Поставил еще одну - разбудил.
- Ты б поосторожней, впереди поворот нехороший, как бы чего не случилось...
И пошел себе по едва приметной тропинке через лес, на ходу не то что свою ауру сворачивая - то задолго до границы сотворено было, - а по себе чужую, того же Валеры, как клубочек раскатывая. Кощей, известно, с личинами балуется, а Вий натуру свою добрую стеснительно прячет. Тут пятнышком сонным прикроет, там мазком растерянности разбавит, где узелок опаски завяжет, где петельку простодушия распустит. Так и выходит не колдун темный, древний зловредный, а человечек рядовой, на алтыны меновой. Ну и что, что не живой... Кто же в нашем мире и без недостатков-то, а?     

До заветной калиточки добрался, когда совсем распогодилось. Солнышко поднялось высоко и припекало во всю, будто изо всего мира уйдя на покой, оно в Смородине решило еще немного потрудиться, по просьбам жителей дать яблокам в садах дозреть до прозрачного налива. Зарецкий не удержался и сорвал по пути одно, захрустел смачно. Так, жуя, калитку и открыл, постучал в окно, соком на стекло нечаянно брызгая:
- Эй, хозяюшка! Есть ли кто дома? Гостей встречать будешь или треба убираться восвояси?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (13-09-2018 08:08:59)

+3

3

Сидеть в одеяле было скучно. Нет, не так. Это было невероятно скучно. Настолько, что Квета пришла к ужасающему выводу – книги лгут. С другой стороны, подобные сюжеты были характерны для книг уровня «когда ничего другого рядом нет, а читать очень хочется».  Но сам факт подобной несправедливости крайне её возмутил. Ведь так красиво всё было описано, и плед, и горячий шоколад, и грусть бесконечная… Вот с грусти всё и пошло как-то наперекосяк. Грустить не хотелось совершенно, и даже наоборот. Жизнь словно вновь обрела краски, движение, проснулась неуёмная жажда деятельности.
За один несчастный вечер ведьма успела перебрать половину своей магической «лаборатории». А ведь залежи в неё были столь древними и впечатляющими, что прикасаться к ним она опасалась уже даже не годы, но десятки лет. Коробочки, сундучки, пыль, сама уже пропитавшаяся магией и вызывающая обоснованные подозрения. А почему бы не быть пыли жуткой угрозой, когда даже дым способен поменять саму природу существования людей? Впрочем, пыль была признана безопасной. Но нашлось несколько забытых проектов, которые можно было обдумать в связи с новыми исследованиями, открытиями… Да и почему только новыми? Столько книг было найдено за это время, столько неизвестных старинных ритуалов и заклятий. Вот бы сейчас начать работать…
А именно этого делать было нельзя. Нестабильное магическое поле, едва держащийся «замок» на силе, накрывшее город невезение – всё это способствовало одному лишь выводу. Колдовать без надлежащего «присмотра» не следовало. Но единственный подходящий «наблюдатель» отбыл разрешать их общие проблемы. На этом размышления обрывались, возвращая Квету к вынужденному безделью. С пледом и шоколадом.
Бездельничать она решила в гостиной, чтобы Поля не начал внеплановую (или запланированную?) лекцию. И ведь не прервёшь его, действительно предупреждал, что что-то странное происходит.  Но попробуйте  вычленить собственные странности среди сводящих с ума дождей, больно умных мышей и ведьмачьих специфических реакций?
От ноутбука разносилось по комнате:
«Добрых дел мастер с похмелья злой,
Добрых дел мастер ушел в запой…»
А говорили, под «Сплин» хорошо грустить. Определённо, что-то не складывалось.
Теперь уже и не верилось, что неделю назад она мечтала отдохнуть, отоспаться. Спроси кто об этом Ясницкую сейчас…
Спасение из этого кошмара явилось неожиданно. Впрочем, мог ли он иначе?
Распознав личность «гостя»  Квета подскочила и едва сдержала радостный вскрик.
- Буду! Встречать, кормить, поить. А вот с баней не получится… Да и спать не дам, - вещала Квета уже с порога. Когда в последний раз так быстро бегала эта барышня, кто бы знал…

Отредактировано Квета Ясницкая (16-09-2018 19:15:39)

+3

4

Бесследно сгинул в траве огрызок, сумка упала с плеча под ноги. Брякнула стеклянно, завыла, заголосила потусторонне, как волколак за хвост прищемленный, но тут же притихла, мимоходом получив хозяйский пинок по брезентовому боку и лишь заскулила обиженно в четверть голоса, жалобясь округе на несправедливое к себе отношение. И округа непременно бы впечатлилась такому жестокому обращению с магической утварью в целом и данным вьюком в частности, вынесла бы вандалу свое многоголосое, хоровое порицание и десятки укоризненных взглядов, начиная с мышей-полевок и заканчивая вездесущими кумушками за спрятанным в глубинах старого сада деревянным забором, если бы у нее, у округи, тут ведьмы самоходом выше того самого забора не взлетали. Без метлы, ступы, веника или иных пригодных аэродинамических приспособлений типа ковра бухарского, расписного. 
А все потому, что наскучившийся в долгой разлуке дядюшка на старости лет подзабыл немного сколько его дорогой племяннице полных веков исполнилось и, сметя широкими объятьями выбежавшую на крылечко Квету, не только закружил девицу, но и устроил бесплатный батутный аттракцион, вскинув ту высоко в прозрачное осенью небо, словно пигалицу какую пятилетнюю.
Вскинул, поймал и от теснящего грудь восторга чувств снова ее, легонькую, подкинул. Только тапки по кустам и разметались.
- Ох, хороша, - запрокинув голову, сказал Вий, еще мгновение на вытянутых руках кощеевну удерживая, - Так бы и съел.
Поставил Квету на ступенечку нижнюю, отошел на шаг, рассматривая пристально, как картину мастера известного, но мало широкой публике демонстрируемого, покачал головой опечаленно:
- Нет, не Цветочек уже, - дрогнул губами в улыбке, сумку с земли подбирая, - Ягодка. Волчья.
С тем в дом и направился, раз пригласили и даже пообещали накормить и напоить. Что, в общем-то, весьма опрометчиво в деле общения с нежитью. Кстати, о нежити, нечисти и прочих, охочих до ауры ведьминской, пиявках..
- Рябину под притолоку почему не вешаешь? - спросил, порог перешагивая, - На бдительность свою или на ведьмака польского надеешься? Или думаешь славянские обереги для деревенского дома в Смородине странными покажутся? Тем более, когда у вас тут, говорите, всякое разное, местами нехорошее творится?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (17-09-2018 20:41:28)

+2

5

Квета честно изобразила лампочку. То есть, при достаточно развитой фантазии, за этим выражением полнейшего довольства и радости действительно можно было представить свечение. Воистину, здешним её знакомым представить её в подобном состоянии было бы крайне сложно, да и куда им? Довольно строгая, даже отстранённая, пусть не заявляющая открыто о каком-то особенном своём положении, но не сумевшая показать себя «покорной» установившимся в городе правилам. Сколько же людей и нелюдей знали здесь её «домашнюю» версию? По пальцам одной руки можно пересчитать. Да и тут половина знакомств этих столь давние, что и мысли не возникнет отнести их  в категорию «новых». Мария Егоровна, Стах, Марья, когда приезжает и успевает увидеться со своей чудной сестрицей. Вот и где новые доверенные лица? Иосиф Соломонович, разве что, знал теперь о её бытовой несостоятельности достаточно, но был прочно записан в семью и не оправдать доверия не мог физически.
С другой стороны, а перед кем ещё было в подобном виде показываться? Перед местными ведьмаками, успевшими за неделю улучшить вполне нейтральное о себе впечатление? Перед молоденькими девочками, которые изначально воспринимают её иначе?
Сегодня же ситуация была совершенно иной. Как не побежать, когда приехал, наконец, любимый дядюшка? Кого стесняться, когда видел он её и в ситуациях похуже? Да и какая девушка спокойно бы отреагировала, впервые увидев утопца? И взвизгивать доводилось, и плакать, и даже бегать по болоту… пытаться бегать по болоту. Такие вот экстремальные виды спорта.
Вот и сейчас довелось ей вскрикнуть, не каждый день ведь доводится без магии полетать.
- Ох, спасибо, - улыбнулась ведьма, из положения «а не подрыгать ли мне ножками, пока на ручках?» - А вот есть меня не нужно, я особо ядовитая.
Пирог был действительно готов… приступ кипучей деятельности распространился и в пределы кухни, где Квета честно пыталась запечь курицу. Пробовать побоялась, что-то излишне вышла та «красивой», словно со страниц журнала. По опыту предыдущей своей кулинарной деятельности она знала, что обычно сопровождается такое невероятной вкусовой каверзой. Потому для подстраховки она успела испечь традиционный яблочный пирог. На стол было выставлено всё… А почему бы и нет? На ком же небольшой эксперимент кулинарный устроить, если не на дяде?
- Хотела казаться обычнее всех обычных и мирных. Рябину рассыпаю пеплом, обережные знаки вырезала под порогом, но эта гадость туманная… Я такой ещё не встречала.
«Я пью чуть больше чем могу, но меньше, чем хочу
Когда я пью, я не пою - я не пою, кричу…»
Продолжал надрываться ноутбук, и Квета тут же сходила в гостиную, чтобы его отключить. Что же это за бесконечные призывы напиться? Ещё Поля услышит…

+1

6

Приятно наблюдать, как хозяйка мечет снедь на стол. Тут тебе и жаркое румяными лапами кверху, и пирог золотистой корочкой пухлый, и салфетки белые крахмальные, и чашки тонкого фарфора с расписной глазурью, и приборы вопреки домыслам с досужими сплетнями скопом -  серебряные, и наливка домашняя к мясу в маленьком графинчике, и рюмочки-лафитники, и плошечки, и яблочки..
- Гостей ждала? - Дядя за стол не спешит, разуваться не торопится, озадаченно ладонью косяк поглаживает: обережные знаки, себе неожиданно незаметные, прочесть пытается. И странно ему становится их не чувствовать, странно и досадно, как будто утратить ощущение вкуса или выжечь себе рецепторы нюха - знать, как пахнет сирень только в своих воспоминаниях, видеть в заговоренной вышивке всего лишь упорядоченное сплетение нитей.
- В пору лом брать, - ворчит древний себе под нос, исподволь оглядывая горницу в поисках хотя бы гвоздодера: не голыми же руками пороги ломать, восстанавливать, так сказать, в себе былую уверенность. А то сегодня ведьминой охранной паутины не почуял, так завтра, может статься, и рябь по нави не признает, пока и на него какая-нибудь пиявка туманная лицом к лицу не выскочит. Вот конфуз-то выйдет: Вий глухой на оба уха. С другой стороны, он еще и подслеповат. С тем да этим такая Фемида смородинского разлива получается, что хоть всецело верь в накрывшее уезд тотальное невезение.
- Не хлопочи, - повернулся таки к Квете, обувь с ног стаскивая и мысль про обереги и пепел рябиновый в дальний ларчик загоняя: одна сильная ведьма еще не показатель. Даже если она кощеевна. Особенно, если она кощеевна, а значит, Вениамин на то надеялся, к нечисти - одной особо крупной и пожилой, с букетом старческих болячек, - душевно расположена.
- У нас с тобой сегодня постный день. Лечебное голодание и оздоровительные прогулки на свежем воздухе. Возможно, - Зарецкий поднял указательный палец, а вместе с ним исходящую паром куриную голень, - Только возможно, - Подивился, каким таким чудом оказался возле накрытого стола, вроде ж как не собирался, видимо слишком завлекательно жаркое, салатными листьями обложенное, укропом рубленным обсыпанное, лапами вверх топорщилось. Сложно устоять с дороги перед такими ножками, - Водные процедуры. Речка, поди, еще не совсем выстыла?
Надкусил, прожевал, и обратно к тушке на краешек деликатно лапку надглоданную пристроил. То, что сое можно придавать любой вкус, от рыбы до мяса, он слышал, с технологией был ознакомлен, но вот как свежей дичи, что с вечера бегала и кудахтала, вложить совершенно невыразительный привкус бытового пенопласта - то для Вия оставалось загадкой непостижимой. Талант редкий, да и только.
- Кладбище свое самодельное покажешь или не обзавелась еще может, руки покамест до него не дошли?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (20-09-2018 07:44:52)

0


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Какой пустяк, сделать хоть раз что-нибудь не так


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC