Вверх страницы

Вниз страницы

Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Воспоминания о былой любви


Воспоминания о былой любви

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Время действия:
15 октября 2012 года
Место действия:
Стартовая позиция: Маршрут Смоленск - Смородин. Далее Смородин, места случайных встреч.
Действующие лица: Варвара Березкина, Вениамин Зарецкий, нпс неисчисляемые.
Синопсис: Во что может вылиться предложение подвезти симпатичную девушку? Разумеется, в приключения. И не только и не столько для девушки, между прочим. "О бедном "гусаре" замолвите слово " или "Остановите Землю, Вий сойдет! И не надо лохматить бабушку!"

Отредактировано Вениамин Зарецкий (06-10-2018 00:10:29)

0

2

Золотая осень пролилась затяжными дождями. Ветер, подскуливая некормленным гулем, трепал оголенные кроны, качался на проводах, зло пинал в спины угрюмых, придавленных низким небом, прохожих. Хандра пятнами тоскливой серости растекалась по календарю, оставляя солнцу все меньше и меньше возможностей проявить себя. Над среднерусской полосой царило безвременье смены сезонов - пора шизофрении, истерии и депрессивных настроений.
Все началось с очереди.
- Кто последний в кассу?
- Не последний, а крайний. Ты с платежками? Если с платежками, тогда я. 
- Да нет, мне перевод получить..
- Тогда тебе в другое окно..
- А там кто крайний?
- А х.. знает..
- Мужчина, не ругайтесь! Вы в общественном месте...
- А чё я? Он спросил - я ответил..
- Это разве "ответил"? Никакой культуры. А если бы здесь были дети..
- Какие дети? Кто дети, ты что ль, старая, деть?
- Мужчина, не оскорбляйте пожилого человека! Иначе мы попросим охрану вывести вас отсюда..
- С какого х.. меня? Я что ль первый начал? Вы чего вообще до меня докопались? Стояли себе вот и стойте, пока самих не подвинули.
- Да как вы..
Внимательно изучавший перечень требований "к содержимому и упаковке отправлений" Вениамин глубоко вздохнул. Разволновавшаяся толпа, полная лиловых и малиновых протуберанцев раздражения, вздохнула с ним в унисон и "посерела". Стихло. Сквозь гудение маломощных процессоров операционистов стало слышно как в чьих-то наушниках зловеще напевают: "... ночью по лесу бродил. На кладбище разлил он волшебный эликсир.."
Темный заинтересовался.
- ... ты куда лезешь без очереди?!
- Да я занимала! Вон за той женщиной в беретке.
"Женщина" удивленно обернулась. Над колючим клетчатым шарфиком оскорбленно топорщилась седая борода.
- Ой, дедушка, простите.
- А говоришь, занимала..
- Бабуль, тебе больше всех надо, что ли?
- А ты вообще молчи..
".. это место люди не любили, потому что здесь.. хоронили. Все они водку пили, проклятыми были. Среди ублюдков шел артист в кожаном плаще, мертвый анархист.."
- Выдача пенсий в третьем окне...
- Да как же в третьем, если написано, что в первом.
- Где написано?
- Всегда ж в первом выдавали.
- А с этого месяца в третьем. Следующий.
- Как следующий? Безобразие! Столько отстояли, а теперь по новой! Между прочим, я больной человек!
- Оно и видно, что на голову.
- Мужчина!
- Женщина, не загораживайте окно, вам же сказали, что начисления - в другом. Вон, где посылки выдают.
- Так там ждать еще час!
- А что тебе еще на пенсии делать?
- Мужчина!!
.. из-за мощной спины "больной" показалась сухонькая старушка и покорно стала пробираться в хвост змеящегося под цифру три строя. Вениамин, которому осталось до заветной цели полтора человека, перехватил ее за драповое плечико - ладонь колдуна закрыла его целиком, "потонув" в бледно голубом мареве ауры: до смерти старушке оставалось значительно меньше часа. 
- Вставайте здесь.
- Спа..
- Тогда уж и меня пропусти. Все ж вместе..
- Не пропускайте!
- А тебя не спрашивают, нахалка!
- От нахалки слышу! Сколько ждать-то можно? Мне еще за ребенком в детский сад успеть нужно...
Вий молча постучал когтем.. ногтем, разумеется, ногтем, по объявлению: "инвалиды и участники ВОВ обслуживаются вне очереди". И снова грустно и глубоко вздохнул.
В наступившем отупелом безмолвии до чуткого уха донеслось положенное на веселенький мотивчик характерное ведьмачье: "...в зловещем тумане он жертву находит и тихо крадется у вас за спиной. И глядя как с вами беда происходит, он тихо смеется и брызжет слюной..." Хмыкнув насмешливо в адрес светлых пропагандистов, Зарецкий отыскал взглядом источник звука - худенького парнишку лет двадцати в горчичных вспышках алчного нетерпения по бледному сиреневому фону, до того незаметному, что носитель биополя сам почти не привлекал внимания, если бы не его музыка.
"Как много покойников здесь собралось, надо же.." - удивился некромант и подал свой паспорт в окошечко.

Только выбравшись на ступени Смоленского главпочтампа, Вениамин оценил как тепло, сухо и сытно было внутри. "Не ведаете, люди, своего счастья", - решил он, убирая под куртку объемный пакет с письмами: перебраться жить в Смородин было хорошей идеей, но с точки зрения удобства современного мира - крайне обременительной ввиду скрытности расположения данного территориального субъекта. Даже корреспонденцию, что не доверишь интернету, пришлось переводить на ящик "до востребования" и "мотаться" за ней в областной центр раз в две недели, добросовестно выстаивая длинные очереди в душном зале. Благо, терпения и толерантности древнему на это пока хватало.
И все же, когда за шиворот моросит дождем и по щекам ветер беспардонно раздает сырые пощечины, поневоле задумаешься об еще одном подручном из "местных". 
Крепко задумаешься, так, что свернешь не вверх по Октябрьской, спеша скрыться в уютное нутро автомобиля, а перейдешь дорогу и углубишься в неприглядный вымокший парк. Видимо, исключительно для того, чтобы увидеть как на пустой аллее оседает на асфальт сухонькая старушка, а тот самый меломан улепетывает в сторону Коммунистической, на ходу копаясь в ветхом дамском ридикюле: ищет только что полученную копеечную пенсию.
- Вот тебе и ведьмачий прихвостень, - разочаровался в молодежи Зарецкий, подхватывая тело у самой земли и выпивая у отлетающей души горечь ее последней печали: ей в Ирии тяжесть ни к чему - ему в яви вполне питательно.
Подхватил, выпрямился, так с покойницей на руках и свистнул в почти исчезнувшую за деревьями спину: "Хэй, гой, что ты себе надеешься? Что я тебя таки не заметил? Не делай мне обидно, поц, и шибче стучи копытцами!"
Вор оглянулся: Вий как раз укладывал останки на скамеечку.
Дальше было весело, в общем, как всегда.
Вам снятся кошмары? Те самые, с преследованием? Будто бы вы от кого-то отчаянно убегаете, прячетесь, совершаете немыслимые акробатические этюды, переступаете через себя и близких, мчитесь, надрывая жилы, и не успеваете? Оглядываясь, постоянно видите своего преследователя в конце аллеи, в конце коридора, по ту сторону двери, знаете, что он ждет вас за поворотом? Чувствуете его дыхание на своем затылке, ощущаете, как его руки вот-вот сомкнутся на вашем теле. А может быть не руки? Может, острый нож или же острые зубы? Вы знаете каковы на вкус все эти порождения нечистой совести, просыпаетесь в холодном поту от грохота своего сердцебиения, а?
Вий вел воришку с небрежностью матерого хищника, совершенно уверенного в том, что подранок все равно от него никуда не денется. Нагуливал "мясо", регулируя натяжение "поводка": то отпускал далеко, давая возможность отдышаться, поверить, что "оторвался", то объявлялся настолько близко, что жертва могла разглядеть черты его неподвижного лица и снова задать стрекача, оставляя за собой шлейф путеводного ужаса, чем дальше, тем более иррационально первобытного. 
Этот ужас придавал человеку сил и.. делал его слепым. Буквально. Заставлял спотыкаться, налетать на редких прохожих, не обращать внимания на цвет сигнала светофора и близость машин, не смотреть под ноги на неплотно подогнанные в пазы чугунные крышки колодезных люков..   
"..Тяни, ты все равно меня не вытянешь, тяни..." - сквозь шум Большой Советской улицы напевало из-под земли. Крышка кувыркалась, пока не встала, как монета, на ребро.
Приятный звон.
- Время для прогулок вышло, - заметил древний и сам поморщился от пафосности обычного, вроде бы, выражения. Но что поделать, если и в самом деле начинало смеркаться, жертва благополучно погибла, а ее смертная тень была столь же успешно раздавлена и поглощена? Не желать же самому себе приятного аппетита? Разве что кофе в кондитерской купить на обратную дорогу. Ведь дядя Веня не маньяк, дядя Веня - справедливый.

Осенью сумерки наступают рано. Уже в три пополудни предметы начинают терять очертания и вроде бы, сохраняя прежнюю светлость дня, границы миров становятся зыбкими. В такие моменты Вию было особенно сложно. Не то чтобы он не видел, но видел не то и не так. И не тех.
Потому вел машину осторожно, бдительно вглядываясь по сторонам.
А вдруг кто выскочит? А вдруг не померещится? И пострадает кто-нибудь невиновный, по закону подлости, в смысле базовому закону Прави - коему подчинялись все без исключения, а древние так с особенным, осознанным тщанием, - из категории тех, кого Зарецкий не трогает принципиально? Стариков, детей, беременных женщин, хорошеньких девушек и тех рассеянных чудаков, которых зовут тихими гениями?   
"Тьху-тьху, чур меня чур!" - зарекался Вий и крутил головой как пилот истребителя - на все триста шестьдесят, отделяя живых от.. ну в общем, сосредоточенно следя за дорогой.
Может, потому и заметил ее издалека. Сначала, как водится, фактуру души прекрасной, а потом и все остальное, русой косой на затылке смотанное, на пустой остановке промерзшее. Или промокшее? В общем, вызывающе одинокое.
- Ух, какая хорошенькая, - поделился радостью с зеркальцем заднего вида сытый и лоснящийся здоровьем Вениамин и облизнул с губы кофейную пенку, - Держу пари на кветины молодильные яблочки, что краля наша, смородинская.
Зеркальце смущенно исказилось, пустило помехи и перестало передавать повтор футбольного матча от двенадцатого октября Исландия - Албания. Зарецкий включил поворотник и направил внедорожник в разрез общему движению улицы. Как это согласовалось с его прежним педантичным соблюдением правил дорожного движения - не спрашивайте. Вполне гармонично, если дело касалось синих глаз.
- А какие они еще могут быть с такой-то.. косой?
Зеркальце не ответило - зеркальце судорожно настраивало канал "типовое вещание", но что-то в атмосфере сбоило. В итоге, пока машина мягко тормозила, в черной рамке появился прискорбно черный же экран с понятной англицкой надписью: no signal.
- Девушка, вы ведь не русалка? - Разговаривать с человеком через открытое пассажирское окно - дурной тон. Да и не удобно физически, в общем-то. Так что, прежде чем задать вопрос, Вениамин из машины вежливо вышел и даже обогнул до середины капота, равнодушно подставляя собственную холку сырости: глазищи синие все ж таки и изумительная бледная россыпь золотистых веснушек. - Потому как если нет, то нынешние погоды вам вряд ли симпатичны. Вследствие чего предлагаю вас куда-нибудь подвезти. Совершенно бескорыстно. Исключительно из любви к человечеству в целом и тщеславия единого в частности. [indent]  [indent]

Отредактировано Вениамин Зарецкий (01-10-2018 22:21:51)

+1

3

Этим утром Варя приехала в институт гораздо позже обычного - потому что ночевала у Белки, одноклубницы-реконструкторши. Вчера после зачёта осталась - очень уж выспаться хотелось. Тяжёлая сессия: и зачёты, и лекции, и даже два экзамена из числа тех, что автоматом не зачли. Ничего, осталась ещё одна - в декабре - и потом госы и диплом.
Сегодняшний зачёт рыська сдала не напрягась - ещё она по истории плавала бы, ага! Поэтому в честь сдачи побаловала себя обедом в ближайшем кафе - неторопливо, с книжкой и музыкой в наушниках. Но всё хорошее рано или поздно заканчивается, поэтому сейчас и стояла студентка на остановке с бумажным стаканом кофе в руках. Странно, но автобусы, обычно ходившие раз в 20-30 минут, резко пропали. Варя стояла уже минут сорок и ни одной маршрутки в сторону Смородина не было. Как-то непривычно. Никогда за пять лет такого не было. Она выглянула из-под козырька и оглядела улицу. Машины ездят, люди ходят... а маршрутки как вымерли. Хмыкнула, вспомнив историю с такси, когда познакомилась с Олегом Морозовым. Не повторение ли? Сейчас, по сценарию, должен появиться прекрасный принц на... Ну, Олег был пешком и недалеко от его дома, а сейчас до Смородина неблизко. Значит, на машине. А хорошо бы, потому что уже холодновато. А подарок Ани на день рождения, согревающий амулет, глупая рыська умудрилась забыть дома. И сейчас мёрзла, потому что красивое короткое пальто цвета осеннего неба, плотно охватывающее тонкую фигурку, не очень грело. Ногам, конечно, холодно не было, четыре юбки - не баран начихал. А ещё озябли уши, не прикрытые сегодня ни вязаной повязкой, ни платком. Холодно, в общем. И нет бы одеться, подумать... Но извиняло девушку то, что обычно ей не приходилось проводить на улице столько времени и замёрзнуть она не успевала. Но сегодня...
Да что ж такое! Вконец озябшая рыська решила подождать ещё 10 минут и, если не приедет маршрутка, плюнуть на дороговизну и заказать такси. Подождать его можно будет в кафе напротив, там тепло и сухо. Эх, надо было Егору позвонить. Пусть бы приехал. В коляске хоть едешь. И плед там лежит сухой и тёплый. Но что ж теперь.
А? Это её окликнули? Варя подняла голову.
- Нет... не русалка, - растерянно ответила Варя, сообразив, что мужчина, вышедший из машины, обращается к ней. А больше никого на остановке и не было. - Подвезти бы, конечно, хорошо, только мне далеко. В Смородин. Так что вряд ли нам по пути, а заставлять Вас ехать в такую даль мне совесть не даст. Спасибо за предложение, но я пойду в кафе и вызову такси.

+1

4

- Успокойте вашу совесть. Мне не совсем в Смородин, - Вениамин организовал на лице намек на теплую улыбку - несколько мимических сокращений и вот, каменные статуи полны дружелюбия, - и стянул у ближайшего смертного - чего греха таить, у самой синеглазой красавицы, - некоторые фрагменты рисунка ауры. Как стянул? Да просто скопировал в наглую те, что не слишком вызывающе смотрелись бы в биополе мужчины, использовав в качестве материала бесцветную прежде энергию приснопамятного меломана, размахрил ее "астры" до непричесанных "анемонов", чтобы каким-то более располагающим образом прикрыть собственную сущность и подал "к столу". В смысле, добавил в комплект к улыбке и некоторой потерянности во взгляде, а не то светлые ведьмы на него обычно реагировали нервно. До дрожи, воплей, а некоторые и вовсе до обмороков.
- Но где-то рядом. В пансионат "Здравушка," если таковой есть в наших краях.
И обойдя машину, дверку барышне приоткрыл: садись, мол, не переживай.
- Давайте же, не мешайте человеку сделать доброе дело и дать предлог наградить себя чем-нибудь вкусным за успешное спасение красавицы из лап.. простуды?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (01-10-2018 23:55:59)

+1

5

Обычно Варя не слишком охотно садилась в чужие машины, не считая такси. Но и те сканировала обычно на предмет дружелюбия и опасных намерений. Сейчас же происходило странное: чутьё ведьмы ворохнулось было, почуяв что-то непонятное в незнакомце... Но в следующую секунду замурчала внутренняя рысь, подставляя пузо мужчине. Свой, можно, - мурчала она человеческой половинке.
- Надо же, какое совпадение, - неуверенно улыбнулась Варя, невольно зеркаля потерянную улыбку мужчины. - Ну что ж, тогда и правда совесть молчит. Пансион такой у нас есть, и даже не так далеко от моего дома - только на другом берегу реки Смородины. Но мостов много, высадите - дойду.
Простуда ведьме не грозила, уж что-что, а хвори лечить Варя всегда умела хорошо. А уж теперь, когда она сертифицированный целитель... и когда ещё свежи в крови всполохи от проведённой с Егором ночи... Сила бурлила и обжигала. Какая уж тут простуда, спалит её на подлёте природная магия.
- Одну минутку, если позволите, - остановилась девушка. - Кофе в дорогу куплю, ладно?
Через дорогу зазывно вытаивал в воздух аромат свежесваренного кофе. В машине, да в дождь, без кофе ехать - грех, считала рыська. Даже в маршрутку она обычно брала бумажный стакан с капучино или латте. Атмосфера такая атмосфера. Натура художника невольно требовала стиля, ансамбля, сюжета.
Поправив ремешок сумки на плече, Варя развернулась, чтобы пройти два шага до кофейного киоска.
- Могу и Вам взять, - с улыбкой предложила она. - В качестве гонорара.

+1

6

Он тянул с ответом столь долго, что девушка имела все шансы отказаться от своего предложения. Стоял, смотрел, молчал, будто вынуждая ее сделать именно это: пожать плечами, взмахнуть ладошкой, чирикнуть "шутка-шутка" и упорхнуть, одумавшись, в кофейню. В самом деле, стоит ли так рисковать? Это неспокойная страна даже для молодой и полной силы ведьмы. Особенно, для молодой и полной солнечной, так режущей взгляд, силы безрассудной ведьмы, давно забывшей, а может, и не знавшей никогда, на чьей земле она живет.
- Не доводилось еще брать гонорары капучино, - сознался Вий, не добрав до кромки приличий какое-то мгновение, - Вы меня обескуражили.  - И тихонько, коротко вздохнул, признавая фатальное поражение в битве за неприкосновенность салона. Какое кощунство - в нем есть. И пить. И угрожать кожаной обивке въедливыми кофейными пятнами. Все равно, что забраться к нему в склеп и устроить в нем пикник. С шашлыками и молодым Божоле. "При полной луне. Скажем, на кельтский Белтайн. Или в Смородине никогда не водилось этих, как их там, готов? Заведем. Какой нынче приличный город без своих сатанистов?" - Два сахара к "борзому щенку", если возможно.
Ты можешь быть сколь угодно темным и зловещим, но подобно закоренелым романтикам и прочим ранимым творцам, защитникам бездомной живности и всякой обездоленной букашки любить обволакивающе мягкую кофейную пенку со сладким привкусом тертого шоколада на языке. Точно так же, как можешь слыть последним джентльменом, ископаемым рыцарем по части галантности, но с места не сдвинуться в порыве барышню проводить, придержать ей дверку, чтобы не показаться ей чрезмерно навязчивым, дерзнуть оставить ее со своей смелостью наедине - а как быть, коль она передумает и не вернется? И провожать ее взглядом, не столько гадая какие ножки скрываются под длинным подолом юбки - "Красивые! С такой-то .. косой," - а вспоминая, отчего девица кажется такой знакомой, как будто виделись прежде буквально на днях, уж точно не долее века. И желать разглядеть ее внимательней потом, когда стемнеет, без отвлекающих огней городских реклам - "Должно быть, светиться станет как фонарь!" - уверясь в том, что непременно так ее узнает.

Отредактировано Вениамин Зарецкий (02-10-2018 21:34:43)

+1

7

Мужчина молчал так долго, что Варя напряглась и погасла. Радость по поводу того, что довезут в тёплой машине, а не продуваемой ветрами маршрутке, неизъяснимая и внезапная симпатия к незнакомцу, довольство собой после удачно сданного зачёта внезапно заморозило чувством неловкости. Рыська не очень понимала, что не так, но накрутила себя мгновенно. Может, у него салон дорогой и он не хочет, чтобы пассажирка залила сиденье или коврики в машине кофе - что в движении вполне возможно, особенно на поворотах. Ну или он в принципе не любит, когда в его автомобиле едят и пьют. Ну или, может, человек кофе терпеть не может. Вот от запаха воротит, и всё. А она тут как у себя дома. Или у Мотьки в машине, где ей разве что кувыркаться не предлагали, а так хоть пирожки ешь, хоть пой, хоть спи. Вот дура!
Лёгкость вдруг пропала, навалилась усталость, заполировавшая недовольство собой. И даже то, что мужчина в итоге согласился на кофе и даже попросил сахару, ситуацию и настроение не спасло.
- Извините, - тусклым голосом заговорила переставшая улыбаться Варя. - Я не подумала. Пожалуй, не стоит меня подвозить. Я всё-таки вызову такси. Спасибо за предложение, но это лишнее. Всего хорошего.
И, поправив сумку на плече, Варя повернулась, чтобы уйти в кафе.

+2

8

И в этот момент, где-то между "я не подумала" и "вызову такси", Вениамин окончательно решил, что вообще-то никуда не спешит. Не то что в ближайшие часы, а и вовсе на этой неделе. Ну, помилосердствуйте, какие такие срочные дела у него могут быть в этих краях? Он что, кого-то издыхающего оперирует спозаранку, кого-то всерьез лечит или только, как выражается главврач, "входит в курс общего состояния отделения"? Так вот, входить и выходить в перипетии анамнезов он вполне может и дистанционно, опять же, не сходя, так сказать, с этого самого места.
Все одно - сумерки.
Еще, конечно, можно было устроить транспортный коллапс, сгрудить наемных извозчиков выше и ниже по улице массовой аварией. Или организовать обширную атмосферную "мигрень", с плотной сетью помех на два квартала окрест, чтобы только сто двенадцать и пробивалось, да и то, квакающим маячком. Еще, как вероятность, можно было рассмотреть театральную постановку: " Сударыня, прошу помиловать за обиды вольные и не вольные, воззвать к вашей снисходительности", но.. он вам что, мальчик что ли?
Нет, вот привлечь внимание широкой публики мольбами с колено преклонениями и целованием перстов - это в раз, хоть с романсами, хоть с цветами, хоть без, благо городские клумбы не увянут до первого снега, - подтвердив тем самым худшие опасения девушки, что эта встреча неспроста и ему от нее что-то сильно необходимо, а может быть он просто чудак и сумасшедший? Но чтобы тратиться на ворожбу по пустякам? В Смородин ведет не так много наземных путей, да и улочки града не слишком запутаны, чтобы не столкнуться с красавицей вновь.
Ведь все же - сумерки.
И потому она ушла в кофейню, а Зарецкий остался. И все так же на пустой остановке мигал аварийными огнями большой и темный джип с номерами Евросоюза, и все так же мок под изморосью непокрытой головой его водитель, расстелив по широкому капоту большую карту российских автодорог.
- Московская, Калужская, Смоленская... областей-то развели как на целую империю...

Отредактировано Вениамин Зарецкий (04-10-2018 17:14:41)

+1

9

В кофейне Варя забилась в угол, отгороженный стенкой, заказала капучино и пирожное и достала планшет. Всемогущий интернет сообщил, что на этой улице дня три как автобус на Смородин не проходит вследствие ремонта путей и аварии рядом. Вздохнув, Варя вызвала такси до автовокзала, чтобы таки уехать - на вокзале выбор был шире и шансов больше. Куда они с подводной лодки денутся? А то до самого Смородина дороговато ехать.
Пока ехало такси, Варя пила кофе и читала книжку. Из головы не выходил недавний знакомец. Странно как-то вышло. Предложил подвезти... зачем? И она хороша... Как к своему сесть собралась, с кофе в руках. Дура. Ладно, что теперь. Считаем, что не было никаких знакомцев и никаких предложений. Замёрзла, зашла в кафе.. О, а вот и такси. Расплатившись, Варя вышла к машине.. и споткнулась: автомобиль незнакомца по-прежнему стоял у остановки, а сам он читал карту, расстеленную на капоте. Рыська торопливо села в такси и попросила побыстрее довезти до вокзала.
Почему не уехал этот мужчина? Заблудился? Номера сильно не местные, что ему надо в Смородине? Хм... Ладно, ну его. Скорее бы домой доехать! Варя выбросила из головы незнакомца и снова достала планшет.

+1

10

... а Зарецкий, тем временем, ел леденчик "Взлетный" и занимался прикладным оригами из фантика - складывал маленького, соразмерного со своим ногтем большого пальца, журавлика. Расправлял его острые крылышки, сгибал головкой его гордую шейку, сдувал, шепнув над ним коротенько, с ладони, от чего птичка резво взмывала в сырое небо и долго кружила над коньками и крышами города, выслеживая что-то на суетных улицах под собой, пока порыв ветра не бросил ее вниз, прямо на тугую, свернутую тяжелым узлом, косу вышедшей из кофейни девушки. Там птичка успокоилась, а Вениамин..
.. и глазом в сторону девицы не повел. Рассматривал себе карту, стряхивая с полиграфической страницы капли осенней воды и под его ладонью Псковская, Калужская, Московская, Брянская, Тверская волости неожиданно исчезали, обращаясь одной Смоленской, да и та надвигалась стремительно, ширилась, объемно вспучиваясь схемами домов и проездов, расцвечивалась огоньками светофоров и жирными линиями дорожных пробок, в одной из которых, метрами тремстами вверх, если применить расстояния в масштабе, помигивала ясная голубая искорка.
- Догадалась к вокзалу направиться, - хмыкнул Вениамин себе под нос и свернул свою интерактивную подсказку. Больше на этом месте ему делать было нечего.
Смеркалось, чтоб его..
.. Выбирался из города короткой дорогой, но долго, трудно, и нудно, чрезвычайно утомительно. Под конец так разъярился, разворчался, что по-человечески легко, необдуманно, но искренне проклял и Смоленск, и привлекшую его девушку, и свою расчудесную идею подзадержаться в этакую хмарь, когда, по-хорошему, стоило бы лежать носом в подушку, крепко зажмурившись, и не курлыкать.
Перед глазами мельтешили танки.
Нет, не розовые в фиолетовую рябушку, свойственные наркотическим галлюцинациям, а обычные Т-34-ки и "Пантеры", стрекотали неслышимо гусеницами тяжелые "Тигры", мелким камнем разлеталась брусчатка под плотным минометным огнем. Бежали люди. Ржали кони. Шли литовские полки. Трепетали тут и там хоругви крестоносцев, алели кушаками стрельцы и над треуголками французов вставало зарево пожара. И все это в настоящем времени, в трафике рабочего вечера, когда первая смена служащих отбыла свое и рьяно двинулась кто куда, оголтело бросаясь прямо под колеса.
Вот и поди разбери, кто из этого грешного месива еще живой, а кто уже поднадзорный, примученный на вечность повторения своих злодеяний. Сможешь? Честь и хвала тебе, и искренее Виево уважение. Во веки веков, ныне и присно!
...На нынешних окраинах, продираясь массивной машиной сквозь наслоение всех когда-либо стоявших под крепостными стенами города осад, Зарецкий так устал, что ему стало наплевать даже на машущего полосатым жезлом гаишника. Проскочил его, не заметив - прямо на джип, грохоча копытами и бренча латами, мчался тяжелый рыцарский конь и в лобовое стекло, ровно в водителя, летело увенчанное железным наконечником копье. Маши не маши - как есть, не до тебя, скажи спасибо, что не сбил.
.. В итоге, чуть не лишился прав, а бдительный инспектор - жизни. Сошлись на символическом штрафе в пользу государства Российского и благодарственной вире за беспокойство. Патруль проводил "заплутавшего иностранца" до разъезда и оставил очухиваться за перечеркнутой табличкой "населенный пункт". Следовать за белым автомобильным хвостом было много легче, чем самому отделять явь от нави.
Вместе со "спасибо" древний от щедрот своих наворожил неделю смешанной удачи: дежурств спокойных, но безденежных.
.. Темнело. Зарецкий взглянул на карту - голубая искорка вышла на маршрут "Смоленск - Ярцево" и вот вот должна была покинуть городскую черту. До его засадного поста некой барышне оставалось четверть часа, не больше.
"Что мне в ней?" - подивился на себя Вий, перебирая в памяти какие-нибудь иные, выгодно отличавшие девчонку от во множестве подобных светлых ведьмочек, особенности, кроме статности фигуры и синевы глаз - для такого реликта как он одних таких достоинств было явно маловато. Но ведь влекло. Что-то. Слегка. Как к..
- Пресветлая Лада! - щелкнул он пальцами в озарении и чуть не выронил стаканчик с остывшим кофе. Именно пшеничным золотом ее благодати была окаймлена пестрая аура знакомицы, без сомнения. Именно в эти сети он нечаянно попался, как на крючок зацепившись боковым зрением, - Из Березкиных, что ли?
Зеркальце заднего вида, не разобравшись, но спеша услужить раздраженному колдуну, отобразило в себе летнюю белоствольную рощу. В ромашках и васильках. Салон наполнился скворечьим щебетом и сладким запахом цветущего разнотравья.
Вий зевнул, закрыл глаза и крепко задумался.
.. на Руси было лишь два привлекательных для него женских рода: Макоши и Лады. Только девы под рукой этих покровительниц могли принести древнему ребенка. Только в них было достаточно жизни и огня, чтобы перебороть его царство, всегда ночевавшее с ним на соседней подушке. Не вымерзнуть душой, не иссохнуть телом от потустороннего дыхания его силы, каково случалось с иными, но родить. От него. От нежити - родить живого.
Хотел ли он этого? Да.
Завидовал ли брату, его детям, внукам, уходящей в бесконечность цепочке "пра"? Да.
Ведь единственный сын.. да что уж там!
.. Когда автобус поравнялся с ним, Вениамин поставил машину на след, ни в чем присутствия не скрывая.
"Выкрасть, может?" - размышлял он, педантично соблюдая малую дистанцию и терпеливо пережидая каждую "посадку-высадку". - "Запереть где-нибудь лет на полста до полного привыкания и развития Стокгольмского синдрома?"
И расчетливо представлял как: вот ставит машину на перерез, дожидается открытой двери и вместе со стылым осенним воздухом пускает в салон черный мор. Щепотку, не более - и никого в живых, кроме той, что нужна. Быстро, просто, бездоказательно. Кощей, да может, старшая его Марья и разберутся что к чему, но вряд ли станут вмешиваться. Его дело. А виру за павших на земле родича он заплатит. Сторицей.
Представлял, барабанил пальцами по рулю, и в нижних долях его зрачков все ярче разгоралась дурным аконитовым медом малая лунная пиала.
Представлял и .. отказывался. Как у любого чуда, здесь тоже было два неотменимых условия, сложенное в одно: взаимная любовь. Все-таки пресветлые богини изрядно сентиментальны и покровительствуют лишь романтичным безумствам. Женщины же.
Задурить голову девчонке? И сотню лет положить не жалко, развеять все ее нынешние влюбленности и симпатии. А как задурить голову себе? Не обмануться, не пожелать, а полюбить хоть на миг, но от всего сердца? Пробовал уже, было дело. Может, потому и не случилось между братьями распри из-за матери Кветаны, что из настоящего между ней да Вием были желания, чужие мечты и сожаления о несбывшемся, пока Кощей не появился? Может..
- Хватит, - сказал Вий вслух, когда обеспокоенный "хвостом" водитель маршрутки принялся усердно мигать аварийными огнями. - Пора.
И открыл окно.
.. притаившийся в девичьей косе бумажный журавлик встряхнул от сквозняка тонкими крылышками, наклонился, накренился и пронзил, как стальной спицей, бумажным же клювом длинную шейку за самым розовым ушком. До крови. Набряк головой в алой капле и отвалился, отпал. Взметнулся очередным порывом расшалившегося ветерка, выметнулся в открытые на остановке двери, взмыл в чернеющее небо, чуть выше древесных крон и кувырком - кульбитом впорхнул в открытое окно джипа. Машина взлайнула двигателем, взвизгнула шинами и, обдав презрительно яркой вспышкой габариток, умчалась прочь под указательную стрелку "Смородин 2,0 км".

"... к настоящему колдуну, он загубил таких, как ты, не одну! Словно куклой..."

Отредактировано Вениамин Зарецкий (05-10-2018 22:17:17)

+2

11

Автобус на сей раз - наверное, разнообразия ради - приехал вовремя. Варя даже замёрзнуть не успела толком. Но поклялась Анин подарок носить на шее рядом с подвеской Кветы и "смертником" Глеба. Ещё раз так мёрзнуть она не согласна.
В тёплом салоне Варя уселась между задней дверью и окном. Положила на колени сумку, на неё - планшет. Читать не хотелось. Разморило, тянуло полежать, полениться. Приедет домой - надо будет попросить Кузьку пирог затеять. Забраться под плед, книжку новую... или кино поставить. Что-нибудь старое. С Одри Хепберн, например. Или "Мужчину и женщину". И смотреть, лопая пирог и запивая чаем или глинтвейном на травах. Егору надо позвонить, спросить, придёт ли вечером. Он-то уже звонил - спросить, как сдала и когда домой.
На лицо рыськи наплыла улыбка. Ей нравилось думать о любимом, вспоминать их разговоры, вечера вместе. И да, позавчерашнюю ночь тоже приятно вспомнить. И в жар бросает от воспоминаний. Размечтавшись о встрече с лесником, Варя расслабилась. И потому укол в шею стал неприятным сюрпризом. Девушка вскрикнула (что характерно, никто из немногочисленных пассажиров не отреагировал) и схватилась рукой за шею, нащупывая место укола. Комар, что ли? Больно как! Остановила кровь, текущую из места "укуса", стряхнула с пальцев что-то невидимое, но неприятное, зудящее.
Ярцевский автобус непосредственно в Смородин не заходил, огибая по дуге и уходя дальше. Но даже пешком идти до дома было минут двадцать, не больше. А если вызвать очередное такси, то минут через 5-7 войдёшь в родную калитку. С каждой минутой Варя склонялась ко второму варианту. После укуса непонятной твари её одолела слабость. Голова кружилась, во рту появилась сухость. Выпив разом полбутылки воды, Варя просканировала организм. Простуды нет точно. А что есть? Что-то же было, укус этот... и симптомы странные. Но внутренний сканер не показывал ничего опасного. Ладно, приедет - зайдёт к Севе. Пусть посмотрит свежим взглядом.
До остановки девушка продремала, ёжась от озноба - не то таки замёрзла на остановке, не то от укуса знобит. Чуть-чуть подняла температуру тела, чтобы не дрожать, и вышла из автобуса, набирая номер смородинского такси. Надо было ещё в пути позвонить.. Ну, что теперь.

+1

12

Лежа на диване, Вий запускал самолетики. Белыми росчерками они пронзали осязаемую, клубящуюся вокруг древнего тьму и стукались где-то там в потолок. Иногда падали обратно, иногда лежащему казалось, что кто-то там вверху их пожирает, осыпая диван и пол бумажным мелким конфетти. 
А может, в квартире просто шел первый в этом году снег.
- Мело, мело по всей земле, во все пределы..
Вий хандрил. Ткнувшись носом в прошлое, казалось бы еще совсем недавнее, почти поправимое, наново переживал, будто все было только вчера. Да нет, еще раньше, час или два назад, в сумеречном городе, на промокшей улице - встань, заведи мотор, вернись и все отмени, приди на встречу, опоздав всего лишь на каких-то три века. Пустяк. Не стоит даже извинений.
- Где ты был? - спросит его другая синеглазая женщина, с толстой, в кулак, пшеничной косой, пушистым кончиком которой станет щекотать нос улыбчивому мальчишке.
И точно так же будет переливаться в ее ауре золотистая канва Ладиного благословения...
- Заблудился, - просто ответит ей Вий, - Как-то очень далеко заблудился..
- .. а порошок купил?
- ..?
- Дядя, Смольный на проводе! Спрашиваю, ты какой порошок в машинку купил? Для цветного или просто?
- И тот, и другой, - ответил Зарецкий, с трудом переворачиваясь на живот. Голос Кветы, что непривычно, доносился из телефона, и, что было еще более непривычным, выдернул его из сна. В смысле, древнего выдернул, а не телефон. Спал колдун мало. Не то чтобы не всякую ночь, но и не всякую неделю, а вот так, чтобы - темный поднял руку с часами на уровень глаз, проморгался и поднял ее еще раз, - до половины первого по полудню так и вовсе в этом тысячелетии еще не случалось. 
- А мерный стаканчик - это обязательно, или достаточно обычного?
Стакан стоял тут же, на полу. Широкий и, как будто, чем-то еще полный, помимо мелко рваной бумаги. Кажется, еще вчера это была деловая корреспонденция, но теперь она плавала в бесцветной жидкости с исключительно резким запахом пшеничного вина. Ах да, накануне Вий боролся со змием. Змий зеленый то и дело, как салага, позорно капитулировал и вообще играл с закаленным организмом нежити в поддавки, но Зарецкий проявлял упрямство нрава, вслух нахваливая прелести абстинентного синдрома. Зашкерившийся под плинтус домовой - данные опять же не точны, может и под половицу - конспектировал его авторитетные показания.
- Вообще не нужен. Хватит горсточки.
"Интересно, я ее хоть прочел?" - Вениамин выудил два мелких кусочка и попытался сложить из них слово. Получилось... не очень, в общем. Буквы выпали плохие.
- Твоей или моей?
- Светиных двух.
"А вообще, сегодня еще вторник или уже среда?" - задался, широко зевая, еще одним любопытным вопросом древний и тихонько перевел себя в вертикальное положение. Не то чтобы он очень соскучился по работе, но надо же знать, что готовить на завтрак. По средам у Вия была в почете вьетнамская кухня. Ростки сои, рисовая лапша, имбирь, рыбный соус..
- Вряд ли ее Марья отпустит. Ладно, сама как-нибудь, на глазок, насыплю. Вот еще.. тут написано, что для придания белью мягкости рекомендовано использовать кондиционер.. а вентилятор подойдет?
- ...?
- Шутка. Я пытаюсь не поддаваться панике. - Минута молчания прервалась мученический стоном из трубки, - Вот только не говори, что они тоже бывают разными!
Вий в ответ поскрипел щетиной на подбородке и разумно решил промолчать. А заодно и не бриться.
- Ягодка, давай ты отложишь стирку на пару часиков, а я доеду до магазина и все тебе куплю. Бань бао будешь?

И все-таки это странно - современные универсамы. Вроде бы, конструкцией совершенно не напоминают лабиринты, но закружиться в них можно запросто, будто где-то под полками существует свой особый вид нечисти - магазинник, лешему ближайший кум. Водит и водит по бесконечным рядам прилавков, подсовывая под нос то одно, то другое, заставляя терять минуты и часы в размышлениях: так уж  ли сильно хочется тебе пластиковую соковыжималку в виде залежалой половинки лимончика и не взять ли еще одну упаковку печени норвежской трески, вылавливаемую в родном охотском море, чтобы заполучить еще пару наклеек для подарочного набора кастрюль, хотя вообще-то ты зашел сюда за хлебом. Или вот как Вий - за кондиционером для белья и рисовой мукой. Но ведь тоже, задумался...
- Девушка, вы не подскажете..? - щурясь на мелкий шрифт координат изготовителя, Вениамин почувствовал движение за спиной и обернулся, ища помощи, поддержки и сочувствия. Или просто доброго слова на поле неравной сечи с бытом. "Что ж, с полом хотя бы не ошибся," - подумал он, понимая, что эта барышня - последняя, кого он бы желал встретить сегодня в городе. "Глаза б мои на тебя не глядели!" - .. В какой провинции собрано это зерно? Кампонгтям или Кампонгтхом?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (10-10-2018 07:25:43)

+2

13

Шла к концу третья неделя одинокого Вариного житья. Наверное, если б не Кузька, она бы питалась фруктами или бутербродами, изредка готовя себе что-нибудь несложное. Для одной себя варить и жарить было лень. Разве что пирожки (готовое тесто в морозилке всегда было) и салаты. Если заходил Егор, Варя, конечно, отрывалась в готовке. А для себя не хотелось. Но домовёнок варил супы, каши, жарил и так далее. И требовал, чтобы хозяйка оторвалась от очередного вязанья и поела. Правда, почти каждый день октября Варя пропадала на сессии, так что деятельному домовёнку оставались только завтраки и изредка ужины. Он же занимался порядком в доме, оставляя Варе только стирку и глажку, и то не всегда. Так или иначе, а ежемесячные запасы бытовой химии и долгоиграющих продуктов типа круп, приправ, подсолнечного масла и прочего подходили к концу. И Кузя вежливо намекнул хозяйке на поход в супермаркет. Варя, вздохнув, сложила в сумку несколько тканевых авосек и покорно поехала на другой конец города, где был довольно крупный магазин.
Неторопливо, под музыку в наушниках, она бродила по рядам, складывая в тележку нужные запасы. Домой поедет на такси, а в дом занести поможет Кузя. По списку, составленному всё тем же памятливым Кузей, точно знавшим, сколько порошка осталось и сколько пакетиков куркумы и карри, Варя и шла. Осталось взять несколько видов риса, от традиционного до экзотики типа басматти, и немного восточных товаров - лапши, соусов, морской капусты. Иногда на Берёзкиных накатывало желание повыпендриваться и слопать суши или вок-лапшу.
Задумчиво глядя на полки, Варя неторопливо складывала в тележку покупки, когда её окликнули.
- Сейчас посмотрю, - плавно обернулась девушка, протягивая руку к пакету риса.. и замерла, подняв глаза. Перед ней стоял вчерашний знакомец, с которым она так и не поехала домой. Надо же, а ведь и не вспоминала о нём. Ну, предложил, бывает. Приехала домой и забыла. Укус непонятного комара забылся ещё быстрее, самочувствие наладилось ещё до приезда домой. Правда, связать между собой знакомство и укус Варя, конечно, не догадалась. - Ой. Здравствуйте. Конкретно это -  в Кампонгтям. А что это за штука? Я иногда готовлю что-то восточное, если охота нападёт, но такое зерно ни разу не брала.

+1

14

- Обыкновенное зерно. - Вениамин похрустел упаковкой, прищипывая злак сквозь целлофан,  - Но мука, на мой взгляд, из Камбоджийского риса получается превосходная. Ангкор-ват близок... в смысле, очень благоприятный климат. - И залитые свежей кровью плантации, на которых еще долго не стихнут отголоски бессмысленной жестокости. Сильная земля питает сильные злаки - вкусная и полезная пища для некроманта, а близкий прямой пробой в правь добавит румянца щечкам племянницы. - В Камбодже произрастают изумительно вкусный кофе с шоколадными нотками, душистый перец и рис. Вы что-нибудь слышали об агенте "орандже"? Напуганные последствиями его применения в соседнем Вьетнаме, кхмеры отказались в принципе от каких-либо химических подкормок. Так что, можно считать, этот продукт экологически чистым. 
"Ну и к чему вся эта лекция?" - спросил себя Вий, скосив глаз на Берёзкину, и снисходительно пожал плечами, - "Похмелье-с, сударь".
- К тому же я некоторое время жил в Кампонгтяме, так что это, своего рода, ностальгия. Вы красную фасоль здесь случайно не встречали?

Отредактировано Вениамин Зарецкий (12-10-2018 08:47:57)

+1

15

- Интересно, - Варя перевела взгляд на пакет зерна. - Про кофе я немножко знаю. Один мой друг вечно летает в кофейные места и привозит мне оттуда пакетик очередного кофе.
Супермаркеты Варя не любила в принципе. Толпа, куча всего, без списка лучше не ходить, а то там 20 рублей, там 30... а на кассе пять тысяч откуда-то. При неполной тележке. Может, этим и объяснялось понизившееся настроение. Или, может быть, выражение лица собеседника способствовало... что-то вроде "ты кто такая и какого фига я с тобой разговариваю?" В общем, Варя внутренне сникла, продолжая удерживать вежливую улыбку на лице.
- Фасоль... в пакетах? Позади Вас три сорта лежат. А если консервы, то это соседний ряд. Кажется.. Не помню. Ненавижу супермаркеты. Хорошо, что ездить в них не чаще раза в месяц надо.
Собственно, она сама уже всё сложила в тележку. Можно идти к кассе. Но не уходить же молча... невежливо. Странное ощущение, что собеседник тяготится разговором, не отпускало. Ну... может, осенняя хандра на неё напала и показалось? Бабушки нет, Егора сегодня не видела.. мало ли.

+1

16

Сказав "спасибо", Вий развернулся к другим полкам с готовым детским питанием и соседствующим рядом акционнным горошком. Пробежался взглядом по ассортименту, но фасоли с первой попытки не нашел. Со второй, впрочем, тоже:
- Интересно, кто ж так систематизирует, - возмущенно пробормотал в Зарецком избалованный порядком хирург, - Я б этому новатору операцию провел бы, по его методике. Вам нужно удалить опухоль брыжейки? Так я вам и заодно резекцию здорового желудка проведу. Надо, не надо - зато два по цене одного.
И то ли магазинники с хорошей чуйкой на проблемы в самом деле существовали, то ли просто так совпало, но фасоль в упаковке, говорящей о чем угодно, но только не о своем содержимом, встретилась ему тут же. Буквально выпрыгнула в руки, свалившись при развороте в висящую на локте корзину. Вий ткнул в нее пальцем, ожидая подспудно, что коварные бобовые продолжат жить своей активной жизнью, с ним, темным, никак не связанной, но те лениво развалились поверх бутылки подсолнечного масла, уже не торопясь незамедлительно десантироваться на кафельный пол. "Сойдет," - решил древний, оценив пищевую покладистость, и, повеселев предчувствием свободы, направился к кассам. Там удачно попал вторым на  открывшуюся ленту, "не заметив" как возмутился хвост соседней очереди, в коем заметил и "подсказчицу", пришедшую раньше и уже свое отстоявшую.
Кассир невозмутимо пикала считывателем, механически выдавая одну и ту же информацию:
- Пакет нужно?
- Да.
- Наша карта есть?
- Нет.
- Наклейки собираете?
- Нет.
- Акционными товарами интересуетесь?
- Нет.
- С вас две тысячи сто сорок два рубля.
Вий достал из-под обложки для автодокументов кредитку и..
- Не принимаем.
- В смысле?
- Связи с банком нет, аппарат не работает. Оплата только наличными.
- А раньше сказать нельзя было? - справедливо вознегодовал кто-то позади Вениамина.
- На доске для потребителей есть объявление.
Зарецкий повел шеей, хрустнув позвонками, и та самая доска с той самой ценной информацией с грохотом обвалилась на пол. Только тогда широкая общественность ее и заметила.
- И как нам быть?
- Снимите деньги в банкомате.
- Этом?
- Этот не работает. На нем написано.
- А в каком?
- Банк на соседней улице.
Вий понял, что до такой степени карту города Смородина изучить еще не успел и покупка "кондиционера для белья" грозит превратиться в полномасштабный крестовый поход.

Отредактировано Вениамин Зарецкий (21-10-2018 16:29:28)

+1

17

Незнакомец нашёл наконец свою фасоль и ушёл к кассам. Варя прихватила ещё чипсов из морской капусты и тоже встала в очередь, не разглядывая окружающих. Двигалась очередь удручающе медленно, но Варя не злилась, погруженная в свои мысли. Скоро приедет бабушка. Какой она вернётся? Да, молодой, внешне... А внутри? Всё та же бабушка или форма изменит содержание? Как они будут общаться?
Подумать было о чём. Ослепший Денис, вспыхнувшая наконец любовь с Егором, почти последняя сессия... Вроде бы октябрь не "радовал" новыми проблемами. Настораживало. Лето приучило к тому, что вечером каждого дня стоит благодарить богов за то, что ничего не случилось. Чего ждать от осени... началась она уже не очень гладко. Сначала чуть не поссорились с Егором - кот решил вразумить медведя и просветить того, что он таки влюблён в рыську. Потом этого самого Егора чуть не потеряла... Так, не вспоминать. Страшный экзамен получился, хоть и нечаянный. Потом Денис ослеп. Сколько ж ещё будет продолжаться эта канитель с неудачами?
Задумавшись, Варя спохватилась, когда кассир уже пробивала её покупки. Достала тканевые сумки и начала складывать покупки. Обрадовалась, что предварительно зашла в банк и сняла деньги - иначе бы пришлось оставлять сумку и идти на соседнюю улицу. Заодно тогда и в книжный зайдёт, наверное. Альбом заканчивается и карандаши. Да, точно.
Девушка уже шагнула к выходу, облегчив сумки заклинанием левитации (дура она, что ли, тяжести таскать?), когда увидела, что у кассы стоит её недавний собеседник. С карточкой в руках. А на лице кассира устало-обречённое выражение "повторяю сто пятый раз одно и то же". Ох, похоже, у него просто наличных нет. Варя сделала ещё шаг к двери... и, повинуясь порыву, вернулась обратно. Подошла к кассе.
- Держите! - бросила на пластиковое блюдце три тысячных купюры, заметив на экране сумму в две с чем-то. Не дожидаясь, пока мужчина начнёт отказываться (а вдруг начнёт?), продолжила: - Это не благотворительность. Просто сама пару раз так попадала, когда уже набрала, а налички нет. Если хотите, я покажу, где здесь банк. Только надо сумки в камере хранения магазина оставить. Я их туда-обратно таскать не хочу. Ну или дам номер карты, переведёте, как до интернета доберётесь.

+1

18

По утрам Вениамин сообразительным не слыл в принципе, особенно, когда это утро начиналось в обед, поэтому мирного выхода из сложившейся, честно сказать, патовой ситуации он не видел: продукты "под запись" - в долг, как бывало на заре перестройки - в нынешнее конъюнктурное время не отпускали, челноком рыскать по улицам в поисках ростовщиков Зарецкому не желалось - при этом предполагалось, что по возвращению он своего пакета на кассе не обнаружит и придется повторить увлекательное кружение по лабиринтам торгового зала, вновь собирая свой продуктовый набор, а наличности по столичной привычке у Вия в карманах и в самом деле не имелось. Даже европейской мелочи "на чай".
Очередь смотрела на него, дышала нервно, но куда как спокойнее, если бы флагманом был кто-нибудь другой. Не имея возможности вонзить зубы во что-то существенное, древний исподволь "завтракал" так, напрямую.
Кассир тоже смотрела на него с отупелым равнодушием человека, которому жизнь не мила еще до звонка будильника и который уже ничего хорошего от нее не ждет.
Вий же, набычившись упрямо, смотрел на зеленые цифры суммы чека в панели кассового аппарата и втайне надеялся, что с ними сейчас что-нибудь произойдет ко всеобщему удовольствию. Что-нибудь, с ним никак не связанное.
Поэтому появление денег на пластиковой тарелке "Орбит" пропустили все.
- Спасибо, - повторил Вениамин, не уточняя, впрочем, какому конкретному божеству адресует попечительство над - взглянул косо, - Березкиной. Опять. - Вы снова приходите мне на помощь. Это у вас работа такая - спасать людей в затруднительном положении или стиль жизни?
"Или Лада, будь она не ладна, опять на что-то конкретно намекает, а я все никак не пойму?" - Вий ссыпал в карман сдачу, прихватил пакет, "настоятельно посоветовал" кассиру "написать объявление", на что женщина сомнабулистически кивнула, и протянул руку за сумками девушки. Колдун не сомневался - завтра ценной информацией магазин будет обклеен вдоль и поперек.
- Давайте прогуляемся до банка, если вы не против. Про интернет, увы, могу забыть, - простодушно признался он с беспечностью того, кто знать не знает размер студенческой стипендии или средней заработной платы по региону, и потому не способного в полной мере оценить глубину добросердечности своей случайной "незнакомой", - Пешком или, быть может, подвезти?
Погоды на улице стояли удивительно прекрасные - на них приходилось щуриться. Они так и поступили - вышли из раздвижных дверей и тут же прищурились, разминая лица лучиками мимических морщин: октябрьское низкое солнце плеснуло по глазам, янтарной крошкой прошедшего лета посекло зрачки.
- Ох, - выдохнул утомленный борьбой со змеями и их родственниками Вениамин и придержал себя за затылок, куда солнечная радость тюкнулась как клевец по разбитому щиту, - Кажется, милая девушка, вам предстоит до конца исполнить роль ангела-хранителя. Позвольте, только уточню.
И придержав барышню за локоток, чтобы не успела сбежать, рукой, полной шуршащих пакетов, набрал телефонный номер:
- Кветана, счастье мое, скажи, есть ли в твоем доме пароварка? Отвечай быстрее, пока есть кому показать мне, где в вашем городе располагается хозяйственная лавка.

+1

19

Варя пожала плечами:
- Да не то чтобы работа. Просто сама в такой ситуации была, знаю, как обидно, когда наберёшь, а карточки нет. Я поэтому заранее сняла себе, тут такое часто бывает. Техника.
Особенно когда в магазин заходит злой маг или ведьма. Варя пару раз тут бывала, не в духе находясь. Так разбились два стакана на полке в трёх метрах от неё, сломалась микроволновка в кулинарии и уронил товар с тележки сотрудник супермаркета.
- Ну давайте прогуляемся, - согласилась Варя. - Только пакеты лучше в ящике здесь оставить. Я всё равно на такси домой собиралась - с такой ношей в маршрутке не поедешь. А у Вас свои пакеты не меньше, чтоб ещё мои таскать. Хотя если про подвезти Вы серьёзно, то можно сразу в багажник. И до банка на машине - тут только вон то здание обогнуть и на соседнюю улицу заехать. Пешком через дворы быстрее, но смысл возвращаться?
Солнышку на улице Варя обрадовалась. Прищурилась, впитывая тёплую энергию светила. И тут заметила, что мужчине свет явно не понравился. Болеет?
- Голова болит? - сочувственно спросила Варя. - Хотите массаж головы сделаю? Я умею. Пройдёт сразу.
А под видом массажа прекрасно пройдёт и лечение магией, да. Интересно всё-таки, что за аура у этого мужчины? Непонятная какая-то. Не то маг, не то человек. Смутно.
- Ну, роль так роль, так уж и быть, - засмеялась Варя. Сейчас ей было чуть легче в обществе мужчины. Ну и да... забыть про кофе. Нечего в машину тащить.
Имя Кветаны, произнесённое (как его зовут-то, в конце концов?) незнакомцем, Варю, мягко говоря, ошарашило. Нет, можно грешить на совпадения, но... В Смородине - две Кветаны? Ну-ну. Не Светы, Маши, Ангелины или даже Клеопатры каких-нибудь.
- Кветана? Ясницкая? - недоверчиво уточнила Варя. - Вы знакомы?
Однако тесен град Смородин, ой тесен...

+1

20

Разговаривать на два фронта не очень-то удобно. Поэтому блондинке на ступеньках Вий выразительно кивал: «Согласен-согласен, на массаж согласен, на прогулку согласен, пакеты хоть сейчас прямым рейсом на луну запустить тоже согласен!» - и потихоньку стягивал ее под локоток с лестницы в направлении перегородившего парковку громоздкого джипа, намереваясь лично усадить, пристегнуть и, на всякий случай, пока сам капот обходит и устраивает покупки на заднем сидении, заблокировать двери; а вот брюнетке в трубку уже улыбался как умел, больше интонацией, чем лицом, но так чтобы она на том конце кодированного сигнала это обязательно слышала, чувствовала в его голосе, как все-таки хорошо, как славно, когда солнце пластается по земле, нагревает щеку и телефонную трубку как-будто не осень на дворе, а ранняя заблудившаяся весна и впереди поджидает что-то приятное, хотя бы и диетические рисовые булочки с красными сладкими бобами: «Так  думаешь, что есть или точно есть? В непрофильное использование не пускала? Откуда знаю, какое? Это ты у нас занимаешься свободным творчеством, «декупажами», «кракелюрами» там всякими... Пароварка отличный предмет! Я ее под домашний стерилизатор приспособил.. » Уточнение как и спуск затягивались, вокруг джипа взбудораженным козликом скакал сомнительного вида субъект, его малолитражная колымага никак не могла протиснуться в узкую щель между глянцевым черным боком и высоким отбойником клумбы, субъект нервничал, но пинать колеса не решался, а Вий нет-нет, да косился на блондинку - «Длинная коса, синие глаза, да что же за напасть такая!» - решая между тем, что же ему с ней делать. «Может, и в самом деле скрасть? Второй же раз на узкой дорожке пересекаемся. Практически, если рассудить, прямой намек и открытое приглашение.» Но тут дочь рода Березкиных упомянула имя отзвучавшей свое в трубке барышни и Зарецкий фыркнул, не сдержавшись, как кот угодивший усатой мордой в полный прозрачной воды таз.
- С Ясницкой? - Переспросил, будто удивился, хотя, в самом деле, что там этого Смородина, если разложить его население на два года активной жизни ведьмы? - Знакомы. Можно сказать, приятельствуем.
«А вы с ней что с солью делали? Ели, на порог сыпали или в одной лавке закупали?» - осталось подвешенным в воздухе. С людьми только так и надо: если камня за пазухой нет - сама расскажет, а если иголки в косяк припрятать хочет, так населенный пункт Смородин и в самом деле … маленький. А вот кладбище, между прочим, имеет обширное.
- Вениамин, - распахивая дверь машины перед девушкой вдруг представился Вий. - Зарецкий. Вы про массаж пошутили или как?
Все-таки есть что-то неподражаемое в жителях перефирийных городов. Не во всех, конечно, но вот в таких старых, как сказали бы христиане - силой намоленных - присутствует. Еще не затертая бешеным ритмом жизни отзывчивость. Где бы в Нью-Йорке или Киеве, в том же Пекине или Новосибирске вовсе незнакомому человеку девушка решилась бы предложить подобное? Не переспать в окне расписания между фитнесом и коучтренингом, а избавить от головной боли? Интимное же дело, если не знать доподлинно, что половина прелестниц этого городка с чудинкой в родословной.
«Надо бы поскорее привыкнуть», - решил Вий, осознавший вдруг, что подзадержался в сытных безнаказанных мегаполисах, поистрепался, очерствел, - «На одном фиглярстве долго не протяну».
- А может как Джуна, - блеснул знаниями звезд отечественной экстрасенсорики, - Лечите наложением рук? Аспирину, конечно, больше доверяю, но было бы интересно попробовать.

0


Вы здесь » Скрытый город » Настоящее » Воспоминания о былой любви


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC