Скрытый город

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Давай поговорим о вечном, о душе! Она ведь есть, хоть мы её не видим


Давай поговорим о вечном, о душе! Она ведь есть, хоть мы её не видим

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Название эпизода
Давай поговорим о вечном, о душе! Она ведь есть, хоть мы её не видим
Время действия:
10 июня, вечер.
Место действия:
Городские улицы, Старое Заречье
Действующие лица:
Глеб Ростовцев, Варвара Берёзкина
Синопсис:
Глеб, отправившись по делам, неожиданно наткнулся на небольшой концерт в парке. Среди выступающих он заметил Варю и не удержался, остановившись послушать. Ну, а после концерта самое логичное - проводить девушку и поболтать...

Эпизод завершен

+1

2

Разрумянившаяся от волнения Варя в очередной раз забросила золотистую косу за спину и одёрнула сарафан. Вроде и не первое выступление уже, даже не первая сотня... А всё равно перед каждым выходом на сцену юная певица волновалась, словно на экзамен шла. Вот и теперь. Сто раз прорепетированы и хоровые песни, и сольная, отглажен-одёрнут костюм, всё подобрано идеально, коса плотно заплетена, очелье надето... всё в порядке, а не находит себе места девчонка.
Зная эту её особенность, остальные члены ансамбля то и дело посматривали на Варю, успокаивая. Знали: начнётся концерт - отодвинет терзания и споёт как надо. Золотоволосой девушке очень шёл небесного цвета сарафан с белой нижней рубахой, видневшейся внизу и в вырезе сарафана. Блестела на солнце медная фибула, скалывающая рубаху, перекликались солнечными зайчиками разноцветные бусики в несколько низок.
- Варь, твоя очередь, готовься, - шепнула руководитель ансамбля Анастасия Андреевна. Девушка кивнула и глубоко вздохнула, успокаиваясь. Сегодня они выступали в честь открытия парка, то есть горсада имени Пушкина. Строго говоря, горсад был не новым, ему лет с полсотни минуло, но недавно это место отремонтировали, сделали дорожки, скамейки, детскую площадку и фонтан. Поэтому и отмечали с помпой и фанфарами. В концерт включили пару малышовых коллективов с плясками, стихами и песнями, молодую звёздочку города Ирину Селенцову, чей роскошный голос звучал в Смоленском оперном театре уже не первый год, и ансамбль "Перуница", где с ранней юности занималась Варя Берёзкина. Её сольная песня шла предпоследним номером, а завершал концерт хор из трёх ансамблей с финальной песней.
Аплодисменты стихли, когда на сцену вышла Варя, и девушка слегка поклонилась зрителям, приветствуя. На секунду прикрыв глаза, она улыбнулась и запела, дождавшись аккомпанемента:
- Вьюн над водой, ой, вьюн над водой,
Ой да вьюн над водой расстилается.
Парень у ворот, ой, парень у ворот,
Парень у ворот собирается.
Вывели ему, ой, вывели ему,
Ой да вывели ему вороного коня.
- Это не моё, ой, это не моё,
Это не моё, это батюшки мово...
Звонкий, сильный, глубокий голос Вари звучал над центральной площадью парка, усиленный микрофоном. Сияющие глаза певицы соперничали с фонарями, обрамлявшие сцену. Петь Варя любила и умела, предпочитая в своём репертуаре народные мотивы.

+1

3

Ему подсказали, что идя через горсад, можно прилично сократить дорогу. Иначе бы Ростовцев ни за какие коврижки не забрел бы сюда вечером. А все потому, что ему вдруг до чертиков захотелось сходить в кино. До кинотеатра он доехал на маршрутке, а домой после сеанса решил вернуться пешком. И только уже шагая по темнеющим улицам, запоздало подумал, что напрасно не нашел в интернете план города и не прикинул, как лучше это сделать. Да еще и по пути в кино читал в маршрутке, вместо того, чтобы смотреть в окно и запоминать дорогу. В итоге Глеб свернул куда-то не туда, и заблудился едва ли не в трех соснах. Пожилой мужчина, выгуливавший такую же пожилую овчарку, подсказал ему вариант прохода через горсад. А там был, похоже, разгар веселья по непонятному Глебу поводу. По крайней мере, живая и  слишком громкая музыка, доносившаяся оттуда, куда как раз надо было ему пройти, наводила на мысли о каком-то масштабном общегородском празднике. Объяснявший ему дорогу мужчина сказал, что надо будет свернуть направо у летней эстрады-ракушки. Промахнуться и не найти ее при всем желании было бы невозможно: на ярко освещенной сцене шел концерт. Площадь перед ракушкой была запружена зрителями, с энтузиазмом аплодировавшими участникам концерта. Может, Глеб и не стал бы задерживаться у эстрады, если бы конферансье не объявила выступление ансамбля "Перуница"и его солистки Варвары Березкиной.
О черт. И тут она. Слишком много Варвары.
Гэсэр отошел на несколько шагов от ракушки с намерением продолжить путь. И остановился. Потому что услышал не обычный Варькин  голос с какими-то вечно грустными и жалобными интонациями, а сильный и уверенный женский голос, выпевавший незамысловатые слова какой-то народной песни.
Не она? Тезка и однофамилица? Не может быть.
Он оглянулся назад, и вернулся к эстраде. Остановился, прислушиваясь к мелодии. И присматриваясь к тому, как держалась на сцене солистка. Именно та самая Березкина, с недавних пор хорошо ему знакомая. Пожалуй, даже слишком хорошо.
Такого рода этнику Глеб не любил и обычно не слушал, но Варварину песню дотерпел до конца. И даже похлопал солистке, похоже, заметившей его со сцены.

+1

4

Песня, едва зазвучав, сама повела за собой Варю, плывя над зрителями. В такие моменты девушка забывала себя, растворяясь в мелодии и словах, проживая с героями песен их жизнь и эмоции. Она уже заканчивала петь, когда возле самой эстрады вдруг оказался Глеб. Что он здесь делает? - мелькнула мысль на задворках сознания. Но захватившая певицу обычная эйфория не позволила смутиться и запнуться при виде человека, который в последнее время стал играть в её жизни серьёзную роль. Варя радостно улыбнулась и закончила песню под бурные аплодисменты.
Переодевшись в сарафан нежно-фисташкового оттенка, длиной чуть ниже колен, Варя набросила сверху шёлковый платок - по вечернему времени чувствовалась прохлада. На сцене запел хор, что означало конец концерта. Оставаться на небольшой фуршет Варвара не захотела и попрощалась с коллегами. Уставшие от выступления артисты поздравили её с сольным номером и пожелали хорошего дня. Выйдя из закутка для артистов, девушка прошла "в зал", где стояли зрители, и коснулась рукой плеча стоявшего перед ней Ростовцева.
- Привет, - улыбнулась она, когда тот обернулся. - Ты на концерт пришёл или просто шёл мимо? Я собираюсь домой, если хочешь - пойдём вместе. Ну, или, если у тебя дела, я на маршрутке доеду.

+1

5

Судя по аплодисментам, которыми слушатели наградили Варвару, все собравшиеся у сцены были завзятыми поклонниками эдакой кондовой этники. Либо членами фан-клуба мадмуазель Березкиной. А может, и теми, и другими одновременно.
На сцену вышел хор - видимо, для исполнения завершающей концерт песни. Можно было больше не торчать столбом, слушая массовое завывание нескольких десятков человек. Глеб отошел немного в сторону от эстрады и повернулся к ней спиной с намерением закурить, защитив таким образом от ветра огонек зажигалки. Не оборачиваясь, убрал ее в карман, сделал пару затяжек. И тут на его плечо легла чья-то рука. Явно женская.  Мужчины совсем не так касаются рукой тех, чье внимание хотят привлечь к себе. Прикосновение было коротким, но Гэсэр все равно чуть отстранился. Абсолютно машинально, не отдавая себе в этом отчета.  Исключительно по наработанной годами привычке к осторожности и постоянной готовности к каким-либо противодействиям возможному противнику. И обернулся. Перед ним стояла Березкина.
- Привет, - отозвался он, ответно приподняв уголки губ в намеке на улыбку.
В очередной раз неглубоко затянулся, выпуская дым в сторону и даже для верности помахав ладонью, чтобы отогнать его от девушки.
- Шел мимо. Остановился потому, что тебя увидел. Послушал. Вот теперь дальше пойду. Домой. А ты чего со своими музыкантами не возвращаешься? Или они сразу сбежали, роняя тапки и побросав инструменты?  Оставили тебя одну?

+1

6

Варя улыбнулась:
- Они в кафе собираются. А я после концерта не настроена обычно на коллективные посиделки. Я домой хочу. Меня концерт сильно выматывает. Вот прогуляться неторопливо - это другое дело, это как раз отдых. Ты не против вместе домой пойти?
Вокруг народ потихоньку рассасывался, формируя группки "по интересам". Артисты всех мастей сгружали костюмы и реквизит в машины, зрители отправлялись в ближайшее кафе на шашлыки или за пивом.
Варя отбросила косу за спину и подняла глаза на Глеба. После прогулки на озеро между ними установился тихий мир, по крайней мере, в тот вечер они больше не ссорились. Правда, разговоров почти не было - умиротворяющая обстановка не располагала. Но и молчать вместе оказалось вполне комфортно. А по дороге домой Варя попросила у Глеба один из наушников, благо длинный провод позволял, и слушала композиции из его плеера. Не сказать, чтобы выросшей на другой музыке девушке безумно понравились "металлические" песни, но и отторжения не вызвало. По крайней мере, это не "клубняк" и то, что в России почему-то называется "шансоном". Вот уж от тех, с позволения сказать, "шедевров", Варя шарахалась как от чумы. А тут - непривычно, да, но вполне приемлемо. Придя домой, она даже поискала в интернете группы, названия которых сообщил Ростовцев, и послушала. Несколько композиций перекочевали в плей-лист соцсетей.
Вчера звонили родители. Мать спрашивала, как дела, не вернётся ли дочь домой. Варя напомнила, что стало причиной её переезда к бабушке, и предложила матери подумать: как та поступила бы, попытайся родной отец продать дочь для развлечения своего дружка. Берёзкина-старшая намёк поняла и больше не приставала. Зато папочка попробовал упрекнуть Варвару в том, что та воспользовалась случаем и сбежала от Боровкова к Глебу. На этом месте непокорная дочь взорвалась и посоветовала папочке пойти к дьяволу. А заодно научиться расплачиваться по долгам самому, а не за счёт дочери. Бабушка сегодня собиралась поехать к сыну, поговорить на тему его предстоящей гибели. Когда знаешь дату своей смерти - ну хотя бы примерную - проще. Есть возможность подготовиться, заплатить долги, написать завещание и прочие дела выполнить, которые вечно оставляешь на потом.
Интересно, согласится Глеб на совместную прогулку до дома? После озера же неплохо прогулялись. Варя подумала, что во время возвращения можно порасспрашивать его о чём-нибудь. Когда схлынула первая волна их общения, мутная от неожиданных открытий, стрессов, боли и злости, стало чуть проще. Может, не будет кусаться, если спросить его о прошлом или о вкусах, попросить совета, что посмотреть или пригласить в лес за теми же грибами, а потом - на речку? Интерес к Глебу никуда не исчез, просто стало чуть проще, когда нервы успокоились, схлынула обида непонятно на что или кого, смирилось с оковами тело. Теперь Варя была готова к разговору - обычному разговору двух людей, которые проводят вместе какое-то время и один из которых симпатизирует другому.

+1

7

- Это что же, - прищурился несколько оторопевший Глеб, - одну песню спела - как вагон дров разгрузила? А после двух песен вообще сразу в больницу или в санаторий?
Хилым созданием Березкину никак не назовешь - кровь с молоком матрешка. Но черт их разберет, этих здешних магичек. Может, они и вправду не чета обычным музыкантам - не магам? С шибко тонкой душевной организацией? Потому и страдают после единственной спетой песни?
К десантникам часто приезжали артисты. В том числе и именитые. Так что Ростовцев достаточно насмотрелся всяких-разных выступлений, длившихся по нескольку часов кряду, и побывал на многих следовавших за ними длительных застольях, чтобы усомниться в сказанном Варей.
- А музыканты твои все равно свинтусы. Хоть бы на такси посадили, раз проводить до дому не могут - настолько кафе им важнее. Так что идем, не бросать же тебя одну. 
Не ровен час опять Боровков нарисуется. Вдруг тоже где-то тут с семейством прогуливается?
- Стемнеет скоро, волки завоют. Страшно будет.
Гэсэр подмигнул девушке, сделал еще пару затяжек, прикончивших сигарету, и заозирался по сторонам в поисках урны.

+1

8

На изумление Ростовцева Варя только смущённо улыбнулась.
- А кто сказал, что одну? Это сегодня третье выступление. И в каждом по две сольных и четыре хоровых песни. А я сцены боюсь. Когда магия была, я с этим волнением легко справлялась. Простенькое заклинание, из серии тех, которыми детей и зверёнышей успокаивают, и всё - никакого мандража. А сейчас самой справляться приходится. Одновременно петь, держать лицо и ещё эмоции контролировать - вот это и выматывает. Будь я супер-опытной - тогда да, выходила бы на сцену, задрав нос. А я до сих пор привыкнуть не могу.
Смущённая улыбка Варю красила, добавляя и без того миловидному лицу толику доверчивости. Вечернее солнце затемнило золотые волосы, придав им оттенок лёгкой рыжины. Сжимая на груди шёлковый платок, девушка краем глаза посматривала на сцену, которая отсюда, из зрительного "зала", казалась вовсе не страшной. Зато когда выходишь на неё из актёрского закутка, ноги подкашиваются.
- Да я сама отказалась, они предлагали. Прогуляться подумывала пару остановок. А если сил хватит, то и до самого дома. Тут идти-то с полчаса, если не торопясь.
Улыбка снова сверкнула на лице Вари, когда Ростовцев согласился проводить. Девушка и правда рада была, что возвращаться домой можно в компании человека, небезразличного ей. К тому же спасшего. Она комически распахнула глаза, честно пугаясь неведомых волков, и кивнула - мол, ой, да, страшно-страшно, темноты боюсь аж до дрожи.
Надо будет по дороге водички купить. Свою Варя допила сразу же, как со сцены спустилась. А пить хочется. С едой уж до дома подождёт, бабушка ужин приготовила и отвар заговорённый, зная, как нервничает внучка в дни концертов, и понимая, что сейчас той не поможет верная магия. Даже перекинуться и побегать не получится, любимый метод отдыха заблокирован.
- Глеб, урна вон, - кивнула Варя на металлический "тюльпан", который заметить было нелегко - он удачно прятался в зарослях диких кустов, замаскированный от гуляющих по центральной аллее. Интересно, а под руку сопровождающего взять можно или ему не понравится?

+1

9

-Не понял, - удивленно приподнял бровь Ростовцев.
Кивком поблагодарил за помощь в обнаружении урны, выкинул в нее окурок.
- Это что - третий концерт в саду за день? Зачем?
С языка чуть не сорвалось гораздо менее куртуазное слово, но Глеб вовремя взял себя в руки.
- Я так понял по разговорам среди зрителей, что это был концерт по случаю открытия сада после реконструкции. А два предыдущих в честь чего были?
Березкина смешно округляла глаза - будто действительно боялась упомянутых им воющих волков. И Гэсэр снова - уже второй раз - поймал себя на том, что как и тогда, на зачарованном Варькином озере,  снова ощущал себя старшим братом, которому родители поручили встретить младшую сестренку после дискотеки. На обратном пути с того озера (на котором Глеб очень хорошо  выспался), она  попыталась завести с ним разговор о музыке, которую предпочитал слушать мужчина. И даже попросила наушник - послушала что-то. Что именно, Глеб не смог бы припомнить даже при всем желании. Плеер и сейчас был при нем, но вот пользоваться им при Варваре, пожалуй, не стоило. Чтобы не выглядеть совсем уж полными неотесанным чурбаном, не умеющим общаться с девушками.
Впрочем, чего уж там: чурбан - он и в Африке чурбан. Даже в погонах подпола.
Идя рядом с Варей по аллее сада, Глеб мучительно пытался придумать тему для разговора. Решительно не понимая, о чем с ней можно говорить вообще. Не находя, сколько не думал над этим, никаких точек соприкосновения. Кроме этого чертова ошейника, помимо воли  обоих привязавшего их друг к другу. Молчание затягивалось, становилось уже неприличным. Поэтому он ляпнул первое, что пришло в голову:
- Давно занимаешься вокалом?

+1

10

- Очень просто, - улыбнулась Варя, подняв глаза на Ростовцева. – В саду выступление первое. А за день – третье. С утра зачёт был, а приёмная комиссия – это тоже зрители, хоть их трое, а не сотня. А днём было что-то вроде корпоратива. На юбилее одной фирмы выступали, а у них коллектив народные песни любит. И как раз одна из тех, что я сольно пою, входит в число любимых композиций генерального. Ну и этот, в парке, третий раз. Такое редко случается, чтоб несколько выступлений подряд, но иногда совпадает.
Они неторопливо шли по огромному (по меркам провинциального городка) саду. Музыка гремела в дальнем конце, где располагались аттракционы, а здесь она отдалённо звучала фоном, не мешая. Варя чувствовала себя спокойно – последнее время это состояние воспринималось как подарок. После выбивших из строя нескольких дней стресса и отчаяния сложно было сразу привыкнуть к покою.
- Давно, - ответила она на вопрос, поглядев на лоток с мороженым. – С детства. Но выступать поздно начала. Точнее, я вообще не собиралась. Мне просто петь нравится, а о том, чтобы делать это на глазах кучи людей, я и не задумывалась. А потом наставница бабушку уговорила, и та посоветовала мне попробовать выступать. А я сцены боюсь. Вообще публики боюсь. Ну, раньше магия помогала. А теперь её нет – и кто мне после двух лет выступлений поверит, что боюсь? Вот и терплю. Дыхательная гимнастика, самовнушение и прочие радости.
Мороженого хотелось, но Варя решила потерпеть до дома. А то идти сейчас, стараясь не обляпаться… Да ну, всё удовольствие от прогулки пропадёт. Интересно, почему Глеб не включает плеер свой? В прошлый раз, когда на озеро шли, слушал же. Не обязательно же развлекать друг друга беседой..
- Глеб, - осторожно проговорила Варя. – Если тебе разговаривать не хочется, ты можешь просто идти. Музыку слушать или молчать… Я не требую непременно со мной общаться по дороге… Хотя я бы… Есть кое-что, о чём я бы поговорила… Но я не знаю, насколько имею право тебя об этом спрашивать. Вдруг это нетактично будет или вопрос из серии заплыть за буйки…
Они как раз остановились у перехода, ожидая зелёного сигнала светофора.

+1

11

По сути своей Варвара была ребенком. Лакомкой и трусишкой. Глебу было сложно - если не невозможно  - понять, как можно было во всем полагаться на магию, не вырабатывая в себе умения обходиться  без нее в сложных житейских ситуациях. В этом ему тоже виделось проявление  ее "детскости". Как  и в том, каким взглядом она  окинула лоток с мороженым. И запоздало спохватился, что не сообразил угостить ее. Протормозил, мысленно удивляясь тому, какой, оказывается, любовью в Смородине пользуются народные песни - вон, даже на корпоративы приглашают музыкантов, специализирующихся на фольклоре. Это вместо того, чтобы поплясать под какой-нибудь сиюминутно модный "гангастайл".
Интересно, это тоже с магией связано?  С концентрацией в городке всякой мифической сущности?
По счастью, на противоположной стороне улицы, куда им надо было перейти, находился киоск, торговавший всякой съедобной всячиной. В том числе и мороженым. Выбор, правда, был невелик - пломбир да эскимо.
- Погоди-ка, - попросил Гэсэр, направляясь к киоску.
Вернулся он к спутнице с порцией эскимо в руке.
- Держи.
Ростовцев не воспользовался Вариным предложением и не включил плеер. Но пытливо взглянул на девушку и спросил, пряча улыбку:
- И о чем ты хочешь поговорить? О чем спросить? К диалогу готов.
Чуть помедлил и добавил:
- Но оставляю за собой право не отвечать на те вопросы, которые сочту нетактичным заплывом за буйки.
Затея казалась ему сомнительным удовольствием, однако все же этот вариант  был лучше мучительных поисков такой темы разговора, которая могла бы оказаться интересной Березкиной. И уж тем более это было куда приличнее, чем в полном молчании сопровождать ее до дома.

+1

12

Какое-то время шли молча. Варя отходила от концертов, где впервые за много лет пришлось выступать на силе воли. Она никогда не думала, что однажды придётся рассчитывать только на себя, и оказалась не готова. Странно, что бабушка не предвидела подобной ситуации, и не учила обходиться без магии. Нет, ну в обычной жизни Варя сама обходилась. Готовила она, скажем, без заклинаний, рукодельничала тоже. Вот лечить – да, там без волшбы не обойтись. Но всё равно… как-то не предусмотрели ситуацию, когда остаёшься без магии. Пожалуй, это лето будет сложным, но полезным. Хочешь не хочешь, а научишься. Справилась же она сегодня с волнением и страхом. Сама справилась. Может, и дальше получится? В конце концов, можно к психологу сходить. Из своих, чтоб не пришлось объяснять, почему пришла только сейчас, а не сразу, как выступать начала.
А забавный корпоратив сегодня был. Шеф у фирмы-заказчика старый уже, за пятьдесят. Вырос как раз на такой музыке, рассказывал, что детство его в колхозе прошло – а там что поют? Уж всяко не рок и не клубняк. Народное и поют. Вот и решили на юбилей фирмы сделать приятное человеку.
Когда перешли дорогу, Ростовцев внезапно отошёл к киоску. Варя подумала было, что он за сигаретами, но Глеб вернулся с эскимо. Девушка осторожно взяла мороженое, стараясь скрыть изумление. Не то чтобы её не угощали раньше, но то были приятели или коллеги-студенты. А тут… немного другая ситуация. И Варя растерялась, тихо поблагодарив.
Согласие Глеба на разговор её удивило. С чего вдруг решил поговорить, а не послушать музыку?
- Тебя столько лет не было в Смородине – где ты был? – осторожно спросила девушка. Нет, она видела, что Глеб военный. Но военные разные бывают. – И почему вернулся? Соскучился по дому или просто идти было некуда?
Подумала и задала страховочный вопрос – на который можно ответить, если первые два из разряда «за буйки»:
- А какая тебе музыка нравится? Ну, то, что на озере слушали, это я запомнила. А ещё? Вообще направление какое?

+1

13

Вопросами Березкина сыпала, как осеннее небо дождем. Часто и коварно. Вполне возможно, сама она не понимала, насколько неудобным для ответов было то, что она сходу обрушила на голову подпола.  Уже раз сто мысленно пожалевшего о согласии отвечать на ее вопросы. Они не казались сложными - кое-какие  вообще были безобидными. О музыке, например. Просто некоторые требовали слишком длинных ответов.  А пускаться в такие долгие описания Ростовцеву сейчас не хотелось. Равно как  подробно и пространно объяснять некоторые  моменты своей биографии, чтобы  Варвара смогла понять его ответ на вопрос. Например, о том, соскучился ли он по дому.
- Нет, по дому не соскучился.
Невозможно соскучиться по тому, чего у тебя никогда не было.
Пожалуй, ответ прозвучал грубовато, и Глеб все же добавил, чтобы сгладить возможное негативное впечатление от него:
- Я здесь в детстве мало жил. Уехал отсюда еще мелким, так что привязаться ни к чему не успел.
Не факт, что Варвару удовлетворил такой ответ. Но другого  - как можно более простого, не копающего вглубь и не тянущего с за собой еще вопросов в этом направлении - быть не могло.
- Где был... Да в разных местах. Но все далеко отсюда.
Он уже перечислял географические привязки Севе в памятный день знакомства с ведьмаком. Без подробностей, но полным списком. Сейчас  этого делать не хотелось. Гэсэр вовсю мысленно ругал себя за согласие на такой разговор.
- Вернулся потому, что деваться больше некуда. Если жизнь все равно начинать с нуля, то какая разница. где именно это делать? Тут хоть крыша над головой есть.
Тем более, что жизни этой, скорее всего, с гулькин клюв осталось. А земля, в которую зарывают, везде одинаковая.
Вот о музыке говорить было гораздо проще. Глеб даже немного воспрял духом, обнадежившись тем, что запас "неудобных" вопросов у Варвары иссяк.
- Мне проще сказать, что я терпеть ненавижу в музыке. Блатняк, который почему-то шансоном называют, хотя он с ним ничего общего не имеет. Всякую клубную фигню и прочие рэпы, синтипопы и хип-хопы. Попсу - во всех ее проявлениях. И, прости уж, такие песнопения, как ты исполняешь. Фолк и этника мне в другой разновидности нравятся. Все остальное слушаю с удовольствием. Но в наибольший кайф идут металл и современный испанский рок. Отдельная любовь - олдовый, старый рок, англоязычный и русский. А вообще у меня восприятие музыки свое.
Глеб приостановился, чтобы закурить.
- Я умею отдельно слышать инструменталку, отдельно тексты, - проговорил он, пару раз затянувшись сигаретой.
- И  когда стихи... смысл их полностью соответствуют музыке - это уже отдельное ни с чем не сравнимое удовольствие. Как-то так.
Еще затяжка - и Глеб подмигнул девушке.
- И если что: да, классику я тоже слушаю. Но иногда, очень редко, только под особое настроение. И очень избирательно. А теперь признайся честно: может, тебе пломбир больше нравится?
В поле зрения Ростовцева появился очередной  киоск с мороженым.

+1

14

По лицу Глеба Варя сразу поняла, что попала в больное место. Видимо, о своей биографии Ростовцев говорить не любит…
- Извини, - вздохнула девушка, выбрасывая обёртку от мороженого в урну. – Ты о своём прошлом говорить не любишь от слова «совсем» или просто момент для разговора неудачный?
Видимо, не самая лёгкая жизнь была у парня. Судя по тому, что у него со здоровьем, досталось подполковнику Ростовцеву по самое не хочу. Наверное, он уверен, что жить ему осталось недолго. Может, так оно и есть… Хотя магия может достаточно много. Вылечить лёгкое реально, они ведь говорили об этом в день исторического спасения. Другое дело, что Глебу комиссию проходить. Но и тут не всё безнадёжно. Пять лет – и его признают пожизненным инвалидом, и больше проходить комиссию не потребуется. Так что ему надо потерпеть – не три месяца, как решили сначала, а пять лет. При поддержке целителей этот срок вполне реально выдержать. Только как ему сообщить об этом? Если только Сева сможет. Да, пожалуй.
Жизнь с нуля… весёлая перспектива, что уж там. Особенно если учитывать, что Ростовцев не планировал уходить на гражданку и начинать жизнь заново. Никто ему этого не предсказывал, если бы не то событие… лишившее парня лёгкого. Тяжело ему сейчас. И ведь помощи не примет, гордый.
- Забавно, - улыбнулась Варя, с готовностью меняя тему разговора на более лёгкую. – Шансон, клубную фигню… короче, всё, что ты перечислил, я тоже не люблю. Вот попса… смотря что ею считать. Мне некоторые песни из советской эстрады нравятся. А этника… Ну, тут каждому своё, я на ней выросла, было б странно, если бы она мне не нравилась. А что значит «другая разновидность» фолка? Это какие исполнители?
Можно представить, что подумал Глеб о песне, которую пела девушка, если ему не нравится такая музыка…
- Тебе орден за мужество полагается, раз вытерпел песню до конца, при том что тебе эта музыка не по нраву, - хихикнула девушка. Рок и металл… С этими направлениями Варя не особо знакома, так что судить вряд ли может. Наверное, если послушать, кое-что и зацепит, кто знает.
- А… как это – отдельно? – с интересом посмотрела на Ростовцева Варя. – Какие песни совпадают? Никогда не думала о музыке с этой точки зрения.
Мороженое? Варя улыбнулась и призналась, что ей почти все виды нравятся, редко бывает, чтоб какое-то мороженое не по вкусу пришлось.

+1

15

Чем дальше в лес, тем толще зайцы. Чем дольше  Глеб говорил с Варей, тем больше крепло в нем ощущение того, что биологически двадцатилетняя девушка по сути своей осталась ребенком. Подростком лет тринадцати-пятнадцати. Наивным, любопытным, по-детски бестактным, не думающим о последствиях своих слов и поступков. Такой скажи что-то личное - или поймет не так, как следовало бы, или сделает эту информацию достоянием многих тех, кому о ней знать совершенно не нужно.
- На мой взгляд, - усмехнулся Ростовцев, - о себе любят говорить те, кому больше поговорить не о чем. А что до моего прошлого... - очередная пара жадных коротких затяжек сигаретой, - то ничего в нем интересного нет. Так что тем более мне и рассказывать-то не о чем. В нем все скучно, уныло и однообразно.
Ага. Сплошная тоска зеленая.  Война, стрельба, кровь. А может, это как раз наоборот - веселуха? Та еще...
- Постой-ка...
Он отошел к киоску, вернулся к Варваре с пломбиром в руках. Постаравшись придать физиономии как можно более торжественное выражение, вручил Березкиной мороженое так, будто это была, как минимум, президентская почетная грамота.
Они двинулись дальше по улице.
- Ты что - серьезно не знаешь, какие разновидности того же фолка существуют? - вернулся Глеб к разговору о музыке.
Он был искренне удивлен, потому что вопрос Вари, вроде, увлекавшейся этникой  и фолком, показался мужчине по меньшей мере странным.
- Лекцию о них читать тебе не буду. Придешь домой, залезешь в интернет, найдешь поисковиком и сама все прочтешь. Мне фолк-рок  и металл-фолк нравятся. Jethro Tull, In Extremo, Clannad, The No Smoking Orchestra, в котором Кустурица играет. Из наших The Dartz люблю. Deep Forest нравится, но это уже этно-электроника.
Урны поблизости не наблюдалось, поэтому Глеб воровато огляделся по сторонам, бросил окурок на асфальт тротуара и растер его кроссовкой.
- А совпадения стихов и музыки в песнях... не многим исполнителям это присуще. Аквариум, Led Zeppelin, Pink Floyd... Самые мощные и невероятные в этом плане The Doors. Но ведь и Джим Моррисон - поэт, каких мало.
Английское произношение у Гэсэра было американским: сказывалась разговорная практика, полученная в Сербии, в общении с  KFORовцами  из США. Ростовцев замолчал, замедлил шаг, пытаясь восстановить дыхание, сбившееся из-за долгой болтовни на ходу. И запоздало сообразил, что Варя, скорее всего, не слышала ни одной из перечисленных им групп.
- У вас тут где-то можно кофе попить? - поинтересовался он после паузы.
Не столько из желания действительно выпить какой-нибудь местной бурды, выдаваемой за благородный напиток, сколько  из острой необходимости присесть и как следует отдышаться (в чем он никогда и ни за что никому не признался бы).

+1

16

Намёк ясен. О прошлом Глеба не спрашивать. Варя тихо вздохнула, запоминая. Правда, чего она прицепилась к парню – как будто в рассказах о войне есть что-то приятное… Вот о чём было бы интересно узнать, так это почему он не ушёл после училища или где он там стал военным, в мирное русло, мирную профессию. Но спрашивать про такое – табу, это новоявленная репортёрша запомнила.
Пломбир, вручённый ей торжественно, словно диплом о Нобелевской премии, Варя оценила. Бережно развернула бумажку, сложила её и сунула в сумку. Бросать мусор на землю она не была приучена.
- Я не сказала, что не знаю, - пожала плечами девушка. – Просто я занимаюсь славянской этникой и поэтому о ней знаю больше, но это не означает, что я не слышала слова «фолк» в иных вариациях.
Названия групп, которые перечислил Глеб, почти все были Варе незнакомы, кроме парочки. Но о фолк-роке она, разумеется, слышала. Просто как-то не до знакомства с новой музыкой было. Но надо послушать, благо названия запомнились легко.
- Аквариум и Pink Floyd мне тоже нравятся, - обрадовалась совпадению девушка. – А вот с Дорз сложнее. Мне они нравятся, но… Чёрт, не могу объяснить толком. Что-то царапает в их музыке, а что – сообразить не удаётся. Может, это после фильма… Не знаю. Но в моём плей-листе с десяток их композиций наличествует.
Предложение попить кофе прозвучало неожиданно. Варя покосилась на Глеба и вдруг сообразила, что тот, скорее всего, задыхается, ведь болтать на ходу трудно даже обычному человеку с полным набором лёгких, а ему тем более. Даром что они медленно шли, а дыхание сбилось.
- Ага, за углом будет отличная кофейня. В ней два зала: один в арабском стиле – всё такое роскошное, сладкое, золотистое, в завитушках. А другая – просто филиал Праги: пол декорирован под брусчатку, на стенах фото города, даже меню – как в тамошних ресторанчиках. И кофе варят отличный, думаю, даже тебе, знатоку и гурману, понравится, их бариста в Эмиратах жил лет двадцать, научился, - улыбнулась Варя, замедляя шаг. Интересно всё-таки, оказывается, устроена жизнь. Раз – и чуть не попала в рабство. Два – и спас случайно (случайно ли? Судьба прихотлива) оказавшийся в казино человек. Три – и вот они, кое-как преодолев барьер негатива и стресса, приложившего обоих, потихоньку начинают налаживать общение. Оказывается, не так страшно лишиться магии, как страшилось. Даже полезно – вспомнишь человеческие навыки, научишься заново ручками делать многое из того, что раньше заклинаниями творилось… Понимание этой нехитрой мудрости захватило Варю так, что она едва не прошла мимо кофейни.

+1

17

- Никакой я не гурман, - махнул рукой Глеб.
- Скорее, консерватор. Ретроград. Люблю только годами проверенные вещи. Ты бывала в Праге?
Этот город Гэсэр любил. И бывал в нем трижды. Он опустил голову, пряча улыбку: очень уж отчетливо представилась ему Березкина, летящая на метле над фигурами Бен Бецалеля и Железного человека с Платнешской улицы на углах Новой ратуши, что напротив заднего входа Клементиума.
Кофейня оказалась совсем рядом. Ее вывеска мигала в сумерках яркими огоньками, а в зале, насколько получилось рассмотреть через окно, царил загадочный полумрак. Ростовцев придержал дверь, пропуская спутницу внутрь.
Восточный зал, куда они попали прямо с порога, оказался в точности таким, как его описала Варвара. Золоченые завитушки на стенах, на столах  - приятно мерцавшие настольные лампы, стилизованные под восточные светильники. Пражский зал, видимо, располагался за Восточным - с порога его не было видно. Пахло вкусно, и у Глеба затеплилась слабая надежда на то, что кофе здесь и вправду может оказаться вполне питьевым. А еще ему удалось наконец-то справиться с дыханием. В принципе, теперь можно было бы и топать дальше, но уходить, не угостив девушку кофе, было уже неудобно.
- В каком зале можно курить?

+1

18

- Бывала, три года назад, -улыбнулась Варя. - Там было что-то вроде шабаша. Ну, на самом деле просто некое заседаньице ведьм. Бабушку пригласили, она меня взяла с собой. Учила на метле летать. Я так смеялась поначалу, не могла понять, как на палке пристроиться. А потом подсказали: умные ведьмы делают сиденье. Ну, кто какое. Вот мне бабушка от детской карусельки приделала и учила. Тебе, наверное, сложно понять, каково это - на метле летать. Я вот рассказываю и сама себе не верю - а ведь было же.
Эту кофейню Варя обожала, причём оба зала. И наведывалась в неё едва ли не каждую неделю по два раза - по разу на зал. Здесь варили изумительный кофе, причём разных сортов и вариаций, как любила девушка. Да и на вкус ретрограда Глеба найдётся чашечка ароматного напитка.
- Пойдём в Пражский зал или в Восточном останемся? - спросила Варя. - Курить тут в обоих можно, в каждом зале есть по три кабинета с отличной вытяжкой, это тебе не стандартная кафешка, где дым в некурящий зал плывёт спокойно. Хоть кабинеты и маленькие, но даже будь у меня аллергия на дым, я могла бы сидеть рядом и не чихнуть ни разу - вытяжка всё забирает. А ещё здесь изумительные сладости. Ну, для восточного зала само собой - там и сладкому не быть... В Пражском подают трдельник, клёцки со сливами и сладкие кнедлики.
Варе очень хотелось, чтобы Глебу понравилось её любимое заведение. Здесь и правда было уютно, можно заказать чашку кофе с десертом и посидеть, листая одну из книг, коих бесчисленное множество расставлено было по приступочкам у стен и лежало стопками на круглых деревянных столиках. Здесь можно было спокойно подумать, быстро перекусить, пообщаться с друзьями или устроить романтическое свидание. Неудивительно, что кафе быстро стало популярным у местных жителей.

+1

19

Карусель Гэсэру представлялась только в одном-единственном варианте. В виде здоровенного ярко раскрашенного гриба, вокруг которого медленно и торжественно проплывают забавные лошади, слоны и всякая прочая игрушечная мультяшно-сказочная (и не очень) живность. Мигают разноцветные гирлянды, играет веселая музыка. У детишек, восседающих на спинах животных, почему-то всегда отрешенно-счастливые лица. При таком виденье карусели понять, о каком сиденье говорила Варвара, было сложно. А уж о том, чтобы представить себе нюансы и прелести полета на метле, и речи быть не могло. Зато не в меру живое воображение тут же услужливо показало ему практически картину маслом: Березкину, летящую верхом на привязанной к метле карусельной лошади. Серой в красных яблоках. Глеб поспешно отвернулся от спутницы, с трудом удерживаясь от смеха. Сделал вид, что осматривался по сторонам.
- Судя по тому, как ты перечисляешь ассортимент всяких сладких штучек в пражском зале, то идти надо туда. И заказывать тебе все это по паре порций.
Пражский зал оказался в точности таким, как его описала Варя. Выглядел он очень нетипично для Смородина. Глеб уже успел привыкнуть к тому, что в городке в интерьерах публичных мест и всяких "посиделочных" заведений в основном был популярен стиль "а ля рюс".
 
Первым, на  что  упал взгляд, оказались книги. В большом количестве. У Глеба загорелись глаза. Он торопливо  проделал необходимые ритуальные манипуляции по усаживанию барышни за столик, и почти умоляюще, а оттого излишне многословно, попросил  Варвару:
- Закажи себе все, что захочешь. Мне только кофе, по-восточному, покрепче, без сахара, но с водой. В смысле, со стаканом холодной воды. Не знаю, может, у вас это как-то иначе называется... Везде своя терминология. В Сербии, например, такой  кофе называют турецким. И к нему еще полагается сто граммов ракии. А раз уж тут ее наверняка нет, то закажи мне коньяк, столько же. А я немного покопаюсь в книгах, с твоего позволения.
И добавил извиняющимся тоном, уже подсаживаясь к столику с книжным развалом на нем:
- Давно такой возможности не было.
Ассортимент книг его разочаровал. В основном это было бестолковое  популярное чтиво - детективы Донцовой, какие-то дамские романы, что-то эзотерическое... Но хотя примерно этого Гэсэр и ожидал, все равно испытал легкое чувство досады, потому что успел уже настроиться на то, что за кофе можно было бы почитать что-то хорошее, параллельно понемногу общаясь с Варей. Он пересел к ней за столик, развел руками.
- Увы... Ничего в моем вкусе не обнаружилось.
Закурил   и поинтересовался:
- Заказ сделала?

+1

20

Варя прекрасно видела, как Глеб едва сдерживает смех. Видно, он карусели представляет себе как-то иначе.
- Ну сиденька простая. Пластиковая, со спинкой, понимаешь? – развеселилась Варя. – Придёшь к нам, покажу.
Ей и самой больше нравилось в пражском зале, более строгом и сдержанном, чем роскошный восточный, поэтому девушка обрадовалась решению Глеба и шагнула к двери зала.
При виде книг у Ростовцева явственно загорелись глаза. Он торопливо объяснил, какой кофе хочет (можно подумать, Варя ни разу не была у него дома и не знала, какой напиток предпочитает её спутник) и прилип к книжному развалу. Варя улыбнулась, отодвигая штору кабинетика. На подоконниках тоже лежали книжки, но не легкомысленные женские детективчики вроде Донцовой или Поляковой, а посерьёзнее: Бунин, Фрай, Асприн, кое-что из зарубежной классики. В сторонке скромно притулился Улисс, соседствуя с Сартром, а посерединке лежали томики о Шерлоке Холмсе и фантастика. Были и вовсе серьёзно-философские труды о космосе, войне и так далее. На любой вкус, в общем, если за столик села не гламурное кисо, а читающая, умная девушка. Как правило, курящие мужчины тоже охотно листали книжки с подоконника, ожидая заказ и прихлёбывая сок.
Подошла официантка, и Варя, поздоровавшись, заказала Глебу его кофе и коньяк, а себе – большую чашку капуччино, апельсиновый сок, лёгкий фруктовый салат и трдельник. Он вернулся за столик через несколько минут, на лице явное разочарование.
- Сделала, твой кофе сейчас принесут, как просил, с коньяком и водой. А какие книги ты любишь? – спросила Варя, отодвигая занавеску. – Вот тут ещё лежат, может, понравится что. Или просто назови авторов, я погляжу дома, у бабушки громадная библиотека, целую комнату занимает. Там и лёгкое чтиво, вроде эльфов и драконов, найти можно, и серьёзные книжки, чуть ли не про квантовую физику и теорию большого взрыва. Дед был профессором, всю жизнь собирал библиотеку. А то можешь зайти, как желание будет, покопаешься в книжках сам. Я ещё от родителей заберу свои книжки, как отец в Смоленск уедет.
Принесли салат и сок. Варя сделала глоток и посмотрела на Глеба.
- Расскажи о своей любимой книге, если можно. Мне всегда интересно было, по какому критерию люди назначают таковой какую-либо книгу.
У самой Вари любимой была «Мастер и Маргарита», перечитывалась книжка более тысячи раз.

+1


Вы здесь » Скрытый город » Городской архив » Давай поговорим о вечном, о душе! Она ведь есть, хоть мы её не видим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC